Трегубов А. А., Трегубов Д. А. Лесные владения городского самоуправления Казани по Городовому положению 1870 и 1892 гг.

С принятием Городового положения 1870 г., а впоследствии и положения 1892 г., введенного в качестве исправления несовершенств, обнаружившихся в деятельности городского управления, хозяйственная жизнь городов Российской империи претерпела значительные изменения. Решение муниципальных проблем города перешло в руки городского самоуправления в лице Городской думы и Городской управы. Обладая известной долей самостоятельности, в рамках сугубо хозяйственной деятельности, и правом собственности на землю, органы городского самоуправления получили возможность, извлекая доход из различных городских владений, развивать различные отрасли городского хозяйства более интенсивно, чем это было прежде. Значительную часть владений Казани, на момент проведения городской реформы, составляли городские леса. Несмотря на постоянный спрос местного населения на лесоматериалы, лесные дачи обеспечивали содержание только лесной администрации и лесной стражи. А руководство городским лесом, осуществляемое техником И. Ф. Кваниным, привело к ситуации, когда лучшая часть городского леса была вырублена. Хищническое отношение к лесным владениям заставило Казанскую городскую думу пригласить специалиста, который устроил бы правильное лесное хозяйство и обеспечил надежную охрану леса. Им стал В. И. Кондратович, заняв должность городского лесничего в 1880 г. На основе документов Государственного архива Республики Татарстан, в статье показано становление городского лесного хозяйства: от первоначально убыточного – до отдельной муниципальной отрасли. Согласно сохранившимся источникам, восстановлена поочередная преемственность руководства лесными дачами г. Казани. Показаны основные виды деятельности и введение новых видов работ, позволяющих одновременно сохранять доходность лесных дач, в качестве приоритетного направления, с обеспечением городского населения дровами, осуществлением обязательств города по содержанию различных учреждений, находящихся на его попечении в отопительный период года.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
26.12.2019
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 4 2019
Ознакомительная часть статьи

Усиление темпов урбанизации конца XX – начала XXI вв. и ухудшение экологической ситуации в мегаполисах с новой силой актуализировали проблему сохранения городских лесов и создания лесопарковых зон с рекреационной составляющей.

Несмотря на важность лесного фонда для экологии и экономики России, забота о его сохранении не приобрела масштаба национальной идеи так, как это наблюдается, например, в современной Германии. Немецкая культура, обретя в своих лесах источник идентичности, обращается к ним всякий раз, когда нуждается в опоре1. При этом лес в России всегда был в поле зрения государства и экономической политики правительства. Русские цари и монархи пытались законодательно запретить или ограничить хищническое истребление лесов. За период с 1649 по 1855 г. (период доиндустриальной истории России) было принято 542 указа о лесах, причем наибольшее число указов, касающихся лесного законодательства, относится к царствованию императоров Александра I (115 указов) и Николая I (220 указов) 2.

В «Опыте русского лесоводственного терминологического словаря» профессора П. Н. Верехи мы встречаем «дуб казанский» и «поташ казанский»3. Именно эти два термина наиболее ясно дают понять характер эксплуатации казанских лесов в дореволюционный период истории России. Активное освоение лесных богатств Казанской губернии начинается в начале XVIII в., связано оно, прежде всего, с возникновением в России военно-морского флота. По данным М. А. Цветкова, лесная площадь Казанской губернии уменьшилась с 4 167 тысяч га в 1696 г. (начало строительства флота), что составляло 65,4 % от общей площади губернии, до 1 854 тысяч га в 1914 г., с лесистостью 29,1 %4. В результате активного лесопользования, площадь, занятая лесом, сократилась более чем в два раза.

В настоящее время, как и сто лет назад, не утрачивает своей актуальности вопрос об эффективности управления государственной собственностью. В этой связи особую актуальность приобретает вопрос о муниципальной собственности городов и, в частности, Казани, как одного из крупных, динамично развивающихся центров Поволжья.

Основным документом, регулирующим устройство управления городов до 1870 г., являлась Жалованная грамота на права и выгоды городов 1785 г., в обиходе называемая «Городовым положением Екатерины II». В 1870 г. вышло новое Городовое положение, давшее возможность формирования новой системы муниципальной власти. Управление делами, относящимися к местным нуждам, было изъято из ведения чиновников и передано в руки избранных представителей различных социальных групп населения. Впоследствии Городовое положение 1870 г. было заменено Городовым положением 1892 г., действовавшим до 9 июня 1917 г. Согласно Городовому положению 1870 и 1892 гг., все городские имущества делились на движимые и недвижимые. Во владении города находилось два вида недвижимой собственности: имущества на праве полной собственности и имущества, находящиеся в общественном пользовании (площади, проезды, реки, озера и т. п.). Первую категорию составляли различные здания и сооружения: рынки, торговые павильоны, лавки и доходные дома, а также внутригородская и пригородная земля, сдаваемая в аренду под постройки, загородные дачи, склады, сады, огороды и выгон для скота. Доход с имуществ второй категории получался путем сдачи мест на улицах и площадях торговцам и торговым организациям, извозчикам для стоянки извозчичих экипажей.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
Экскурс в историю одного из самых известных джадидистских учебных заведений – медресе «Галия», подготовившего блестящую плеяду национальных кадров.
Основное внимание в статье уделено освещению фактов погромов усадеб, грабежей крестьянского имущества, усиления национальных конфликтов, массового потребления алкоголя и пр.
В статье идет речь об изменениях в районной сетке Татарской АССР во второй половине 1930‑х гг.
Прошение Габдерашита Ибрагимова о принятии мер по улучшению социально-правого и экономического положения сибирских бухарцев.
На основе документов из региональных архивов приводятся новые сведения о родословной семьи историка Михаила Георгиевича Худякова (1894-1936)
На примере известного просветителя Габдуллы Буби в статье идет речь о переходе татарских интеллектуалов на сторону Советской власти.