Т. П. Крашенинникова, М. В. Ледяева. Выставка детских игрушек в Центральном музее ТАССР (1941 г.)

Центральный музей Татарской Автономной Советской Социалистической Республики в 1930-е гг. являлся одним из крупнейших краеведческих музеев Поволжья. В его фондах хранились богатейшие археологические, нумизматические, этнографические, художественные коллекции. В 1930-е гг. все усилия сотрудников были направлены на создание экспозиции по истории края, которая неоднократно критиковалась Музейным отделом Наркомпроса РСФСР и местными партийными органами по политическим и идеологическим мотивам. Были репрессированы четыре директора музея. Только к концу 1930-х гг. Центральный музей оправился от перенесенных испытаний. Начался интенсивный поиск новых направлений и форм работы. В статье впервые рассматривается история организации и функционирования выставки детских игрушек, которая открылась в Центральном музее ТАССР 9 февраля 1941 г. Проанализированы специфика организации выставки, ее цели и задачи, классификация и ассортимент экспонированных игрушек. Представлено описание коллекций игрушек кустарного производства начала XX в., приведены примеры использования сюжетных игрушек для иллюстрации классового характера музейных экспозиций. На выставке наряду с музейными коллекциями были представлены игрушки советского производства. Отмечено, что 95% из них закупались в других регионах страны. На долю казанского производства приходилось лишь 5%. Впервые в своей практике музей выделил в качестве самостоятельного отдел под названием «Плохо исполненные и вредные игрушки казанского производства». Выставка завершилась проведением итоговой конференции с участием представителей органов народного образования и торговых предприятий г. Казани. Сохранившиеся архивные документы, которые впервые вводятся в научный оборот, позволяют выявить узловые вопросы, поднимавшиеся на конференции. Они отразили обеспокоенность казанской общественности состоянием производства детских игрушек в Татарской республике, низкой культурой их изготовления и реализации. Приведен фрагмент стенограммы конференции, который позволяет воссоздать ассортимент детских игрушек предвоенных лет, требования к их качеству и видовому разнообразию. Конкретизируется понятие и критерии «вредных игрушек». В статье отмечается, что в рамках актуализации проблемы изучения мира советского детства музей вышел за рамки выставочной деятельности, став инициатором постановки вопроса в более широком плане. Статья иллюстрирована фотографиями игрушек кустарного производства начала XX в. из коллекций Национального музея Республики Татарстан.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
16.06.2017
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 1/2 2017

Аннотация

Центральный музей Татарской Автономной Советской Социалистической Республики в 1930-е гг. являлся одним из крупнейших краеведческих музеев Поволжья. В его фондах хранились богатейшие археологические, нумизматические, этнографические, художественные коллекции. В 1930-е гг. все усилия сотрудников были направлены на создание экспозиции по истории края, которая неоднократно критиковалась Музейным отделом Наркомпроса РСФСР и местными партийными органами по политическим и идеологическим мотивам. Были репрессированы четыре директора музея. Только к концу 1930-х гг. Центральный музей оправился от перенесенных испытаний. Начался интенсивный поиск новых направлений и форм работы. В статье впервые рассматривается история организации и функционирования выставки детских игрушек, которая открылась в Центральном музее ТАССР 9 февраля 1941 г. Проанализированы специфика организации выставки, ее цели и задачи, классификация и ассортимент экспонированных игрушек. Представлено описание коллекций игрушек кустарного производства начала XX в., приведены примеры использования сюжетных игрушек для иллюстрации классового характера музейных экспозиций. На выставке наряду с музейными коллекциями были представлены игрушки советского производства. Отмечено, что 95% из них закупались в других регионах страны. На долю казанского производства приходилось лишь 5%. Впервые в своей практике музей выделил в качестве самостоятельного отдел под названием «Плохо исполненные и вредные игрушки казанского производства». Выставка завершилась проведением итоговой конференции с участием представителей органов народного образования и торговых предприятий г. Казани. Сохранившиеся архивные документы, которые впервые вводятся в научный оборот, позволяют выявить узловые вопросы, поднимавшиеся на конференции. Они отразили обеспокоенность казанской общественности состоянием производства детских игрушек в Татарской республике, низкой культурой их изготовления и реализации. Приведен фрагмент стенограммы конференции, который позволяет воссоздать ассортимент детских игрушек предвоенных лет, требования к их качеству и видовому разнообразию. Конкретизируется понятие и критерии «вредных игрушек». В статье отмечается, что в рамках актуализации проблемы изучения мира советского детства музей вышел за рамки выставочной деятельности, став инициатором постановки вопроса в более широком плане. Статья иллюстрирована фотографиями игрушек кустарного производства начала XX в. из коллекций Национального музея Республики Татарстан.

 

Abstract

The Central Museum of Tatar Autonomous Soviet Socialist Republic (Tatarstan Central Committee) was one of the largest regional museums in the Volga region in 1930s. The richest archaeological, numismatic, ethnographic and art collections were kept at the museum. In 1930s all the efforts of the museum staff were aimed at creating a display on the history of the region, which was constantly criticized by Museums Department of the People's Commissariat of Education of the RSFSR and local party bodies due to political and ideological reasons. Four directors of the Museum were repressed. Only by the end of 1930s the museum had recovered from the political repressions. An active search of new directions and forms of work started. The article for the first time considers the history of the arrangement and functioning of the exhibition of children's toys opened at the Central Museum of TASSR on February 9, 1941. The specific features of the exhibition’s arrangement, its objectives and tasks, as well as the classification and assortment of the displayed toys have been analyzed. The description of domestic craft toys collection of the early 20th century has been presented and the examples of action toys use for demonstrating the class nature of the museum exhibits have been shown. Along with the museum collections Soviet-made toys were also displayed at the exhibition. It is noted that 95% of them were purchased in other regions of the country. The share of Kazan production accounted for only 5%. For the first time in its practice the museum detached an independent section called “Poorly manufactured and harmful toys of Kazan production”. The exhibition resulted in the closing conference with the participation of the representatives of public education bodies and trade enterprises of Kazan. The preserved archival documents, being introduced into scientific use for the first time, enable identifying the key issues raised at the conference. They reflect the anxiety of the Kazan public on the state of children's toys production in Tatar Republic and the low quality of manufacture and sales. A fragment of the conference verbatim report has been represented, which allows to recreate the assortment of children's toys of the pre-war years and the requirements for their quality and species diversity. The concept and criteria of “harmful toys” have been concretized. It is noted in the article that within the framework of the actualization of the problem of studying the world of the Soviet childhood, the museum moved beyond the scope of exhibition activity, becoming the initiator of raising the issue in broader terms. The article is illustrated with photos of handicraft toys (the early 20th century) from the collections of the National Museum of the Republic of Tatarstan.

 

Ключевые слова

Центральный музей ТАССР, 1941 год, игрушка, выставка игрушек, конференция, детство.

 

Keywords

The Central Museum of TASSR, 1941, toy, toy exhibition, conference, childhood.

 

2 февраля 1941 г. в Центральном музее ТАССР впервые открылась «Выставка детской игрушки». Она действовала в течение двух с половиной месяцев и завершилась проведением конференции на тему: «Итоговая конференция по выставке детской игрушки при Центральном музее ТАССР» с участием представителей органов народного образования и торговых организаций г. Казани1.

