Г. Э. Рафикова. Приют Казанского общества попечения о бедных и больных детях: история создания и деятельность

Вторая половина XIX – начало ХХ в. стали периодом наивысшего подъема государственного, общественного и частного благотворительного движения. Их становление и развитие напрямую зависели от общей проводимой государственными органами власти политики и социально-экономических условий внутри России. Частично проистекая из неспособности государства эффективно решать проблемы помощи бедным и нуждающимся слоям населения, частная инициатива развивалась не в противовес государственной форме призрения, а как дополнение к ней. Ее необходимость была вызвана осознанием обществом недостаточного охвата государственными и полугосударственными заведениями всего нуждающегося населения. Самым крупным благотворительным обществом в Казани, содержимым на средства частных лиц, было Казанское общество попечения о бедных и больных детях, в ведении которого находился приют для детей-сирот. Основанный в 1890 г. на частной квартире на частные пожертвования и кружечный сбор, приют, благодаря благотворителям, всего за два десятилетия вырос до большого детского учреждения, обладающего доходной недвижимостью, школами и мастерскими, а также детской лечебницей.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
07.11.2020
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2020
Ознакомительная часть статьи

Расцвет благотворительной деятельности в дореволюционной России пришелся на конец XIX – начало ХХ в. Упрощение правил открытия благотворительных обществ, введение нормальных уставов, определенных по Своду законов Российской Империи 1892 г., правил образования, подведомственности и подотчетности благотворительных организаций привели к росту общественной инициативы и активизации частных благотворителей. Все это подпитывалось относительно стабильным финансовым благосостоянием среднего слоя населения (мещане, купцы, крупные и мелкие предприниматели), обеспеченным промышленным подъемом этого периода и увеличением объемов торговли. В то же время массовый отток бедного крестьянского населения в город в поисках заработка обнажил проблемные стороны подобной индустриализации общества. В городах появилось много нищих, увеличилось количество беспризорных и сирот. Таким образом, спрос совпал с предложением, что вылилось, в конечном итоге, в уникальное явление – благотворительный бум, охвативший практически все стороны общественной жизни: от призрения бедных, увечных и сирот до создания профильных по профессиональному или сословному, религиозному признакам обществ, касс взаимопомощи и др.

Самым актуальным направлением по-прежнему оставалось призрение сирот, количество которых значительно возросло. Существовавший в Казани Сиротский дом, содержимый на средства Казанской губернской земской управы, ввиду постоянного увеличения количества призреваемых, уже очевидно не справлялся, массово раздавая сирот на воспитание в питомнические деревни1. Приюты, действовавшие в городе и относившиеся к категории приютов полугосударственных «обществ на особых основаниях», а именно подведомственные Ведомству учреждений императрицы Марии и его Губернскому попечительству детских приютов – Николаевский, Александринский и Юнусовский приюты, хотя и призревали значительное количество детей (по 30-40 человек), все же были ограничены в средствах и не могли самостоятельно расширить количество воспитанников. Кроме того, сирот призревало еще одно «общество на особых основаниях» – Попечительство о домах трудолюбия и работных домах, состоявшее под покровительством императрицы Александры Федоровны и открывшее в Казани Ольгинский детский приют трудолюбия (1900 г.). Основной целью приюта являлась профилактика детской беспризорности, нищенства и преступности, посредством приобщения детей к труду и овладению профессией. И хотя предназначался он для бедных детей крестьянского и мещанского сословий, по факту призревал до 90 % сирот. Всего же своей деятельностью в разные годы приют охватывал от 100 до 130 человек ежегодно.

Таким образом, для частной инициативы оставалось большое поле деятельности в области призрения сирот. В Казани действовали три крупных, основанных на средства частных лиц общества, в заведениях которых призревались сироты: Общество попечения о бедных и больных детях (открыто в 1889 г.), Казанское общество трезвости (1892 г.) и Общество во имя Всемилостивого Спаса призрения малолетних слабоумных и калек (1912 г.). Самым крупным из них было первое.

