Давыдов Д. В., Козлова О. В. «Страшное озлобление всех против всех»: российская деревня в годы революции и Гражданской вой­ны (п

Революционные события 1917 г. на долгие десятилетия изменили традиционный вектор развития российского общества. Ликвидация институтов монархии привела к разрушению сложившейся системы взаимоотношений сельского населения с властью. Дезориентация крестьянства в меняющемся социальном пространстве, несовпадение интересов большевистского руководства с ожиданиями сельских масс привели к разрастанию в сельской местности невиданных по своим масштабам проявлений антисоциального поведения. В наибольшей степени подверженной изменениям оказалась молодежь, для которой проявление насилия становилось естественной формой взаимоотношений с окружающим миром. Основное внимание в статье уделено освещению фактов погромов усадеб, грабежей крестьянского имущества, усиления национальных конфликтов, массового потребления алкоголя и пр. В то же время, затрагивается проблема низкой грамотности крестьян и отсутствия у них, по этой причине, доступа к периодической печати. Выбор хронологических рамок обусловлен попыткой обратиться к истокам смуты в российском обществе, которые можно обнаружить в отходе крестьянских масс от традиционной модели взаимоотношений с внешним миром и в разрушении религиозных структур. Источниковой основой статьи стали газетные публикации различной политической направленности, отразившие разные проявления вандализма со стороны крестьян. По мнению М. Горького, наблюдавшего процесс разложения деревни, жестокости крестьянства способствовала как политика большевиков, направленная на экспроприацию собственности, так и «каторжный мужицкий труд», не способный «развить вкус к… упорному и честному труду». Сделан вывод о том, что условия революции создали реальные предпосылки кризиса общественной и экономической жизни деревни, для преодоления которого потребовалось осуществление в дальнейшие годы комплексных мероприятий в рамках «культурной революции».
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
26.12.2019
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 4 2019
Ознакомительная часть статьи

Революционные события 1917 г. на долгие десятилетия изменили традиционный вектор развития российского общества. Практика насаждения идей коммунизма и классовой борьбы в крестьянском социуме привела к небывалой по своему размаху Гражданской вой­не. Что изменило общество, подтолкнуло его на путь жестокости и насилия? В поисках ответа на этот вопрос невозможно обойти стороной проблему трансформации повседневной жизни деревни, ставшей социальной базой столь значимого по своим масштабам конфликта.

Несмотря на серьезное внимание исследователей к вопросам участия крестьянских масс в событиях революции и Гражданской вой­ны, данная проблематика не теряет свою актуальность и поныне. Ликвидация институтов монархии привела к разрушению сложившейся системы взаимоотношений сельского населения с властью. Формирование новой правительственной элиты, интересы которой не совпадали с крестьянскими, насильственное насаждение политики «воинствующего атеизма» привели к полной дезориентации сельских масс в социальном пространстве. Все глубже погружаясь в водоворот социально-­политических катаклизмов, крестьянское сознание отчаянно пыталось найти им разумное объяснение. Реакцией на происходящие перемены стала архаизация сознания и обращение людей к первичным, животным инстинктам, что нанесло непоправимый урон нравственности и морали большинства населения страны. В наибольшей степени подверженной изменениям оказалась молодежь, возмужавшая во время захватов помещичьих усадеб, внутриобщинных переделов земли и противодействия «отрубникам». Для нее проявление насилия становилось естественной формой взаимоотношений с окружающим миром. Демонстрация крестьянством собственной «независимости» при сохранении низкого уровня грамотности приняла особые формы социального поведения с ярко выраженной деструктивной направленностью.

Свидетельства кризиса в сознании и поведении сельских масс обнаруживаются в многочисленных газетных публикациях того времени. Характерно, что издания совершенно различной политической направленности рисовали весьма схожую, эмоциональную картину разложения деревни в условиях разрастания революции и Гражданской вой­ны. Корреспондент газеты «Новая жизнь» с горечью констатировал: «Необычайно тяжелую пору переживает сейчас русская деревня. Самосуды, расстрелы, пытки, истязания, бессмысленные и никому не нужные жестокости – вот чем сплошь да рядом заполняется хроника провинциальной жизни». «В деревнях страшное озлобление всех против всех», – вторит ему газета «Знамя труда».

Существенную роль в трансформации поведенческих установок крестьян сыграла ситуация «информационной блокады» деревни. Многочисленные газетные заметки наполнены упреками по поводу того, что «до сих пор ничего не сделано, чтобы рассеять темноту народную». «Газету читает только город», – резюмирует «Знамя революции». Так, например, деревня Уразметьево Богородской волости Чебоксарского уезда, несмотря на ее расположение в трех верстах от станции железной дороги, не получала ни газет, ни журналов. По словам корреспондента, «беднота у нас до сего времени не знает, что такое Советская власть и коммунисты». В Чистопольском уезде «получаемые газеты доставляются в волсоветы, прочитываются наспех и кладутся “в шкаф” для комплекта. Крестьянину газета почти никогда не попадает, и он, интересуясь современными политическими событиями, принужден пользоваться слухами». По свидетельству очевидца, посетившего Ядринский уезд, «газеты получаются мало и с большим опозданием и никто их крестьянам не читает. Газету раздают Волсовдепы председателям, а последние, получив газеты, кладут их ­куда-нибудь подальше или оклеивают ими свои избы вместо обоев. Благодаря этому население деревень питается вздорными слухами, распускаемыми местными кулаками и спекулянтами». В селе Теньки «газета совершенно не попадает в руки крестьянам. Щиты есть, но никаких газет на них не расклеивается». «Казанская кооперативная газета» констатировала: «Если и раньше этот книжный голод не давал покоя деревне, то теперь он вырос до небывалых размеров… Теперь книга стала нужна как воздух, как хлеб. “Научите нас, растолкуйте, объясните. Что к чему, куда идти, как лучше устроить нам жизнь”, – вот что слышишь если не от каждого, то от большинства приезжих с мест». Сохранились слова одного из крестьян: «Умоляю вас, пришлите человека, который бы объяснил нам – растолковал».

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
На основе документов Государственного архива Республики Татарстан, в статье показано становление городского лесного хозяйства: от первоначально убыточного – до отдельной муниципаль
Экскурс в историю одного из самых известных джадидистских учебных заведений – медресе «Галия», подготовившего блестящую плеяду национальных кадров.
В статье идет речь об изменениях в районной сетке Татарской АССР во второй половине 1930‑х гг.
Прошение Габдерашита Ибрагимова о принятии мер по улучшению социально-правого и экономического положения сибирских бухарцев.
На основе документов из региональных архивов приводятся новые сведения о родословной семьи историка Михаила Георгиевича Худякова (1894-1936)
На примере известного просветителя Габдуллы Буби в статье идет речь о переходе татарских интеллектуалов на сторону Советской власти.