Выставка, по признанию ученого секретаря музея В. М. Дьяконова2, стала особенной, непрофильной, долгое время вызывала недоумение «некоторых товарищей»3, так как резко контрастировала с традиционной выставочной тематикой: «В. И. Ленин в изобразительном искусстве», «XVIII съезд ВКП(б)», «20-летие ВЛКСМ» и другие.

В предвоенное десятилетие вся деятельность сотрудников Центрального музея ТАССР была направлена на создание исторической экспозиции. Музей неоднократно подвергался резкой критике со стороны музейного отдела Наркомпроса РСФСР и местных партийных организаций за идеологическую невыдержанность и политическую вредность экспозиций4.

C 1933 по 1937 г. в музее сменилось четыре директора. Бывшие руководители музея М. И. Борисов (1930-1933) и Л. А. Ахметшин (1934-1935) были арестованы в 1937 г. и приговорены соответственно к восьми и пяти годам лишения свободы (ст. 58-11 УК РСФСР). Е. И. Медведев, совмещавший в 1933-1934 гг. две должности – заведующего Татцентрархивом и Центрального музея ТАССР, в 1935 г. после трехмесячного пребывания в тюрьме был выслан из Казани. В сентябре 1937 г. был арестован директор музея Г. И. Республиканец (ст. 58-2, 58-7, 17-58-8, 58-11 УК РСФСР). В 1938 г. его приговорили к 10 годам тюремного заключения с конфискацией имущества и поражением в правах на пять лет5.

В таких условиях сотрудникам Центрального музея ТАССР было «не до игрушек». После всех перипетий 1937 г. музей постепенно входил в привычный ритм жизни. Предвоенный период, по образному выражению старейшего сотрудника Н. Ф. Калинина, был сродни ледоходу и, по сути, означал начало третьего этапа в развитии музея6.

Организация выставки детской игрушки по времени совпала с принятием постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по увеличению производства товаров широкого потребления и продовольствия из местного сырья» от 9 января 1941 г. Руководство музея решило откликнуться на данное постановление, совместив показ музейных коллекций детских игрушек первой трети XX в. c новейшими образцами советского производства.

Инициатива музея была поддержана Татнаркомпросом, воспитателями детских садов, педагогами казанских школ, газетой «Комсомолец Татарии». Скептически восприняли предложение музея торговые организации города. Руководителю выставки Р. А. Гиммельфарб7 пришлось приложить немало усилий, вплоть до принятия специального предписания Наркомторга ТАССР, обязывающего представить образцы игрушек для организации музейной выставки.

На выставке было представлено около 1,4 тысячи игрушек. Семь раз она пополнялась новыми экспонатами. Выставку посетило более 14 тысяч человек.

Впервые в музее была создана детская игровая комната (38 кв. м). В воскресные дни поток желающих посетить выставку увеличивался. Дети из близлежащих домов и районов посещали выставку почти ежедневно. Для учителей, воспитателей и родителей на выставке был организован методический кабинет, где каждый желающий мог получить квалифицированную консультацию, прослушать лекцию и просмотреть альбомы с фотографиями детских игрушек.

Главное место на выставке заняли игрушки из собрания Центрального музея ТАССР. Прежде всего, это были игрушки кустарного производства Центрального музея мелкой промышленности и профессионального образования при Казанском губернском земстве, позже Кустарно-промышленного музея при «Селькредпромсоюзе» (1910-1920-х гг.)8. Накануне закрытия кустарного музея в 1922-1923 гг. профессором А. И. Мироновым и художником И. С. Протасовым была составлена опись всех имеющихся на хранении в музее предметов. В описи коллекций Кустарно-промышленного музея, в разделе «игрушечное производство»9  были представлены: мягкие игрушки из фланели и яркого коленкора, наполненные мелкими древесными опилками – медведи, зайцы, утенок; тряпичные куклы в художественном исполнении, в том числе игрушки с применением техники папье-маше и росписи красками, герои детских сказок зарубежных авторов «Кот в сапогах» и «Красная Шапочка», русской народной сказки «Снегурочка», куклы-перчатки для детского театра по сюжету произведений А. С. Пушкина «Сказка о попе и о работнике его Балде» и «Песнь о вещем Олеге», серия кукол в древнерусских боярских костюмах и кукол-барышень в декольтированных платьях XVIII-XIX вв.10

Особое место в коллекции занимали тряпичные куклы в кустарном исполнении. Известны работы кустаря В. Н. Коган-Бернтштейна, отражающие крестьянский быт русской деревни: девушки-крестьянки в праздничной одежде, «Молодуха с ведрами», «Нянька с ребенком», «Сваха», деревенский парень. Образ молодых крестьянских девушек и парней был воспроизведен кустарями в резных фигурках из дерева, дополненными игрушками из мочала (машинка, изящная кукольная мебель в виде диванов и кресел, миниатюрных столиков, дорожные и фруктовые корзинки, базарные сумки). К игрушкам авторы описи относят и елочные украшения: рождественский дед, ёлочные человечки из мочала, одетые в крестьянские костюмы. Особое внимание привлекали небольшие по размеру точеные и резные модели из липы, представляющие предметы быта (прялка, самопрялка), сельхозорудия (плуг, борона) и транспортные средства (сани, телега)11.

Посетители выставки были единодушны: «Особенно замечательно то, что детям показывают игрушки дореволюционные и современные». Впечатление производили изделия из мочала и дерева. Р. А. Гиммельфарб, подводя итоги выставки, отмечала, «что опыт казанских кустарей дореволюционного периода следует заимствовать, и, прежде всего, с точки зрения прочности и качества изготовления игрушек»12.

Многие куклы и ранее выставлялись в музее, чтобы отразить содержание экспозиций: куклы-крестьяне, куклы-барышни, гимназистка, сестра милосердия, религиозные персонажи. В некоторых случаях сотрудники музея из существующих в музейных фондах игрушек создавали новые сюжетные композиции. Примером конструирования новой реальности может служить сюжетная группа «Барыня и крепостная», где «крепостная» девка в простом голубом сарафане и красном платке поправляет роскошное шелковое платье XVIII в. даме в белом парике с розой и корзиной в руке. Несоответствие в технике исполнения кукол бросается в глаза не сразу. Лишь при тщательном изучении музейной документации было выявлено, что обе куклы выполнены разными мастерами. «Барыня» – это кукла-покрышка на чайник «Маркиза» неизвестной художницы Отрыганьевой: «широкий низ платья, укрепленный ватой и хлопчатобумажным подкладом, накрывал чайник». «Крепостная» – кукла кустарного исполнения с расписанным красками лицом в технике папье-маше.

В период с 1926 по 1936 г. куклы искусственно были соединены в одну сюжетную группу. В учетной документации 1936 г. названия кукол звучат несколько по-иному, хотя в семантическом плане отражают общую идею: «Кукла, изображающая барыню в костюме времен Екатерины в ромброне, которую поправляет деревенская девушка»13. По-видимому, кто-то из сотрудников музея вручную пришил одну куклу к другой, чтобы проиллюстрировать пример классового неравенства дореволюционной эпохи.

Игрушки советского производства на выставке были распределены по следующим разделам: дидактические и моторные, мягкие игрушки, животные и птицы, куклы, домашняя утварь, военные и технические, веселые и заводные игры. В целом, данная классификация соответствовала позиции Комитета по игрушке Наркомпроса РСФСР, курирующего издание журнала «Советская игрушка»14.