Мысль об учреждении приюта бедных и больных детей возникла у учредителей одновременно с идеей организации общества. Устав Общества попечения о бедных и больных детях был утвержден 14 августа 1888 г.2 Фактическая деятельность общества началась с первого общего собрания 23 марта 1889 г. Первый параграф устава определил основную цель общества: «оказывать всякого рода помощь бедным и больным детям», в соответствии с которой методами были определены помещение детей в существующие учебные заведения на свои средства; учреждение домов призрения, первоначальных, ремесленных, сельскохозяйственных и профессиональных школ, амбулаторий, больниц, врачебно-воспитательных заведений для неизлечимо больных детей3.

Первоначально общество не располагало достаточными средствами для осуществления своей деятельности, поэтому было решено «приютить хотя бы несколько несчастных детей, не имеющих крова и семьи». С этой целью была снята небольшая квартира в доме Грабовского на 1-й Горе, где 25 февраля 1890 г. открыт приют для 10 человек под названием Убежище для бесприютных детей4.

Первоначально убежище было открыто на средства общества, частные пожертвования и кружечные сборы. 9 ноября 1903 г. обществом для устройства кулинарных курсов было приобретено 2-этажное каменное здание купчихи Е. Д. Суховой на Рыбнорядской улице5. Но курсы открыты не были, и дом сдавался в аренду, доходы с которой также шли на содержание приюта6. К 1910 г. капиталы общества складывались из: крупных частных пожертвований, кружечных сборов, ежегодных драматических спектаклей в городском театре в пользу убежища, процентов с имеющихся капиталов, доходов учреждений общества, доходов с домов общества (к вышеупомянутому дому на Рыбнорядской улице добавились две квартиры, сдаваемые внаем при больнице), процентов с пожертвованных ценных бумаг.

Приют Казанского общества попечения о бедных и больных детях в первый год существования сменил много мест. Уже в апреле 1890 г., из-за плохого состояния имеющегося помещения, приют был переведен из дома Грабовского в дом Комаровской в Кизической слободе, но отдаленность этого помещения от города и, как следствие, ослабление контроля со стороны попечителей вынудили комитет общества обратиться к Городской думе с просьбой о помещении. Последняя выделила за небольшую арендную плату флигель городского здания бывших казачьих казарм в Плетенях, куда приют переехал в начале октября 1890 г.7 В 1894 г. здание приюта было заново перестроено, в 1895 г. кухня была выведена в отдельный пристрой, и помещение снова увеличилось8. В конце 1896 г. надстроен второй этаж, сделан капитальный ремонт, проложен водопровод на кухню9. Столь активное строительство в этом году было связано с прирезкой большого участка земли к территории приюта, что дало возможность не только расширить место прогулок детей, но и перестроить надворные помещения10. В 1910 г. был куплен комплекс принадлежащих Вараксиным построек на берегу оз. Кабан, на пересечении улиц Армянской и Поперечно-Георгиевской (4-я часть г. Казани): два двухэтажных (каменный и деревянный) дома, два флигеля и службы11. В отчетах он получил название «Армянский дом общества». Комплекс построек претерпел определенные перестройки, после чего в 1912 г. приют переехал в новое помещение12 (находился здесь до 1917 г.13).

Подробное перечисление мест размещения приюта, темпов их перестройки и расширения объясняет динамику роста числа призреваемых детей. Если в 1890 г. это было 10 человек, в 1891 г. – 30-35, 1893 г. – 45, 1896 г. – 82, 1900 г. – 120, 1903 г. – 104, 1905 г. – 94, 1907 г. – 118, 1910 г. – 124, 1915 г. – 127, 1916 г. – 140.

