А. Ш. Кабирова, Х. З. Багаутдинова. Документы личного происхождения как источник по изучению аграрной истории Татарстана (на пр

В статье анализируется роль источников личного происхождения в изучении аграрных преобразований советского периода истории. Хранящийся в Государственном архиве Республики Татарстан комплекс документов, связанных с жизнью и общественно-политической деятельностью Н. А. Максудовой в 1917-1948 гг., уроженки д. Уразаево Салаушской волости Елабужского уезда Вятской губернии (ныне – Агрызский район Республики Татарстан), позволяет проанализировать трансформационные процессы советской эпохи через призму восприятия отдельного конкретного человека. Письма Н. А. Максудовой повествуют не только о драматических перипетиях личной биографии автора, но и дают представление о событиях, перевернувших сознание и многовековой уклад жизни простых сельских тружеников. Принимавшая непосредственное участие в социалистическом строительстве Н. А. Максудова рассказывает о создании на землях ее родной деревни колхоза им. Молотова, пытается оценить положительные и отрицательные стороны коллективизации, характеризует катастрофическое состояние сельскохозяйственного сектора экономики в военные годы и послевоенный период. Письма Н. А. Максудовой – небольшие по объему, написанные от руки на листах обычной школьной тетради мелким почерком, – хранятся в фонде П-8238 (коллекция документов партийных и советских работников Республики Татарстан). Скрупулезная фиксация происходивших событий, подробное изложение деталей делают эти свидетельства ценным историческим источником по изучению аграрной истории ХХ в.
Тип статьи:
Персоналии
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
30.07.2019
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 1 2019
Ознакомительная часть статьи

Аннотация

В статье анализируется роль источников личного происхождения в изучении аграрных преобразований советского периода истории. Хранящийся в Государственном архиве Республики Татарстан комплекс документов, связанных с жизнью и общественно-политической деятельностью Н. А. Максудовой в 1917-1948 гг., уроженки д. Уразаево Салаушской волости Елабужского уезда Вятской губернии (ныне – Агрызский район Республики Татарстан), позволяет проанализировать трансформационные процессы советской эпохи через призму восприятия отдельного конкретного человека. Письма Н. А. Максудовой повествуют не только о драматических перипетиях личной биографии автора, но и дают представление о событиях, перевернувших сознание и многовековой уклад жизни простых сельских тружеников. Принимавшая непосредственное участие в социалистическом строительстве Н. А. Максудова рассказывает о создании на землях ее родной деревни колхоза им. Молотова, пытается оценить положительные и отрицательные стороны коллективизации, характеризует катастрофическое состояние сельскохозяйственного сектора экономики в военные годы и послевоенный период. Письма Н. А. Максудовой – небольшие по объему, написанные от руки на листах обычной школьной тетради мелким почерком, – хранятся в фонде П-8238 (коллекция документов партийных и советских работников Республики Татарстан). Скрупулезная фиксация происходивших событий, подробное изложение деталей делают эти свидетельства ценным историческим источником по изучению аграрной истории ХХ в.

Abstract

The article analyzes the role of personal provenance documents in studying the agrarian transformations of the Soviet period of history. Documents related to the life and socio-political activities of N. A. Maksudova (a native of Urazaevo village of Salaushskaya volost of Elabuga district of Vyatka province (present-day Agryz region of Tatarstan)) in 1917-1948 kept in the State Archive of the Republic of Tatarstan allow us to analyze the transformation processes of the Soviet era from the perspective of the perception of a particular individual. N. A. Maksudova’s letters narrate not only of the twists and turns of her biography but also provide a glimpse of the events that changed the consciousness and centuries-old way of life of common rural workers. The thorough recording of the events and detailed description make these pieces of evidence a valuable historical source on the study of the agrarian history of the 20th century.

Ключевые слова

Источники личного происхождения, Н. А. Максудова, д. Уразаево, Салаушская волость, Агрызский район Республики Татарстан, Красноборский район ТАССР, Государственный архив Республики Татарстан.

Keywords

Personal provenance documents, N. A. Maksudova, Urazaevo village, Salaushskaya volost, Agryz region of the Republic of Tatarstan, Krasnoborsky region of the Tatar ASSR, the State Archive of the Republic of Tatarstan.

 

Документы личного происхождения составляют важную и значимую часть источникового комплекса любого исторического исследования1. Написанные на основе пережитых или увиденных впечатлений дневники, письма, мемуары участников или очевидцев событий воссоздают страницы минувшего, отражая уникальную ментальность изучаемого периода через личностное восприятие авторов.

В фондах Государственного архива Республики Татарстан хранится солидный массив такого рода документов. В настоящей публикации авторы знакомят читателей с эпистолярным наследием одного из представителей татарской интеллигенции первой половины ХХ в. Назии Абдулджамилевны (Эмельяновны) Максудовой (1903-1948). Сохранившиеся источники посвящены истории д. Уразаево Красноборского района Татарской АССР и организации колхоза им. Молотова. Воспроизводя наиболее важные, с точки зрения современника, события советской действительности, Н. А. Максудова пытается проанализировать изменения в экономической и социальной жизни сельчан после революционных событий 1917 г., оценить развернувшиеся в стране глобальные трансформационные процессы.

