П. В. Георгиев. «Да, я племянник профессора Мишулина…»: переписка А. С. Шофмана и Спартака Мишулина в фондах Научной библиотеки

В статье рассказывается о двух документах, хранящихся в отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского Казанского федерального университета. Это новогоднее поздравление от известного артиста Спартака Васильевича Мишулина казанскому профессору Аркадию Семеновичу Шофману и черновой вариант письма А. С. Шофмана С. Мишулину. В 40-е гг. XX в. А. С. Шофман был учеником и коллегой Александра Васильевича Мишулина (1901-1948), известного советского историка, автора многочисленных книг по древней истории, в том числе, посвященных восстанию Спартака. В 1948 г. А. В. Мишулин скоропостижно скончался. Прошло много лет. Как-то А. С. Шофману пришла в голову неожиданная мысль, а не является ли известный актер Спартак Мишулин родственником историка А. В. Мишулина. Все как-будто сходилось – та же фамилия, необычное имя Спартак (историк А. В. Мишулин занимался историей восстания Спартака), внешнее сходство. И он решил написать известному актеру письмо с вопросом о том, не является ли он родственником А. В. Мишулина. Ответ долго не приходил. Но Шофман, наконец-то, дождался весточки от знаменитого актера. Спартак Мишулин поздравил Аркадия Семеновича с Новым годом и написал, что действительно является родственником, а именно племянником А. В. Мишулина. Приведенные в статье материалы публикуются впервые.
Тип статьи:
Персоналии
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
07.11.2020
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2020
Ознакомительная часть статьи

Впервые эту историю поведали автору данной статьи, тогда еще аспиранту, на кафедре древнего мира и средних веков исторического факультета Казанского университета. Касалась она одного интересного и немного даже курьезного факта. Того, как известный казанский профессор Шофман открыл, что его давний учитель по Ленинградскому университету, Александр Васильевич Мишулин, являлся родственником знаменитого советского актера Спартака Мишулина. А. В. Мишулин сыграл значительную роль в жизни А. С. Шофмана, который о своем учителе всегда помнил и отзывался с большой симпатией1.

Характеризуя А. В. Мишулина как историка античности, Шофман отмечал, что тот «был видным ученым, специалистом по истории древнего мира, внесшим значительный вклад в изучение важнейших проблем социально-экономической истории античности, методологии и историографии, истории древних славян и международных отношений»2.

Восстание Спартака и сама фигура вождя восставших гладиаторов были главной темой научной работы А. В. Мишулина. В те годы, когда писались эти работы, очень важно было показать Спартака героем, защитить от некоторых нападок «буржуазных» ученых. Так, например, «известный историк Т. Моммзен… называл его “великим разбойничьим атаманом”, а восставших рабов “разбойничьей шайкой”, “живой собственностью”, которая взбунтовалась»3. Конечно же, в работах советского историка должен был быть сформирован иной образ Спартака и дана иная оценка его деятельности. И такой образ был создан А. В. Мишулиным.

«“Для нас, – писал он, – перестала существовать так называемая история “классической” древности с ее великими личностями, мифами и легендами. Нет больше идиллической истории Греции и Рима с ее гимнами Цезарю, восторгами носом Клеопатры, обожествлением Платона или затейливой склокой богов на Олимпийской вершине. Осталась прозаическая, но очень важная и серьезная вещь. Есть классовая борьба древних рабовладельческих обществ, столь же отдаленная во времени, сколь и близкая нам по своим идеям, по образцам своей удивительной стойкости, упорству и непримиримости, проявленных в схватках с эксплуататорами”. Именно с этой точки зрения рассматривается автором восстание Спартака»4.

Подробно пишет Шофман о своем учителе в «Очерках советского антиковедения»5. Первоначально свою кандидатскую диссертацию А. С. Шофман назвал «Демосфен как защитник афинской независимости». По его словам, «это было время, когда в Европе бушевал фашизм. В этой борьбе гибли тысячи героев, и я тоже искал таких героев, которые боролись со злом. Одним из таких героев мне представлялся греческий оратор Демосфен, который смело выступил против македонского нашествия»6. Однако, после того как эту работу посмотрел А. В. Мишулин и высказал ряд критических замечаний, Шофман вынужден был написать новую работу, которая получила название «Завоевания Филиппа и политика Демосфена»7.