Основными поставщиками игрушек на выставку были магазины «Детский мир» и «Пионер» (ул. Баумана), склад игрушек казанской базы Культторга (ул. Чернышевского, 21). 95% игрушек поступало в ТАССР из Москвы, Загорска, Киева, Кирова, Ленинграда, Минска, Одессы, Харькова. Местные изделия, на долю которых приходилось не более 5%, были представлены гармонной фабрикой, артелями «Красный дорожник», «Промполиграф», «Культпром»15 и другие.

Военно-оборонная тематика в производстве детских игр в предвоенный период была доминирующей. Настольные игры «Военное домино», «Военно-морской флот», «Атака торпедных катеров», «Морской десант», «Красная армия», «Готов к ПВХО» (Готов к противовоздушной и противохимической обороне) и целый арсенал «оружия»: пистолеты, револьверы (10 руб.), ружья (6 руб. 19 коп.), зенитная пушка (10 руб. 25 коп.), пистоны (46 коп.) и другие. Эти изделия можно было не только увидеть на выставочных витринах, но и поиграть с ними. Татметаллпромсоюз представил на выставку: велосипед, санки и гранаты16.

Настольными играми были увлечены все дети, независимо от пола и возраста. Тематика игр была обширной и отражала требования по коммунистическому воспитанию детей и пропаганде достижений социализма. Основными сюжетами приобщения детей к виртуальному миру колхозной деревни были «Ребята в колхозе», «Колхозный двор», «Скотный двор», «Птичий двор». На выставке демонстрировались игры «Родина» и «Наш Север», русские народные сказки и матрешки. Рядом соседствовали Микки-Маусы и Эйфелева башня, настольная игра «Изучайте иностранные языки».

В канун 1935 г. традиция празднования Нового года вернулась в страну17. Ёлка, как новогодний символ, заняла полноправное место в перечне советских праздников. В 1937 г. Казанская студия «Союзкинохроники» сняла сюжет «Стилизованная ёлка». «Артель детских игрушек готовит детские ёлки “Дед-Мороз”, “Котофей Иванович” и другие. Сюжет будет построен в момент изготовления ёлки». Образы «счастливых детей», «изобилия страны социализма» нашли отражение в кадрах кинохроники: «советские магазины полны детьми, покупающими разные игрушки», в том числе фрагмент приобретения гармоники пионерами18.

В 1941 г. на выставке экспонировались наборы «Укрась ёлку», «Зажги ёлку», электрические свечи и искусственный снег. Рядом с ними соседствовали Деды Морозы и новогодние игрушки. Артель «Культпром» представила ёлочные украшения из бархата и шелка19.

Детские сады г. Казани привезли на выставку куклы, фигурки животных, педальный автомобиль. В дошкольные учреждения поступали игрушки резиновые, деревянные и металлические, из папье-маше и синельной проволоки, куклы целлулоидные и тряпичные. Очевидно, что положение дел по сравнению с 1920-ми гг. изменилось в лучшую сторону20. Однако, ассортимент игрушек по-прежнему оставался скудным и не отвечал возрастающим запросам дошкольных учреждений.

Открытием и украшением детской выставки были самодельные игрушки Новицкого, который создавал их для собственных детей. Они упоминались практически в каждом отзыве: «Мне на выставке все игрушки понравились, но всех лучше пулемет Новицкого». Популярность моделей самоходной кухни, пулемета, грузовика, скорой помощи и других лежала в сфере конструирования, когда каждая деталь обладала действующей функцией. Воспитатели детского сада № 32 поделились своими наблюдениями: «У нас в детсадах нет такой игрушки. Особенно детей заинтересовала детализация, были такие возгласы: смотри, в скорой помощи двери открываются, или вот военная кухня, а тут ведро, которое можно снять, и дверка в топку тоже открывается»21.

Общее впечатление от посещения выставки у большинства посетителей было однозначным: «Очень желательно, чтобы выставка продлилась как можно дольше». Значимость выставки усиливалась во много раз и потому, что мир игрушки, представленный в музее, оказался для многих детей неожиданным, обладающим яркими познавательными открытиями, многие экземпляры дети видели впервые. Были и противоположные мнения, правда, единичные, сравнивающие выставку с прилавком игрушечного магазина: «это просто игрушки мертвые, без всякой динамики и движения и ничему ребят не учат»22. Оценили вклад музея в создание выставки детской игрушки и представители торговли, поступали предложения сделать ee постоянной.

9 апреля по инициативе Центрального музея ТАССР на базе выставки детской игрушки была проведена конференция, на которой присутствовало около ста человек. Родоначальником проведения подобных конференций в Поволжье был г. Горький (1933 г.)23. Несмотря на то, что масштаб конференции в Казани был значительно уже, ценность ее от этого не уменьшалась. Открывая конференцию, В. М. Дьяконов озвучил цель мероприятия: «Посмотреть, какой игрушкой играют наши ребята и с какой игрушкой имеют дело, какую игрушку можно купить в казанских магазинах, и какой игрушки недостает в этих магазинах, какие игрушки делают наши предприятия»24.

В известной степени поводом для разговора стала организация музеем специального отдела выставки «Плохо исполненные и вредные игрушки казанского производства».

В марте 1934 г. был опубликован перечень запрещенных и разрешенных игрушек25. В этом документе были перечислены игрушки с производственными дефектами. Для признания качества имело значение: цвет, прочность, качество отделки, художественное оформление и так далее. В 1930-е гг. «вредными» признавались игрушки по идеологическим соображениям. Это могли быть как игрушки-копилки, противоречащие коллективистской модели воспитания, так и «уродливость» образа солдат Красной Армии26.

Некачественной и вредной продукцией казанского производства были представлены куклы, гармоники, погремушки, пирамидки, скакалки. Описание забракованной погремушки местного производства говорило само за себя: «она внутри пустая, отсутствует то, что производит звук… это уже не продукция, покалечили игрушку, в тоже время калечим и детей, потому что она и беззвучная, и краска недоброкачественная». Ассортимент красок для детских игрушек вызывал всеобщие нарекания: «грязно-коричневая краска, противно в руки взять взрослому». Эмоционально жестко оценивались куклы: «Они безвкусно одеты в грубые платья. Такие куклы – уроды…»27.

Представитель методического кабинета дошкольного образования Татнаркомпроса Мельникова в своем выступлении на конференции вскользь упомянула о недопустимости уродливого изображения красноармейцев и краснофлотцев. Такой прецедент имел место в г. Казани в 1937 г. Тогда речь шла о продукции мастерской «Новая игрушка», которой руководил высланный из Ленинграда Г. А. Остен-Сакен28. В 1936 г. разработанная Остен-Сакеном серия игр и фигурок из фанеры, а затем из литья «Колхоз» и военная игра, вызвала ряд нареканий со стороны Деткомиссии при СНК ТАССР. В итоге, выпуск литых фигур с головными уборами, напоминавшими каску германского образца или головной убор николаевской эпохи, был запрещен.

Выступления представителей хозяйственных структур города показали, что положение дел в республике с производством детских игрушек не соответствовало запросам населения в целом и дошкольных учреждений в частности. Были озвучены проблемы, характерные для всей страны: нерентабельность производства игрушек, незаинтересованность торговых организаций в их реализации, дороговизна.

Постановление от 9 января 1941 г. перекрывало каналы закупки игрушки за пределами республики. Местная промышленность к этому была не готова: «Наркомместпром находится в стадии думания», из папье-маше вырабатывается одна утка, деревянные игрушки не вырабатываем, мягкую игрушку не производим», «если бы для снабжения города имели надежду на наши местные организации, то, пожалуй, сидели бы без игрушек»29. Несмотря на наличие ресурсов, торговые организации вынуждены были закупать за пределами республики даже простейшие деревянные лопатки.

