Ч. Х. Саматова, Р. Р. Ибрагимов. Становление и развитие потребительской кооперации в Казанской губернии во второй половине XIX –

В статье изложены особенности становления и развития потребительской кооперации на территории Казанской губернии во второй половине XIX – начале XX в. Рассмотрены порядок учреждения, структура и особенности функционирования рабочих, сельскохозяйственных, территориальных потребительских кооперативов. Показаны сфера деятельности различных потребительских обществ; права, возможности членов кооперативов; функции их правлений. Отдельное внимание уделено функционированию Казанского губернского союза потребительских обществ. Проанализированы проблемы и достижения потребительской кооперации в Казанской губернии, ее связь с российским кооперативным движением.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
07.11.2020
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2020
Ознакомительная часть статьи

История потребительской кооперации на территории Казанской губернии уходит корнями во вторую половину XIX столетия.

В феврале 1868 г. был утвержден устав Общества потребителей г. Казани. Согласно уставу, оно имело целью «доставить своим членам возможность к сбережениям при покупке необходимых предметов потребления»1. Для осуществления заявленной цели планировалось заключать договора с торговцами и производителями о закупке у них доброкачественных товаров по дешевой цене, а также открывать собственные магазины и склады. Устав предполагал, что часть прибыли от реализации продукции будет распределяться между участниками общества в качестве дивидендов, подсчет которых производился в конце года.

Средства общества формировались из членских взносов и дивидендов, которые могли остаться в фонде общества. Также в фонд общества направлялось 25 % дивидендов каждого участника. Все члены общества были равноправны, независимо от количества паев. Размер паевого взноса составлял 5 руб. Один человек мог приобрести не более 100 паев. Выходившие из состава общества участники, в течение трех месяцев получали внесенные ими деньги и причитавшиеся им дивиденды. Участники могли быть исключены из общества путем голосования.

Общество являлось всесословным. Покупка товаров обществом и их реализация осуществлялись как за наличный расчет, так и за марки, которые выдавались правлением. Существовала возможность продажи товаров и не членам общества. Наряду с продажей товаров общество заявляло о своей производственной деятельности (выпечка хлеба, переплет книг).

Общество созывало периодические и чрезвычайные собрания. Периодические собрания созывались планово три раза в год, чрезвычайные – в особых случаях или по требованию членов общества.

Общество отстаивало принцип автономности при решении каких-либо спорных вопросов. Так, согласно Уставу, при возникновении разногласий между участниками общества, жалоб на качество и цену товаров, истец обращался в правление; в случае неудовлетворительного решения правления – в посреднический суд. Посреднический суд состоял из трех постоянных членов, избираемых общим собранием, и двух лиц, избираемых истцом и ответчиком из числа членов общества.

Деятельность общества была достаточно активной. Была открыта собственная лавка на ул. Университетской. Там же разместилось и правление. К 1869 г. была открыта вторая лавка на Нижне-Федоровской улице. А первая – переведена на Николаевскую улицу (ныне Ленинский садик при спуске с ул. М. Горького). В сентябре 1869 г. была открыта кооперативная хлебопекарня в Собачьем переулке (ныне ул. Некрасова). А в начале 1870 г. – третья лавка на Воскресенской улице (ныне ул. Ленина). В марте 1870 г. открыта мастерская сапожных и башмачных дел2.

Общество потребителей г. Казани наладило обмен товарами с Саратовским обществом потребителей и Нижегородским обществом потребителей «Бережливость». Однако большая часть пайщиков рассматривала общество лишь как возможность получить процент за капитал и часто изымала свои средства. Это стало одной из причин того, что общество в 1870 г. обанкротилось.

Более массовое открытие потребительских обществ начинается только в конце XIX в. Большую часть их составляли рабочие потребительские общества.

Одним из первых было Общество потребителей при льнопрядильно-ткацкой мануфактуре и кожевенном заводе торгово-промышленного общества Алафузовских фабрик и заводов Казани, открытое в 1897 г. Членами общества являлись рабочие и служащие предприятий Алафузова. Все члены общества, независимо от размера внесенного ими пая, при голосовании имели по одному голосу. Один член общества мог иметь не более 25 паев. Согласно уставу, общество могло создавать собственные заведения для изготовления предметов потребления с последующей их продажей, приобретать недвижимость, строить складские помещения и др. Продажа товаров не членам общества могла производиться только за наличный расчет, а члены общества могли брать товары в кредит.

