Г. М. Алекминская. Проблемы становления национальной тюрко-татарской школы в Дальневосточной республике: 1921-1922 гг.

В статье рассматриваются вопросы становления и развития национального тюрко-татарского школьного образования в Дальневосточной республике в 1921-1922 гг. Особое внимание уделено проблемам национальной тюрко-татарской школы первой ступени № 20 г. Чита. Затронуты вопросы состояния материально-технической базы национальных школ, обеспечения учебной литературой, разработки учебных программ, наличия и подготовки педагогических работников. Представлена роль Министерства по национальным делам в становлении национальной школьной сети в Дальневосточной республике. Вводятся в научный оборот архивные документы из фондов Государственного архива Приморского края, раскрывающие проблемы становления национального школьного образования тюрко-татар в Дальневосточной республике. В материалах отражена позиция органов государственной власти относительно возможностей функционирования тюрко-татарской школы в новых условиях, а также трудности, с которыми сталкивались учебные заведения в процессе своей деятельности.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
10.08.2019
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2019
Ознакомительная часть статьи

Аннотация

В статье рассматриваются вопросы становления и развития национального тюрко-татарского школьного образования в Дальневосточной республике в 1921-1922 гг. Особое внимание уделено проблемам национальной тюрко-татарской школы первой ступени № 20 г. Чита. Затронуты вопросы состояния материально-технической базы национальных школ, обеспечения учебной литературой, разработки учебных программ, наличия и подготовки педагогических работников. Представлена роль Министерства по национальным делам в становлении национальной школьной сети в Дальневосточной республике. Вводятся в научный оборот архивные документы из фондов Государственного архива Приморского края, раскрывающие проблемы становления национального школьного образования тюрко-татар в Дальневосточной республике. В материалах отражена позиция органов государственной власти относительно возможностей функционирования тюрко-татарской школы в новых условиях, а также трудности, с которыми сталкивались учебные заведения в процессе своей деятельности.

 

Abstract

The article considers the issues of formation and development of the national Turko-Tatar school education in the Far Eastern Republic in 1921-1922. Particular attention is paid to the problems of the national Turko-Tatar primary school no. 20 of Chita city. The work considers the issues of supply base of national schools, their provision with study materials, curriculum design, availability and training of teachers. The role of the Ministry of National Affairs in the establishment of the national school network in the Far Eastern Republic is presented. Archival documents from the fonds of the State Archive of Primorsky Region providing insight into the problem of formation of national school education for Turko-Tatars in the Far Eastern Republic are introduced into scientific discourse. The materials reflect the attitude of government authorities towards the possibility of functioning of the Turko-Tatar school under new conditions, as well as challenges faced by schools during their activities.

 

Ключевые слова

Дальневосточная республика, национальные меньшинства, культурно-национальная автономия, тюрко-татары, тюрко-татарская национальная школа, Министерство по национальным делам, Советская власть.

 

Keywords

The Far Eastern Republic, ethnic minorities, cultural-national autonomy, Turko-Tatars, Turko-Tatar national school, Ministry of National Affairs, Soviet regime.

 

На сегодняшний день проблемы этносов находятся в центре внимания научного сообщества. Нарастающие глобализационные процессы, характеризующиеся «стиранием» этнического разнообразия, приводят к исчезновению традиционного уклада многих этнических групп. В новых условиях для любого этноса сохранение своего единства, языка и культуры, определение оптимальных путей развития являются жизненно важными.

Развитие национального образования татар на Дальнем Востоке России до настоящего времени не являлось самостоятельным предметом изучения. Одним из значимых трудов является книга «Этномиграционные процессы в Приморье в XX в.», в которой на основе большого фактического материала проведен анализ формирования населения Приморья, в том числе рассмотрена этническая группа татар1. Информация о деятельности мусульманских общин, мечетей и медресе в начале XX в. представлена в монографии М. Б. Сердюк, С. М. Дударенок2. В монографии И. В. Нам, посвященной национальным меньшинствам Сибири и Дальнего Востока в 1917-1922 гг., особое внимание уделено мусульманской диаспоре3. В работах Н. А. Константиновой, В. В. Перинова освещается общественно-политическая, религиозная и культурно-просветительская деятельность мусульманских общин Забайкалья4. Вопросам этнокультурной идентичности татар Бурятии посвящена диссертационная работа В. В. Кондратьевой5.

