Л. О. Кузнецова. Женские письма с фронта к руководителю республики

Воскресить память о войне, оживить ее события помогают письма с фронта. На основе хранящихся в фондах Государственного архива Республики Татарстан военных писем от женщин-фронтовичек, адресованных Председателю Президиума Верховного Совета Татарской АССР, Галею Афзалетдиновичу Динмухаметову, автор воссоздает атмосферу военной поры, показывая, как и почему попадали на фронт наши женщины, чем они жили и о чем думали на войне. Используя фрагменты переписки и личные воспоминания фронтовиков, автор показывает, чем делились женщины в переписке с авторитетным и уважаемым представителем верховной власти, как сложились их служба и личная судьба.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
05.11.2020
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 1 2020
Ознакомительная часть статьи

Эти строки из стихотворения Булата Окуджавы как нельзя наиболее точно характеризуют вклад наших женщин в Победу:

«Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:

Вместо свадеб – разлуки и дым!

Наши девочки платьица белые

Раздарили сестренкам своим.

Сапоги… Ну куда от них денешься?

Да зеленые крылья погон…

Вы наплюйте на сплетников, девочки!

Мы сведем с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,

Что идете войной наугад…

До свидания, девочки! Девочки,

Постарайтесь вернуться назад!».

Совсем скоро наша страна отметит 75‑летие Великой Победы. Все дальше уходят от нас те страшные годы, и совсем скоро не останется непосредственных участников – тех, кто своей жизнью, своим мужеством и героизмом отстоял для нас победу.

Сколько их было? Тысячи, десятки тысяч, миллионы женщин-участниц войны. Все тяготы войны в полной мере вынесли на своих плечах женщины Страны Советов. Становились к станку, пахали на себе, воевали. Сколько среди них было летчиц, танкисток, снайперов, партизанок? Только на фронтах Великой Отечественной войны в Советской армии по официальным данным воевало более миллиона женщин. Столько же – в партизанском и подпольном движении.

О том, чем жили, о чем думали на войне наши женщины, дают представление письма с фронта. В фондах главного архива нашей республики – Государственного архива Республики Татарстан – сохранились сотни военных писем, авторами многих из которых были женщины. Сохранилась переписка фронтовичек с Председателем Президиума Верховного Совета Татарской АССР, имевшим большой авторитет и искреннее уважение среди народа, Галеем Афзалетдиновичем Динмухаметовым. Сложно представить, что обычные рядовые Великой Отечественной, земляки Динмухаметова, казанцы и жители практически всех районов республики, вели на равных переписку с чиновником такого масштаба и регулярно получали ответы.

С началом Великой Отечественной войны в республику начали прибывать эвакуированные. Среди авторов писем Г. А. Динмухаметову были и они. Республика, чем могла, помогала людям адаптироваться к новым условиям жизни, поддерживала материально и морально, создавая условия для жизни на новом месте. Среди эвакуированных преобладали, в основном, женщины и дети.

В одном из писем семьи эвакуированной в с. Шереметьево Шуры Сорокиной от 1 марта 1942 г. говорилось: «Живем мы здесь в Шереметьевке благодаря вам и вниманию тов. Закирова, можно сказать, терпимо, несмотря на очень трудные условия здешней жизни. Сейчас мы остались одни женщины. Бориса проводили на фронт 23 февраля 1942 г. Конечно, ждем его возвращения, ждем его героем победителем, а там уж, что будет, что суждено судьбой»1.

Эвакуированные обращались с самыми разными бытовыми просьбами. «К депутату Верховного Совета тов. Мухаметову от Забавской Ольги Федоровны. Заявление. Мой муж Запруцкий Абрам Ефимович передал Вам посылку и письмо, деньги для нас. 24 мая мне передали по телефону, чтобы явилась в г. Казань, но в связи с тем, что у меня трое маленьких детей, в город явится не могу, а поэтому у меня к Вам убедительная просьба эту посылку, письмо с деньгами переслать почтой по следующему адресу: Дубъязский район, д. Бексерь Забавской О. Ф. 24 мая 1942 г.»2

Интересна открытка с фронта, адресованная А. П. Железниковой из 580‑й части 325‑й полевой почты, датированная декабрем 1942 г.: «Здравствуйте, многоуважаемый тов. Динмухаметов! Поздравляю Вас с Новым годом! Желаю Вам наилучших пожеланий в дальнейшей работе на благо нашей Родины. С фронтовым приветом к Вам Железникова Шура»3.

Были и постоянные фронтовые корреспондентки, писавшие из действующей армии. Среди них – Л. М. Назарова, служившая в 1405 части ППС 2296.

