Загидуллин И. К. Казый Р. Фахретдин и регламентация обязанностей приходского духовенства на рубеже XIX-XX вв.

В статье рассматривается правотвоpческая и религиозно-просветительская деятельность члена Оренбургского магометанского духовного собрания Ризаэтдина Фахретдина в 1891-1906 гг. по регламентации и разъяснению должностных обязанностей приходского духовенства. В качестве важнейшего этапа в формировании системного, комплексного подхода в этой области, оценивается составленный Р. Фахретдином и изданный им в 1896 г. сборник, где были размещены, по мнению составителя, необходимые материалы, призванные оказывать методическую и информационную помощь в повседневной работе духовного лица в качестве руководителя религиозной общины, предводителя общественной молитвы, нотариуса прихода и улема. Прослеживается преемственность между сборником Р. Фахретдина 1896 г. и сборниками циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского магометанского духовного собрания 1902 и 1905 гг.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
28.09.2021
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3 2021
Ознакомительная часть статьи

Аннотация

В статье рассматривается правотвоpческая и религиозно-просветительская деятельность члена Оренбургского магометанского духовного собрания Ризаэтдина Фахретдина в 1891-1906 гг. по регламентации и разъяснению должностных обязанностей приходского духовенства. В качестве важнейшего этапа в формировании системного, комплексного подхода в этой области, оценивается составленный Р. Фахретдином и изданный им в 1896 г. сборник, где были размещены, по мнению составителя, необходимые материалы, призванные оказывать методическую и информационную помощь в повседневной работе духовного лица в качестве руководителя религиозной общины, предводителя общественной молитвы, нотариуса прихода и улема. Прослеживается преемственность между сборником Р. Фахретдина 1896 г. и сборниками циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского магометанского духовного собрания 1902 и 1905 гг.

 

Abstract

The article deals with the law-making and religious-educational activities of a member of the Orenburg Muslim Spiritual Assembly, Rizaeddin Fakhreddin, on regulation and explanation of official duties of the ward clergy in 1891-1906. The collection compiled by R. Fakhreddin and published by him in 1896 is evaluated as the most important stage in the formation of the systematic and integrated approach in this field, where, in the opinion of the compiler, the necessary materials were included, aimed at providing methodological and informational assistance in the daily work of the clergyman as a leader of the religious community, the guiding figure of public prayer, notary of the prayer congregation and ulema. The work traces back the continuity of R. Fakhreddin’s collection of 1896 and collections of circular orders and other directives in the circuit of the Orenburg Muslim Spiritual Assembly in 1902 and 1905.

 

Ключевые слова

Оренбургское магометанское духовное собрание, муфтий М. Султанов, Р. Фахретдин, социальные функции мусульманского приходского духовенства.

 

Keywords

The Orenburg Muslim Spiritual Assembly, Mufti M. Sultanov, R. Fakhreddin, social functions of the Muslim prayer congregation.

 

Приметой руководства муфтием Мухамедьяром Султановым (1886-1915 гг.) Оренбургским магометанском духовном собранием (ОМДС) стало существенное обновление работы религиозного учреждения. Р. Фахретдин, пятнадцать лет прослуживший под началом муфтия, высоко оценил усердие М. Султанова как председателя, показавшего себя «законным правителем», внесшего большой вклад в превращение религиозного учреждения «действительно в Духовное управление» и эффективно использовавшего светские знания на этом поприще1.

Большую роль в наведении порядка в делопроизводстве и выстраивании работы ОМДС как бюрократического учреждения сыграли удачно подобранные М. Султановым новые члены ОМДС из числа молодых улемов, ратующих за обновление общественной жизни единоверцев. Тандем муфтия-чиновника, хорошо разбирающегося в тонкостях российского законодательства и умеющего строить отношения с органами власти, с одной стороны, и казыев-улемов, знающих изнутри проблемы религиозных институтов, ‒ с другой, стали залогом успешной работы ОМДС на рубеже столетий.