Национальную политику в многонациональной Дальневосточной республике (ДВР) в 1920-е гг. необходимо было выстраивать с учетом национальных и культурных интересов всех этнических групп, населявших республику в исследуемый период. Основными направлениями национальной политики ДВР являлись разработка законодательной базы в области национального строительства, содействие национально-культурному и экономическому развитию национальных меньшинств. Согласно Конституции Дальневосточной республики, принятой Учредительным собранием 27 апреля 1921 г., национальные меньшинства, населявшие республику, получили право на создание культурно-национальных автономий, способствующих их культурному и экономическому развитию. Открывались возможности создания системы национального образования.

Тюрко-татарское население, численность которого к 1922 г. составляла около 10 тысяч человек, получило право организации обучения на родном языке6. В пределах культурно-национальной автономии предполагалось открытие национальных школ 1, 2, 3 ступеней, ремесленных школ, музеев, библиотек-читален. Учащимся в национальных школах предоставлялось право обучаться татарскому языку, литературе, истории и религии7. Учебно-воспитательная работа выстраивалась с учетом языковых и национально-бытовых особенностей учащихся.

Важное место в развитии национального образования Дальневосточной республики занимало Министерство по национальным делам. В ведении тюрко-татарского отдела Миннацдела находились вопросы открытия и организации деятельности учебных заведений и культурно-просветительных учреждений, подготовка списков кандидатов на занятие должностей работников образовательных учреждений, обеспечение учебными изданиями на татарском языке, сбор статистических сведений по данным направлениям работы.

Для решения школьного вопроса и открытия тюрко-татарской типографии, тюрко-татарским отделом Миннацдела предлагалось организовать 15 сентября 1921 г. совещание всех тюрко-татарских общественных и политических организаций Дальневосточной республики. Повестка работы совещания включала вопросы, затрагивавшие насущные проблемы образования и просвещения тюрко-татар. Каждый делегат обязывался предоставить материалы о положении дел в школах: отчет за прошлый год, предложения по смете на текущий год, данные о количестве учащихся, их образовательном цензе, количестве детей школьного и дошкольного возраста, количестве учебников и учебных пособий, материальном состоянии школ данной местности8.

Тюрко-татарским отделом Миннацдела вносились также предложения о проведении в 1922 г. конференции учителей тюрко-татарских школ. Цель созыва конференции – упорядочение школьного дела среди тюрко-татарского населения. Обсуждению подлежали следующие вопросы: положение тюрко-татарских школ и учащихся Дальнего Востока, организация тюрко-татарских школ в Советской России, разработка учебной программы для тюрко-татарских школ первой ступени, проблемы орфографии, отбор учебников и изыскание путей их приобретения9. Отмечалось, что организационное бюро Миннацдела не располагало достаточным количеством учебно-методических материалов, необходимых при составлении программ для тюрко-татарских школ, рекомендаций к употреблению той или иной орфографии, учебных пособий и т. д.10

Тюрко-татарский отдел столкнулся с большими трудностями в деле организации национального школьного образования. Серьезной проблемой была нехватка учебников и литературы на татарском языке. Так, вследствие почти полного отсутствия во всех тюрко-татарских школах учебников и учебных пособий, для приобретения литературы требовалось командировать представителя Миннацдела в Казань, но отсутствие средств «похоронило осуществление этой нужды»11. В данных условиях требовалось создание органа по снабжению тюрко-татарских школ Дальневосточной республики учебниками и учебными пособиями, о чем неоднократно высказывался Миннацдел. Проблема педагогических кадров решалась открытием двухмесячных педагогических курсов, на которых обучалось 15 человек, что было недостаточно. Тюрко-татарским отделом направлялись ходатайства в Министерство народного просвещения ДВР с просьбой оказать содействие представителям тюрко-татар в продолжении обучения в высших учебных заведениях Советской России (гг. Иркутск, Томск)12. Чтобы выехать из ДВР в РСФСР требовалось получить соответствующее разрешение Министерства народного просвещения.

По инициативе заведующего тюрко-татарским отделом, Р. Х. Тюменева, перед руководителем Миннацдела был поднят вопрос о расширении полномочий в области развития национального школьного образования. Срочному обсуждению подлежал вопрос преподавания религии в национальных школах.