18 июня 1942 г. она писала: «Сейчас только приняла военную присягу. С сегодняшнего дня я боец нашей доблестной Красной Армии. Что я чувствовала, принимая присягу, трудно передать. Кажется, что даже выросла на целую голову. За короткое время, что я провела в нашей дивизии, я как‑то окрепла, возмужала, особенно после 120 км пешего перехода. Сейчас я являюсь помощником командира взвода. Получила вчера благодарность от командования. Кроме того, я славлюсь запевалой. В общем, в армии неплохо. Времени только никак не хватает. Дни летят, как быстрокрылые птицы… Пишу письмо на улице, на спине у товарища. До свидания. Целую. Лара»4.

Следующее письмо датировано ноябрем 1942 г.: «Добрый день, Галий! Спешу поздравить с наступающим праздником Великой Октябрьской революции… Пишу ночью, когда все кругом спит. Я не сплю, потому что дежурю. Даже телефоны молчат. Сегодня удивительное затишье. Сейчас я нахожусь на Сталинградском направлении. Как говорится, у черта в пекле. И действительно, иногда здесь бывает очень жарко. Воюем мы с воздушными пиратами.

За все время, что я нахожусь на фронте, мы уже успели сбить несколько стервятников. Среди них попадались даже старые ассы. Одного такого удалось захватить живым. Летал на юнкерсе. Имеет кресты за Испанию, Лондон, Москву. Если бы вы знали, сколько появилось ненависти в сердце при виде этого хищника. Хотелось здесь же на месте его прикончить, да не разрешило командование. Конечно, песенка его уже спета. Об этом даже и говорить нечего.

В части у нас все бойцы дружные. С такими ребятами не страшны любые трудности… Часто читаем о наших героях этой войны и прошлых. Эти читки особенно хорошо влияют на психику каждого из бойцов. Хочется во многом быть похожими на них. Особенно всех зажгла статья о генерал-лейтенанте Кравченко, вновь выпущенная пьеса “Русские люди”. Если нас постигает неудача, сердце обливается кровью, крепче сжимаются кулаки. В такие дни настроение у всех бывает поганое… Ну вот и все. Хочется писать еще и еще, но нет бумаги, да и вам некогда читать длинные послания. Хочется только пожелать вам хороших успехов в работе…»5.

В ответ на это письмо, на фронт была направлена посылка, в которой в качестве подарков к новому году направлялись самые простые, но так необходимые на фронте вещи: карандаши, почтовая бумага, конверты, зубная паста, а также духи, расческа, мыльница, чулки, консервы и даже бутылка портвейна.

23 декабря 1942 гг. Динмухаметов писал ей: «Привет тебе, Лара! Что же ты так редко обо мне вспоминаешь? С июня ты впервые только нашла время мне написать… Пиши, Лара! И пиши побольше, поподробнее. Об отсутствии у меня времени для чтения писем ты не беспокойся. У меня хотя и очень мало свободного времени, но чтобы прочесть твое письмо и написать тебе, ну уж как‑нибудь найду время…»

О настроении среди фронтовиков можно судить по таким строкам письма: «Мне понятна та злость, с которой вы все там работаете. Это злость против врага. И чем больше такой злости, тем мы все работаем лучше, тем грознее наша сила против проклятых фашистов, тем сокрушительнее и чувствительнее наши удары по врагам»6.

В ходе войны Председатель Президиума Верховного Совета Татарской АССР Г. А. Динмухаметов неоднократно бывал на передовой, лично доставляя подарки от трудящихся Татарии к знаменательным датам. Сохранилась копия его письма от 27 мая 1942 г. т. Валитовой, находившейся в пос. Н. Тура Исовского района Свердловской области: «Будучи с делегацией от трудящихся Татарской АССР на Калининском фронте с первомайскими подарками для бойцов, командиров и политработников Красной Армии, видел Вашу дочь – Валитову Сару, работающую медсестрой в госпитале № 863. Посылаю Вам привет от нее и сообщаю, что она здорова, полна энергии и работает на славу нашей Родины»7.

Другим адресатом была Н. Г. Гирфанова, служившая переводчицей на фронте. 10 апреля 1942 г. она писала из действующей армии: «Дорогой товарищ Динмухаметов!.. Недавно нас посетила делегация из Бурят-Монголии, я со своей стороны тоже участвовала в приеме, говорила для них с “фрицем”, вместе ходили на огневые позиции. Все остались очень довольны. Но я почувствовала бы двойную радость, если бы это была делегация из моей родной Татарии… Живу я пока спокойно, без особых треволнений. Временами я имею несчастье разговаривать с немцами, а в остальное время занимаюсь изучением “арийских деловых бумажек” или роюсь в бесчисленных письмах. Одним словом, скучать не приходится. Работать мне нравится. Это моя первая работа, а то до сих пор я все время была в чине студента. И душа студента еще не совсем заменилась душой вояки. Жаль только, что не пришлось окончить институт, а то все было бы в порядке. В Казани я не была уже больше года, столько же не виделась с матерью. Безумно хотелось бы побыть хоть пару дней дома, а потом опять на фронт… Кончится война, тогда будем отдыхать.