Одним из членов религиозного управления, сыгравшим заметную роль в деятельности ОМДС, был Р. Фахретдин (1891-1906) ‒ бывший имам деревни Ильбяк Бугульминского уезда Самарской губернии. Помимо выполнения должностных обязанностей казыя, в своих «Воспоминаниях» Р. Фахретдин выделил еще три важных направления своей работы. Прежде всего, автор отметил собственную инициативу по совершенствованию дизайна метрических книг, ежегодно отсылаемых муллам для регистрации актов гражданского состояния прихожан: «…моими стараниями были изготовлены красивые бланки метрических книг»2. Второе направление его неустанных трудов было связано с обеспечением сохранности, систематизацией и составлением описей документов архива религиозного управления3.

Мотивацию своей деятельности по третьему направлению Р. Фахреддин также изложил кратко: «Спустя некоторое время после вступления в должность я обнаружил, что муллы в силу своей неосведомленности очень часто попадают под следствие. Да и дела Управления были довольно запутанны. Я решил написать циркуляр и раздать всем муллам. Они выгоды для себя в этом не узрели, поэтому очень прохладно отнеслись к моему почину»4. Очевидно, здесь Р. Фахретдин имел в виду циркуляр ОМДС «Разъяснение всем духовным лицам округа относительно ведения метрических книг и об обязанностях духовных лиц» от 28 мая 1892 г.

Этот документ был составлен Р. Фахретдином в русле реализуемого муфтием М. Султановым курса по разъяснению служебных обязанностей приходского духовенства и требования добросовестного их исполнения имамами и муэдзинами. В условиях отсутствия других, промежуточных, институтов, позволяющих контролировать мулл, это была единственная возможность повлиять на ситуацию на местах и как-то воздействовать на социальное поведение мулл, потому что нередко правонарушения совершались по правовой неграмотности имамов. Теперь, после ознакомления с предписаниями ОМДС, духовное лицо уже не могло ссылаться на незнание российских законов или отсутствие соответствующих предписаний Духовного собрания.

В вышеназванном циркуляре ОМДС от 28 мая 1892 г. перечислялись основные служебные обязанности имама в приходе, случаи частых правонарушений при совершении обрядов развода и бракосочетания, при регистрации актов гражданского состояния в метрической книге, и давались указания по их исправлению. В этом документе также имеется ссылка на «циркулярые правила по ведению метрических книг» 1891 г. с предупреждением о том, что, в случае их несоблюдения, имамы будут привлечены, как ослушники закона, к уголовной ответственности.

Как свидетельствуют источники, Р. Фахретдин начал составлять правила ведения метрически книг с «чистого листа», т.е. не как дополнения к предыдущим циркулярам ОМДС по данной теме5, хотя, несомненно, использовал их тексты.

Правительство через систему метрического учета включило мусульманское духовенство в систему гражданского управления6. В этой связи Правила о ведении метрических книг от 15 октября 1893 г. и дополнение этим правилам от 31 марта 1894 г., составленные Р. Фахретдином, стали основными директивными документами для приходского духовенства при регистрации актов гражданского состояния7. Это направление казый неустанно курировал вплоть до ухода из Духовного собрания в 1906 г. Доказательством его поисков путей улучшения исполнения муллами обязанностей нотариуса в приходе следует признать составленные им в 1896 г. формы метрических справок на русском и татарском языках о рождении, браке, разводе и смерти. Развивая тему правильного ведения записей в метрической книге, Р. Фахретдин составил образцы текстов для регистрации фактов рождения, бракосочетания, развода и смерти8 и рекомендуемый для имянаречения список имен мальчиков и девочек под заглавием «Матур исемнәр» (Красивые имена)9, составленный в алфавитном порядке. В 1901 г. появился циркулярный указ ОМДС от 1 июня за № 3457 «О ведении метрических книг», который уточнял некоторые пункты прежних предписаний10. Эти меры были направлены на правильное заполнение разделов метрических книг. Скажем, ранее муллы вносили в книги записи о родившихся без указания отчеств и фамилий родителей, обозначая одни лишь их имена. В таких случаях их выписки из метрических книг не могли в полной мере определить наследственную преемственность, поскольку, в отличие от православных консисторий, Духовное собрание было лишено права проводить следствие по неправильным записям в метрические книги11.