Согласно обнаруженным архивным документам, Назия Абдулджамилевна (Эмельяновна) Максудова родилась 25 июля 1903 г. в семье татарского имама д. Уразаево Салаушской волости Елабужского уезда Вятской губернии (ныне – Агрызский район Республики Татарстана). Семья Максудовых считалась зажиточной, имела лошадь, корову, мелкий рогатый скот. Назия была седьмым ребенком. Ее отец – Максудов Абдулджамиль Абдулманнанович – занимался хлебопашеством, в свободное время учил детей основам исламского вероучения и татарской грамоте. В 1891 г., получив указ, стал муллой в родной деревне. В 1907 г. отказался от должности имам-хатыба в пользу старшего сына и жил на иждивении своих детей2. Мать – Шарифа Максудова – обучала грамоте девочек в Уразаевском мектебе. Старшие сестры Назии продолжили дело семьи: получив образование, они учительствовали в татарских школах Поволжья и Приуралья. Уехав от родителей к сестрам, Н. А. Максудова окончила 7 классов татарской школы в с. Тарханы Симбирской губернии и 3 класса начальной русской школы в г. Атбасар Акмолинской области (Казахстан)3.

По окончании учебы летом 1917 г. она вернулась к родителям в Уразаево. К этому времени уже вовсю полыхала Первая мировая война. Возможно, именно тогда в сознании юной девушки утвердилось негативное отношение к окружающей действительности, сформировались твердые политические установки. Поэтому, когда в октябре 1917 г. страну закружило в водовороте революционных событий, Н. А. Максудова практически сразу же поддержала новый строй, установившийся с приходом к власти большевиков.

Выбрав для себя однажды путь социалистического переустройства мира, она посвятила ему всю свою жизнь. В 1918 г. (в 15-летнем возрасте) Назия становится секретарем сельского совета д. Уразаево, затем – местного комитета бедноты. С началом Гражданской войны вступает в партизанский отряд, созданный Салаушским и Красноборским волостными революционными комитетами. В 1919 г. ее, первую из женщин Красноборской волости, принимают в ряды РКП(б). В 1919-1922 гг., окончив учительские курсы, она преподает и одновременно работает библиотекарем в Салаушской библиотеке.

В сентябре 1922 г. новый поворот в судьбе Н. А. Максудовой – заметив способности и желание Назии учиться, ее направляют на учебу на рабфак при Казанском государственном университете. Однако довольно скоро, в 1924 г., врачи обнаруживают у нее туберкулез легких, в связи с чем она временно переезжает в Крым на лечение4. Вернувшись на родину после прохождения курса интенсивной терапии, она с головой окунается в работу, поступает на службу инструктором Татселькредсоюза.

Добросовестность, которую Назия проявляла при выполнении любого поручения, ее активная жизненная позиция, решительность и настойчивость не могли не привлечь внимание партийных лидеров. Где бы ни работала Н. А. Максудова, она всегда находилась в гуще событий, умела зажечь людей, направить их энергию в нужное русло. Опыт, агитаторский талант и организаторские способности Назии Абдулджамилевны были настолько очевидны, что с неизбежностью наталкивали на мысль о более эффективном их использовании. В 1926 г. Татарский областной комитет ВКП(б) принимает решение о мобилизации ее для работы в деревне и направляет в Красноборский район ТАССР. С этого времени трудовой и партийный путь Н. А. Максудовой неразрывно связан с сельским хозяйством и системой колхозно-кооперативного строительства.

Благодаря ее инициативе в 1926 г. в Красноборском районе республики создается первое коллективное хозяйство – Товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ). В 1928 г. в связи с развернувшейся в стране сплошной коллективизацией крестьянских хозяйств Татобком ВКП(б) командирует Назию Абдулджамилевну на курсы колхозно-кооперативных работников при ЦК ВКП(б) в Москве. По окончании курсов, по поручению Центрального комитета партии и колхозцентра СССР, она уезжает в Среднюю Азию для проведения коллективизации и борьбы с басмачеством, трудится на разных должностях в сфере колхозного строительства в Узбекистане, Казахстане. В конце 1930-х гг. в связи с ухудшением здоровья и необходимостью лечения в стационаре Н. А. Максудова, по ходатайству партийных органов, переводится в Москву.

В годы Великой Отечественной войны она перебирается ближе к родным, эвакуируется сначала в г. Бирск Башкирской АССР, где проживала с семьей ее сестра Максума Афлятунова, затем в г. Казань, к другой сестре – Зайнаб Максудовой. Несмотря на крайне истощенное и болезненное состояние, Назия Абдулджамилевна по мере сил продолжала работать. В годы военного лихолетья она выполняла обязанности инспектора по проверке расходования хлебопродуктов Бирской конторы Башзаготзерно; была начальником картбюро Моло-товского района г. Казани; по заданию Татарского обкома партии неоднократно ездила в качестве уполномоченной по уборке урожая и хлебозаготовкам в родной Красноборский район.

Военные годы основательно подорвали здоровье Н. А. Максудовой. К обострившемуся туберкулезу легких добавились другие заболевания. В 1947-1949 гг. Назия Абдулджамилевна периодически лечилась в противотуберкулезном госпитале, санатории «Каменка». Невозможность заниматься партийной и общественной работой глубоко угнетала ее. Именно тогда Н. А. Максудова начинает активно писать: готовит автобиографические заметки, ведет дневниковые записи, рассылает свои работы в различные инстанции и газеты. К слову, ее дневник «Черные дни чахоточной жизни», содержащий подробную фактографию послевоенного периода, рассматривается современными исследователями не только как источник по социальной повседневности, но и по истории медицины5.