Несомненно, этот эпизод и определил дальнейшие научные интересы А. С. Шофмана, которые были связаны с историей древней Македонии и личностью знаменитого Александра Македонского8. Шофман помнил о своем учителе, который скоропостижно скончался в 1948 г. Символично, но именно в том же году (и примерно в одно время) Шофман пережил разрушительное землетрясение в Ашхабаде. У него погибла жена, а маленькая дочь получила серьезную травму позвоночника. После этого А. С. Шофман оказался в Казани, где ему суждено было прожить долгую плодотворную жизнь. В Казанском университете А. С. Шофман стал кумиром студентов-историков9. Он читал яркие, запоминающиеся лекции. Обладал прекрасным чувством юмора. Студентов «привлекало в лекциях А. С. Шофмана несколько ироничное отношение к окутанному мифами и легендами материалу античной истории, его глубокая эрудиция и блестящее лекторское мастерство»10. Ну, и конечно, великим детищем Аркадия Семеновича был кружок «Античный понедельник». Он «вошел в жизнь каждого, кто избрал античную историю для своих научных занятий»11. Кстати сказать, «Античный понедельник» здравствует и поныне, каждое его заседание проходит также по понедельникам. «Созданный А. С. Шофманом “Античный понедельник” был и остается уникальным сообществом, прежде всего, потому, что в нем участвовали все те, кто занимался античностью, – и студенты, и аспиранты, и преподаватели»12.

Однажды А. С. Шофману при­шла в голову неожиданная мысль, а не является ли известный актер Спартак Мишулин родственником историка А. В. Мишулина. Все как-будто сходилось – та же фамилия, необычное имя Спартак (А. В. Мишулин занимался историей восстания Спартака), даже внешнее сходство. И в июле 1989 г. Аркадий Семенович пишет Спартаку Мишулину письмо. В отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского хранится черновик этого послания. Вот некоторые строки из него (орфография и пунктуация автора сохранены):

«Уважаемый Спартак Васильевич! Обращаюсь к вам с необычной просьбой. Не затруднит ли Вас сообщить мне, являетесь ли Вы родственником покойного проф[ессора] Мишулина Александра Васильевича. Дело в том, что я был его коллегой и учеником… Если вы действительно их родственник, не откажите мне сообщить кто из них здравствует и где они живут. Дело в том, что я сейчас пишу работу о А. В. Мишулине, и мне хотелось бы установить связь с его родными, которые могли бы мне сообщить достоверные сведения, которых мне не достаёт. Если же Вы просто однофамилец, то прошу у Вас прошения, что даром отнял у Вас время. В любом случае был бы Вам благодарен за ответ. С большим Уважением почитатель Вашего таланта»13.

Ответ долго не приходил. И только к Новому году Аркадий Семенович Шофман дождался, наконец, ответа.

«Аркадий Семенович, здравствуйте. Получил Ваше письмо давно, но ответить могу только сейчас. Простите! Да, я племянник профессора Мишулина Александра Васильевича… Большое Вам спасибо за память к дяде, которого я очень любил. Пользуясь случаем поздравляю Вас и Вашу семью с Новым годом! Счастья Вам и Успеха!..»14.

Как оказалось, Александр Васильевич Мишулин действительно повлиял на выбор имени своего племянника. «Широкое использование имени Спартака было чертой эпохи… Спартак (не столько исторический, сколько мифологизированный) входил в сакрализованный сонм борцов за свободу, пролетарских святых, отдавших жизнь за грядущее переустройство мира. Тем самым он был важным культурным символом и стал, как бы сказали теперь, брендом. Футбольный клуб и добровольное спортивное общество профсоюзов, всесоюзные соревнования, многочисленные стадионы, кинотеатры, фабрики, улицы, села и, конечно, личные имена... Увлечение было, таким образом, вполне естественным, а в случае с А. В. Мишулиным и вполне искренним»15.

Спартак Мишулин родился в 1926 г. А значит, древний герой, возглавивший восстание гладиаторов, интересовал начинающего историка со студенческой скамьи, еще до поступления в аспирантуру, куда А. В. Мишулин был зачислен в 1927 г.16 Каким же должно было быть увлечение студента Мишулина Спартаком, если он сумел убедить родственников назвать своего племянника его именем! Свой первый доклад о Спартаке Мишулин сделал в 1930 г. в бытность свою аспирантом, а в 1936 г. выходит его монография «Спартаковское восстание»17.

