И. А. Гузельбаева. Некоторые аспекты культурной политики в области музыкального искусства в Татарской АССР (1985-1991 гг.)

Период перестройки (1985-1991) характеризуется постепенной сменой политического курса в сфере культуры и идеологии. В статье исследуются ключевые тенденции культурной политики Татарской АССР на примере партийно-государственного контроля в области музыкального искусства. Актуальность исследования определяется повышенным интересом современной исторической науки к позднему советскому периоду; возможностью учета опыта культурной политики времен перестройки в современности. Цель работы заключается в анализе и выявлении сохранившихся и обновленных партийно-государственных мер в управлении музыкальным искусством. Выбранные хронологические рамки охватывают период последних семи лет существования советской системы. Территориальные рамки исследования очерчены границами Татарской АССР (ТССР, РТ). Исследование выполнено с применением общенаучных методов, принципов историзма, системности, проблемно-хронологического рассмотрения. Научную новизну обуславливает введение в научный оборот ранее неопубликованных материалов из фондов Государственного архива Республики Татарстан. В работе обосновывается вывод о сохранении в республике в период перестройки прежних мер партийно-государственного контроля и управления в области музыкального искусства: проверка репертуара исполнителей и коллективов; направление музыкантов и композиторов в отдаленные сельские районы республики для проведения культурно-шефской работы; проведение политико-идеологического обучения в музыкальных учреждениях; применение особых мер по отношению к деятелям музыкального искусства, выезжающим на гастроли за границу. Среди выявленных обновлений культурной политики в области музыкального искусства, ключевыми явились следующие: расширение культурных связей на международном уровне, в том числе с «капиталистическими» странами; тематическое разнообразие репертуара, в частности, появляется место осмысления религиозной культуры в музыкальном искусстве.
Тип статьи:
Разное
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
10.08.2019
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2019
Ознакомительная часть статьи

Аннотация

Период перестройки (1985-1991) характеризуется постепенной сменой политического курса в сфере культуры и идеологии. В статье исследуются ключевые тенденции культурной политики Татарской АССР на примере партийно-государственного контроля в области музыкального искусства. Актуальность исследования определяется повышенным интересом современной исторической науки к позднему советскому периоду; возможностью учета опыта культурной политики времен перестройки в современности. Цель работы заключается в анализе и выявлении сохранившихся и обновленных партийно-государственных мер в управлении музыкальным искусством. Выбранные хронологические рамки охватывают период последних семи лет существования советской системы. Территориальные рамки исследования очерчены границами Татарской АССР (ТССР, РТ). Исследование выполнено с применением общенаучных методов, принципов историзма, системности, проблемно-хронологического рассмотрения. Научную новизну обуславливает введение в научный оборот ранее неопубликованных материалов из фондов Государственного архива Республики Татарстан. В работе обосновывается вывод о сохранении в республике в период перестройки прежних мер партийно-государственного контроля и управления в области музыкального искусства: проверка репертуара исполнителей и коллективов; направление музыкантов и композиторов в отдаленные сельские районы республики для проведения культурно-шефской работы; проведение политико-идеологического обучения в музыкальных учреждениях; применение особых мер по отношению к деятелям музыкального искусства, выезжающим на гастроли за границу. Среди выявленных обновлений культурной политики в области музыкального искусства, ключевыми явились следующие: расширение культурных связей на международном уровне, в том числе с «капиталистическими» странами; тематическое разнообразие репертуара, в частности, появляется место осмысления религиозной культуры в музыкальном искусстве.

 

Abstract

The period of perestroika (1985-1991) was characterized by a gradual change in the policy in the field of culture and ideology. The article studies the key trends of the cultural policy of the Tatar ASSR using the example of party-state control in the field of musical art. The relevance of the study is determined by the increased interest of modern historical science in the late Soviet period and the opportunity of considering the experience of the cultural policy of the perestroika period at present. The object of the work is to analyze and identify the preserved and updated party-state measures of musical art management. The selected chronological framework covers the period of the last seven years of the Soviet system. The territorial framework of the study gives an outline of the boundaries of the Tatar ASSR. The study is performed using general scientific methods, the principles of historicism and consistency, and problematic/chronological consideration. The scientific novelty is in the introduction of unpublished materials from the State Archive of the Republic of Tatarstan into the scientific discourse. The article substantiates the conclusion on the preservation in the Republic the former measures of party-state control and management in the field of musical art during the perestroika period, such as checking the repertoire of performers and groups, sending musicians and composers to distant rural areas of the Republic for cultural and patronage work, providing political and ideological trainings in musical institutions, and use of special measures towards the musicians going on tour abroad. The key reforms of the cultural policy in the field of musical art were the following: expansion of cultural ties on a worldwide basis, including with “capitalist” countries, thematical diversity of the repertoire, in particular, there appeared comprehension of religious culture in musical art.