Врачи не смогли, к сожалению, остановить развитие болезни. Назия Абдулджамилевна скончалась 9 мая 1949 г. в возрасте 46 лет, похоронена на татарском кладбище в Ново-Татарской слободе г. Казани6.

Однако оставленное ею эпистолярное наследие живет. Мысли и чувства Н. А. Максудовой весьма любопытны. Ее размышления и оценки представляют собой определенный персонифицированный срез жизни общества, изучение которого обогащает наше знание о прошедшей эпохе. Среди этих письменных свидетельств наиболее интересными нам показались два письма. Оба они касаются колхоза им. Молотова, созданного в Красноборском районе ТАССР в годы массовой коллективизации.

Первое – от 18 июля 1946 г. – адресовано секретарю Татарского обкома ВКП(б) ТАССР З. И. Муратову и Председателю Совета Министров ТАССР С. М. Шарафееву7. Свое обращение к высшему партийно-советскому руководству республики Н. А. Максудова объясняет горячим желанием видеть колхоз им. Молотова, организованный на землях ее родной д. Уразаево, в числе «передовых хозяйств» Татарской Республики. В источнике приводятся как позитивные, так и негативные моменты из жизни и деятельности колхозников; предлагаются меры по устранению недостатков. Будучи человеком неравнодушным, Н. А. Максудова выражает готовность и лично участвовать в продвижении своей мечты, подчеркивая: «прошу командировать меня в период уборочной посевной и хлебопоставок в наш колхоз им. Молотова. Думаю, что, несмотря на свое плохое здоровье, смогу оказать посильную организационно-политическую помощь»8.

Ценность данного документа заключается в том, что автор прослеживает историческую канву создания и развития колхоза, причем сама принимавшая деятельное участие в социалистическом преобразовании сельского хозяйства Н. А. Максудова пытается дать политическую оценку новому вектору аграрного движения в стране. Она напоминает, что если ранее д. Уразаево «считалась среди остальных сел и деревень волости самой отсталой» и была фактически «приговорена к вымиранию», то с приходом к власти Советов ситуация кардинальным образом изменилась. Новый общественный строй, по ее мнению, «поднял на высоту политическое сознание, экономико-культурные силы деревни» путем объединения разрозненных хозяйств в колхоз им. Молотова. Характеризуя эти метаморфозы, автор ясно демонстрирует свою идеологическую позицию. Она не сомневается, что прогресс общества возможен только через строительство новых отношений, в которых не будет батрачества и бедноты. Для Н. А. Максудовой коллективное важнее индивидуального, а общественное выше личного. Хотя драматические перипетии ее собственной судьбы доказывают, как дорого ей пришлось заплатить за свои убеждения. Из сохранившихся документов известно, что в 1920-е гг., во время реализации политики коллективизации, она неоднократно подвергалась избиениям со стороны некоторых крестьян, недовольных проводившимся в стране курсом9. А в 1930 г. пережила страшную трагедию – потеряла ребенка (из-за необходимости срочно ехать на работу в Самарканд она вынуждена была оставить на попечении старшей сестры своего двухмесячного сына, который вскоре умер, заболев оспой)10.

Большое место в письме Н. А. Максудовой уделяется описанию жизни колхозников в тяжелый период Великой Отечественной войны. Автор отмечает, что колхоз им. Молотова в военные годы не только сохранил хозяйство, но и «сумел оказать существенную экономическую… помощь фронту для победы над гитлеровской Германией». При этом людские ресурсы деревни резко оскудели. Как следует из документа, «150 здоровых мужчин ушли на фронт», что составило «25 % всего населения и более половины из трудоспособного населения». Эти цифры вполне соотносятся со статистическими данными в целом по ТАССР. Согласно оценкам специалистов, если в 1940 г. в колхозах республики насчитывалось 1 712 тысяч человек всего наличного населения, причем трудоспособные из них составляли 717,2 тысяч человек (41,9 %), то к 1944 г. общее количество населения уменьшилось до 1 415 тысяч человек, при этом доля трудоспособных в колхозах сократилась гораздо более значительно, достигнув 461,6 тысяч человек (32,6 % ко всему наличному населению на этот период времени). К тому же следует помнить, что всеобщей мобилизации подлежали в первую очередь мужчины, а их к концу 1943 г. в аграрном производстве оставалось менее 1/3 от довоенной численности11.

Резко снизилась в годы войны и материально-техническая база аграрного хозяйства. Не хватало тракторов, машин, остро стояла проблема горючего, существенно уменьшилось число лошадей – основной тягловой силы села. Только из колхоза им. Молотова, судя по письму Н. А. Максудовой, «на фронт было отправлено 10 лучших коней», а в масштабах всей республики в первый год войны было мобилизовано 10 % от общего поголовья лошадей.

Главной ведущей силой в сельскохозяйственном секторе стали женщины, старики и молодежь. Это их силами, сообщает Назия Абдулджамилевна, ежегодно выполнялись государственные задания. «Общее собрание колхозников и колхозниц постановило еще лучше работать…», – этот пункт неизменно звучал во всех программных резолюциях сельчан. Забывая о себе, в жару и холод, под осенними дождями и весенними ветрами, они пахали, сеяли, убирали урожай, обеспечивая страну продовольствием, а промышленность – сырьем.

Несмотря на сложные условия жизни, нищету и голод, люди в военный период старались помогать друг другу. Сострадание, милосердие, стремление протянуть руку ближнему были характерными приметами времени. И об этом Н. А. Максудова тоже упоминает в своем письме, приводя примеры бескорыстной помощи колхозников воинам-инвалидам, семьям военнослужащих в заготовке и вывозке лесоматериалов, ремонте домов и хозяйственных построек.