Итак, циркуляр «Разъяснение всем духовным лицам округа относительно ведения метрических книг и об обязанностях духовных лиц» от 28 мая 1892 г. стал началом большой работы казыя Ризаэтдина по регламентации служебных обязанностей приходского духовенства. Об этом наглядно свидетельствует также книга Р. Фахретдина «Танзыймат», адресованная муэдзинам и имамам, а также шакирдам, желающим занять приходские духовные должности12. Книга открывается текстом вышеназванного циркуляра, и все вышеназванные нами предписания, рекомендации ОМДС и образцы справок также были размещены в этом сборнике.

В исторической литературе широко известны «Сборники циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского магометанского духовного собрания» за 1841-1901 гг. (Уфа, 1902) и за 1836-1903 гг. (Уфа, 1905), на титульном листе которых написано, что они составлены Р. Фахретдином. Однако в своих воспоминаниях Р. Фахретдин упоминает только «Танзыймат»13. Очевидно, эти сборники были разработаны по указанию и под руководством муфтия М. Султанова, а «Танзыймат» был составлен по собственной инициативе Р. Фахретдина.

Помимо вышеназванных циркуляра от 15 октября 1893 г. и «Дополненных правил Духовного собрания для руководства приходским имамам по ведению метрических книг» от 31 марта 1894 г., Р. Фахретдин также разместил в «Танзыймате»: на русском и татарском языках «Правила для руководства приходским муллам при разделах имуществ умерших магометан», в разъяснение статьи 1339-й «Законов гражданских» (1887 г.), изданные с разрешения министра внутренних дел (22 мая 1893 г.); циркуляр Духовного собрания всем духовным лицам округа собрания, за исключением Казанской и Симбирской губерний и Внутренней киргизской орды, от 9 августа 1895 г. за № 3925; циркуляр о порядке увольнения в отпуска и кратковременные отлучки духовенства от 12 марта 1896 г. за № 1631; указ религиозного управления имамам округа, за исключением Сибири, о несовершении браков без разрешения воинских начальников лицам, поступившим на военную службу, от 6 июля 1896 г.; предложение Уфимского губернского правления о порядке бесплатной служебной корреспонденции мулл от 18 августа 1893 г. за № 3391. Эти тексты были призваны способствовать правовому регулированию жизнедеятельности исламских институтов.

Все вышеназванные предписания, размещенные в «Танзыймате», вошли впоследствии в сборники циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского магометанского духовного собрания за 1841-1901 гг. и 1836-1903 гг.

Комплексно подходя к духовно-правовому просвещению мулл и муэдзинов, Р. Фахретдин также счел необходимым разместить в «Танзыймате» заимствованные из «Свода законов Российской империи» издания 1896 г. устав ОМДС и статьи устава ТМДП (Таврическое магометанское духовное правление), которые распространялись и на округ Духовного собрания14, а также извлечения из законодательства о привлечении к уголовной ответственности мулл за нарушение служебных обязанностей15.

Представленные в «Танзыймате» документы позволяют судить о концепции Р. Фахретдина по духовно-правовому просвещению духовенства. Неотъемлемой частью этой концепции являлось оказание духовенству информационно-методической помощи. Р. Фахретдин включил в книгу собственные наработки: разъяснения муллам по поводу запрещенных моментов при совершении бракосочетания, необходимые для соблюдения никаха и развода правила и т. д.16, а также таблицу по хиджре и милади-летоисчислению с датами рузы и гаида17.

Важную информацию, свидетельствующую об отсутствии в стенах ОМДС четких критериев оценки знаний кандидатов на духовные должности, представляют размышления автора об этом испытании и общих критериях определения знаний для занятия должностей муэдзина, муэдзина и санбиана (учителя начальной школы), имама и мугаллима, имама-хатиба и мугаллима, имама-хатиба и мударриса18.