Общество потребителей организовало лавку по продаже товаров членам кооператива. Несмотря на крупные суммы закупок, современники свидетельствуют о недостаточном ассортименте товаров в лавке. Согласно воспоминаниям рабочего фабрики, российского революционера, социал-демократа А. И. Бурцева, «заработную плату тогда рабочим выплачивали один раз в месяц… 15 (числа. – Авт.) каждого месяца допускалось рабочим выписывать из конторы особые чеки, называемые марками, по этим чекам можно было брать съестные продукты из фабричной лавки, но в лавке имелись не все продукты нужные рабочим, например, не было таких необходимых продуктов, как керосин. Тогда рабочие прибегали к следующей комбинации: возьмут из лавки какой-нибудь товар, как, например, сахар и обменяют его у частника-торговца на нужный им продукт или просто продавали марки местным скупщикам по 60 копеек за рубль, а на вырученные деньги покупали, что нужно…»3.

При этом масштабы деятельности предприятий Алафузова были огромны. При кожевенном заводе и льнопрядильно-ткацкой фабрике действовали фабрика обработки ткани непромокаемыми составами, фабрика механического производства обуви, слесарно-кузнечные мастерские, шорно-обмундировальная и закройные мастерские4.

В 1893 г. Алафузовы открыли в Ягодной слободе начальное училище для рабочих с мужским и женским отделениями. Попечительницей училища стала приемная дочь И. И. Алафузова – Людмила Алафузова. На содержание штата училища и библиотеку ежегодно выделялось около 1 400 руб.

В 1915 г. было организовано Потребительское общество мастеровых, рабочих, работниц и служащих Казанского порохового завода.

Историки отмечают быстрый рост потребительских обществ в период Первой мировой войны. В 1914 г. возникло Потребительское общество земских служащих Казанской губернии. В состав этого общества принимались служащие земских учреждений и организаций, открываемых земствами5.

В Казани создавались общества потребителей и по территориальному признаку. Так, 26 ноября 1915 г. был утвержден устав Общества потребителей предприятий Большой Игумновой слободы г. Казани. В 1917 г. возникло Общество потребителей «Плетеневский кооператив», в состав которого принимались все жители Казани и Казанской губернии.

Развивалась потребительская кооперация и в уездах Казанской губернии. Одним из первых потребительских обществ Казанской губернии стало Спасско-Затонское потребительское общество Спасского уезда. В Спасском Затоне находился судоремонтный завод. В октябре 1868 г. был утвержден устав общества. Согласно ему, члены общества должны были не только вносить паевые взносы, но и участвовать в деятельности кооператива своим трудом. Например, должны были работать в качестве грузчиков и подсобных рабочих в лавке6.

В уездах кооперативы открывались крестьянами и представителями сельской интеллигенции, главным образом, мужчинами. Ограниченное социально-правовое положение женщин не позволяло им выступить организаторами подобной деятельности. Исключением из традиции стало открытие общества потребителей «Свобода» д. Чурино Ново-Шимкусской волости Тетюшского уезда по инициативе учительницы Карабаевского начального училища Надежды Александровны Трофиновой7.

Сельские потребительские общества, учрежденные в определенных населенных пунктах, могли включать в свой состав и жителей других сел и деревень, а в ряде случаев – жителей соседних губерний, при условии согласия руководства данных губерний. В частности, в конце 1916 – начале 1917 гг. между казанским и вятским губернаторами происходила переписка по ходатайству учредителей общества потребителей села Кукмор Мамадышского уезда Казанской губернии о принятии в члены общества жителей д. Жилой Рудник Малмыжского уезда Вятской губернии. В результате губернатор Вятской губернии дал согласие на возможность включения в состав кооператива жителей подведомственной ему деревни8.