Констатируя положительные стороны жизни колхоза им. Молотова, благодаря которым хозяйство вышло в число передовых в районе, Назия Абдулджами-левна считает, что нельзя утаивать и недостатки, которые, на ее взгляд, тормозили движение вперед. К таковым она относит: недостаточно высокий уровень квалификации школьных учителей, в связи с чем некоторые учащиеся не могли сдать экзамены; неудовлетворительную работу избы-читальни, в которой проводятся «лишь танцы и общие собрания», но не ведется систематической массовой политико-воспитательной работы; отсутствие первичной партийной организации и сельсовета в деревне и т. п. Разумеется, это субъективное мнение автора письма. Поэтому достоверность источников личного происхождения всегда должна перекрестно перепроверяться архивными материалами, данными периодической печати, воспоминаниями других односельчан и т. д.

Второе письмо датировано 20 марта 1948 г.12 Его Н. А. Максудова подготовила для редакции газеты «Правда». Объективно – это время восстановления страны после окончания кровопролитной Великой Отечественной войны, когда аграрная отрасль Татарстана находилась в катастрофическом состоянии, и колхозы республики крайне нуждались в автомашинах, особенно в периоды уборочной, посевной и хлебосдачи. В письме сообщается, что представители нескольких колхозов Красноборского района ТАССР, среди которых и руководители колхоза им. Молотова, узнали, что, якобы, на автозаводе в Москве нелегальным путем можно купить грузовые машины. Чтобы ускорить решение вопроса, они, захватив наличные деньги и подарки, отправились в столицу. Колхозные деньги, как позже выяснилось, были переданы аферистам, а машины в хозяйства так и не поступили.

Эту историю Н. А. Максудова услышала от своего родственника. Болея душой за дело, она отослала письмо в центральную газету, считая, что случившийся факт должен быть придан огласке, а виновные – наказаны. Вышеуказанный документ тоже добавляет яркие штрихи к характеристике своего времени. Содержание письма красноречиво свидетельствует о плачевном состоянии послевоенной деревни, отсутствии авто- и сельхозмашин, ради получения которых отдельные руководители готовы были поступиться принципами социалистической законности. Кроме того, источник показывает, какую роль в жизни советских людей играла пресса. Поскольку заметки в газетах, особенно те из них, в которых говорилось о негативных явлениях, редко оставляли без последствий, рядовые граждане часто использовали периодическую печать, чтобы привлечь внимание общественности к острому вопросу, предостеречь, добиться справедливого решения, изобличить, наказать и т. п.

Таким образом, письма Н. А. Максудовой, включающие в себя ее личные оценки и чувства, позволяют увидеть советскую эпоху, историю деревни глазами современника. Конечно, индивидуальное восприятие не может отразить всех нюансов, оттенков времени. Но каждый источник личного происхождения вносит свою лепту в создание целостной картины прошлого, передавая широкую палитру впечатлений, переживаний, мнений разных людей.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Источниковедение истории СССР / Под ред. И. Д. Ковальченко. – М.: Изд-во «Высшая школа», 1973. – 560 с.; Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории: Учеб. пособие / И. Н. Данилевский, В. В. Кабанов, О. М. Медушевская, М. Ф. Румянцева. – М.: Рос. гос. гуман. ун-т, 1998. – 702 с.

2. ГА РТ, ф. П-8238, оп. 11, д. 15, л. 1 об.

3. Там же, д. 1, л. 12.

4. Там же, л. 33.

5.  Газизянова Р. М., Ханипова И. И. Из истории лечения туберкулеза в Татарской АССР в конце 1940-х гг. // Медицинский вестник МВД. – 2017. – № 3 (88). – С. 37-43.

6. ГА РТ, ф. П-8238, оп. 11, д. 1, л. 39.

7. Там же, д. 16, л. 1-7 об.

8. Там же, л. 7 об.

9. Там же, д. 15, л. 1-1 об.

10. Там же, д. 1, л. 5.

11. Гильманов З. И. Татарская АССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1977. – С. 171.

12. ГА РТ, ф. П-8238, оп. 11, д. 15, л. 8-9.

 

№ 1. Из письма Н. А. Максудовой секретарю Татарского обкома ВКП(б) ТАССР З. И. Муратову и Председателю Совета Министров ТАССР С. М. Шарафееву

18 июля 1946 г.

[…] Дорогой товарищ Шарафеев!

Будучи на отдыхе в своей деревне (Уразаево Кр[асно]бор[ский] р[айо]н) с 19 мая по 26 июня с[его] г[ода], я решилась написать Вам это письмо о состоянии и деятельности к[олхо]за им. Молотова.

Из всей своей трудовой жизни (1918-1945 гг.) с 1924 по 1932 г. я проработала в системе с[ельско]х[озяйственной] кооперации и по коллективизации, в том числе в д. Уразаево [в] 1926-[19]28 гг., поэтому положительные и отрицательные стороны колхозов вообще, в своем колхозе в особенности, меня задевают за живое.