В большинстве своем тюрко-татарские образовательные учреждения не имели соответствующей материально-технической базы. Содержание национальных школ на предстоящий 1922 учебный год почти целиком должно было лечь на плечи самих тюрко-татар. В противном случае школы могли остаться без средств и быть закрыты13. Остро решалась проблема финансирования тюрко-татарской школы первой ступени № 20 в г. Чита. Данная тюрко-татарская школа, как и другие национальные образовательные учреждения, подлежала передаче в ведение Читинского городского управления. Однако управление отказывалось принять тюрко-татарскую школу, которая, как «чисто национальная, становится особняком», и считало невозможным возложить тяжесть расходов национальных образовательных учреждений на городской бюджет, ссылаясь при этом на статью 125 Конституции ДВР. Миннацдел же считал недопустимым отказ управления принять школу в хозяйственное ведение, добиваясь равного финансирования с русскими школами: «граждане тюрко-татарской народности наравне с остальными жителями уплачивают установленные налоги и другие повинности, следовательно имеют право на покрытие части расходов из городских сумм на удовлетворение своих культурных потребностей»14. Согласно сведениям, предоставляемым школьной комиссией в Министерство народного просвещения и Миннацдел, местные тюрко-татарские организации из-за отсутствия средств не могли оказать должную финансовую поддержку школам, все необходимые расходы школы осуществлялись за счет представителей тюрко-татарского населения.

Проблемы национального образования в Дальневосточной республике так и остались нерешенными. После установления Советской власти на Дальнем Востоке, все национальные школы вошли в общую сеть народного просвещения. Согласно циркуляру Дальневосточного отдела народного образования от 10 января 1923 г. «О регистрации школ национальных меньшинств и о наблюдении за постановкой в них учебного дела» школы были переданы из ведения ликвидированного Министерства по национальным делам, в подотдел социального воспитания Дальневосточного отдела народного образования, осуществлявшего общее руководство вопросами просвещения в крае. Данный орган способствовал реализации и контролировал процесс становления советской модели образования среди национальных меньшинств. В конце 1930-х гг. система национального образования по всей стране окончательно подлежала свертыванию. Все национальные школы на Дальнем Востоке подлежали ликвидации, дети переводились в школы обычного типа.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Ващук А. С., Чернолуцкая Е. Н., Королева В. А., Дудченко Г. Б., Герасимова Л. А. Этномиграционные процессы в Приморье в XX в. – Владивосток: ДВО РАН, 2002. – 228 с.
  2. Сердюк М. Б., Дударенок С. М. Религиозная жизнь советского Дальнего Востока (1941-1954). – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2009. – 207 с.
  3. Нам И. В. Национальные меньшинства Сибири и Дальнего Востока на историческом переломе (1917-1922 гг.). – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2009. – 500 с.
  4. Константинова Н. А. Правовое регулирование отдельных аспектов жизни мусульман России в XIX – начале XX в. // Конфессии народов Сибири в XVII – начале XX в.: развитие и взаимодействие. – Иркутск, 2005. – С. 289-293; она же. Мусульмане на территории Восточной Сибири во второй половине XIX – начале XX веков. Автореф. дис. … канд. ист. наук. – Иркутск, 2007. – 22 с.; Перинов В. В. Мусульмане в Забайкалье (середина XIX века – 1917 год): дис. … канд. ист. наук. – Улан-Удэ, 2010. – 179 с.
  5. Кондратьева В. В. Татары Бурятии: сохранение этнокультурной идентичности (конец XIX – начало XXI в.): автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Улан-Удэ, 2013. – 21 с.
  6. Государственный архив Приморского края (ГА ПК), ф. Р-1468, оп. 1, д. 6, л. 185.
  7. Там же, д. 128, л. 25-25 об.
  8. Там же, л. 1-2.
  9. Там же, д. 129, л. 7.
  10. Там же, л. 15.
  11. Там же, д. 38, л. 504-505.
  12. Там же, д. 127, л. 1-2.
  13. Там же.
  14. Там же, д. 38, л. 420-421.

 

№ 1. Письмо Читинского городского управления в Министерство по национальным делам Дальневосточной республики

6 июля 1922 г.

№ 326/3479

В городе Чита имеется школа № 20 первой ступени, преобразованная из бывшего русско-татарского училища. Школа эта обслуживает исключительно детей татар и по составу предметов и по организации преподавания отличается от обычных школ первой ступени, являясь школой вполне национальной.