Еще одной темой информационного характера следует назвать некоторые размещенные Р. Фахретдином материалы о религиозном управлении. Воспользовавшись текстом юбилейного издания «В память столетия Оренбургского магометанского духовного собрания, учрежденного в Уфе» и дополнив его выявленными в архиве ОМДС документами, автор представил сведения о годах службы всех пяти оренбургских муфтиев и казыев за 1789 г. и 1823-1896 гг.19 Также он разместил таблицы о количестве лиц, сдавших экзамены на духовные должности в 1889-1896 гг., и о численности бракосочетаний и разводов, о родившихся и умерших в округе ОМДС за последние шесть лет, поименный список ахунов ОМДС по городам и губерниям за 1896 г.20 Важно отметить, что вышеназванные статистические сведения не сохранились в известных нам архивных источниках и представляют эксклюзивный материал для анализа и деятельности ОМДС в рассматриваемый период.

В целом «Танзыймат» правомерно рассматривать как важный этап в правотворческой и религиозно-просветительской деятельности казыя Р. Фахреддина по регламентации и разъяснению должностных обязанностей приходского духовенства. По содержанию «Танзыймат» правомерно назвать справочником для приходского духовенства. Его тексты свидетельствовали о том, что в условиях бездействия правительства по обновлению устава ОМДС и регламентации деятельности исламских институтов, казый Р. Фахретдин решил собственными усилиями, прежде всего, путем составления ведомственных предписаний, внести свою лепту в правовое регулирование социального поведения мулл и муэдзинов.

Издание «Танзыймата» явилось рубежным событием в делопроизводственной деятельности ОМДС и первым опытом публикации рассылаемых в приходы предписаний и нормативных актов религиозного управления.

В будущем качественно поменялась концепция новых изданий. Прежде всего возникла необходимость придания будущему сборнику официального статуса. Если «Танзыймат» ориентировался прежде всего на повышение правовой грамотности, религиозное просвещение, оказание методической помощи по исполнению служебных обязанностей и уточнению религиозно-догматических вопросов, то теперь главным принципом была определена обязательность всех положений не только для духовенства, но и для местных властей, в случаях, когда директивы касались взаимодействия мулл с местной администрацией.

По нашему мнению, определенное воздействие на концепцию составления новых сборников циркуляров ОМДС также оказало неофициальное издание в 1898 г. в типографии Кидалинского в Казани «Сборника законов о мусульманском духовенстве в Таврическом и Оренбургском округах и о магометанских учебных заведениях»21. Книга получилась комплексной и информационно насыщенной. Не случайно второе ее издание 1902 г. приобрело официальный статус, благодаря одобрению особым отделом ученого комитета Министерства народного просвещения22.

Муфтий М. Султанов, непосредственно руководивший разработкой нового сборника, сосредоточился на ведомственных актах религиозного учреждения. В сборнике были представлены статьи из уставов Таврического и Оренбургского духовных управлений, Устава строительного ‒ по части постройки мечетей. Главное внимание уделялось находившимся в ведении Министерства народного просвещения мусульманским конфессиональным и русско-татарским школам, статусу учителей русско-татарских школ и русских классов при медресе, нормативам русского образовательного ценза для кандидатов на должность муллы в округе ОМДС и др.

Уже 1 февраля 1900 г. муфтий возбудил перед министром внутренних дел ходатайство об издании сборника циркуляров, представив рукопись на экспертизу.

В «Сборнике циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского магометанского духовного собрания. 1841-1901 гг.», составленном Р. Фахретдином, было опубликовано 69 документов, размещенных в хронологическом порядке23. Первая группа документов была представлена выписками из нескольких сенатских указов, изданных на основании жалоб мусульман. Вторая группа состояла из циркулярных указаний МВД губернаторам, которые имели отношение к исламским институтам округа ОМДС. В третьей группе были сосредоточены предложения и разъяснения МВД Духовному собранию, имевшие для религиозного учреждения обязательный характер. Самую большую группу документов, пятую, составляли указы Духовного собрания и выписки из журналов ОМДС. Важно отметить, что размещенные в сборнике формы (метрических справок (№ 61), метрических выписок, доставляемых о лицах призывного возраста (№ 62), входящего (№ 62) и исходящего (№ 63) реестров документов, раздельного акта имущества (№ 56) и другие), как и наставления оренбургского муфтия М. Султанова (от 6 сентября 1897 г. о необходимости содержания мечетей в исправном виде (№ 50) и «О приложении старания к прогрессированию мусульман» от 25 августа 1898 г. (№ 52)), благодаря пометке о том, что сборник издан с разрешения МВД, приобрели обязательный характер и для местной администрации.