Для меня очень радостно увидеть полное полит[ико]-эконом[ическое], культ[урное] благосостояние колхозов вообще, еще ближе и роднее видеть полный расцвет социалистической жизни в своей деревне, т[ак] к[ак] в этой деревне – Уразаево Кр[асно]борского р[айо]на ТАССР была вложена и доля моего труда в 1918-[19]22 гг., в период организации – укрепления органов Сов[етской] власти, в период коллективизации 1926-[19]28 гг., во-первых, и еще потому, что наша деревня Уразаево – ныне колхоз им. Молотова – в прошлом считалась среди остальных сел и деревень волости самой отсталой в эконом[ическом] [и] культ[урно]-полит[ическом] отношении.

Деревня Уразаево (бывш[ая] Салаушск[ая] вол[ость] Елабужск[ого] уезда Вятск[ой] губ[ернии], имеющая до «140» крестьянских хоз[яйст]в с населением до «560» чел[овек], отличалась в своем прошлом исключительной бедностью, отсутствием культуры и просвещения. До революции 1917 г. только 15-20 % хоз[яйст]в ели свой [хлеб] до нового урожая, и все лошади, кр[упный] рогатый и мелкий скот, имеющийся ныне в колхозе (лошадей «78», коров «61», овец «442», свиней «13», это без учета скота колхозников), принадлежали небольшому количеству кулацко-зажиточных хозяйств.

Батрачество, беднота, составляющие большинство деревни, добывали хлеб «производством лаптей и березовых веников» для соседних рынков и отходным заработком.

Газет, журналов, школы Уразаево не имела, грамотных людей из крестьян можно было [со]считать на пальцах одной руки. Говоря просто, наша деревня при царизме была приговорена к вымиранию. От этого беспросветного, нищенского вымирания спасла Советская власть, а коллективизация и ликвидация кулачества подняли на должную высоту политическое сознание, экономическо-культурные силы деревни. Совершенно переделано политико-экономическое лицо деревни Уразаево в настоящее время, после объединения разрозненных батр[ацких], бедн[яцких], середн[яцких] хоз[яйст]в в колхоз им. Молотова.

Колхоз им. Молотова, имеющий до «145» хоз[яйст]в с населением до «660» чел[овек], имеет школу, избу-читальню, членов и канд[идатов] ВКП(б) «6» чел[овек], чл[енов] ВЛКСМ «12» чел[овек], имеется беспартийный актив из колхозного населения до 30-35 чел[овек] (пожилых, молодежи, женщин и девушек).

Колхозники дер[евни] Уразаево свою политическую сознательность и свою преданность, любовь к Родине и партии Ленина-Сталина на фактах доказали в годы Великой Отечественной войны 1941-[19]45 гг., колхоз им. Молотова в годы тяжелой войны не только сохранил хоз[яйст]во колхоза и население, более того сумел оказать существенную экономическую политико-моральную помощь фронту для победы над гитлеровской Германией.

Из всего населения до «150» чел[овек] лучших патриотов – здоровых мужчин ушли на фронт, что составляет до 25 % всего населения и более половины из трудоспособного населения.

Силами оставшихся в деревне стариков, женщин и молодежи колхоз им. Молотова в течение 1941-[19]45 гг. ежегодно выполнял государствен[ные] задания в установленные сроки.

Отправлено на фронт «10» лучших коней, мясопоставки выполнены по 1946 год, сданы в фонд РККА – значительное количество продуктов, теплых вещей, денег из средств колхоза и населения. Ежегодно производил[ось] распределение урожая на трудодни (от 1,5 до 2,2 кг).

Полностью обрабатывалась посевная площадь в «941» га, повышение урожайности в среднем 2,2 ц против 1940 г.

Увеличение поголовья скота – по крупнорог[атому] на 36 голов, мелкому на 51 голову, свиней [на] 24 гол[овы].

В период 1941-[19]45 гг. колхозом оказана помощь в 45 хоз[яйства]х воинов РККА в приобретении коров.

Десяти воинам-инвалидам Отеч[ественной] войны оказана помощь в заготовке и в вывозке лесоматериалов для постройки и ремонта домов и хозпостроек.

Только к 7 июня 1946 г. из резервов колхоза оказана материальн[ая] помощь семьям военных и демобилизованных: хлебом 20 ц, соломой 50 ц, сеном 10 ц. Доставка дров, обработка огородных уч[аст]ков для всего колхозного населения производится силами колхоза.

Все эти достижения как в годы тяжелой войны, так и сейчас являются результатами роста политического сознания колхозного населения, их беспредельной любви [к] своей Родине, партии Ленина-Сталина, а также результатом морального единства и упорного труда стариков, женщин и молодежи.

В этих достижениях нельзя отрицать положительной роли председателя колхоза Ибрагимова Юсуфа – бывший бедняк, избранный председ[ателем] кол[хо]за «Молотова» в августе 1941 года, своим умением правильно распределить рабочую силу колхозников, организовать дисциплину добился того, что колхоз был передовым по району все годы 1941-[19]45 гг.

Ибрагимов Юсуф добился того, что как актив, так и все работающее колхозное население работают под лозунгом: «Мы должны завершить все хозяйственные работы лучше и раньше других». Этот лозунг вошел в привычку их. Поэтому, несмотря на усталость, недостаток тягловой силы (всего 50 раб[очих] лошадей), колхоз «Молотова» своевременно завершил весеннюю посевную 1946 г. на площади 444,5 га, подъем паров 219 га.

Кроме того, оказал помощь другим: колхозу Тат[арская] Чильча – вспахано «25» га, Ст[арая] Чекалда – работали три дня на 6 лошадях.

24-го мая 1946 года в колхозе было проведено общее собрание, посвященное итогам весенне-посевной, вручению медалей Верх[овного] Сов[ета] СССР.