Городское управление до сих пор приходило на помощь школе выдачей ежемесячного пособия на содержание сторожа и водоснабжение. В настоящее время городское управление предлагает принять школы города в полное хозяйственное ведение и одновременно реформировать всю школьную сеть, сведя небольшие школы в больших зданиях в большие школьные единицы. По этой реформе вышеуказанная школа, как школа чисто национальная, становится особняком, не поддаваясь слиянию сама и не позволяя включить в свой состав классы других школ. Таким образом, городу остается один выход – закрыть школу. Ввиду вышеуказанного городское управление ходатайствует о принятии школы в ведение Министерства по национальным делам, чтобы избежать необходимости ее закрытия.

Председатель городского управления (подпись).

Заведующий отделом народного образования (подпись).

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 38, л. 421а.

 

№ 2. Письмо Министерства по национальным делам Дальневосточной республики в Читинское городское управление

12 июля 1922 г.

№ 853

В ответ на ваше отношение от 6 июля за № 326/3479 Министерство по национальным делам считает нужным отметить следующее. В полном согласии со ст. 125 Основного закона республики, Министерство считает, что граждане нацмены, проживающие на территории республики, неся все городские повинности наравне с русскими гражданами, вправе претендовать на покрытие части расходов на удовлетворение своих культурных потребностей из кассы городского управления. Если городское управление принимает школы города в свое хозяйственное ведение, то и национальные школы должны быть включены в общую школьную сеть, причем реформа ее должна проводиться с таким расчетом, чтобы возможность существования национальных школ не была нарушена. В отношении татарской школы № 20 Министерство считает, что вопрос о ее закрытии не может ставиться городским управлением, так как школа эта городским управлением не открывалась, и размещается она в здании татарской общины. Министерство считает, что городское управление и в дальнейшем должно оказывать школе материальную поддержку.

Товарищ министра Резников (подпись).

Заведующий секретариатом Лангоцкий (подпись).

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 38, л. 422.

 

№ 3. Письмо Читинского городского управления в Министерство по национальным делам Дальневосточной республики

18 июля 1922 г.

№ 371/3632

В ответ на № 853 от 12.07.1922 городское управление сообщает, что высказанное Министерством по национальным делам нельзя счесть правильным. Согласно Основному закону ДВР, нацменам, проживающим на территории республики, предоставляется культурно-национальная автономия, осуществляемая органами национального самоуправления, в сферу компетенций которых входит и разрешение различных культурно-национальных задач, в том числе организация обучения на родном языке. Согласно ст. 125 Основного закона, удовлетворение культурных потребностей каждой национальности обеспечивается из общегосударственных средств, то есть из сумм, входящих в государственную роспись доходов и расходов. Городское управление руководствуется законом о доходах и расходах местных управлений, и все суммы расходует на чисто местные городские нужды. Выдача же сумм из городской кассы на культурные потребности отдельных национальностей, в том числе и на содержание татарской школы, является противоречащей ст. 125 Основного закона.

Ввиду изложенного, городское управление вновь подтверждает свое ходатайство о принятии школы № 20 в ведение Миннацдела.

Председатель городского управления (подпись).

Заведующий отделом народного образования (подпись).

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 38, л. 423.

 

№ 4. Письмо Министерства по национальным делам Дальневосточной республики в Министерство народного просвещения

1922 г.

Читинское городское управление сообщает, что предлагает принять школы города в полное хозяйственное ведение и реформировать всю школьную сеть, сведя небольшие школы в больших зданиях в большие школьные единицы. Среди находящихся в Чите школ имеется одна татарская № 20 первой ступени, преобразованная из русско-татарского училища, которая носит чисто национальный характер и отличается от остальных школ первой ступени составом преподавательских предметов и постановкой преподавания, что препятствует ее слиянию с другими школами. Ввиду этого городское управление просит Министерство по национальным делам принять данную школу в свое ведение, в противном случае школа городским управлением будет закрыта. Данная школа получала из городского управления ежемесячную субсидию на содержание сторожа и водоснабжение. На это Министерство по национальным делам ответило, что закрывать школу № 20, расположенную в собственном здании татарской общины, которую городское управление не открывало – не в праве и что оно, кроме того, обязано оказывать ей известную материальную поддержку, так как граждане тюрко-татарской народности наравне с остальными жителями уплачивают установленные налоги и другие повинности, следовательно имеют право на покрытие части расходов из городских сумм на удовлетворение своих культурных потребностей. Однако городское управление осталось прежней точки зрения на настоящее дело, как это видно из его отношения на имя Министерства по национальным делам от 18.07.1922 года за № 371/3632, и присовокупляет, что, согласно ст. 125 Основного закона, городское управление никаких расходов на содержание школы № 20 нести не обязано и не будет.