При утверждении в печать новой редакции сборника в 1905 г. столичные чиновники предписали муфтию изъять из титульного листа запись об издании книги с разрешения МВД, а также частные наставления муфтия24.

В «Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений Оренбургского магометанского духовного собрания. 1836-1903 гг.»25 (утвержден цензурой 24 ноября 1904 г.) вошло 120 предписаний и предложений, поступивших из Сената, МВД, губернских правлений, постановления ОМДС и другие материалы. Половина документов (61) впервые вводилась в научный оборот. Причем указы ОМДС за 1903 г. были представлены, как в случае с указами высшего апелляционного органа империи Сената, выписками из журналов заседаний религиозного управления, где разбирались конкретные жизненные ситуации, изложенные в жалобах: теперь эти решения становились обязательными при рассмотрении приходским духовенством аналогичных случаев.

Итак, рассмотренный материал позволяет сделать несколько важных наблюдений о религиозно-организаторской и юридико-методической деятельности Р. Фахретдина на должности казыя ОМДС. Проявив творческий подход и стремясь оказать посильную помощь в искоренении системных ошибок и издержек при исполнении приходским духовенством служебных обязанностей, Р. Фахретдин в конце 1896 г. подготовил к изданию сборник, содержащий не только предписания ОМДС за 1892-1896 гг., но и ряд других материалов юридико-нормативного и справочного характера, призванных облегчить информационное и методическое сопровождение работы мулл, и включив в книгу собственные тексты – разъяснения и рекомендации, а также извлеченные из архива ОМДС сведения о деятельности религиозного управления за последние несколько лет. По сути, в сборнике-справочнике были размещены материалы, призванные оказывать методическую помощь в повседневной работе духовного лица в качестве руководителя религиозной общины, регистратора актов гражданского состояния прихожан, нотариуса, предводителя общественной молитвой и улема.

Как нам представляется, издание Р. Фахретдина «Танзыймата» сыграло определенную роль в формировании у муфтия М. Султанова концепции сборника циркуляров для приходского духовенства, нацеленного на регламентацию и контроль его деятельности. Глубоко символично, что с 1896 г. законотворчество в стенах ОМДС приобрело системный характер и было нацелено на подготовку нового сборника циркуляров. Выявлялись предписания, изданные предшественниками муфтия М. Султанова, что позволяло обеспечить, с одной стороны, преемственность и комплексный подход, с другой ‒ сосредоточиться на иных, еще не регламентированных вопросах жизнедеятельности исламских институтов округа ОМДС.

Все сборники, в составлении которых принимал участие Р. Фахретдин, внесли огромный вклад в повышение правовой грамотности приходского духовенства. Они способствовали доведению до сведения имамов указов Сената по апелляционным и часто повторяющимся в повседневной жизни мусульман вопросам, а также предписаний Министерства внутренних дел и разработанных Духовным собранием правил, регламентирующих их должностные обязанности и регулирующих взаимодействие с властями и прихожанами.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Байбулатова Л. Ф. История Оренбургского магометанского духовного собрания в личной и делопроизводственной переписке муфтиев (по своду «Асар» Р. Фахретдина) // Из истории и культуры народов Среднего Поволжья. ‒ Вып. 3. – Казань, 2013. – С. 45.

2. Фахретдин Р. Моя биография // Ризаэтдин Фахретдин: Научно-биографический сборник / Сост.: Р. Марданов, Р. Миннуллин, С. Рахимов. – Казань: Изд-во «Рухият», 1999. – С. 109.

3. Там же – С. 110.

4. Там же. – С. 109.

5. Усманова Д. М. Мусульманские метрические книги в Российской империи: между законом, государством и общиной (вторая половина XIX – первая четверть XX в.) // Мусульмане в новой имперской истории: Сб. статей. – М., 2017. – С. 382.