 

Ключевые слова

Татарская АССР, перестройка, власть и творческая интеллигенция, культурная политика, искусство в позднем СССР.

 

Keywords

Tatar ASSR, perestroika, authorities and clerisy, cultural policy, art in the late USSR.

 

Период перестройки в СССР берет свое начало с избрания в 1985 г. генеральным секретарем ЦК КПСС Михаила Сергеевича Горбачева, который становится инициатором ряда реформ, отразившихся на политической, экономической, социальной и культурной сферах жизни общества.

Реализация культурной политики в начальный период перестройки характеризуется использованием прежних механизмов государственного и партийного управления до конца 1980-х – начала 1990-х гг. Государство осуществляло материальное обеспечение учреждений культуры; контролировало деятельность творческих союзов; влияло на репертуар музыкальных учреждений и коллективов, совершая отбор с помощью цензурной политики, деятельности оценочных комиссий и т. п.

Идеологическая линия культурной политики, заключавшаяся в создании образов, раскрывающих социалистические ценности, включала в себя формирование и воспроизводство канонических представлений о лидерах партии, стоявших у истоков революции и создания СССР. В первую очередь, особое место в советском культурном пространстве занимает образ В. И. Ульянова (Ленина). На особенности его художественного воспроизведения повлиял и региональный контекст. Казань является местом, где Владимир Ульянов поступает в Казанский императорский университет, участвует в студенческой сходке 1887 г. Сходка рассматривалась советской идеологией в качестве акта борьбы студентов против реформ Александра III в сфере образования: новый университетский устав (1884 г.) ограничивал автономию университетов, усиливал контроль попечителей учебных округов; циркуляр «О сокращении гимназического образования» предписывал не принимать на учебу выходцев из «низших» сословий. Следовательно, советская идеологическая политика рассматривала студенческую сходку 1887 г. в ряду знаковых предреволюционных событий.

Отражением следования традиционной линии советской культурной и идеологической политики, в том числе, в области музыкального искусства, явилась подготовка музыкальных произведений к 100-летнему юбилею студенческой сходки в Казанском университете в 1987 г. Исполняющая обязанности ответственного секретаря Союза композиторов ТАССР Г. И. Ибрагимова указывает: «К 100-летию сходки композитор А. Луппов написал кантату “Сходка” на стихи Е. Евтушенко. Кантата находится в работе хоровой капеллы Казанского университета (руководитель В. Леванов). Готовится к исполнению оратория “Сходка” Б. Трубина»[1].

Проявлением сохранения ключевых тенденций культурной политики предшествующих советских десятилетий является направление творческой интеллигенции на культурно-шефскую работу с трудящимися разных производственных отраслей, сельского хозяйства и т. д. Так, архивные документы содержат «Предложения Союза композиторов ТАССР по улучшению культурно-шефской работы с нефтяниками и нефтехимиками республики. 14 января 1986 г. – декабрь 1986 г.»: 1. Совместно с Министерством культуры ТАССР активизировать работу композиторов по созданию новых, значительных музыкальных произведений о нефтяниках и нефтехимиках Татарии; 2. Начать всестороннюю подготовку к проведению пленума Союза композиторов ТАССР под девизом «Композиторы Татарии – нефтяникам республики»[2].

Также культурно-шефская работа проводилась в сельских районах республики. «Интересной формой работы по эстетическому воспитанию сельских тружеников явилось проведение выездного пленума Союза композиторов и музыкального фестиваля в Мамадышском районе под девизом “Композиторы Татарии – труженикам села”»[3].