До Февральской революции 1917 г. процесс организации потребительских обществ начинался с ходатайства учредителей на имя губернатора. Как правило, канцелярия губернатора не тормозила прохождение подобных прошений. За период рассмотрения соответствующих заявлений власти выясняли через уездных исправников и губернские жандармские управления политическую благонадежность заявителей, наличие судимостей. Во время Первой мировой войны устанавливали «не принадлежат ли кто из учредителей к иностранным подданным стран, воюющих с Россией»9. Сразу же после выдачи разрешения на открытие давалось распоряжение об установлении негласного наблюдения за деятельностью общества.

В основу проектов уставов потребительских обществ был положен шаблон устава, утвержденный министром внутренних дел 13 мая 1897 г. Он включал в себя такие разделы, как цель, права и обязанности общества; средства общества; состав общества, права и обязанности его членов; управление делами общества; общее собрание; правление общества, его права и обязанности; отчетность по делам общества, распределение прибыли и выдача дивидендов; разбор споров по делам общества и прекращение его деятельности.

Согласно утвержденному в 1897 г. министерскому уставу, целью потребительских обществ являлось «доставление своим членам по возможно дешевой цене или умеренным рыночным ценам различных предметов потребления и домашнего обихода и доставления своим членам возможности из прибыли от операций общества делать сбережения»10. Общество должно было иметь печать. Запасной капитал обществ формировался из ежегодных отчислений от прибыли, процентов от суммы запасного капитала, случайных поступлений и др.; оборотный – из вступительной платы, членских паев, займов. Управление обществом принадлежало общему собранию членов и правлению. За каждый финансовый год правление отчитывалось перед общим собранием. Споры решались на общем собрании или в судебном порядке. За исключением самоликвидации, общества упразднялись по распоряжению министра внутренних дел и др.

При этом каждое общество имело право определять размер вступительного взноса; населенные пункты, жители которых могли быть членами общества; лица какого пола будут в нем участвовать; населенный пункт, в котором находилось правление и др.11

После Февральской революции 1917 г. согласно Положению о товариществах и союзах для учреждения кооперативного товарищества, принятому Временным правительством 20 марта 1917 г., разрешения властей не требовалось. Потребительские общества создавались на основании уставов и договоров. Устав вносили в регистр кооперативных обществ и его экземпляры предоставлялись местному и окружному суду для регистрации.

Уездные потребительские общества имели много проблем, связанных с нехваткой подготовленных кадров, своевременностью снабжения товарами и др. Так, согласно протоколу инструктора Казанского губернского союза потребительских обществ В. Д. Бойко, осуществлявшего проверку общества «Шуро», в работе общества были установлены такие погрешности, как несвоевременность заполнения счетоводных книг, отсутствие информации о сумме выручки, отсутствие подписей на счетах и др. Инспектор делал вывод о том, что общество функционировало очень слабо, капитал общества недостаточен для оборотов, на члена правления муллу Идиатуллина возложено слишком много обязанностей12.

Анализ деятельности Дигитлинского общества потребителей Мамадышского уезда установил, что общество возникло в 1913 г. в количестве 210 членов, обслуживало жителей села Дигитли в составе 212 дворов. Положительной составляющей деятельности общества являлся порядок в бухгалтерии, но при этом отсутствовали протоколы и был потерян Устав общества и др.13

Гораздо сложнее обстояло дело с образованием союзов потребительских обществ. Деятельность подобных обществ выходила за рамки уезда, губернии. Союзы потребительских обществ смогли пройти бюрократические заслоны лишь в отдельных губерниях. Например, в Вятской губернии был организован Елабужский союз потребительских обществ. В 1916 г. в Казани возникло «Торговое общество оптовых закупок». В марте 1917 г. было принято решение о его реорганизации в Казанский союз потребительских обществ, который в апреле 1917 г. был преобразован в Казанский губернский союз потребительских обществ (губсоюз). В состав союза могли входить потребительские общества других губерний. Все представители были равноправны, независимо от паевого взноса, и на собрании имели один голос. В Казанский губернский союз потребительских обществ входили городские и сельские потребительские общества. Для того чтобы войти в союз, правление потребительского общества должно было подать заявление, предоставить копию протокола о принятии данного решения и внести соответствующий взнос.

