С. Фролова. «Размышляя над некоторыми статьями…»

Рубрика:
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
15.11.2010
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3/4 2010

«Размышляя над некоторыми статьями…»

Обратиться с этим письмом меня заставили статьи ульяновского краеведа, а ныне кандидата исторических наук Е. Бурдина, опубликованные на страницах вашего издания.

Первая из них была помещена в 2005 г. (№ 1) «Дворянский род Молоствовых» (с. 131-135), вторая в 2007 г. (№ 1) «Никольская жемчужина (Из истории Казанско-Богородицкой церкви села Никольского)» (с. 225-228), третья в 2009 г. (№ 1) «Промыслов не имеют, кроме хлебопашества и скотоводства, к чему и радетельны» (с. 165-169).

В начале первой статьи автор рассказывает о «чудесных» подарках, сделанных ему учительницей истории с. Никольского Н. А. Тужилкиной. Она отдала ему три старинные фотографии, относящиеся к истории села. Но, может быть, г. Бурдин оговорился и речь идет о копиях фотографий? Ведь в школе создан (или должен быть создан) музей истории села, и отдавать из него подобные ценные экспонаты просто преступно. О существовании музея (тогда еще о желании его создать) мне стало известно от самой учительницы. Летом 1999 г. она приезжала в Казань на недолгий срок и обратилась к директору Национального архива РТ Л. В. Гороховой за помощью в поиске документов по истории с. Никольского. Поскольку я в это время была научным сотрудником архива, уже защитившим кандидатскую диссертацию о казанской ветви рода Молоствовых, мне не составило труда написать «Краткую историческую справку о с. Никольском Спасского уезда Казанской губернии и его владельцах». Вместе со справкой я передала Тужилкиной фотографии портретов Молоствовых, хранящиеся в Казани. Я считала, да и теперь так думаю, что если исследовательская работа, проделанная мной, будет нужна и полезна местным жителям, я должна им ее предоставить. Другое дело, что жители присваивают себе результаты моего труда (как это произошло с исследованием об усадьбе в Долгой Поляне в Тетюшском районе), и мои тексты становятся поистине народными. Они обрастают странными версиями, источники появления которых редко кто может назвать, как, впрочем, и всего остального фактического материала в этих работах.

Со статьей г. Бурдина случилось примерно то же. Кроме фотографий от учительницы истории он получил и «Краткую историческую справку», хотя об этом умалчивает. Тем не менее, он задается вопросом: «Кто же такие Молоствовы?» и заглядывает в словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. Хотя какой в этом смысл? Ведь в своей работе он ссылается на родословную Молоствовых, составленную И. Н. Лодыженским (СПб., 1900), статью Г. А. Могильниковой о Молоствовых, опубликованную якобы в № 6 журнала «Казань» в 2000 г. На самом деле эта статья помещена в № 1 за 2000 г. (с. 27-33), а в № 6 за 2000 (с. 31) начало статьи Л. Чудиновой «Папины письма с далекой войны». Среди ссылок есть и упоминание о книге «Спасские сказания» (Казань, 2003), впрочем, без указания страницы. Указание на эту книгу имеется и во второй статье Бурдина. Жаль только, он не пишет, что именно в этой книге помещена моя работа «Дворянское гнездо рода Молоствовых» (с. 58-91), а также вступление, подготовка текста и комментарии к мемуарам Валерьяна Таврионовича Молоствова (с. 92-101)*. Он пишет, что упоминание о Молоствовых можно найти и в других источниках (с. 132, 135), приводя в качестве примера т. 18, вып. 4-6 «Известий Общества археологии, истории и этнографии» (Казань, 1908) и книгу Н. А. Спасского «Очерки по родиноведению» (Казань, 1912), называя общее количество страниц в книге, а не сами страницы, где есть упоминания о Молоствовых.

Кроме того, в первой статье Бурдина (как и в последующих) приводится ряд ложных фактов. Например, «только в Куралове сохранился каменный дом Молоствовых» (не считая дошедшей до наших дней усадьбы в бывшем имении Молоствовых в Долгой Поляне Тетюшского района)». Но усадьба в Куралово давно сгорела благодаря «заботам» местных жителей. Она основательно разобрана, от нее остался только один фасад. Этот барский дом уже вряд ли будет восстановлен. А ведь еще в 1991 г. его «законсервировали», заколотили после переезда из него школы в новое здание. Что ж, я думаю, это недвусмысленный ответ самих местных жителей на вопрос: почему не сохраняются памятники старины? Они, лично им, нужны только с точки зрения практической: можно утащить в свой дом дубовый паркет, осколки изразцов и т. п.