Убежище охватило своей деятельностью не только Казань, принимая в свои стены и детей-уроженцев близлежащих уездов Казанской губернии (Лаишевского, Спасского и др.). В приют принимались дети обоего пола (судя по отчетам, среди призреваемых преобладали девочки – до 70 %) и разных сословий: крестьяне (составляли большинство), мещане, цеховые, разночинцы, солдатские дети. Встречаются также дети ссыльно-каторжных14, почетных граждан, арестантов15. Примечательно, что о сословной принадлежности детей мы можем судить лишь опираясь на отчеты комитета с 1899 г., так как до указанного времени этот фактор не находил отражения в публикуемых брошюрах. Возраст призреваемых, по уставу, составлял от 2 до 12 лет, но по отчетам видно, что некоторые дети оставались до 20 лет. Это объяснялось обратным возвращением детей, невозможностью (вследствие физических или умственных недостатков) или отсутствием места для пристройки выбывающих детей. Остающиеся подростки несли обязанности по хозяйству приюта (стирка, уборка, кухня и т. д.), а некоторые «подготовляются к сапожно-башмачному, переплетному и токарному делу»16. Хотя комитет и стремился призревать преимущественно сирот, но все же среди воспитанников было большое количество детей бедных родителей. Их число постепенно сокращалось, так как этот несовершенный вид благотворительности развивал тунеядство, не принося желательной продуктивной пользы17.

Система обучения и воспитания в приюте также менялась с развитием заведения и все больше возрастающей активностью попечительского комитета. С 1892 по 1895 г. все дети школьного возраста учились в местном приходском училище, а в свободное время занимались: мальчики – повторением уроков, девочки обучались швейному мастерству и домашним работам18. С расширением помещений приюта в 1896 г., появилась возможность обучать девочек кройке и шитью белья, вышивке гладью, плетению, вязанию на машине, а мальчиков – ремеслу19. Ремесленное обучение велось в сапожно-башмачной мастерской (открыта в 1905 г.)20, мастерской дамских нарядов (открыта 1 октября 1903 г.)21.

Мастерская дамских нарядов выросла из открытой в марте 1900 г. портновской дамской мастерской для обучения девочек самостоятельному шитью дамских нарядов, разместившейся в стенах убежища22. Самостоятельная мастерская помещалась первоначально (с 1903 г.) в доме Шамиля на Поперечно-Воскресенской улице, с 15 июля 1904 г. – в доме Бородулиной на Мало-Казанской улице23, с 20 авгус­та 1906 г. мастерская переведена в дом Урванцева на пересечении улиц Мало-Казанской и Воздвиженской24, с 1 ноября 1911 г., с приобретением «Армянского дома», – во вновь отстроенный флигель к нему25. Мастерская дамских нарядов представляла собой отдельное подразделение убежища. Помещение занимало 12 комнат. Здесь жило и работало в разные годы около 20 девочек. О масштабах развития этого учреждения и об уровне профессиональной подготовки воспитанниц приюта говорит то, что мастерская «окрепла настолько сильно, что стала уже иметь возможность вести солидные дела, конкурируя с большими аналогичными же мастерскими старых фирм»26. 1 июня 1909 г. открыта чулочно-вязальная мастерская при убежище27, в которой первоначально была лишь одна машина, а к 1911 г. уже четыре28.

Общество контролировало дальнейшее устройство своих питомцев. Они определялись или на дальнейшую учебу, или на работу (в основном в подмастерья) в ремесленные мастерские29. Очень редкими были случаи определения детей на воспитание в семьи. Часто такие дети возвращались обратно.

Все дети школьного возраста обучались в начальном училище (Борисоглебская школа) по типу церковно-приходских школ (открыто 17 сентября 1900 г.)30, содержание которой взял на себя Епархиальный училищный совет. Школа была открыта в двухэтажном пристрое к зданию приюта31 и заняла две комнаты на втором этаже32. В 1900 г., например, здесь обучалось 20 мальчиков и 20 девочек33. При убежище имелась достаточно большая библиотека из пожертвованных книг. 14 апреля 1900 г. освящена вновь сооруженная домовая церковь при убежище, для этой цели были отведены две комнаты34, в 1912 г., при переезде убежища в «Армянский дом», для придомовой церкви было снова выделено помещение35. 28 декабря 1914 г. при приюте был открыт собственный храм36.