Конференция завершилась принятием резолюции с констатирующей частью о неудовлетворительном ассортименте детских игрушек, произведенных в Татарии, об их низком качестве, отсутствии культуры обслуживания населения в торговых организациях города. Было предложено возобновить при Татнаркомпросе деятельность Комиссии по игрушке, организовать специальную лабораторию по конструированию и мастерские по ремонту. Особое внимание было обращено на необходимость организации и распространению игротек30.

В течение апреля-мая 1941 г. игрушки были возвращены торговым организациям и детским садам. Не обошлось без эксцессов. Работникам музея пришлось списать часть экспонатов, которые были похищены или пришли в негодность. Была обнаружена пропажа вертящейся обезьянки (20 руб. 60 коп.), клоуна-путешественника и заводной свинки стоимостью 17 руб. 50 коп. каждая, шлюпки целлулоидной за 2 руб. 13 коп., барабанщика по цене 10 руб. 70 коп.31

Начавшаяся война, свертывание экспозиций, размещение в залах архивов и музейных коллекций Москвы и Ленинграда, передача части помещений под учебные классы, внесли свои коррективы. Как вспоминает С. В. Морозова, дочь директора музея В. М. Дьяконова, ряд экспонатов с выставки передали в детский сад: «Несмотря на войну, в городе, дома, в детском саду устраивали для детей ёлки. Папа организовывал ёлки для детей сотрудников музея в своем кабинете. Также делали подарки с выставки мне подарен был кукольный двухтумбовый стол, как настоящий. А вот Гуле Ишмуратовой, с которой мы были не только в детсаду, но и в университете в одной группе, настоящие стол, стульчик и диванчик»32.

Сотрудники музея вышли за рамки выставочной деятельности и, по сути дела, явились инициаторами постановки вопроса в более широком плане. Музей опередил не только хозяйственные и торговые предприятия республики, но и советские и партийные структуры в актуализации проблемы: «чтобы в Казани делали игрушку хорошую, прочную, дешевую и в достаточном ассортименте»33. Новизну постановки проблемы признали все участники конференции.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Архив Национального музея Республики Татарстан (НМ РТ). Научная часть. Документы выставки детской игрушки за 1941 г. – 109 л. Аrhiv Natsional'nogo muzeya Respubliki Tatarstan. Nauchnaya chast'. Dokumenti vistavki detskoy igrushki za 1941 g. [The Archive of the National Museum of the Republic of Tatarstan. The scientific part. Documents of the exhibition of children's toys in 1941.] (NM RT), p. 109.

2. Дьяконов Владимир Михайлович (1906–1984), журналист, ученый секретарь (с 1938 г.), директор Государственного музея ТАССР (1941–1978).

3. Дьяконов, В. М. Моя жизнь и музей. Сорок лет участия в музейном строительстве. – Казань: Изд-во «Kazan-Казань», 2006. – С. 226. DYAKONOV, V. M. Moya zhizn' i muzey. Sorok let uchastiya v muzeynom stroitel'stve [My life and the Museum. Forty years of participation in the Museum construction. In Russ.]. Kazan, Izd-vo “Kazan-Kazan'” publ., 2006, p. 226.

4. Центральный государственный архив историко-политической документации Республики Татарстан (ЦГА ИПД РТ), ф. 15, оп. 3, д. 1782, л. 28–31. Tsentral'niy gosudarstvenniy arhiv istoriko-politicheskoy dokumentatsii Respubliki Tatarstan [Central State Archive of Historical and Political Documentation of the Republic of Tatarstan] (TsGA IPD RT), fond 15, series 3, file 1782, pp. 28–31.

5. Во второй половине 1930-х гг. музей был вынужден «очиститься» от политически и социально-чуждых элементов. В этот список попали действующие сотрудники музея Е. В. Грачев, П. И. Краснов, М. М. Хомяков и другие, а также имевшие статус «политических высланных» Е. А. Каганович, Н. Е. Макаренко, М. М. Туган-Барановский.

6. В 1937 г. директором ЦМ ТАССР был назначен Григорий Борисович Вахламов (1906‒1942). Участник Великой Отечественной войны. Погиб 1 декабря 1942 г. Н. Ф. Калинин, выступая на отчетном собрании музея за 1939 г., отметил: «Думаю, что мы участвуем в третьем рождении музея. Первое было, когда он создавался в 1895 году, второе, когда он стал советским». (См.: Дьяконов, В. М. Указ. соч. ‒ С. 224. DYAKONOV, V. M., 2006, p. 224).

7. Гиммельфарб Рая Абрамовна, 1906 г. р., с 1932 г. – научный сотрудник отдела «Природа края». На момент проведения выставки – сотрудник отдела социалистического строительства.

8. Назипова, Г. Н. Казанский городской музей: очерки истории 1895-1917 годов. – Казань: Изд-во “Каzаn-Казань”, 2000. – С. 222. NAZIPOVA, G. N. Kazanskiy gorodskoy muzey: ocherki istorii 1895‒1917 godov [Kazan city museum: essays on the history of 1895‒1917. In Russ.]. Kazan, Izd-vo «Kazan-Kazan'» publ., 2000, p. 222; Сидорова, И. Б. Земство и музеи: казанский опыт взаимосвязи и взаимодействия // Филология и культура. – 2008. – № 14. – С. 11–17. SIDOROVA, I. B. Zemstvo i muzey: kazanskiy opit vzaimosvyazi i vzaimodeistviya [Zemstvo and the museum: the Kazan experience of interrelation and interaction. In Russ.]. IN: Philology and culture, 2008, no. 14, pp. 11–17.

9. НМ РТ. Научно-фондовый архив. Опись № 44 «Описание коллекций Кустарно-промышленного музея “Селькредпромсоюза” (1922‒1923 г.)», Л. 396–429. Nauchno-fondoviy arhiv. Opis' № 44 Opisaniye kollektsii Kustarno-promishlennogo muzeya Sel'kredpromsoyuza (1922‒1923 g.) [Scientific and fond archive. Inventory No. 44, “Description of the collections of Handicraft Museum of “Selkredpromsoyuz” (1922‒1923)”]. (NM RT), рp. 396–429.

10. Там же, л. 410, 423–427. Ibid., pp. 410, 423–427.

11. Там же, л. 386, 420–421, 428. Ibid., pp. 386, 420–421, 428.

12. Архив НМ РТ. Документы выставки… л. 11 об. Аrhiv NM RT. Dokumenti vistavki… [The archive of the NM of the RT. Documents of the exhibition…] (NM RT), p. 11 verso.

13. НМ РТ. Научно-фондовый архив. Книга поступлений Центрального музея ТАССР (1936 г.), л. 220. Nauchno-fondoviy arhiv. Kniga postupleniy Tsentral'nogo muzeya TASSR (1936 g.) [Scientific and fonds archive. The book of receipts of the Central Museum of  Tatar Soviet Socialist Republic (1936)] (NM RT), p. 220.

14. Сальникова, А. А., Хамитова, Ж. А. Журнал «Советская игрушка» как источник по истории советского детства 30-х годов XX века // Ученые записки Казанского университета. ‒ 2013. – Т. 155. – Кн. 3. – Ч. 1. – С. 203. SAL'NIKOVA, A. A., KHAMITOVA, ZH. A. Zhurnal Sovetskaya igrushka kak istochnik po istorii sovetskogo detstva 30-h godov 20 veka [The magazine “Soviet toy” as a source on the history of the Soviet childhood of the 30s of the 20th century. In Russ.]. IN: Uchenye zapiski Kazanskogo universiteta [Scientific notes of Kazan University. In Russ.]. 2013, vol. 155, book 3, part 1, p. 203.