Ниже г. Бурдин перечисляет знаменитых представителей рода, среди которых «Владимир Порфирьевич Молоствов (родился 1794 г.) — в 1841-1845 гг. уездный предводитель дворянства; Порфирий Львович Молоствов — в 1806-1809 гг. предводитель Казанского губернского дворянства». Далее читателя отсылают к знаменитой работе Н. П. Загоскина «История Казанского Императорского университета за первые сто лет его существования, 1804-1904 гг.» (Казань, 1904, т. 1), снова без указания страниц. Однако в этом томе Загоскин упоминает о Порфирии Львовиче (с. 559), а В. П. Молоствов был попечителем Казанского учебного округа. Спасским предводителем в указанные годы был его брат — Модест, о чем свидетельствует его формулярный список**.

Подобную ошибку совершает он и во второй статье, называя Христофора Львовича Молоствова (1757-1842) спасским уездным предводителем дворянства (1788-1790, 1837-1840) (Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2007. – № 1. – С. 225). Истоки этих двух ошибок берут свое начало в родословной Молоствовых из словаря «Казанское дворянство. 1785-1917» (Казань, 2001. – С. 378, 379), хотя Бурдин о ней в своих работах даже не упоминает (!). По сведениям этого словаря в Спасском уезде одновременно было два предводителя: Христофор Львович с 1837 по 1840 г. и Модест Порфирьевич с 1836 по 1842 г. Именно там были допущены подобные неточности, основанные на архивных материалах. Но перед составителями словаря и не стояла задача сопоставления нескольких родословных одного рода и их обобщение. Это обязанность исследователей — проверять достоверность используемой информации.

Относительно одной из двух фотографий, приведенных во второй статье г. Бурдина «Вид на с. Никольское (Предположительно 1870-е гг.)» (Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2007. – № 1. – С. 227), автор не указывает, что она впервые была опубликована в воспоминаниях В. Т. Молоствова «Цесаревич Александр Александрович в с. Никольском в 1866 году» (Исторический вестник. – № 1. – 1912).

Таким образом, в первой статье в 5 из 13 ссылок имеются либо ложные отсылки к текстам книг, либо ссылки на страницу отсутствуют вовсе, не считая приведенных автором неверных сведений о представителях рода. Подобное мы наблюдаем в последующих статьях этого автора. Оговорюсь: я не ставила перед собой задачу проверять все сведения, приводимые Бурдиным в его статьях.

Кажется довольно странной историографическая ссылка в последней статье Бурдина после перечисления землевладений Х. Л. Молоствова (с. 166): «Подробнее о дворянском роде Молоствовых см.: Бурдин Е. Дворянский род Молоствовых // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2005. – № 1. – С. 131-135». Вероятно, вклад этих пяти страниц в исследование рода значительнее целой кандидатской диссертации, посвященной тому же роду? Хотя, надо отдать должное, через четыре года после появления первой статьи у г. Бурдина, наверное, проснулась совесть, и он впервые сделал ссылки на мое исследование.

 В той же статье на с. 166 о составе землевладения Х. Л. Молоствова имеется ссылка на некое дело (НА РТ, ф. 324, оп. 726, д. 428). Это план, в заглавии которого есть данные о распределении земли по угодьям. Только автор статьи пишет, что под усадьбой (Какой? Помещичьей, крестьянской. – С. Ф.) находилось 70 дес. 1 444 саж. (с. 166), хотя в источнике относительно этой цифры имеются другие сведения: столько земли было «под поселением, огородами, гуменниками, конопляниками, в том числе у священно- и церковнослужителей». Самое интересное, что в той же статье опубликован «План с. Никольского и его окрестностей 1788-1790 гг.» (2009. – № 1. – С. 167). Удивительно только то, что в деле, на которое ссылается Бурдин (НА РТ, ф. 324, оп. 726, д. 428), находится совсем другой план того же села, и он является копией с плана XVIII в., сделанной во второй половине XIX в. Следовательно, источник информации снова указан автором статьи неверно.