Среди прочих мероприятий общества в деле помощи детям следует отметить открытие 14 ноября 1899 г. детской лечебницы37, в которой было 16 кроватей – для лечения бедных детей города, 4 – для питомцев приюта, 4 – запасные; всего – 2438. 14 ноября 1901 г. при больнице была открыта амбулатория. В 1903 г. дополнительно к уставу была составлена Инструкция лицам, служащим в детской больнице Общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани39. Стационар больницы приюта принимал не только детей убежища, мастерских общества, но и городских и детей со всей губернии. Отдельно велся подсчет детей, поступивших из других благотворительных организаций города. К примеру, в перечне за 1913 г. значатся: Рукодельная школа – 31 человек, Ольгинский приют – 25, Общество русских женщин – 16, Дом имени императора Александра II – 7, Александровский приют – 12, Юнусовский приют – 2, Общество пособия бедным – 9, Общество защиты женщин – 5, Приют неизлечимых больных – 3, Лечебница трахомонозных – 1, Чайная общества трезвости – 3.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Рафикова Г. Э. Питомнический промысел деревень Казанского и Лаишевского уездов Казанской губернии в начале ХХ в. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2018. – № 4. – С. 185‑192.

2. Устав Казанского общества попечения о бедных и больных детях. – Казань: Типография «Казанского биржевого листка», 1889. – 11 с.; ГА РТ, ф. 411, оп. 1, д. 1, л. 9.

3. Устав Казанского общества попечения о бедных и больных детях. – Казань: Типография «Казанского биржевого листка», 1889. – С. 3-4.

4. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1890 год. – Казань: Типография Н. А. Ильяшенко, 1891. – С. 6.

5. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1903 год. – Казань: Литотипография И. Н. Харитонова, 1904. – С. 78-79.

6. В 1907-1909 гг. дом был снесен и на его месте возведен новый, каменный (см.: Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1909 год. – Казань: Типография преемника А. А. Родионова М. К. Кошкина, 1910. – С. 74).

7. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1890 год. – Казань: Типография Н. А. Ильяшенко, 1891. – С. 6-7.

8. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1895 год. – Казань: Типография и литография А. А. Родионова, 1896. – С. 6.

9. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1896 год. – Казань: Типография Губернского правления, 1897. – С. 10-11, 13, 14.

10. Там же. – С. 11.

11. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1911 год. – Казань: Типография А. А. Родионова, преемник М. К. Кошкин, 1912. – С. 21, 59-65.

12. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1912 год. – Казань: Типография М. К. Кошкина, 1913. – С. 19.

13. ГА РТ, ф. 359, оп. 1, д. 639, л. 137.

14. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1903 год. – Казань: Литотипография И. Н. Харитонова, 1904. – С. 9.

15. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1911 год. – Казань: Типография А. А. Родионова, преемник М. К. Кошкин, 1912. – С. 21; Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1912 год. – Казань: Типография М. К. Кошкина, 1913. – С. 22; Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1913 год. – Казань: Типография товарищества «А. И. Никитиных и Ко», 1914. – С. 35; Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1914 год. – Казань: Типография Ф. Е. Бусыгина, 1915. – С. 30; Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1915 год. – Казань: Типография Ф. Е. Бусыгина, 1916. – С. 22.

16. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1906 год. – Казань: Электро-типолитография И. С. Петрова, 1907. – С. 16.

17. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1897 год. – Казань: Типо- и литография И. С. Петрова, 1898. – С. 19.

18. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1891 год. – Казань: Типография и литография А. А. Родионова, 1892. – С. 5; Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1892 год. – Казань: Типография и литография А. А. Родионова, 1893. – С. 6; Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1893 год. – Казань: Типография и литография А. А. Родионова, 1894. – С. 6; Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1895 год. – Казань: Типография и литография А. А. Родионова, 1896. – С. 6-7.

19. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1896 год. – Казань: Типография Губернского правления, 1897. – С. 15.

20. С 1907 г. сапожно-башмачная мастерская публиковала в отчете Комитета собственный отчет о деятельности, выделенный в отдельный параграф.

21. С 1905 г. мастерская дамских нарядов публиковала в отчете Комитета собственный отчет о деятельности, выделенный в отдельный параграф.

22. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1900 год. – Казань: Литотипография И. Н. Харитонова, 1901. – С. 16.

23. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1905 год. – Казань: Типография А. М. Петрова, 1906. – С. 24.

24. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1907 год. – Казань: Типолитография И. С. Петрова, 1908. – С. 58.

25. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1911 год. – Казань: Типография А. А. Родионова, преемник М. К. Кошкин, 1912. – С. 56.

26. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1908 год. – Казань: Типолитография И. С. Петрова, 1909. – С. 6.

27. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1909 год. – Казань: Типография преемника А. А. Родионова М. К. Кошкина, 1910. – С. 29.

28. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1911 год. – Казань: Типография А. А. Родионова, преемник М. К. Кошкин, 1912. – С. 27.

29. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1892 год. – Казань: Типография и литография А. А. Родионова, 1893. – С. 6.

30. Известия по Казанской епархии. – 1900. – № 19. – С. 878; Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1900 год. – Казань: Литотипография И. Н. Харитонова, 1901. – С. 12.

31. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1900 год. – Казань: Литотипография И. Н. Харитонова, 1901. – С. 12.

32. Михеев И. Краткое историко-статистическое описание школ церковно-приходских г. Казани // Известия по Казанской епархии. – 1902. – № 6. – С. 271.

33. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1900 год. – Казань: Литотипография И. Н. Харитонова, 1901. – С. 16.

34. Там же. – С. 12.

35. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1912 год. – Казань: Типография М. К. Кошкина, 1913. – С. 19.

36. Известия по Казанской епархии. – 1915. – № 3. – С. 116; Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1914 год. – Казань: Типография Ф. Е. Бусыгина, 1915. – С. 28-30.

37. Устав детской лечебницы Общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани. – Казань: Литотипография Харитонова, 1899. – С. 1; Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1899 год. – Казань: Литотипография И. Н. Харитонова, 1900. – С. 21.

38. Отчет комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1899 год. – Казань: Литотипография И. Н. Харитонова, 1900. – С. 22.

39. Отчет комитета общества попечения о бедных и больных детях в г. Казани за 1903 год. – Казань: Литотипография И. Н. Харитонова, 1904. – С. 82-86.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
В начале 1920-х гг. Советскую Татарию пора­зил небывалый голод. Большое значение для преодоления бедствия имели их контакты с Американской администрацией помощи – иностранной благо
Между тем, к началу 1920-х гг. наследие Гражданской войны, массового голода и миграционных процессов существенно осложнило общую эпидемиологическую ситуацию. Республику накрыли вол
Рассмотрены предпосылки образования Научного общества татароведения (1923-1925 гг.), цели его создания, возложенные на него задачи, структура членства и формирование личного состав
Спектакль «Соңгы каракош» (Последняя черная птица) по пьесе драматургов А. Багаутдинова и Ф. Бикчентаевой был поставлен на сцене ДК имени 10-летия ТАССР в 1965 г.
Публикация основана на письмах красноармейца А. М. Ременникова, принимавшего участие в Восточно-Прусской операции 1945 г. в составе 927-го стрелкового полка 251-й Витебской стрелко
В данной статье прослеживается эволюция самого подхода к осмыслению в татарской художественной литературе 1940-1960-х гг. темы Великой Отечественной войны.