В том же году он написал вступительную статью к хорошо всем знакомому роману известного итальянского романиста-историка Рафаэлло Джованьоли «Спартак». А в 1947 г. вышла книга «Спартак», переизданная в 1950 г. Занимался Мишулин-историк и другими проблемами, но все же наиболее любимой темой среди его исследований осталась история Спартаковского восстания. Его книги и лекции о восстании привлекали внимание не только специалистов, но и широкого круга читателей, как в нашей стране, так и за рубежом18. «Сам он считал свой труд незавершенным и выпускал его в свет для того, чтобы “перекликнуться с читательской массой прежде чем считать разрешенным для себя ряд поставленных им проблем”»19. Конечно, книги Мишулина о Спартаке несли на себе печать определенного взгляда на ряд исторических проблем, господствовавших в те годы. Однако делать выводы о том, что Мишулин был историком, «положившим все свои труды не на алтарь науки, а на алтарь идеологии»20, было бы, на наш взгляд неверным. История не может быть не политизированной по своей сути. Не случайно, давно уже не утихают споры о том, является ли история вообще наукой, или это в некоторой степени искусство. Искусство убеждать, заинтересовывать, поднимать те или иные проблемы. И это искусство сродни артистическому таланту. Таланту, которым обладал и знаменитый племянник историка А. В. Мишулина, Спартак. Таким талантом, несомненно, обладал Аркадий Семенович Шофман, который, был не только замечательным педагогом, но и артистом. Его лекции слушали как театральное представление. Это был своеобразный театр одного актера. А ведь А. С. Шофман, судя по приведенному в данной статье черновому наброску письма к Спартаку Мишулину, действительно всегда помнил и ценил своего университетского учителя.

Поэтому, думается, документы из фондов Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского Казанского федерального университета, представленные в данной статье, на наш взгляд, могут дать импульс интересным творческим исследованиям и дискуссиям.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Шофман А. С. А. В. Мишулин как историк античности // История и историки. Историографический ежегодник. 1981. – М.: Наука, 1985. – С. 184-204.

2. Там же. – С. 184.

3. Там же. – С. 186.

4. Там же. – С. 187.

5. Шофман А. С. Очерки советского антиковедения [Рукопись] (см. : ОРРК НБЛ, ф. 24, ед. хр. 148).

6. Там же, л. 33-34.

7. Там же, л. 34.

8. См.: Георгиев П. В. А. С. Шофман об античной и современной демократии (из неизданного) // Историк в историческом и историографическом времени. – Казань: Изд-во «Яз», 2013. – С. 42-45.

9. Несмелов О. В. А. С. Шофман: первые шаги на казанской земле // Историк в историческом и историографическом времени. – Казань: Изд-во «Яз», 2013. – С. 6.

10. Там же.

11. Петрова Э. Б. Вспоминая с радостью и грустью… // Историк в историческом и историографическом времени. – Казань: Изд-во «Яз», 2013. – С. 10.

12. Ротермель Л. Р. Вспоминая Учителя… // Историк в историческом и историографическом времени. – Казань: Изд-во «Яз», 2013. – С. 14.

13. Черновой вариант письма А. С. Шофмана С. В. Мишулину (см.: ОРРК НБЛ, ф. 24, ед. хр. 224).

14. Новогодняя открытка А. С. Шофману от С. В. Мишулина (см.: ОРРК НБЛ, ф. 24, ед. хр. 463).

15. Крих С. Б. А. В. Мишулин и его Спартак // Вестник древней истории. – 2015. – № 1. – С. 178-179.

16. Профессор Александр Васильевич Мишулин. 1901-1948. Некролог // Вестник древней истории. – 1948. – С. 135.

17. Там же. – С. 136.

18. Памяти А. В. Мишулина // Вестник древней истории. – 1970. – № 1. – С. 245.

19. Там же.

20. Крих С. Б. Указ. соч. – С. 181.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
В начале 1920-х гг. Советскую Татарию пора­зил небывалый голод. Большое значение для преодоления бедствия имели их контакты с Американской администрацией помощи – иностранной благо
Между тем, к началу 1920-х гг. наследие Гражданской войны, массового голода и миграционных процессов существенно осложнило общую эпидемиологическую ситуацию. Республику накрыли вол
Рассмотрены предпосылки образования Научного общества татароведения (1923-1925 гг.), цели его создания, возложенные на него задачи, структура членства и формирование личного состав
Спектакль «Соңгы каракош» (Последняя черная птица) по пьесе драматургов А. Багаутдинова и Ф. Бикчентаевой был поставлен на сцене ДК имени 10-летия ТАССР в 1965 г.
Публикация основана на письмах красноармейца А. М. Ременникова, принимавшего участие в Восточно-Прусской операции 1945 г. в составе 927-го стрелкового полка 251-й Витебской стрелко
В данной статье прослеживается эволюция самого подхода к осмыслению в татарской художественной литературе 1940-1960-х гг. темы Великой Отечественной войны.