Исмоилов Л. Э. О степени вовлеченности суфийских лидеров в политическую жизнь Мавераннахра XVI в.

В статье рассматривается степень вовлеченности суфийских лидеров в политическую жизнь Мавераннахра XVI в. После захвата Мавераннахра узбекскими кочевыми племенами и установления династии Шейбанидов в регионе, постепенно между шейбанидскими правителями и местными лидерами суфийских братств складывались тесные взаимоотношения. По ряду важных религиозных, политических и общественных вопросов между ними появились точки соприкосновения и взаимодействие. Соблюдение принципа социальной справедливости (адолат) в стране было основным требованием суфийских лидеров к шейбанидским правителям. Сами суфийские лидеры, с целью воплощения этого принципа в жизнь, придерживались правила химаят (социальная защита). Степень вовлеченности суфийских шейхов в шейбанидскую придворную жизнь выражалась в их активном участии в миротворческих миссиях между конфликтующими шейбанидскими правителями. Данная статья написана на основе персоязычных письменных памятников житийного и исторического характера, которые хранятся в рукописных фондах Таджикистана и Узбекистана. Некоторые из этих памятников переведены на русский язык. Цель данной работы заключается в раскрытии роли и места лидеров суфийских братств Накшбандия, Кубравия и Джахрия (Яссавия) в придворной жизни Шейбанидского государства. Задача автора состоит в изложении формы реализации принципа химаята; участии суфийских лидеров в улаживании внутридинастических конфликтов.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
26.09.2019
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3 2019
Ознакомительная часть статьи

Первые десятилетия истории Мавераннахра XVI в. ознаменовали уход династии Тимуридов с политической арены региона и установление в нем новой династии – Шейбанидов, из числа узбекских кочевых племен. Между новыми хозяевами страны и лидерами суфийских братств Мавераннахра постепенно установились разные формы взаимоотношений и взаимодействия. Эти разносторонние связи со специфичными нюансами нашли отражение и в различных жанрах письменного наследия того периода, более всего – в мусульманских агиографических сочинениях (манакибах) и в трудах придворных историков.

Судя по содержанию сведений, содержащихся в указанных жанрах письменных источников, причины и степень вовлеченности различных суфийских братств в политическую жизнь государства Шейбанидов и их активность в ней были разными. В соответствии с правилами житийной литературы, почти во всех манакибах отдельная глава посвящена встрече суфийского шейха с правителями того периода или обмену письмами между ними. В частности, в манакибе «Джодат-ул-ошикин» (Широкая дорога любящих истину)1, посвященном известному лидеру кубравийского братства шейху Хусейну Хорезми (умер в 1551 г.), отдельная глава – «Изложение встречи и переписки, которые произошли с правителями времени» (Дар баен-и мулокот ва макулот-е, ки бо подшохон-и он аср шуда) – посвящена общению шейха с правителями того периода. Эта глава сочинения еще раз документально подтверждает вовлеченность братства Кубравия в политическую жизнь региона.

Другим признаком участия суфийских лидеров в политической жизни страны является частый обмен письмами между ними и правителями. Написание писем было традицией в мусульманском обществе, начиная с эпохи Пророка, и суфийские шейхи также подражали ей. Известные шейхи отправляли письма разным правителям и региональным политическим лидерам. Переписка с правителями могла осуществляться и в стихотворной форме: суфийские шейхи отправляли правителю стихи и получали аналогичный ответ. Манакибы содержат образцы этой переписки в поэтической и прозаической форме. Об этом, в частности, свидетельствует переписка вышеуказанного шейха Хусейна Хорезми и шейбанида Убайдуллы-хана (умер в 1540 г.). Переписка раскрывает духовный авторитет, место и влияние конкретного суфийского шейха на общественно-политическую жизнь страны.

Исторические сведения указывают на высокую степень вовлеченности лидеров другого суфийского братства – Накшбандия в придворную жизнь Шейбанидов, хотя представители остальных братств тоже проявляли активность в этом вопросе. Действительно, поиски контактов с правителями являются отличительной чертой деятельности суфиев братства Накшбандия, в отличие от внешней деятельности представителей других тарикатов. В этом вопросе у Накшбандия в прошлом был накоплен богатый опыт, начиная с деятельности основателя братства – Баха уд-дина Накшбанда (умер в 1389 г.), который имел доступ ко двору правителя своей эпохи. Его преемники придерживались такой же линии поведения.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
Деятельность купеческой династии Гирбасовых в рамках акционерного товарищества, на основе анализа Отчетов торгово-­промышленного товарищества «Ф. П. Гирбасова с сыновьями и К°», от
В статье анализируются особенности функционирования древнетюркских личных имен в татарском ономастиконе. Материалом исследования выбраны опубликованные тексты орхоно-­енисейских па
Статья посвящена анализу советского законодательства 1940-1950-х гг. при исследовании проблемы взаимоотношений власти и молодежи. Дана видовая характеристика законодательных источн
Статья посвещена малоизвестным фактам политической биографии Г. Губайдуллина в условиях русской революции 1917 г., его активному участию в общественной жизни татарского народа, в р
Описана датированная 10 июля 1935 г. «Справка иностранного отдела НКВД СССР о татарской белой эмиграции на Дальнем Востоке “О состоянии татарской белой эмиграции на Дальнем Востоке
Сделан вывод о том, что возникшие ранее рунического письма родовые тамги могли сыграть определенную роль при его создании, а символико-смысловая природа рисунка тамг могла стать пр