Примечательно, что в справке отдела культуры Татарского обкома КПСС культурно-шефская работа в сельских районах презентуется в качестве инициативы самих представителей творческой интеллигенции: «Принимая социалистические обязательства по достойной встрече XXVII съезда КПСС, художественная интеллигенция вышла с инициативой о постоянной творческо-шефской работе в отдаленных районах и населенных пунктах республики»[4].

Однако организация систематической шефской работы творческой интеллигенции происходит в рамках выполнения указаний отдела культуры ОК КПСС, о чем свидетельствуют документы. Отдел культуры выделял 25 районов ТАССР, за которыми закреплялись деятели искусства: Агрызский, Азнакаевский, Аксубаевский, Актанышский, Алексеевский, Алькеевский, Апастовский, Бавлинский, Балтасинский, Бугульминский, Буинский, Верхнеуслонский, Дрожжановский, Камско-Устьинский, Куйбышевский, Кукморский, Мамадышский, Мензелинский, Муслюмовский, Новошешминский, Октябрьский, Сабинский, Сармановский, Тетюшский, Черемшанский[5]. Культурно-шефская работа композиторов и музыковедов включала в себя: создание произведений, воспевающих сельский труд; проведение лекториев, встреч-бесед с сельскими жителями, в частности, с учащимися детских музыкальных школ, с целью выявления одаренных детей для дальнейшего их обучения в детской средней специальной музыкальной школе при Казанской консерватории; оказание помощи в организации и проведении литературно-музыкальных мероприятий; встречи-консультации с самодеятельными авторами района; участие в жюри фестивалей, изучение фольклора, запись образцов народного творчества и т. п[6]. Союз композиторов ТАССР корректировал список музыкальных деятелей, направляемых на шефскую работу, предложенный отделом культуры обкома партии. В списке указаны композиторы, музыковеды, актив несоюзной творческой молодежи: Ахметов Ф. А., Бакиров Э. З., Белялов Р. Н., Еникеев Р. А., Латыпов М. Г., Мулюков Б. Г., Яруллин М. З., Ахиярова Р., Батыркаева Л., Ильясов Р., Хуснуллин К., Калимуллин Р. и др.[7]

Результаты деятельности музыкальных учреждений республики рассматривались комиссией, которая по итогам проверки направляла отчет Первому секретарю Татарского обкома КПСС Г. И. Усманову. Критические замечания по работе Казанской консерватории, Союза композиторов Татарской АССР, Татарского академического государственного театра оперы и балета им. М. Джалиля отражены в документах 1987 г.: в справке о совместном заседании отдела науки и учебных заведений, отдела культуры ОК КПСС по вопросу «О работе ректората, партийного бюро Казанской государственной консерватории по подготовке и воспитанию музыкальных и композиторских кадров в свете требований XXVII съезда КПСС, январского (1987 г.) Пленума ЦК КПСС, постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР по перестройке высшего образования». Комиссия указывала на нерешенные проблемы в музыкальной жизни республики. «Творческий вклад выпускников консерватории в музыкальную жизнь республики весьма незначителен. Репертуар театра оперы и балета им. М. Джалиля и симфонического оркестра годами не пополняется социально значимыми произведениями выпускников Казанской консерватории.

Основу репертуара Ансамбля песни и танца ТАССР до сих пор составляют произведения М. Музаффарова, С. Сайдашева, А. Ключарева, З. Хабибуллина. Репертуар исполнительских сил филармонии, радио, телевидения сегодня так же состоит на одну треть из произведений основоположников татарской профессиональной музыки, наполовину – из сочинений самодеятельных авторов и народной музыки, на 15 процентов – из произведений композиторов среднего поколения (Ф. Ахметов, Р. Еникеев, М. Яруллин и др.) и менее 5 процентов из произведений выпускников последнего десятилетия. При этом их произведения не пользуются популярностью у слушателя, что влияет на развитие песенного, эстрадного искусства Татарии»[8]. Таким образом, отчетность, поступающая в партийные органы, раскрывала не только соответствие музыкального искусства идеологическим установкам, но и освещала актуальные проблемы, недостатки развития музыкальной жизни республики.