Казанский губернский союз потребительских обществ начал свою деятельность в начале апреля в составе 40 обществ потребителей с капиталом 23 280 руб. К 1 октября 1917 г. союз насчитывал уже 820 обществ с оборотным капиталом 2 296 000 руб. Динамику роста числа потребительских обществ в составе Казанского губсоюза в течение 1917 г. и его финансового потенциала демонстрирует следующая таблица.

 

Динамика роста потребительских обществ, входящих в состав
Казанского губернского союза потребительских обществ в 1917 г.
14

 

 

Месяц

Итого

конец апреля

май

июнь

июль

август

сен­тябрь

Число пот­реби­тельских обществ

82

146

105

140

188

141

802

Сумма вступительных взносов (руб.)

2 050

3 650

4 675

3 500

4 700

3 525

22 100

Сумма паевых взносов (руб.)

6 400

47 230

12 500

40 860

68 336

54 950

230 276

Оборотные средства (руб.)

87 000

175 000

254 000

500 000

624 000

656 000

2 296 000

 

 

Подорожание продуктов, ухудшение условий жизни, привели, с одной стороны, к увеличению потребительских обществ, а с другой – дали основание правлению инициировать увеличение паевого взноса со всех союзных обществ до 20 % их паевого капитала. Увеличение числа входящих в союз обществ и, соответственно, – объема работ, позволило правлению в октябре 1917 г. поднять вопрос о необходимости увеличения заработной платы членам правления. Известно, что в мае месяце каждому из них было установлено жалованье в размере 4 200 руб. в год, при условии, что данная деятельность является единственным источником дохода15.

Правление могло получить кредит в любых коммерческих банках. Государственный банк ограничивал сумму кредита 100 тысяч руб. В связи с этим, правление в октябре 1917 г. ходатайствовало о возможности увеличения сумм кредита в Государственном банке и возможности его получения в Банке взаимного кредита и у частных лиц.

Об увеличении снабженческой деятельности Казанского губернского союза потребительских обществ свидетельствовало то, что они арендовали для хранения товаров достаточно крупные склады. Для экономии средств правление союза в октябре 1917 г. высказалось за приобретение под эти цели недвижимости в собственность16.

Для закупки товаров по более низкой цене общество создало штат закупщиков, которые покупали товар непосредственно у производителей. Несмотря на прилагаемые усилия, в октябре 1917 г. правление общества констатировало, что оно «не [в] силах заготовить товар в достаточном количестве, ибо Владивостокский район, например, потерял торговое значение за невозможностью вывоза оттуда, и Бессарабский район потерял значение частью…»17. Также в период социально-экономической и политической нестабильности фабрики и заводы уменьшили производственный потенциал или продавали товары в ограниченном количестве.

Наличие в составе Казанского губернского союза 820 потребительских обществ вызывало определенные трудности. Представители уездных потребительских обществ должны были приезжать за товаром в Казанский губсоюз, преодолевая огромные расстояния, а их правления – оплачивать им денежные расходы. В свою очередь, правление также испытывало большую нагрузку при выдаче товаров, в связи с тем, что обслуживало до 130-150 заказов в день. Это инициировало со стороны правления предложение о создании районных союзов, подобных губернскому, в которых располагались бы пункты выдачи товаров потребительским обществам. Также районные отделения могли приобретать товары, которые в большом количестве имеются на территории их действия, и направлять их в местности, где данные товары находятся в дефиците. При этом правление Казанского губсоюза рекомендовало не привязывать предполагаемые районные отделения к территориальным границам уездов, а исходить из удобства их расположения, наличия подъездных путей и т. п. Организация и ликвидация районных отделений производилось правлением18.

Новые потребительские общества нуждались в помощи и консультациях со стороны специалистов Казанского губернского союза потребительских обществ. Это вызвало необходимость организации при нем инструкторского отдела. К октябрю 1917 г. эти специалисты объехали 127 потребительских обществ. Правление возлагало большие надежды на этот отдел в деле развития кооперативного движения: «Они могут заинтересовать население кооперацией, убедить его в экономической пользе кооперации и только тогда потребительские общества не прекратят своего существования после войны…»19. Требования к инструкторам-организаторам включали необходимость знания ими истории и теории кооперации, кооперативного законодательства, кооперативного счетоводства. Стать инструктором можно было только после сдачи соответствующих экзаменов.