15. В ассортимент казанской артели «Культпром» входили куклы, пупсы, деды-морозы, игрушки-плясуны (кот и негр), деревянные изделия (конь и корова), побрякушки, чайный прибор, пушки, наборы «Скотный двор» и «Птичий двор».

16. Архив НМ РТ. Документы выставки… л. 73. Аrhiv NM RT. Dokumenti vistavki… [The archive of the NM of the RT. Documents of the exhibition…] (NM RT), p. 73.

17. Сальникова, А. А. История елочной игрушки, или как наряжали советскую елку. Изд. 2-е. – М.: Новое литературное обозрение, 2012. – 240 с. SAL'NIKOVA, A. A. Istoriya yelochnoy igrushki, ili kak naryazhali sovetskuyu elku [History of the Christmas tree toys, or how Soviet Christmas tree was decorated. Izd. 2-e. In Russ.]. Moscow, New literary review publ., 2012, 240 p.

18. Киножурнал «Татарстан». – 1937. – № 12. Электронный ресурс. Режим доступа: https://www.net-film.ru. Kinozhurnal “Tatarstan” [The Magazine “Tatarstan”. In Russ.]. 1937, no. 12. IN: [On-line]. Available at: https://www.net-film.ru.

19. ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 3, д. 1303, л. 34, 4950. Tsentral'niy gosudarstvenniy arhiv istoriko-politicheskoy dokumentatsii Respubliki Tatarstan [Central State Archive of Historical and Political Documentation of the Republic of Tatarstan], fond 15, series 3, file 1303, pp. 34, 49–50.

20. Ханипова, И. «Перед нами открылись широкие горизонты в дошкольном воспитании» // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2011. – № 3/4. – С. 68‒77. KHANIPOVA, I. “Pered nami otkrilis' shirokiye gorizonti v doshkol'nom vospitanii” [“Wide horizons of preschool education opened for us”. In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy Eho vekov, 2011, no. 3/4, pp. 68–77.

21. Архив НМ РТ. Документы выставки… л. 85, 104. Аrhiv NM RT. Dokumenti vistavki… [The archive of the NM of the RT. Documents of the exhibition…] (NM RT), p. 85, 104.

22. Там же, л. 27 об. Ibid., p. 27 verso.

23. Сомов, В. А. Феномен игры и воспитание поколения победителей в СССР 1930-х гг. // Историческая психология и социология истории. – 2013. – № 1. – С. 77. SOMOV, V. A. Fenomen igri i vospitaniye pokoleniya pobediteley v SSSR 1930-h gg. [The phenomenon of game and upbringing of the generation of winners in the USSR in 1930s. In Russ.]. IN: Historical psychology and sociology of history, 2013, no. 1, p. 77.

24. Архив НМ РТ. Документы выставки… л. 3‒3 об. Аrhiv NM RT. Dokumenti vistavki… [The archive of the NM of the RT. Documents of the exhibition…] (NM RT), p. 3–3 об.

25. Список игрушек, разрешенных и запрещенных Комитетом по игрушке Наркомпроса РСФСР. Вып. первый (за время с 19 марта 1934 г.). – М.-Л.: КОИЗ, 1934.

Spisok igrushek, razreshennih i zapreshchennih Komitetom po igrushke Narkomprosa RSFSR. Vyp. perviy (za vremya s 19 marta 1934 g.) [List of toys allowed and prohibited by the Toy Committee of the People's Commissariat of Education of the RSFSR. Issue 1 (since March 19, 1934). In Russ.]. Moscow, Leningrad, KOIZ publ., 1934; Список игрушек, разрешенных и запрещенных Комитетом по игрушке при Наркомпросе РСФСР. Вып. второй. Под ред. уч. секр. к-та Е. А. Флериной. – М.-Л, 1935. Spisok igrushek, razreshennih i zapreshchennih Komitetom po igrushke pri Narkomprose RSFSR. Vyp. vtoroy. Pod red. uch. sekr. k-ta E. A. Flerinoy [FLERINA, E. A. (ed.). List of toys allowed and prohibited by the Toy Committee of the People's Commissariat of Education of the RSFSR. Issue 2. In Russ.]. Moscow-Leningrad, 1935.

26. Сомов, В. А. Указ. соч. ‒ С. 79. SOMOV, V. A., 2013, p. 79.

27. Архив НМ РТ. Документы выставки… л. 5. Аrhiv NM RT. Dokumenti vistavki… [The archive of the NM of the RT. Documents of the exhibition…] (NM RT), p. 5.

28. Cальникова, А. А. «Блестящий воспитатель»: Ёлочная игрушка как инструмент наделения «советскостью» // Ребенок в истории и культуре: Труды семинара «Культура детства: Нормы, ценности, практики». ‒ М.: Библиотека журнала «Исследователь/Researcher», 2010. – Вып. 4. – С. 370–402. SALNIKOVA, A. A. “Blestyashchiy vospitatel': Yelochnaya igrushka kak instrument nadeleniya “sovetskostyu” [“The Brilliant Teacher”: Christmas tree toy as an instrument of investing with “Sovietness”. In Russ.]. IN: Rebenok v istorii i kul'ture: Trudi seminara Kul'tura detstva: Normi, tsennosti, praktiki” [Child in History and Culture: Writings of the Seminar “Culture of Childhood: Norms, Values, Practices”. In Russ.]. Moscow, Library of “Researcher” magazine publ., 2010, Issue 4, pp. 370‒402.

29. Архив НМ РТ. Документы выставки… л. 30‒31. Аrhiv NM RT. Dokumenti vistavki… [The archive of the NM of the RT. Documents of the exhibition…] (NM RT), pp. 30‒31.

30. Там же, л. 34. Ibid., p. 34.

31. Там же, л. 74‒76. Ibid., pp. 74‒76.

32. Морозова (Дьяконова) Светлана Владимировна. Вспышки памяти. Электронный ресурc. Режим доступа: http://tatfrontu.ru/person/morozova-dyakonova-svetlana-vladimirovna (дата обращения 10.12.2016). MOROZOVA (D'yakonova) Svetlana Vladimirovna. Vspyshki pamyati. [On-line]. Available at: http://tatfrontu.ru/person/morozova-dyakonova-svetlana-vladimirovna (assessed 10.12.2016).

33. Архив НМ РТ. Документы выставки… л. 108. Аrhiv NM RT. Dokumenti vistavki… [The archive of the NM of the RT. Documents of the exhibition…] (NM RT), p. 108.

 

Из выступления методиста дошкольного отделения Татнаркомпроса Мельниковой на итоговой конференции по выставке детской игрушки при Центральном музее ТАССР

9 апреля 1941 г.

Коммунистическое воспитание трудящихся ‒ задача третьей пятилетки. Для нового поколения создается такое счастливое детство, какого еще не знала история. Наше советское правительство, коммунистическая партия и лично т[ов]. Сталин проявляют неустанную заботу о детях. […]

Выставка, организованная при Центральном краеведческом музее ТАССР и данная конференция в связи с этой выставкой детской игрушки также является одним из наглядных примеров того внимания и заботы, которые оказываются нашим детям. […]

Какие же требования предъявляются к советской игрушке? Прежде всего, нашим детям нужны игрушки, полностью удовлетворяющие требованиям, задачам коммунистического воспитания.