Министерство по национальным делам находит соображение городского управления неправомерным по следующим причинам. Поставленный городским управлением вопрос нужно разбить на три отдельных вопроса и каждый разрешить особо. Во-первых, может ли Министерство по национальным делам, как о том просит городское управление, принять школу № 20 в свое ведение. Ответ может быть только отрицательный. По статье 115 Основного закона право надзора и руководства по данному вопросу принадлежит органам культурно-национального самоуправления. Заведывание же какими-либо культурно-национальными учреждениями, в том числе и школами, в сферу ведения Министерства по национальным делам по закону не входит и входить не может. Во-вторых, может ли городское управление закрыть школу № 20. Ответ также может быть только отрицательный: школа эта в отношении управления, по имеющимся в Министерстве по национальным делам сведениям, находится в ведении особого тюрко-татарского комитета, обеспечивающего школу как помещением, так и средствами на ее содержание, закрыть ее может только орган тюрко-татарского культурно-национального самоуправления или сам комитет. То обстоятельство, что городское управление выдает ежемесячно несколько рублей на содержание сторожа и на водоснабжение школы, не дает ему права на закрытие школы. Наконец, по отношению к третьему вопросу: статья 125 Основного закона не имеет смысла в том, что все расходы, вызываемые культурно-национальными потребностями, должны оплачиваться только из общегосударственных средств. Такое толкование недопустимо уже потому, что как сказано выше, граждане национальных меньшинств несут наравне с русскими гражданами все местные повинности и налоги и т. д., из которых берутся, между прочим, и средства на содержание местных школ. Следовательно, нацмены имеют право на соответствующую часть этих средств на содержание своих национальных школ. Если же этих средств окажется недостаточно, то недостаточно отпускается из общегосударственных средств в мере действительной потребности. Таково должно быть, по мнению Министерства по национальным делам, толкование смысла статьи 125. На основании изложенного Министерство по национальным делам просит Министерство народного просвещения сделать, согласно вышеприведенным соображениям, надлежащее указание Читинскому городскому управлению.

Товарищ министра Министерства по национальным делам (подпись).

Заведующий тюрко-татарской секцией (подпись).

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 38, л. 420-421.

 

№ 5. Письмо школьной комиссии тюрко-татарской школы № 20 г. Чита в Министерство по национальным делам Дальневосточной республики

г. Чита

27 июля 1922 г.

№ 6

Школьная комиссия сообщает, что вследствие отсутствия особой программы для национальных школ, разработанной Министерством по национальным делам и утвержденной Министерством просвещения, 20-я русско-татарская школа, как входящая в сеть городских школ, придерживается существующей для всех трудовых школ первой ступени программы. Причем все предметы преподаются на татарском языке, русский язык введен отдельным предметом.

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 38, л. 424.

 

№ 6. Письмо заведующего тюрко-татарской школы с. Ново-Кургатай Акшинского уезда Забайкальской области в Министерство по национальным делам Дальневосточной республики

24 июля 1922 г.

№ 6

Мною получено извещение, что вверенная мне школа исключена из школьной сети Министерства просвещения, а потому прошу сообщить, будет ли Министерство по национальным делам содержать данную школу или школа должна перейти на частные средства. В случае утвердительного ответа довожу до вашего сведения, что мною получено содержание только до 01.05.1922 года. Содержание получалось по 10 рублей в месяц.

Заведующий школой Алтышов (подпись).

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 38, л. 453.

 

№ 7. Письмо школьной комиссии тюрко-татарской школы № 20 г. Чита в Министерство народного просвещения

1922 г.