Были вручены медали 24-м лучшим колхозникам, премированы 10-12 чел[овек] за отличную работу в период посевной.

За 1946 год всего выданы премии колхозникам и руководителям: (к 24 мая [19]46 г.) хлебопрод[овольстие] «10 ц», шерсть «25» кг, овец «12», поросят «8» и телят «1».

По предложению колхозницы-ударницы Асии Хузиной на этом собрании был премирован единогласно пред[седатель] пр[едприяти]я т[ов]. Ибрагимов Юсуф, что еще раз подтверждает, каким уважением и авторитетом пользуется он среди населения.

Общее собрание колхозников и колхозниц постановило еще лучше работать, чтобы получить богатый урожай, обеспечить своевременное выполнение обязательств перед государством, обеспечить распределение урожая на трудодни. Награжденные и премированные товарищи – старики, женщины и молодежь в своих в[ы]ступлениях от души искренно благодарили великого учителя отца народов товарища Сталина за победу над фашистской Германией, Японией, за свою хорошую жизнь.

В этот день, объявленный выходным днем для гостей и для награжденных и премированных, был дан хороший обед по всем 4-м бригадам.

Колхоз им. Молотова Красноборского р[айо]на по своим хозяйственным мероприятиям, по своей экономической мощности с 1941 г. по настоящее время является передовым по району, но, мне кажется, есть все данные к тому, чтобы колхоз им. Молотова был передовым по Татарии и по всем политическо-эконом[ическим] и культурным показателям социалистического хоз[яйст]ва.

Несмотря на свою обреченность, инвалидность I гр[уппы] с отсутствием надежды на выздоровление и восстановление работоспособности, отдыхая в своей деревне и побывав в других колхозах, я интересовалась деятельностью своего колхоза, старалась изучить его положительные – отрицательные стороны, на основе дружеских бесед и обмена мнениями с населением и пар[тийно]-комсомольским, колхозным активом. Не делая никакой ревизии, проверки, на основе увиденного и услышанного пришла к выводу, что колхоз «Молотова» должен быть доведен в число передовиков Татарской Республики.

Решившаяся написать Вам лично о своих впечатлениях и желаниях, уверена в том, что Вы поддержите как мое, так и общее желание колхозников моей деревни.

Описывая только лишь положительные стороны колхоза, я не хочу утаить и о недостатках в работе колхоза. Они заключаются, на мой взгляд, в следующем:

1.  Колхоз имеет 4-классную школу с тремя преподавателями (с обра-зов[анием] 5-7 классов), ученики 4-го класса ежегодно остаются на переэкзаменовку и, не сдав экзамена, бросают учебу. Это означает, по-моему, [что] культурные силы не будут иметь роста;

2.  Имеющаяся изба-читальня, кроме использования помещения под вечера, танцы молодежи и под общие собрания, никакой культпросветработы не ведет;

3.  Комитет ВЛКСМ – имеет 12 чел[овек] ВЛКСМ […] среди комсомольцев и молодежи никакой работы не ведет;

4.  При наличии в деревне «6» чел[овек] членов и кандидатов ВКП(б) первичной парторганизации нет. Из коммунистов и комсомольцев.

1) Нигматуллин Г. – чл[ен] ВКП(б), демоб[илизованный] раб[отник] – зам[еститель] пред[седателя] по жив[отноводст]ву;

2) Халмаров М. – ин[валид] О[течественной] в[ойны] – кладовщик;

3) Шаймарданов Б. – канд[идат] [ВКП(б)] – снят с работы […];

4) Камалов А. – демоб[илизованный], агент Уполкомзага;

5) Фазлеев М. – [демобилизованный];

6) Фазлеев Х. – [демобилизованный], агент по страхованию;

7) Багаутдинов Х. – демоб[илизованный], [член] ВЛКСМ, счетовод колхоза;

8) Камалова Н. – демобилизованная, [член ВЛКСМ], зав[едующая] избой[-читальней];

9) Гараева А. – демобилизованная, [член ВЛКСМ], продавец СПО.

Количественно-качественный состав коммунистов и комсомольцев для колхоза в «145» хоз[яйст]в, казалось бы, (6 + 12) неплохой, причем можно бы и расти парт[ийно]-комсом[ольской] организации за счет лучших колхозников и колхозниц, но из-за отсутствия перв[ичной] п[артийной] о[рганизации] ВКП(б) в деревне никакой полит[ико]-воспит[ательной] массов[ой] работы не ведется.

5. Начиная с 1936-[19]37 гг. в дер[евне] Уразаево нет сельского совета. Причем, если в Уразаево нет органа советской власти из-за малочисленности (660-680 чел[овек] в Уразаево и до 150 чел[овек] населения в Тат[арская] Чильча), то в дер[евне] Рысово, такой же малочисленной, кроме того, самой отсталой, сельсовет не ликвидировался никогда.

Колхозное население настоятельно просит [об] организации сельсовета и первичной п[артийной] о[рганизации] ВКП(б) при колхозе, и многие недостатки в работе относит именно [к] отсутствию этих организаций.

Расходы, связанные с содержанием аппарата с[ель]совета, полностью берут на себя, т[ак] к[ак] каждый колхозник считает, что если отсутствие этих организаций мешает их политич[ескому], эконом[ическому], культ[урному] росту, с одной стороны, то содержание с[ель]совета в селе Салауши (до 4 пудов хлеба в м[еся]ц), затрата времени на ходьбу в с[ель]совет за 3 км обходится еще дороже, с другой стороны.

