Валиуллин Т. Р. Мастера иконописного дела среди ремесленников серебряного цеха в Казани во второй половине XIX – начале XX в.

Во второй половине XIX в. иконное дело в Казани отчасти сконцентрировалось в границах ремесленного общества и все более приобретало характер цехового промысла. В статье представлен обзор иконописных и живописных мастерских, записанных с 1870 по 1912 г. в серебряный цех по документам Казанской ремесленной управы, с указанием фамилий мастеров, их социального статуса, численного состава работников (подмастерьев), учеников, годового оборота заведения, наиболее известных церковных и светских заказов, стоимости производимых мастерами или артелями работ и икон, экспонированных на казанских ремесленных и научно-промышленных выставках. В ведомостях управы не делалось принципиального различия между понятиями «иконописец» и «живописец», и в разные годы мастеровые были зачислены то к одному, то к другому, хотя и «смежному», направлению деятельности. С развитием капиталистических отношений, во второй половине XIX в. в России, хотя цеховая организация и превратилась скорее в обременительную форму, лишенную содержания, в Казани число приписанных владельцев иконописных и живописных мастерских, ежегодно уплачивающих акцизы и пени за своих работников в доход городской и ремесленной казны, было значительно. Несмотря на это, в ведомости Казанской ремесленной управы нет информации о некоторых владельцах иконописных заведений второй половины XIX в. Кроме того, списки работников и учеников мастерских, подаваемые с акцизом в ремесленную управу, не всегда содержали информацию о всех трудившихся в заведении.
Тип статьи:
Обзорная аналитическая статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
26.09.2019
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3 2019
Ознакомительная часть статьи

Казань – восточная «столица» империи, являлась также центром миссионерской деятельности на территории многонационального Волжско-Камского края, и православная икона, заключавшая в себе молельный образ, во все времена служила атрибутом распространения православного единоверия и христианского просвещения среди населения. Во второй половине XIX в. иконное дело в Казани отчасти сконцентрировалось в границах ремесленного общества и все более приобретало характер цехового промысла. Несмотря на то, что с развитием капитализма в России цеховая организация превратилась скорее в обременительную форму, лишенную содержания, по документам Казанской ремесленной управы с 1870 по 1912 г., в списках мастеров серебряного цеха, к которому были приписаны, в том числе, мастеровые живописцы и иконописцы, число последних было значительно. В это время в Казани функционировало множество различных по объему товарооборота фабричных заведений, в которых хозяин-мастер, будь то серебряник, живописец или иконописец, трудился вместе с наемными рабочими (подмастерьями) или учениками, а иногда имел при мастерской торговое заведение.

Помимо местных цеховых, в Казань на заработок приезжали не только из соседних Нижегородской, Вятской, Симбирской губерний, но и из известных своими «школьными» иконописными традициями Псковской, Ярославской, Московской, Владимирской. В приведенном ниже списке указаны мастера, приписанные как к иконописцам, так и живописцам. В ведомостях управы не делалось принципиального различия между этими понятиями, и в разные годы мастеровые могли быть зачислены то к одному, то к другому, хотя и «смежному», направлению деятельности. К примеру, мастерская казанского цехового Сергея Яковлевича Спиридонова в 1879 г. была приписана к иконописным заведениям, а с 1887 г. – к живописным. Подобная ситуация и у иконописного мастера Ивана Алексеевича Скоморохова, который за более чем десятилетний период существования своей мастерской в разные годы числился и тем, и другим. А иконописная мастерская казанского мещанина Петра Андреевича Ковалинского с 1897 по 1909 г. указывалась исключительно живописной. И это не было связано с изменением рода деятельности.

В выписке из положения о доходах города Казани первой половины XIX в. указано: «мастеровые, временно приписывающиеся к учрежденным цеховым управам, должны были платить каждогодно: мастер 5 рублей, подмастерье 4 рубля. За всех сих ответствует платежом мастер или хозяин, а управа, принимая оный, снабжает его по числу людей свидетельством, и из вносимой суммы половину оставляя в ремесленной казне, другую представляет при отчете в думу для присоединения к городским доходам». Во второй половине столетия картина несколько меняется.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
Деятельность купеческой династии Гирбасовых в рамках акционерного товарищества, на основе анализа Отчетов торгово-­промышленного товарищества «Ф. П. Гирбасова с сыновьями и К°», от
В статье анализируются особенности функционирования древнетюркских личных имен в татарском ономастиконе. Материалом исследования выбраны опубликованные тексты орхоно-­енисейских па
Статья посвящена анализу советского законодательства 1940-1950-х гг. при исследовании проблемы взаимоотношений власти и молодежи. Дана видовая характеристика законодательных источн
Статья посвещена малоизвестным фактам политической биографии Г. Губайдуллина в условиях русской революции 1917 г., его активному участию в общественной жизни татарского народа, в р
Описана датированная 10 июля 1935 г. «Справка иностранного отдела НКВД СССР о татарской белой эмиграции на Дальнем Востоке “О состоянии татарской белой эмиграции на Дальнем Востоке
Сделан вывод о том, что возникшие ранее рунического письма родовые тамги могли сыграть определенную роль при его создании, а символико-смысловая природа рисунка тамг могла стать пр