6. Наганава Н.. Формирование мусульманского общества через царскую администрацию: махалля под юрисдикцией Оренбургского Магометанского Духовного собрания после 1905 г. // Татарские мусульманские приходы Российской империи: Материалы всероссийской научно-практической конференции, г. Казань, 27-28 сентября 2005 г. – Казань, 2006. – С. 120.

7. Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений Оренбургского магометанского духовного собрания. 1836-1903 гг. / Сост. Р. Фахретдинов. – Уфа, 1905. – С. 161-162.

8. Фәхретдин Р. Тәнзыймат. – Казан, 1898. – Б. 51-55.

9. Шунда ук. – Б. 48-50.

10. Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений Оренбургского магометанского духовного собрания. 1836-1903 гг. / Сост. Р. Фахретдинов. – Уфа, 1905. – С. 185-186.

11. Российский государственный исторический архив, ф. 821, оп. 10, д. 21, л. 47 об. – 48.

12. В своих «Воспоминаниях» автор называет время получения цензорского разрешения на издание «Танзыймата» ‒ 26 марта 1897 г. Оказавшаяся в нашем распоряжении книга была дозволена цензурой в Санкт-Петербурге 26 марта 1898 г. и издана в типографии Б. Л. Домбровского в Казани. Очевидно, речь идет об одной и той же книге.

13. Фахретдин Р. Моя биография… – С. 107.

14. Фәхретдин Р. Тәнзыймат... – Б. 24-25.

15. Шунда ук. – Б. 21–23.

16. Шунда ук. Б. 33-39.

17. Шунда ук. – Б. 67.

18. Шунда ук. – Б. 46.

19. Шунда ук. – Б. 60-64.

20. Шунда ук. – Б. 64-65, 70-75.

21. Сборник законов о мусульманском духовенстве в Таврическом и Оренбургском округах и о магометанских учебных заведениях». Как следует из титульного листа второго издания данного сборника, он был подготовлен. Неофиц. изд. – Казань, 1898.

22. Сборник законов о мусульманском духовенстве в Таврическом и Оренбургском округах и о магометанских учебных заведениях. Издание второе. – Казань, 1902.

23. Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского магометанского духовного собрания. 1841-1901 гг. / Сост. Р. Фахрутдинов. – Уфа, 1902.

24. Загидуллин И. К. Деятельность Р. Фахреддина в Оренбургском магометанском духовном собрании (1891-1906 гг.) // Научный Татарстан. – 2009. – № 2. – С. 152-153.

25. Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений Оренбургского магометанского духовного собрания. 1836-1903 гг. / Сост. Р. Фахретдинов. – Уфа, 1905.

 

Список литературы

Загидуллин И. К. Деятельность Р. Фахреддина в Оренбургском магометанском духовном собрании (1891-1906 гг.) // Научный Татарстан. – 2009. – № 2. – С. 146-158.

Усманова Д. М. Мусульманские метрические книги в Российской империи: между законом, государством и общиной (вторая половина XIX – первая четверть XX в.) // Мусульмане в новой имперской истории: Сб. статей / Отв. ред. и сост. В. О. Бобровников, И. Герасимов, С. Глебов, А. Каплуновский, М. Могильнер, А. Семёнов. – М.: ООО «Садра», 2017. – С. 339-389.

Байбулатова Л. Ф. История Оренбургского магометанского духовного собрания в личной и делопроизводственной переписке муфтиев (по своду «Асар» Р. Фахретдина) // Из истории и культуры народов Среднего Поволжья. – Вып. 3. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2013. – С. 42-54.

Наганава Н.. Формирование мусульманского общества через царскую администрацию: махалля под юрисдикцией Оренбургского Магометанского Духовного собрания после 1905 г. // Татарские мусульманские приходы Российской империи: Материалы всероссийской научно-практической конференции, г. Казань, 27-28 сентября 2005 г. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2006. – С. 101-128.

 

References

Zagidullin I. K. Deyatelnost R. Fahreddina v Orenburgskom magometanskom duhovnom sobranii 1891-1906 gg. [R. Fakhreddin’s activity in the Orenburg Muslim Spiritual Assembly (1891-1906)]. IN: Nauchniy Tatarstan, 2009, no. 2, pp. 146-158.