Необходимо отметить, что инспектора, проводя тщательную ревизию входивших в союз потребительских обществ, не только выявляли недостатки в работе, но давали свои рекомендации, направленные на улучшение качества и результативности работы обществ. Так, инструктор В. Д. Бойко, ревизировавший 19-20 февраля 1918 г. общество потребителей «Шуро» в д. Старое Козыево, предлагал следующие меры: распределять функции между членами правления поровну; вести счетоводство аккуратно, особенно еженедельную ведомость и кассовую книгу; товар сдавать под расписку, расписываться в ведомости при получении выручки; увеличить пай с 5 до 10 руб.; страховать товар; ежемесячно проверять кассу и товар; при возвращении паев не возвращать вместе с ними вступительных взносов20.

Анализ состояния потребительской кооперации свидетельствует о нехватке специалистов для данной сферы. Для ликвидации этого пробела правление Казанского губсоюза выступило с инициативой организации курсов счетоводов и постановило выделить на это 5 000 руб. Детальная разработка данного проекта и составление сметы было поручено И. Ф. Талашенко, П. Р. Бергись, Б. Н. Испалатову. К сожалению, архивные данные не дают возможность проследить реализацию этого плана, возможно, революционные события не позволили решить поставленную задачу.

Таким образом, потребительские общества Казанской губернии, возникнув как ориентированные на служащих и рабочих отдельных предприятий, территорий проживания, в начале XX в. приобрели формат союзов, деятельность которых распространялась за пределы губернии. В определенной степени, их структура и функции корректировались, в соответствии с изменениями, происходившими в социально-экономической и политической сферах российского общества в исследуемый период.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

Устав потребительских обществ в г. Казани, утвержденный министром внутренних дел 18 февраля 1868 г. – Казань: Губ. Типография. – 1868. – С. 1.

Баязитов К. С. Больше века на службе людям (Из истории потребительской кооперации Республики Татарстан) / Баязитов К. С., Шакиров Р. В. – Казань: Полиграфкомбинат им. К. Якуба, 1995. – С. 17-18.

ГА РТ, ф. П-30, оп. 3, д. 590, л. 2-3.

Золотые страницы купечества, промышленников и предпринимателей Татарстана в 2-х томах. – Казань: Научно-методический издательский дом «Яналиф», 2001. – Т. 1. – С. 98.

Устав потребительских обществ Казанской губернии. – Казань, 1914. – 64 с.

Баязитов К. С. Указ. соч. – С. 13.

Там же. – С. 25.

ГА РТ, ф. 2, оп. 3, д. 8829, л. 5.

Там же, д. 8893, л. 2.

 Там же, д. 9335, л. 3.

Там же, л. 3-5.

Там же, ф. Р-174, оп. 1, д. 3, л. 84.

Там же, л. 23-23 об.

Там же, д. 17, л. 108.

Там же, л. 118.

Там же, л. 112.

Там же, л. 110.

Там же, л. 113-114.

Там же, л. 110 об.

Там же, д. 3, л. 84 об-85.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
В начале 1920-х гг. Советскую Татарию пора­зил небывалый голод. Большое значение для преодоления бедствия имели их контакты с Американской администрацией помощи – иностранной благо
Между тем, к началу 1920-х гг. наследие Гражданской войны, массового голода и миграционных процессов существенно осложнило общую эпидемиологическую ситуацию. Республику накрыли вол
Рассмотрены предпосылки образования Научного общества татароведения (1923-1925 гг.), цели его создания, возложенные на него задачи, структура членства и формирование личного состав
Спектакль «Соңгы каракош» (Последняя черная птица) по пьесе драматургов А. Багаутдинова и Ф. Бикчентаевой был поставлен на сцене ДК имени 10-летия ТАССР в 1965 г.
Публикация основана на письмах красноармейца А. М. Ременникова, принимавшего участие в Восточно-Прусской операции 1945 г. в составе 927-го стрелкового полка 251-й Витебской стрелко
В данной статье прослеживается эволюция самого подхода к осмыслению в татарской художественной литературе 1940-1960-х гг. темы Великой Отечественной войны.