Приведенное в последней статье описание имения Л. В. Молоствова имеет совсем иную нумерацию в деле (НА РТ, ф. 81, оп. 2, д. 935, л. 9-21), а не л. 6-18, как указывает г. Бурдин, поэтому дальнейшие постраничные его ссылки на этот документ тоже неверны. Абсолютно аналогичная картина наблюдается со ссылками по д. 1120 того же фонда: автор статьи ссылается на л. 2, а в архивном деле это л. 6.

На с. 168 Бурдин пишет, что «процесс технической модернизации словно обошел имение стороной», хотя в используемом им архивном деле говорится о приобретении владельцем имения новых сельскохозяйственных машин.

Таким образом, мы видим, с одной стороны, бессовестный плагиат, присвоение Бурдиным результатов чужого исследования, с другой — искажение фактов, приводимых в статьях, отсутствие ссылок на страницы цитируемых изданий, а порой и неверно данные ссылки. Автор сознательно вводит читателей в заблуждение. Я считаю, в этом свете тем более несправедливо награждать подобные работы: в конкурсе, посвященном 90-летию архивной службы Татарстана, г. Бурдин был удостоен диплома I степени за исследовательскую работу «Страницы истории села Никольского» (Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2009. – № 1. – С. 262).

Чего ждать в следующий раз? Публикацию об усадьбе в Долгой Поляне, списанную с рукописи моей книги, которую директор Тетюшского музея «любезно» предложит всем желающим для копирования?

Безусловно, любая тема может изучаться кем угодно и как угодно. Приводит новые факты в вышеназванных статьях и г. Бурдин. Однако, встает вопрос: насколько им можно доверять? Добросовестно ли автор делает ссылки на источники? Как оказалось, ответить на этот вопрос утвердительно нельзя. Кроме того, неужели в Ульяновской области — этом кладезе дворянских гнезд — не нашлось ни одного достойного внимания г. Бурдина? Или просто о Молоствовых многое уже написано и обобщено? И после того, как первый опыт присвоения чужого прошел успешно, можно смело решаться и на последующие?

Уважаемая редакция! Я глубоко убеждена, что журнал «Эхо веков» является солидным научным изданием, в чем я неоднократно убеждалась, сотрудничая с редакцией как автор статей, а также как постоянный читатель журнала. Публикуемые в нем материалы нередко впервые вводятся в научный оборот и сопровождаются профессионально выполненными вступительными статьями и комментариями. Кроме того, статьи, помещаемые в журнале, широко используются в научном мире и в учебном процессе. Поэтому считаю недопустимыми подобные публикации г. Бурдина и его отношение к своим предшественникам. Кроме того, публикация таких статей дискредитирует и само издание.

Светлана Фролова,

кандидат исторических наук

 

* Последние издателем Л. Абрамовым без моего ведома были сокращены, добавлено шесть первых строк вступления и последний абзац с чудовищными ошибками, а моим соавтором невольно стал один из уважаемых казанских историков Е. В. Липаков. Не думаю, что он мог допустить подобные ошибки. Впрочем, об опечатках в этой книге можно писать отдельное исследование.

** Лодыженский И. Н. Родословная Молоствовых. – СПб., 1900. – С. 17; НА РТ, ф. 407, оп. 1, д. 661, л. 15 об., 17 об.

Другие статьи
Поэма. Перевод с татарского языка Николая Переяслова
Советская социальная педагогика и нацистская система взрастили совершенно разные типы нового поколения: поколение патриотов с одной стороны, и поколение агрессоров — с другой. В эт
В очерке писателя Л. Хамидуллина повествуется о жизненном и боевом пути уроженца г. Казани, Героя Советского Союза Федора Баталова.
В первые же дни после начала вторжения получили мобилизационные предписания молодые актеры К. Гильманов, Ф. Халитов, Н. Гайнуллин, М. Надрюков, художник М. Сутюшев. Ушли на фронт
Статья Ш. Мустафина посвящена боевому прошлому и мирной жизни разведчицы и партизанки Ч. Загировой. В публикации представлены воспоминания Ч. Загировой о своем отце — старшем полит
Ко времени начала Великой Отечественной войны на территории Казанского Кремля был сосредоточен целый ряд органов государственной власти и управления. С началом войны были образован