Наши дети должны иметь игрушки, которые показывали бы достижения социалистической родины в области промышленности, сельского хозяйства, в области транспорта, искусства и культуры, игрушки, отражающие непобедимую роль нашей Красной Армии, авиации, дружбы народов советского народа, героизм наших замечательных людей и т. п.

Совершенно недопустимыми являются игрушки с уродливым изображением тех же красноармейцев, краснофлотцев, фигуры людей, изображающие разные национальности в карикатурном виде. Такие игрушки идут вразрез с коммунистическим воспитанием. Но, к сожалению, такие игрушки еще иногда изготовляются. Приходится на них остановиться. Но я это сделаю несколько ниже.

[…] Все игрушки должны иметь форму и пропорцию соответственно изображаемому предмету и прочное скрепление частей. Нужно сказать, прочность игрушки на сегодняшний день еще в большинстве случаев не отвечает требованиям, предъявляемым к советской игрушке. Много слез и огорчения переживают и дети, и родители, и ясли, и детсады от непрочности выпускаемых игрушек, а потому прочность игрушки является требованием сегодняшнего дня.

Поскольку игрушка для ребенка – источник радости, веселья, средство создания многочисленных интересных игр, то она должна быть массовой, т. е. доступной для детей. Доступность игрушки тесно связана с вопросом ее стоимости. Нужно сказать, что этот вопрос на сегодняшний день разрешается в большинстве своем неудовлетворительно. Много хороших игрушек, но они имеют высокую цену, например, дидактические. Это объясняется отчасти тем, что у нас в Татарии очень незначителен выпуск игрушек местного производства и недостаточно используются такие отходы производств, как дерево, фанера, жесть, бумага, доска и пр[очее]. Употребление отходов для изготовления игрушек сыграло бы большую роль в удешевлении стоимости игрушек.

[…] Из представленного на выставку ассортимента дидактической игрушки следует указать на то, что не все игрушки являются качественно ценными. Вот, например, цветные шары на стержне. Назначение их в том, чтобы познакомить ребенка с цветом, между тем, они окрашены в такие цвета, которые трудно усвоить, и не основные цвета. Кроме того, если вы возьмете такой шар в руку, то сразу почувствуете, насколько он шероховат, имеет неприятную поверхность, значит, он плохо отшлифован. Кроме того, и здесь следует указать на непрочность: сама подставка, на которой держатся шары, очень непрочна и игрушка очень скоро придет в негодность. Такие игрушки выпускать не следует.

Возьмем вот эту пирамиду. Она довольно дорого стоит ‒ 10 руб[лей]. Каково ее назначение? Ознакомить ребенка с величиной, количеством и цветом. Со стороны знакомства с цветом игрушка не выдерживает критики: цвета даны очень темные, они не привлекают яркостью. Кроме того, отделка не является художественной. Плюс к этому игрушка довольно не прочна.

Если обратим внимание вот на эту погремушку, скажем то же самое. Она предназначена для ребенка нескольких месяцев, она, даже если возьмет ее в руки взрослый, сразу получит неприятное ощущение: плохая шлифовка, грубая окраска, кроме того, т[ак] к[ак] ребенок может взять ее в рот, здесь очень много можно спорить в отношении гигиеничности данной игрушки.

[…] Следующий вид игрушек ‒ моторные. Из представленного на выставке данного вида игрушек следует отметить разнообразный характер детских каталочек, их художественную окраску и чистую, хорошую отделку. Нужно сказать, что по тематике эта игрушка довольно удачно исполнена, потому что отвечает интересам малыша к всевозможным животным, птицам, в то же время несложный механизм, который дан. Игрушки соответствуют возрасту. Вот такие каталочки, изображающие зайцев, собачек на колесиках – они интересуют малышей, самый младший возраст. Эти игрушки пользуются большим успехом, особенно у детей 3-4 лет. Характер игрушек удовлетворяет запросы ребенка. Желательно несколько лучшее и прочное скрепление колес и, кроме того, доступность цены. Здесь нужно сказать, цена недоступная, каталочки стоят от 8 до 15 руб[лей]. Это не делает игрушку массовой. […]

Следующий вид игрушек – игрушки сюжетные. […] Сюда относятся игрушки, изображающие природу (животные, птицы, звери, растения и др[угие]). Игрушки, изображающие быт людей, их труд и культуру. Сюда относятся куклы в разнообразных костюмах, фигуры людей, набор игрушек «Север», «Красная Армия», «Колхоз» и др[угие].

Игрушки, знакомящие с техникой и обороной страны. Это тоже относится к типу сюжетных игрушек, такие игрушки как пушки, пулеметы, самолеты, всякие виды транспорта и т[ак] д[алее]. Игрушки этого рода очень широко используются детьми главным образом дошкольного и младшего школьного возраста. На выставке представлено большое количество отмеченных игрушек из разнообразного материала, главным образом, из папье-маше, железные, фанерные и деревянные.

Тематика игрушек довольно разнообразная, но качество их различное. Например, если возьмем мягкую игрушку, в большинстве случаев она изображает домашних животных и зверей; видим здесь, что мягкие игрушки делаются больше всего, они очень марки, стирать и чистить не представляется возможным, и игрушки очень быстро выбывают из строя. Кроме того, если обратим внимание на художественность, то же самое, игрушки не удовлетворяют требованиям. Возьмем вот такую игрушку: тигр – малыш, наблюдая в детском саду, мы видим, пугается. На самом деле, если взять голову зверя, особенно страшно открытый рот этого зверя, наводит ужас на малыша. Очевидно, здесь нужно рассчитывать на то, для кого делается игрушка. Игрушка должна веселить, радовать ребенка, а не наводить на него страх. Или вот, обратите внимание на такую игрушку: верблюд (белого цвета). Когда вы видели верблюда белого цвета? Это надо учитывать изготовителям обязательно. Очень хорошо сделаны игрушки, изображающие зайцев, поросят и кошек. Динамика в игрушке выражается так, что дает возможность разнообразно использовать их в игре. Вот, например, такие игрушки, как собака, с которой ребенок может играть разнообразно: и посадить, и дом сторожить заставить и т. п. Вот такого характера изготовлять игрушки нужно. Если возьмем кошку в сидячем положении, она менее интересна для детей. Вообще, статическая поза не стимулирует детей на игру, ребенок может посмотреть на игрушку, полюбоваться ею, а потом забудет об этой игрушке. Другое дело, будет иметь возможность играть с такой игрушкой, которая дает простор его фантазии. Поэтому динамика, которая должна быть выражена в игрушке, должна учитываться. Вот заяц – у него «руки», «ноги» приходят в действие. Заяц может на четырех ногах ходить, может сидеть, ребенок может разнообразно использовать его в игре. Сюжетные игрушки, сделанные из папье-маше, больше всего изображают животный мир – птиц и в большинстве своем страдают непрочностью подставок, [и] непрочностью, главным образом, колесиков. Это подтвердят и родители, и работники детсадов: покупается игрушка, и как только ребенок немножко поиграет с ней, колесики отлетают и игрушка приобретает жалкий вид. […]

Куклы тоже относятся к виду сюжетных игрушек. Тех кукол, которые представлены на выставке и которые имеются в большом количестве в магазинах, ребенок не может раздевать, не может чистить одежду кукол. А в этом заключается немаленький интерес ребенка в игре с куклой. Эту сторону надо учитывать и одевать кукол таким образом, чтобы ребенок мог их самостоятельно раздевать и одевать.