В общем, по выражению колхозников «Молотова», они круглые сироты – нет советского партийного руководства в деревне.

6.  Колхоз слишком нуждается в тягловой силе, тем более это чувствуется сейчас – т[ак] к[ак] несмотря на плохую почву (песок), колхоз не может удовлетвориться получением урожая 5,82 ц с га в среднем. Это значит, что через год или два наш колхоз отстанет экономически.

В ближайшие один-два года урожайность должна быть доведена до 100 пудов с га и с нашей песчаной почвы. И только при этом колхоз может остаться в числе передовиков, сможет расширить животноводческую ферму, обеспечить качественную обработку – удобрение посевной площади в 941 га, своевременно выполнять Госпоставки (райцентр заготзерна [в] 18-20 км).

С наличием имеющейся тягловой силы в «50» раб[очих] лошадей выполнение этих задач не под силу для колхоза.

7. Колхоз имеет большое отставание по строительству. Для обеспечения развития правильного и прибыльного животноводческого хозяйства (коров, овец, свиней, лошадей с молодняком и голов) необходимо иметь в колхозе возведения соответствующих построек, даже в этом году.

Необходима постройка школы, медпунктов, мостов, ремонт мельницы, десятков домов для семей фронтовиков-инвалидов Отеч[ественной] войны и для семей погибших на фронтах (Зиганшин Садык, Хузина Асма и др.). Но все эти мероприятия в выполнении упираются в тягл[овую] силу, ибо заготовленный лесоматериал не на чем подвозить из леса.

8. В результате отсутствия серьезной систематической полит[ико]–массов[ой] воспит[ательной] работы в деревне после окончания войны появились две болезни: борьба за портфель между вернувшимися с фронта и работавшими в тылу. […]

Тов. Муратов и Шарафеев!

Возможно, что вы, а также и Кр[асно]борский РК ВКП(б) будете меня ругать, говоря, что не мое дело вмеш[ив]аться в работу колхоза «Молотова», но я сделала это описание как член партии, работавшая по коллективизации с 1924-[19]32 гг., и выходец из этой деревни, из желания личного и колхозников превратить колхоз «Молотова» в передовой по Татарии. Уверенная в вашей реальной помощи, прошу Вас проведения следующих мероприятий:

1.  Организации перв[ичной] п[артийной] о[рганизации] ВКП(б);

2.  [Организации] сельского совета;

3.  Назначение одного квалифицирован[ного] учителя;

4.  [Назначение] зав[едующего] избой-читальней;

5.  Устройство 2 маленьких детей воина РККА, погибшего на фронте – Гарая Ахунова, в соответствующие детучреждения, которые живут со старшей сестрой лет 14-15. К их несчастью, в июле этого года у них пала корова.

6.  Отпуск долгосрочной или небольшой безвозвратной ссуды остронуждающимся семьям воинов РККА на расходы, связанные с постройкой жилых домов (Садык Зиганшин 67 л[ет] потерял на фронте 4 сыновей, Асма Хузина 50 лет, уд[арни]ца колхоза, потерял[а] сына и др.).

7.  Отпуск одной автомашины колхозу им. Молотова в этом году. Эта просьба обоснована тем, что колхоз не в состоянии обеспечить хозяйствен[но]-эконом[ические] работы, стр[оительст]во, достижения урожайности 100 пудов с га и хлебопоставки с имеющейся тягловой силой 50 раб[очих] лошадей.

И последняя личная просьба моя – прошу командировать меня в период уборочной, посевной и хлебопоставок в наш колхоз им. Молотова. Думаю, что, несмотря на свое плохое здоровье, смогу оказать посильную организационно-политическую помощь.

С просьбой от имени колхозников, колхозниц и от себя Н. Максудова, член ВКП(б) с 1919 г. № п/б[1]

ГА РТ, ф. П-8238, оп. 11, д. 16, л. 1-7 об.

№ 2. Письмо Н. А. Максудовой в редакцию газеты «Правда»

20 марта 1948 г.[2]

Товарищ редактор!

Считаю необходимым сообщить Вам о следующем факте.

20-го марта этого года из колхоза имени Молотова Красноборского района Татарской АССР приехал ко мне родственник […], который рассказал о безобразном расходовании колхозных средств, с одной стороны, о явном нарушении финансовой дисциплины районными финансово-банковскими органами из-за их наивности или же несерьезности.

В Красноборском районе Татарии многие колхозы крайне нуждаются в транспортных средствах, тягловой силе.

Отсутствие тягловой силы особенно остро-тяжело оказывается в период уборочной, посевной и хлебосдачи государству, в это время очень и очень нужна автомашина колхозам, ибо она обеспечивает колхозам досрочную сдачу хлеба, овощей государству. Не отрывая имеющуюся тягловую силу от других работ.

Колхозы, не имеющие своей автомашины, обычно нанимают таковую в госпредприятиях, учреждениях за очень дорогую цену (у Бондюжского химич[еского] завода Т[атарской] Р[еспублики], Голюширминской нефтеразведочной конторы Удм[уртской] АССР и др.).

В 1948 году колхозы имени Молотова (д. Уразаево), Ворошилова (Балтачево), Пушкина (Салауши), Марс (Варзи-Омга) и Степа[на] Разина (Варзи) какими-то путями узнали о том, что в Москве [на] каком-то автозаводе, где работают некие «Кожух, Хремгук», продаются за наличный расчет грузовые машины и, снабдив (своих представителей) деньгами (от 9 до 15 000 руб.) и по одному пуду меда и масла для подарка, направили своих представителей в Москву.