Государственный контроль действительно был нацелен на поддержание работы по созданию профессиональных, высококачественных произведений культуры. Иллюстрацией может служить обсуждение планов по исполнению оратории «Тукай» в 1986 г., что нашло отражение в переписке представителей Казанского музыкального училища с партийно-государственными органами. Заведующий дирижерско-хоровым отделом Казанского музыкального училища В. В. Кузьминов направляет докладную в отдел культуры Татарского обкома КПСС, в которой указывает на невозможностҗ исполнения оратории «Тукай» хором учащихся дирижерско-хорового отдела. В обоснование позиции приводит следующие аргументы: сложность композиции, масштаб оратории, возрастные характеристики исполнителей, влияющие на их голоса[9]. Министерство культуры ТАССР проводит проверку по данной докладной. Итоговый ответ, за подписью заместителя министра Л. С. Нарбековой, предоставлял разрешение на исполнение оратории с некоторыми корректировками: «Министерство культуры ТАССР, рассмотрев письмо заведующего отделением хорового дирижирования Казанского музыкального училища тов. Кузьминова В., сообщает, что 19 марта с[его] г[ода] было организовано посещение репетиции учебного хора училища по подготовке новой оратории “Тукай” композитора Б. Г. Мулюкова комиссией в составе заведующего кафедрой хорового дирижирования Казанской государственной консерватории, профессора Казачкова С. А., доцента кафедры Абдуллина А. Х., старшего инспектора Министерства культуры ТАССР Якубовой Э. К., директора Казанского музыкального училища Джураева Л. А., директора Республиканского методкабинета по учебным заведениям культуры и искусства Аршиновой Н. Б., автора оратории Мулюкова Б. Г. Учитывая пожелания членов комиссии, которая ознакомилась с партитурой и прослушала фрагменты произведения в исполнении хора, автором была облегчена хоровая партитура в соответствии с исполнительскими возможностями учебного коллектива училища. В настоящее время состав училищного хора усилен за счет 20 приглашенных артистов хора театра оперы и балета. Регулярно, в соответствии с расписанием занятий, проводятся репетиции хора по подготовке произведения к исполнению в одном из концертов в рамках юбилейных мероприятий по празднованию 100-летия Г. Тукая»[10].

Сохраняющимся методом контроля культуры и искусства в период перестройки является практика участия творческих деятелей в работе партийных и государственных органов. Представители творческих союзов входят в состав Региональных комитетов (РК) КПСС, являясь вместе с этим членами художественных советов, жюри, комиссий по проверке программ коллективов, выезжающих на гастроли за рубеж, таким образом, имея возможность непосредственно контролировать формирование репертуара. «Представители творческой интеллигенции избраны в состав РК КПСС (директор Татгосфилармонии Тазетдинов М. А., и секретарь партийной организации Союза писателей Мустафин Р. А.) являются депутатами райсовета (директор Татгосфилармонии Тазетдинов М. А., заместитель главного редактора журнала “Казан утлары” Мухамадеев Р. С., актер драмтеатра им. В. И. Качалова Богданов А. И., сотрудница Госмузея Сычева М. Н.). Проводимая под руководством райкома КПСС идейно-политическая и организаторская работа способствует воспитанию в деятелях культуры и искусства идейной убежденности, чувства ответственности за свою работу, влияет на качество их творческой деятельности»[11]. Представители творческой интеллигенции, занимающие посты в партийных и государственных органах, влияли на формирование репертуара, на политическую образованность коллег, организуя в соответствии с требуемыми планами политдни, политучебу и т. п. Например, в плане семинаров в системе марксистско-ленинского образования в коллективах Татгосфилармонии им. Г. Тукая на 1986-1987 гг. обозначены следующие темы лекций: «XXVII съезд КПСС об усилении воздействия культуры и искусства на ускорение социально-экономического развития страны»; «Ленинские принципы руководства культурным строительством, их творческое развитие и применение в современных условиях»[12]. Слияние политических и культурных элит в лице деятелей искусства обеспечивало большую ангажированность творческой интеллигенции.

Сохраняется как политическая, идеологическая зависимость творческих коллективов и культурных учреждений от власти, так и финансовая. Союз композиторов Татарской АССР по решению Казгорисполкома, под служебное помещение получает особняк по ул. Лобачевского, 10, в котором в 1987 г. завершается капитальный ремонт; Советом Министров ТАССР выделяются средства на осветительные приборы для помещений; выделяется жилье работникам Татгосфилармонии им. Г. Тукая, Театра оперы и балета им. М. Джалиля и т. п.[13]

Преемственность с мерами политического и идеологического контроля предшествующих советских десятилетий заключалась в специальной подготовке коллективов, выезжающих в зарубежные гастроли. Необходимость проведения особой работы с представителями творческой интеллигенции обосновывается в документах ЦК КПСС.