Дальше надо остановиться специально на куклах казанского производства. Надо сказать, что все они очень нехудожественно сделаны, неуклюжи, горбаты, тяжеловесны. Лица у всех кукол мертвые, застывшие и все окрашены в рыжий цвет. Они безвкусно одеты и грубые платья. Такие куклы, уроды, я бы сказала, стоят очень дорого. Вообще, казанские куклы очень нехудожественны и дорого стоят (от 8 до 15 руб[лей]). Разве можно сравнить вот с этой: она легка по весу, довольно приятно изображено лицо, эта кукла привлекает внимание ребенка. А я говорила, что на игрушках мы воспитываем у детей художественный вкус. Ребенок скорее потянется к этой кукле, чем к тем, казанским уродам.

Дальше все куклы, которые встречаются в казанских магазинах, одеты девочками, и только несколько кукол казанского производства, я могу указать на одетых иначе, например, в костюм моряка. Не оказалось ни одной куклы летчика, шофера, железнодорожника, милиционера, парашютиста и др[угих]. А это имеет большое значение. На развитие сюжета игры оно имеет влияние. Особенное значение это имеет при использовании в игре мальчиками. Многие родители говорят, что мальчики не любят кукол и стоят на той точке зрения, что мальчикам не следует играть в куклы. Но, если дадим куклу-шофера, красноармейца и т[ак] д[алее], мальчики с не меньшим удовольствием используют этих кукол в игре, в этом заключается большая ценность и правильность игры. Детские сады выходят из положения: шьют костюмы и дети играют в кукол разнообразно. Дети интересуются ими потому, что куклы помогают ребенку развернуть интересные содержательные разнообразные игры.

Игрушки, изображающие транспорт и оборону Советского Союза, главным образом были представлены на выставке из дерева и жести. В большинстве своем они непрочны и нехудожественной выделки. Имеется паровоз, который не принесли сюда ввиду громоздкости. Он грубо сделан. Стоимость 22-50 коп[еек]. Как пример непрочности можно указать на танк, который, как только принесли из магазина на выставку, и он оказался в руках взрослых, части начали отлетать. Это говорит за непрочность игрушки. Это тем более приходится сказать ввиду того, что игрушку еще ни один ребенок не держал в руках.

Следует, товарищи, отметить по выставке игрушки т[ов]. Новицкого. По тематике его игрушки очень разнообразны: трамвай, пожарная машина, автобус, скорая помощь, пулеметы, походная кухня. Все они выполнены художественно, прочно сделаны, поэтому заслуженно пользуются большим вниманием со стороны маленьких посетителей выставки. Опыт т[ов]. Новицкого заслуживает внимания и широкого применения среди заготовителей игрушек. Вы, вероятно, обратили внимание на эти игрушки.

Дальше, такой вид игрушек имеется как игрушки технические. […] Надо отметить, что такие игрушки не имели места на выставке, особенно такие ценные вещи, как конструкторы различного типа, полуфабрикаты, строительный материал разных размеров. Этот вид игрушек особо любим детьми дошкольного возраста. Объясняется это тем, что игрушки привозятся из Москвы, Ленинграда и как только поступают на склад, детсады их стараются раскупить. У нас в Татарии имеются все возможности для изготовления, потому что много лесозаводов, деревообделочных мастерских и пр[очих]. Поэтому изготовление таких игрушек, как конструкторы, деревянные полуфабрикаты, строительные материалы – это все крайне желательно, чтобы было в Татарии и гораздо лучшего качества, чем имеем на сегодняшний день.

Дальше такого вида игрушки имеются, как игрушки музыкальные. Они способны главным образом развить слух ребенка. […] На выставке музыкальные игрушки имеются разных образцов, но большинство из них плохого качества. […]

Мне хочется остановиться еще и несколько поговорить о такой игрушке, которую выпускает Казанская гармонная фабрика, вот игрушка – рояль. Назначение его должно быть таково, чтобы подбирать ребенку несложную мелодию, и гамма звуков так безобразно здесь подобрана, что не дает возможность ребенку сыграть что-либо. Очень плохой звук имеет рояль, клавиатура очень нехудожественна: прикасаясь к ней рукой, и взрослый человек испытывает неприятное ощущение, а ребенку это особенно чувствительно. Стоимость же примерно 78 руб. Спрашивается, для чего выпускается такая игрушка – и не массовая, и не отвечающая своему назначению? Нужно сказать, что из музыкальных игрушек ценных, которые нужно иметь и родителям, и детсадам, это цимбалы, ксилофоны. Они у нас тоже привозные; здесь, в Казани, такие игрушки не выпускаются. А их желательно иметь, но лучшего качества, потому что часто и в продаже, в магазинах мы встречаем цимбалы очень расстроенные, так что подбирать мелодию очень трудно малышу и взрослому.

Существует особый вид игрушек, так называемые веселые игрушки. Веселая игрушка нужна детям всех возрастов, поэтому на выставке такие игрушки представлены в большом количестве разнообразного характера – это игрушки, построенные на неожиданном движении или звучании (сова, сорока, корова, медведь и др.). Качество их хорошее, они вызывают смех у детей, но цены высокие, от 8 до 15 руб., следовательно, такая игрушка – не массовая.

Не следует изготовлять такие игрушки, которые не отвечают требованиям интернационального воспитания детей. Например, игрушка из фанеры: «негр-дергунчик» уродливой формы. Совсем по-другому выглядит игрушка такой же конструкции «Кот в сапогах». Этот типаж близок детям по сказке и вызывает юмор. Игрушка «негр-дергунчик» воспитывает в детях чувство отвращения, тогда как мы должны воспитывать в советских детях чувство любви, уважения и дружбы к различным национальностям.

В большом количестве имелись на выставке заводные игрушки, изображающие разного вида транспорт и т[ак] д[алее]. Тематика их, надо сказать, разнообразная. Эти игрушки, в большинстве, хорошо оформлены и доставляют детям много радости и веселья. Но, к сожалению, в большинстве своем они непрочны, завод[ное] [устройство] быстро ломается, мастерские же не берутся их исправлять. Кроме того, они очень дороги: не менее 15 руб. Хорошая сторона этого рода игрушек в том, что они знакомят детей с элементами техники.

Следует особо отметить игрушки такого типа, как вот эта кошка. Здесь очень несложный механизм, который усваивают ребята маленького возраста: нажать на хвост, и кошка бежит… Выпуск таких игрушек желателен. Но, опять-таки, такая игрушка не массовая, потому что цена за 17 р[уб.].

К типу веселых, но некачественных игрушек следует отнести такую игрушку, как «физкультурник». Выдумка ничего, но исполнение нехудожественное (базарная игрушка). […]

Несколько слов о печатных играх, которые начали изготавливать в Татарии. Это хорошо, что стали у нас их выпускать, но нужно, чтобы они были гораздо лучшего качества. Вот «Зоологическое лото» выпуска Татполиграфа. Если посмотрим на коробку, сразу видим, что игра довольно грубо сделана. Следовало бы несколько изящнее, лучше оформить. Карточки сделаны из простого картона, который при частом употреблении приходит в негодность и игра выходит из строя. Лото нужно выпускать из материала более лучшего качества.