По словам представителей вышеупомянутых колхозов, действительно они отдали подарки и деньги «Кожуху» и «Хремгуку», а эти в свою очередь им дали расписки «в получении денег за отгруженные им автомашины».

Конечно, никакой «отгрузки» не было, и колхозные деньги были отданы аферистам наивными колхозными представителями от 9 000 до 15 000 руб[лей].

Характерно то, что, почему районные организации, не ознакомившись с действительным положением «купли и продажи автомашин», разрешили командировку представителей колхозов в Москву?

Почему Красноборский райбанк выдал на руки этим представителям колхозов от 9 000 до 15 000 руб[лей] денег? Это анекдотичное событие с покупкой автомашин пятью колхозами Красноборского р[айо]на ТАССР.

ГА РТ, ф. П-8238, оп. 11, д. 16, л. 8-9.

 

Список литературы

Газизянова Р. М., Ханипова И. И. Из истории лечения туберкулеза в Татарской АССР в конце 1940-х гг. // Медицинский вестник МВД. – 2017. – № 3(88). – С. 37-43.

Гильманов З. И. Татарская АССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1977. – 296 с.

Источниковедение истории СССР / Под ред. И. Д. Ковальченко. – М.: Изд-во «Высшая школа», 1973. – 560 с.

 

Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории: Учебное пособие / И. Н. Данилевский, В. В. Кабанов, О. М. Медушевская, М. Ф. Румянцева. – М.: Рос. гос. гуман. ун-т, 1998. – 702 с.

 

References

Gazizyanova R. M., Khanipova I. I. Iz istorii lecheniya tuberkuleza v Tatarskoy ASSR v kontse 1940-kh gg. [Excerpts on the history of tuberculosis treatment in the Tatar ASSR in the late 1940s]. IN: Meditsinskiy vestnik MVD, 2017, no (88), pp. 37-43.

Gilmanov Z. I. Tatarskaya ASSR v Velikoy Otechestvennoy voyne 1941-1945 gg. [The Tatar ASSR during the Great Patriotic War of 1941-1945]. Kazan, Tatar. kn. izd-vopubl., 1977, 296 p.

Istochnikovedenie istorii SSSR. Pod red. I. D. Kovalchenko [Kovalchenko I. D. (ed.) Source studies of the USSR history]. Moscow, Izd-vo “Vysshaya shkola” publ., 1973, 560 p.

Istochnikovedenie: Teoriya. Istoriya. Metod. Istochniki rossiyskoy istorii: Uchebnoe posobie. I. N. Danilevskiy, V. V. Kabanov, O. M. Medushevskaya, M. F. Rumyantseva [Danilevsky I. N., Kabanov V. V., Medushevskaya O. M., Rumyantseva M. F. (comp. by) Source studies: Theory. History. Method. The sources of the Russian history: study guide]. Moscow, Ros. gos. guman. un-t publ., 1998, 702 p.

 

Сведения об авторах

Кабирова Айслу Шарипзяновна, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, e-mail: aikabirova@mail.ru.

 

Багаутдинова Халида Зиннатовна, научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, e-mail: halida12_61@mail.ru.

 

About the author

Ayslu Sh. Kabirova, Doctor of Historical Sciences, Leading Researcher at Sh. Mardzhani Institute of History, the Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan, e-mail: aikabirova@mail.ru.

 

Khalida Z. Bagautdinova, Researcher at Department of Historical and Cultural Heritage of the Peoples of Tatarstan, Sh. Mardzhani Institute of History, the Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan, e-mail: halida12_61@mail.ru.

 

В редакцию статья поступила 26.12.2018 г., опубликована:

Кабирова А. Ш., Багаутдинова Х. З. Документы личного происхождения как источник по изучению аграрной истории Татарстана (на примере писем Н. А. Максудовой) // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2019. – № 1. – С. 130-144.

 

Submitted on 26.12.2018, published:

Kabirova A. Sh., Bagautdinova Kh. Z. Dokumenty lichnogo proishozhdeniya kak istochnik po izucheniyu agrarnoy istorii Tatarstana (na primere pisem N. A. Maksudovoi) [Personal provenance documents as a source for the study of the agrarian history of Tatarstan (the case of N. A. Maksudova's letters)]. IN: Gasyrlar avazy – Ehovekov, 2019, no. 1, pp. 130-144.

 

 

[1] Не указан, так в документе.

 

[2] Письмо датировано по содержанию.

 

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
Публикация посвящена введению в исследовательский оборот документальных материалов расследования в Свияжской провинциальной канцелярии случая о недопущении к крещению татарки-мусул
В статье анализируются причины составления в 1910 г. известным мусульманским общественным деятелем И. Гаспринским записки «О распространении на крымских татар общего права избирать
Статья представляет собой публикацию машинописной копии первого циркуляра Восточного отдела ГПУ (1922-1930) – контрразведывательного и разведывательного органа в структуре Государс
Авторами продолжено исследование, начатое в 2014 г., о пребывании в СССР американского экономиста Франка Уитсона Феттера (1930).
Изучение опыта взаимодействия управленцев и педагогического сообщества в годы Великой Отечественной войны на примере Калининской (ныне Тверской) области.
В статье рассматривается влияние построенного в 1950-1957 гг. Куйбышевского гидроузла и образованного им водохранилища на жителей города Куйбышев-Татарский (бывший г. Спасск), част