Приложение к проекту постановления ЦК КПСС «О совершенствовании работы, связанной с загранкомандировками представителей творческой и научной интеллигенции» от 17 марта 1987 г. сохраняет характерную для советских партийных документов риторику: «Культурные обмены приходится осуществлять в условиях острого идеологического противоборства, постоянного массированного давления со стороны средств буржуазной пропаганды, а нередко и в обстановке шантажа и грубых провокаций спецслужб империалистических государств. Свидетельств тому много – многочисленные попытки сорвать выступления советских творческих коллективов и солистов в США, Франции, ФРГ и других странах»[14]. Заведующий отделом ЦК КПСС по работе с заграничными кадрами и выездами за границу С. Червоненко, заведующий отделом административных органов ЦК КПСС Н. Савинкин, заведующий отделом культуры ЦК КПСС Ю. Воронов, заместитель заведующего отделом науки и учебных заведений ЦК КПСС В. Григорьев предлагают в данном документе внести коррективы в практику рассмотрения вопросов о выезде в загранкомандировки представителей творческой интеллигенции: обращать особое внимание на моральные и политические качества выезжающих творческих деятелей; предоставлять объяснение причин отвода от командировок и т. п. Секретариат дает согласие по изложенным положениям, утверждая о необходимости создания нового проекта положения «О совершенствовании работы, связанной с загранкомандировками представителей творческой и научной интеллигенции»[15].

Примеры из региональной культурной жизни отражают реализацию обсуждаемых мер по отношению к творческим деятелям, выезжающим в загранкомандировки. Так, в Татгосфилармонии, в связи с подготовкой к предстоящим гастролям во Францию и Японию, для коллектива ансамбля песни и танца организован цикл лекций о государственной системе и культуре этих стран, их отношениях с СССР, о таможенных требованиях, об экономике и культуре Татарии и др.[16] Такая культурно-политическая подготовка коллективов перед заграничными гастролями обеспечивала идеологический контроль партийно-государственного руководства над представителями музыкального искусства. Данная мера иллюстрирует не только сохранение характерных для советского времени механизмов партийно-государственного контроля культуры и искусства, но и отражает декларативность перестроечного принципа «нового политического мышления» во внешней политике СССР.

Однако для культурной политики периода перестройки характерно и расширение мер, направленных на установление международных культурных связей, в том числе с капиталистическими странами. При этом подготовка коллективов происходит по прежним правилам. Предназначенная для гастролей программа проходит проверку на соответствие идеологическим требованиям. Государственный ансамбль песни и танца ТАССР готовит обширную программу для гастролей в Японии в сентябре 1987 г. В программу включены песни, танцы и вокально-хореографические композиции: «Танец джигитов», татарская народная песня «Свет души моей», «Песня о дружбе», японская песня «Времена года» и др. Социалистические идеи и ценности СССР передаются песней «Знамя Октября» (муз. А. Бакирова, стихи Н. Даули)[17]. Репертуарная политика подразумевала включение в гастрольные программы не только татарской национальной музыки, но и песен, танцев других народов СССР.

Таким образом, культура и ее области, в частности, музыкальное искусство, в период перестройки продолжали находиться под тройным влиянием: Татарского обкома КПСС, Совета Министров ТАССР и Министерства культуры – что происходило и в прежние десятилетия[18]. В целом, для последних советских десятилетий также характерна тенденция зависимости представителей творческой интеллигенции и их деятельности от мнения, определенного партийной идеологией[19].

Расширение международных культурных контактов означало либерализацию пространства музыкального искусства. Осуществляются зарубежные гастроли, исполнители и композиторы участвуют в международных конкурсах и фестивалях. Так, композитор Р. Калимуллин стал лауреатом международного конкурса камерных сочинений, проходившего в г. Дрездене[20].