Посылку я получила в целости-сохранности. А как увидела хромовые сапожки, то от радости прыгала как маленький ребенок. Удивляет Ваша предусмотрительность, зубной порошок – весьма дефицитный товар у нас, и теперь, благодаря Вам, весь наш отдел будет ходить с белыми зубами. А короче говоря, за все Вам большое спасибо, а главное, за внимание, за заботу.

Пью Ваш портвейн за Ваше здоровье!» 8.

10 августа 1944 г.: «Дорогой Гали абы! Данное письмо пишу из Польши. Вот и претворяются мои детские мечты – побывать в других странах, посмотреть, как живут другие народы…

Поляки в основном встречают нас приветливо, радушно, чувствуется, что они действительно ненавидят всей душой немцев. Но сразу же бросается в глаза, что они не русский народ, к которому мы привыкли… очень интересно наблюдать, как иногда семейка фермеров во главе с отцом семейства выходят на дорогу посмотреть на проходящую Красную армию.

В Польше очень распространена система хуторов. Каждый любит жить отдельно, около своего клочка земли. В городах частные магазины с очень вежливыми приказчиками. Если я удивляюсь полякам, то они не меньше удивляются мне – девушка на коне для них что‑то сверхъестественное, я просто теряюсь, когда еду в конном строе – всеобщее изумление, бесконечные реплики и т. д.

Несколько дней назад Москва салютовала и нам, и нас коснулся приказ тов. Сталина уже на польской территории. Мы заняли три города и несколько населенных пунктов и теперь находимся в 30 км от Варшавы.

Захватили очень много пленных, так что мне усердно пришлось повозиться с этой дрянью. А о трофеях и говорить не приходится. Мы и по сей день питаемся немецкими продуктами, пьем чай с немецким шоколадом. Из высказываний пленных я заключаю, что немецкая армия накануне дезорганизации»9.

Назарова Лара, 19 сентября 1944 г.: «Много пришлось мне пройти по польской земле, многое увидеть. Вероятно, Вы уже слышали о Люблинском лагере смерти на Майданеке. Все приспособления для массового истребления людей мне пришлось видеть самой. Волосы становятся дыбом при одном воспоминании об этом. Я думаю, вам ясна будет картина, если я скажу, что за каждые сутки сжигалось до 1 400 человек. У меня никак не укладывается в голове, что человеческая мысль могла дойти до таких “изобретений”, какие придумали немцы для уничтожения человечества…

Сейчас приходиться много работать, часто навещают нас воздушные пираты… Очень рада за Ваши успехи на трудовом фронте. Я верю в Ваши силы, а поэтому и никогда не сомневалась в успехах»10.

Не менее интересны ответные письма Г. Динмухаметова на фронт. В них – вся жизнь военного и послевоенного Татарстана. 15 июня 1945 г.: «Разделяю Вашу радость и сердечно поздравляю с успешной сдачей кандидатских экзаменов и окончанием курса аспирантуры… В последние дни я очень сильно загружен в связи с подготовкой к празднику 25‑летия образования ТАССР.

В Казани особых новостей нет, если не считать, что с нынешнего года у нас в Казани открывается филиал Академии наук СССР и консерватория. О личной жизни мне писать не приходится, ибо жизнь моя проходит на работе. С дружеским приветом, Г. Динмухаметов»11.

Уже 75 лет отделяют нас от победного салюта в мае 1945 г., но воскресить память о войне, оживить ее события помогают письма с фронта.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. ГА РТ, ф. Р-3610, оп. 1, д. 301, л. 41.

2. Там же, л. 77.

3. Там же, л. 2.

4. Там же, д. 299, л. 17‑17 об.

5. Там же, д. 301, л. 10‑10 об.

6. Там же, л. 9‑9 об.

7. Там же, л. 70.

8. Там же, д. 299 л. 16‑16 об.

9. Там же, л. 82.

10. Там же, л. 85‑85 об.

11. Там же, л. 129‑129 об.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
Документальный материал позволяет представить особенности женской фронтовой судьбы, выделить трудности, которые выпали на долю фронтовичек, специфику адаптации в послевоенный перио
В статье представлены документы из фонда Ш. З. Ракипова, хранящегося в Государственном архиве Республики Татарстан - переписка писателя с ветеранами Великой Отечественной вой­ны и
В статье рассматривается история образования и деятельность казанского ОКБ № 16 (Особого конструкторского бюро на авиационном заводе № 16) в сфере разработки отдельных видов вооруж
На примере театральных коллективов Среднего Поволжья, изучен вклад работников культуры в становление общественного мнения местного населения в годы ВОВ. Выявлены как единообразие,
В статье приведены сведения об особенностях вербовки военнопленных тюркских национальностей в легион «Идель-Урал», сведения о структуре, вооружении и личном составе 825‑го батальон
Анализируется история становления и развития мусульманской общины в административном центре Мензелинского уезда: факты привлечения мусульманских священнослужителей для нужд городск