Usmanova D. M. Musulmanskie metricheskie knigi v Rossiyskoy imperii: mezhdu zakonom, gosudarstvom i obshchinoy, vtoraya polovina XIX – pervaya chetvert XX v. [Muslim metric books in the Russian Empire: between the law, state and community (second half of the 19th – first quarter of the 20th century)]. IN: Musulmane v novoy imperskoy istorii. Sb. statey. Otv. red. i sost. V. O. Bobrovnikov, I. Gerasimov, S. Glebov, A. Kaplunovskiy, M. Mogilner, A. Semenov [V. O. Bobrovnikov, I. Gerasimov, S. Glebov, A. Kaplunovsky, M. Mogilner, A. Semyonov (responsible editors and compilers). Muslims in new Imperial history: Sat. Articles]. Moscow: OOO “Sadra” publ., 2017, pp. 339-389.

Baybulatova L. F. Istoriya Orenburgskogo magometanskogo duhovnogo sobraniya v lichnoy i deloproizvodstvennoy perepiske muftiev po svodu “Asar” R. Fahretdina [The history of the Orenburg Muslim Spiritual Assembly in the personal and clerical correspondence of the Muftis (according to the code “Asar” by R. Fakhretdin)]. IN: Iz istorii i kulturi narodov Srednego Povolzhya [From the history and culture of the peoples of the Middle Volga]. Kazan, 2013, issue 3, pp. 42-54.

Naganava N. Formirovanie musulmanskogo obshchestva cherez tsarskuyu administrasiyu: mahallya pod yurisdiktsiey Orenburgskogo Magometanskogo Duhovnogo sobraniя posle 1905 g. [Formation of Muslim society through the Tsarist administration: mahalla under the jurisdiction of the Orenburg Muslim Spiritual Assembly after 1905]. IN: Tatarskie musulmanskie prihody Rossiiskoy imperii: Materialy vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferensii, g. Kazan, 27-28 sentяbrя 2005 g. [Tatar Muslim prayer congregates of the Russian Empire: Materials of the All-Russian Scientific and Practical Conference, Kazan, September 27-28, 2005]. Kazan: Institute of History by S. Mardzhani AN RT publ., 2006, рр. 101-128.

 

Сведения об авторе

Загидуллин Ильдус Котдусович, доктор исторических наук, заведующий отделом новой истории Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, e-mail: zagik63@mail.ru

 

Ildus K. Zagidullin, Doctor of Historical Sciences, Head of Department of Modern History, Sh. Mardzhani Institute of History, the Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan, e-mail: zagik63@mail.ru

 

В редакцию статья поступила 16.04.2021, опубликована:

Загидуллин И. К. Казый Р. Фахретдин и регламентация обязанностей приходского духовенства на рубеже XIX-XX вв. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2021. – № 3. ‒ С.15-23.

 

Submitted on 16.04.2021, published:

Zagidullin I. K. Kazyi R. Fahretdin i reglamentatsiya obyazannostey prihodskogo duhovenstva na rubezhe XIX-XX vv. [Kazy R. Fakhreddin and the regulation of duties in the prayer congregation at the turn of the 19th -20th centuries]. IN: Gasyrlar avazy – Eho vekov [Echo of centuries], 2021, no. 3, рр.15-23.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
Первая Всеобщая перепись населения Российской Империи была проведена в 1897 г. по указу императора Николая II. Всеобщей переписи подлежали все жители страны независимо от пола, воз
Статья посвящена рассмотрению деятельности Первого всероссийского мусульманского съезда, собравшегося в Москве 1 мая 1917 г.
На основе архивных материалов автор обосновывает вынужденность и безальтернативность перевода трудовых отношений в плоскость уголовного права в условиях предстоящей войны.
Документы из фондов Госархива современной истории Чувашской Республики являются свидетелями особой роли отраслей связи Чувашской АССР в годы Великой Отечественной войны. Рассматрив
Влияние политических установок на ход развития исторической науки в Татарской АССР на примере работы Хайри Гимади, заведующего сектором истории Института языка, литературы и истори
И в постсталинский период оппозиционный паттерн поведения не был безопасен. Представленные в публикации письма «во власть» заведующего отделом политической литературы Татарского кн