На примере творчества Р. Калимуллина в рассматриваемый период можно сделать вывод о расширении оперного репертуара, который контролировался центральными государственными органами власти. По данным отчета о работе Репертуарно-редакционной коллегии Главного управления музыкальных учреждений Министерства культуры РСФСР за 1989 г.: «В 1989 году были выделены финансовые средства на создание и постановку татарской оперы Р. Калимуллина “Память” или “Крик кукушки” (на татарском языке)»[21]. Важно отметить, что произведение «Крик кукушки» стало первой рок-оперой, поставленной на сцене Театра оперы и балета им. М. Джалиля. В произведении затрагиваются проблемы культурной памяти, важности ценностей национальной культуры.

Обращение к национальным и религиозным корням культуры проявилось в расширении тематического диапазона произведений татарских композиторов и исполнителей. «Восстанавливаются прерванные в начале XX века линии развития традиционной музыкальной культуры, возрождаются пласты, связанные с исламской культурой и восточными музыкально-поэтическими традициями (кораническая речитация, традиция книжного пения, мунаджаты). Новые тенденции были характерны для творчества А. Монасыпова, Ш. Шарифуллина, Р. Калимуллина, М. Шамсутдиновой»[22].

Таким образом, среди сохраняющихся тенденций культурной политики Татарской АССР в области музыкального искусства можно выделить: направление творческой интеллигенции на культурно-шефскую работу с трудящимися разных производственных отраслей, отдаленных сельских районов; формирование репертуара в соответствии с партийными идеологическими установками; двойственное положение части деятелей музыкального искусства (наличие партийной должности, а также выполнение профессиональной деятельности); партийно-государственный контроль репертуарной политики учреждений и коллективов; особые меры по подготовке выезжающих деятелей музыкального искусства на гастроли за границу; работа партии по политическому образованию творческих деятелей (проведение единых политдней, политучебы и т. п.). Советская система управления с начала своего появления оказывала серьезное влияние на развитие сферы культуры, что продолжалось на территории Татарской республики и в период перестройки. Искусство, в частности, музыкальное, было призвано выполнять идеологическую, воспитательную и образовательную функцию в советском обществе.

Вместе с тем, отражение политики перестройки заключается в обновлении культурной политики в области музыкального искусства. Новыми тенденциями в управлении музыкальным искусством стали: расширение культурных связей на международном уровне, в том числе с «капиталистическими» странами; особое внимание к национальным и религиозным мотивам в искусстве; постепенное тематическое и жанровое расширение репертуара музыкальных коллективов и исполнителей.

 

 


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1]. ГА РТ, ф. 15, оп. 15, д. 366, л. 29.

[2]. Там же, оп. 14, д. 491, л. 10.

[3]. Там же, д. 383, л. 44.

[4]. Там же, д. 492, л. 9.

[5]. Там же, оп. 13, д. 319 б, л. 84.

[6]. Там же, л. 85-86.

[7]. Там же, л. 87.

[8]. Там же, оп. 15, д. 375, л. 6-7.

[9]. Там же, оп. 14, д. 253, л. 111.

[10]. Там же, л. 110.

[11]. Там же, оп. 15, д. 370, л. 25.

[12]. Там же, л. 138.

[13]. Там же, д. 1600, л. 15-16.

[14]. Российский государственный архив новейшей истории, ф. 89, оп. 4, д. 13, л. 1-2.

[15]. Там же, л. 2.

[16]. ГА РТ, ф. 15, оп. 15, д. 370, л. 24.

[17]. Там же, оп. 14, д. 491, л. 95-96.

[18]. Буреева Е. В. Трансформация системы управления культурой ТАССР в 1950-1960-е гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. ‒ 2017. ‒ № 12-2 (86). – С. 48.

[19]. Никонова С. И. «Все этапы развития советского общества рассматривать как положительные...» (Историческая наука в последние советские десятилетия) // Гуманитарные науки в XXI веке: научный Интернет-журнал. ‒ 2014. ‒ № 3. Электронный ресурс. Режим доступа: https://humanist21.kgasu.ru/files/N3-Istoricheskaya-nauka-v-poslednie-sovetskie-desyatiletiya.pdf (дата обращения: 10.03.2019).

[20]. ГА РТ, ф. 15, оп. 15, д. 1017, л. 68.

[21]. Государственный архив Российской Федерации, ф. А 501, оп. 4, д. 172, л. 4.