Школьной комиссией Читинской № 20 русско-татарской школы 17.08.1922 г. было созвано совещание представителей тюрко-татарских организаций г. Читы. На повестке – вопрос о создании органа по снабжению тюрко-татарских школ Дальневосточной республики учебниками, разработке программы. Совещание нашло, что снабжение школ учебниками – дело первой важности. Тюрко-татарские школы существовали до сих пор без определенной программы, и преподавание велось не во всех школах одинаково. Например, в одной школе употреблялась одна орфография, в другой – другая. Необходимо поставить вопрос о созыве конференции учителей. До начала 1922-1923 гг. необходимо ликвидировать существующие недостатки. В состав оргбюро вошли В. Султанов, Ф. Хусаинов, Н. Курбангалин. Оргбюро не располагает средствами, так как Миннацдел и местные тюрко-татарские организации из-за отсутствия средств ассигновать не могут – все расходы с мест. Просьба к Министерству народного просвещения отпустить авансом из сумм, предназначенных по смете, на конференцию 60 рублей золотом на расходы по созыву.

Секретарь (подпись).

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 129, л. 19.

 

Список литературы

Ващук А. С., Чернолуцкая Е. Н., Королева В. А., Дудченко Г. Б., Герасимова Л. А. Этномиграционные процессы в Приморье в XX в. – Владивосток: ДВО РАН, 2002. – 228 с.

Сердюк М. Б., Дударенок С. М. Религиозная жизнь советского Дальнего Востока (1941-1954). – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2009. – 207 с.

Нам И. В. Национальные меньшинства Сибири и Дальнего Востока на историческом переломе (1917-1922 гг.). – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2009. – 500 с.

 

References

Vashchuk A. S., Chernolutskaya E. N., Koroleva V. A., Dudchenko G. B., Gerasimova L. A. Etnomigratsionnye protsessy v Primorye v XX v. [Ethno-migration processes in Primorye region in the 20th century]. Vladivostok, DVO RAN publ., 2002, 228 p.

Serdyuk M. B., Dudarenok S. M. Religioznaya zhizn Sovetskogo Dalnego Vostoka (1941-1954) [Religious life of the Soviet Far East (1941-1954)]. Vladivostok, Izd-vo Dalnevost. un-ta publ., 2009, 207 p.

Nam I. V. Natsionalnye menshinstva Sibiri i Dalnego Vostoka na istoricheskom perelome (1917-1922 gg.) [Ethnic minorities of Siberia and Far East at the historic crucial point (1917-1922)]. Tomsk, Izd-vo Tom. un-ta publ., 2009, 500 p.

 

Сведения об авторе

Алёкминская Гульнара Михайловна, кандидат исторических наук, доцент Департамента социальных наук Дальневосточного федерального университета, е-mail: gulya_alekminskaya@mail.ru.

 

About the author

Gulnara M. Alekminskaya, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor at Department of Social Sciences, Far Eastern Federal University, е-mail: gulya_alekminskaya@mail.ru.

 

В редакцию статья поступила 05.04.2019 г., опубликована:

Алёкминская Г. М. Проблемы становления национальной тюрко-татарской школы в Дальневосточной республике: 1921-1922 гг. // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. ‒ 2019. ‒ № 2. ‒ С. 57-65,

 

Submitted on 05.04.2019, published:

Alekminskaya G. M. Problemy stanovleniya natsionanoy tyurko-tatarskoy shkoly v Dalnevostochnoy respublike: 1921-1922 gg. [Problems of formation of the national Turko-Tatar school in the Far Eastern Republic: 1921-1922]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2019, no. 2, p. 57-65.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
В Казани День Белого цветка проводился в 1912-1917 гг. В статье рассматривается роль казанской интеллигенции в организации праздника, участие медицинской общественности в процессе
В статье анализируются и описываются эпиграфические памятники, установленные на могилы родственников Г. Баруди, а также представлены результаты работы по расшифровке арабоязычных и
В статье на примере Казанской губернии показано, как государство и местные органы управления регулировали сферу культуры после Февральской и Октябрьской революций.
Публикация посвящена рассмотрению истории органов ЗАГС на территории Казанской губернии (АТССР) в первые годы после установления советской власти (1917-1921).
Статья посвящена такому малоизученному виду помощи населению ТАССР в голодные 1921-1923 гг., как посылочные операции. Помощь голодающим в форме посылок оказывали в основном иностра
Статья посвящена исследованию проблемы перехода на латинский алфавит в 1920-е гг., которые играли важную роль в истории татарского народа.