[22]. Галлямова А. Г. История Татарстана: модернизация по-советски (вторая половина 1940 ‒ первая половина 1980-х гг.). – Казань: Магариф, 2010. – С. 213.

 

Список литературы

Буреева Е. В. Трансформация системы управления культурой ТАССР в 1950-1960-е гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2017. – № 12-2 (86). – С. 47-49.

Галлямова А. Г. История Татарстана: модернизация по-советски (вторая половина 1940- первая половина 1980-х гг.). – Казань: Магариф, 2010. – 223 с.

Никонова С. И. «Все этапы развития советского общества рассматривать как положительные...» (Историческая наука в последние советские десятилетия) // Гуманитарные науки в XXI веке: научный Интернет-журнал. ‒ 2014. ‒ № 3. Электронный ресурс. Режим доступа: https://humanist21.kgasu.ru/files/N3-Istoricheskaya-nauka-v-poslednie-sovetskie-desyatiletiya.pdf (дата обращения: 10.03.2019).

 

References

Bureeva E. V. Transformatsia sistemy upravleniya kulturoy TASSR v 1950-1960-e gg. [Transformation of the culture management system in the TASSR in 1950-1960ss]. IN: Historical, philosophical, political and legal sciences, cultural studies and art history. Theory and practice, 2017, no. 12-2 (86), pp. 47-49.

Gallyamova A. G. Istoriya Tatarstana: modernizatsiya po-sovetski (vtoraya polovina 1940 – pervaya polovina 1980-h gg.) [History of Tatarstan: modernization in Soviet way (the second half of 1940 ‒ the first half of 1980s.)]. Kazan, Magarif publ., 2010, 223 p.

Nikonova S. I. “Vse etapy razvitiya sovetskogo obshchestva rassmatrivat kak polozhitelnye...” (Istoricheskaya nauka v poslednie sovetskie desyatiletiya) [“All stages of Soviet society development must be considered positive…”]. IN: Gumanitarnye nauki v XXI veke: nauchnyi Internet-zhurnal [Humanities in the 21st century: scientific online journal], 2014, no. 3. On-line. Available at: https://humanist21.kgasu.ru/files/N3-Istoricheskaya-nauka-v-poslednie-sovetskie-desyatiletiya.pdf (access date: 10.03.2019).

 

Сведения об авторе

Гузельбаева Ирина Александровна, кандидат исторических наук, ассистент кафедры истории и философии Казанского государственного архитектурно-строительного университета, e-mail: cherri-91@mail.ru.

 

About the author

Irina A. Guzelbaeva, Candidate of Historical Sciences, Assistant at Department of History and Philosophy of Kazan State University of Architecture and Engineering, e-mail: cherri-91@mail.ru.

 

В редакцию статья поступила 18.03.2019 г., опубликована:

Гузельбаева И. А. Некоторые аспекты культурной политики в области музыкального искусства в Татарской АССР (1985-1991 гг.) // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. ‒ 2019. ‒ № 2. ‒ С. 168-177.

 

Submitted on 18.03.2019, published:

Guzelbaeva I. A. Nekotorye aspekty kulturnoy politiki v oblasti muzykalnogo iskusstva v Tatarskoy ASSR (1985-1991 gg.) [Some aspects of the cultural policy in the field of musical art in the Tatar Autonomous Soviet Socialist Republic (1985-1991)]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2019, no. 2, p. 168-177.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
В Казани День Белого цветка проводился в 1912-1917 гг. В статье рассматривается роль казанской интеллигенции в организации праздника, участие медицинской общественности в процессе
В статье анализируются и описываются эпиграфические памятники, установленные на могилы родственников Г. Баруди, а также представлены результаты работы по расшифровке арабоязычных и
В статье на примере Казанской губернии показано, как государство и местные органы управления регулировали сферу культуры после Февральской и Октябрьской революций.
Публикация посвящена рассмотрению истории органов ЗАГС на территории Казанской губернии (АТССР) в первые годы после установления советской власти (1917-1921).
В статье рассматриваются вопросы становления и развития национального тюрко-татарского школьного образования в Дальневосточной республике в 1921-1922 гг.
Статья посвящена такому малоизученному виду помощи населению ТАССР в голодные 1921-1923 гг., как посылочные операции. Помощь голодающим в форме посылок оказывали в основном иностра