Детское домино выпускается гармонной фабрикой. Сделано ничего, но страшно небрежно приклеены корки. При игре они часто отлетают, и домино быстро приходит в негодность. Эту сторону нужно будет изготовителям учесть.

Не всегда ребенок удовлетворяется готовой игрушкой. Ему часто самому хочется сделать игрушку. Поэтому важно, чтобы наряду с готовой игрушкой ребенок имел игрушки-самоделки, которые делаются или подготавливаются взрослыми для него или изготовляются самим ребенком. […] На выставке были игрушки, сделанные воспитателями и детьми детских садов. Совсем не было игрушек, сделанных детьми-школьниками.

Говоря о качестве выпускаемых детских игрушек, необходимо сказать о культуре продавца и продаже игрушек в магазинах. Работники прилавка должны отнестись со вниманием к вопросу изучения покупателей и умело подходить к каждому из них. Как обстоит с этим вопросом в практике работников прилавка, хотя бы города Казани? Многие продавцы не умеют прийти на помощь взрослому покупателю и не интересуются даже, для ребенка какого возраста покупается игрушка. Хочется привести один из фактов по наблюдению в магазине Таткультторга. Подходят пожилые родители к прилавку, просматривают большое количество игрушек и задают друг другу вопрос: «Ну, что же мы купим?». Продавщица тов. Фадеева с равнодушным видом стоит за прилавком и молчит. Так родители и уходят, не купив игрушку. А почему бы работнику прилавка не поинтересоваться тем, какого возраста ребенок, чем интересуется и т[ак] д[алее], и предложить соответственно этому ряд игрушек.

Часты случаи незнания, какую игрушку купить в подарок, наблюдаются тогда, когда покупателями являются молодые, неопытные родители. Ребенку 6-10 месяцев, а они покупают ему куклу с закрывающимися глазами, или малышу 3-х лет металлический конструктор, пугач.

Часто продавцы не относятся должным образом к маленькому покупателю, стараются иногда даже не замечать его, между тем как ребенку должно быть оказано соответствующее внимание, я бы сказала, почет и уважение. Прежде чем купить себе игрушку, ребенок часто несколько раз забежит в магазин, долго простоит у прилавка. И это вполне естественно: у ребенка разбегаются глаза на такое большое количество игрушек, ему хочется купить много, но в руке зажат рубль или несколько монет, которые ограничивают его выбор. В этот момент нужно продавцу учесть момент и помочь ребенку выйти из затруднительного положения своим советом, и предложить игрушку по его вкусу и деньгам. […]

Ни в одном из крупных игрушечных магазинов, таких как «Детский мир», Универмаг и др[угих], не организованы консультации для детей и родителей, а такое мероприятие оказало бы большую пользу продавцам, родителям и детям. Во многих магазинах г. Казани неблагополучно обстоит вопрос с культурной подачей и изящной упаковкой купленных игрушек. В очень немногих магазинах можно встретить, чтобы завертывали в бумагу. Часто и этого не делают. А это очень важный вопрос, имеющий большое значение для маленьких покупателей. Изящная упаковка игрушки воспитывает культурное отношение к вещам, бережливое обращение с игрушкой. Эту сторону продавцам следовало бы учесть. […]

Архив НМ РТ. Научная часть.

Документы выставки детской игрушки за 1941 г. л. 4-9 об.

 

Список литературы

Андреева, И. В. «Игрушки, о которых мечтают наши дети» оборонная игрушка в СССР в 1930-е гг. (по материалам журнала «Советская игрушка» // Гороховские чтения. Сборник материалов шестой региональной музейной конференции. – Челябинск, 2015. С. 399–406.

Дьяконов, В. М. Моя жизнь и музей. Сорок лет участия в музейном строительстве. – Казань: Изд-во «Kazan-Казань», 2006. – 506 с.

Морозова (Дьяконова) Светлана Владимировна. Вспышки памяти. Электронный ресурc. Режим доступа: http://tatfrontu.ru/person/morozova-dyakonova-svetlana-vladimirovna (дата обращения 10.12.2016).

Назипова, Г. Н. Казанский городской музей: очерки истории 1895‒1917 годов. – Казань: Изд-во «Каzаn-Казань», 2000. – 271 c.

Сальникова, А. А., Хамитова, Ж. А. Журнал «Советская игрушка» как источник по истории советского детства 30-х годов XX века // Ученые записки Казанского университета. ‒ 2013. – Т. 155. – Кн. 3. – Ч. 1. – С. 203.

Сальникова, А. А. История елочной игрушки, или как наряжали советскую елку. Изд. 2-е. М.: Новое литературное обозрение, 2012. – 240 с.

Сальникова, А. А. «Блестящий воспитатель»: Ёлочная игрушка как инструмент наделения «советскостью» // Ребенок в истории и культуре: Труды семинара «Культура детства: Нормы, ценности, практики». – М.: Библиотека журнала «Исследователь/Researcher», 2010. – Вып. 4. – С. 370–402.

Сидорова, И. Б. Земство и музеи: казанский опыт взаимосвязи и взаимодействия // Филология и культура. – 2008. – № 14. – С. 11–17.

Сомов, В. А. Феномен игры и воспитание поколения победителей в СССР 1930-х годов // Историческая психология и социология истории. ‒ 2013. ‒ № 1. – С. 73–84.

Ханипова, И. «Перед нами открылись широкие горизонты в дошкольном воспитании» // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2011. – № 3/4. – C. 6877.

 

References

ANDREEVA, I. V. Igrushki, o kotorih mechtayut nashi deti – oboronnaya igrushka v SSSR v 1930-e gg. (po materialam zhurnala Sovetskaya igrushka” [“Toys our children are dreaming of” ‒ the defense toys in the USSR in 1930s (Based on the materials of the magazine “Soviet Toy”). In Russ.]. IN: Gorokhovskie chteniya. Sbornik materialov shestoi regional'noi muzeinoi konferentsii [Gorohov Readings, collection of materials of the Sixth regional museum conference. In Russ.]. Chelyabinsk, 2015, pp. 399406.

DYAKONOV, V. M. Moya zhizn' i muzey. Sorok let uchastiya v muzeynom stroitel'stve [My life and the museum. Forty years of participation in the museum construction. In Russ.]. Kazan: Izd-vo “Kazan-Kazan” publ., 2006, 506 p.

MOROZOVA (Dyakonova) Svetlana Vladimirovna. Vspyshki pamyati. [On-line]. Available at: http://tatfrontu.ru/person/morozova-dyakonova-svetlana-vladimirovna (assessed 10.12.2016).

NAZIPOVA, G. N. Kazanskiy gorodskoy muzey: ocherki istorii 1895‒1917 godov [Kazan city museum: essays of the history of 1895‒1917. In Russ.]. Kazan: Izd-vo “Kazan-Kazan’” publ., 2000, 271 p.

SALNIKOVA, A. A., KHAMITOVA, ZH. K. Zhurnal Sovetskaya igrushka kak istochnik po istorii sovetskogo detstva 30-h godov 20 veka [The magazine “Soviet toy” as a source on the history of the Soviet childhood of the 30s of the 20th century. In Russ.]. IN: Uchenye zapiski Kazanskogo universiteta [Scientific notes of Kazan University. In Russ.]. 2013, t. 155, book 3, part 1, p. 203.

SALNIKOVA, A. A. Istoriya yelochnoy igrushki, ili kak naryazhali sovetskuyu elku [History of the Christmas tree toy, or how Soviet Christmas tree was decorated. In Russ.]. Moscow, New literary review publ., 2011, 240 p.

SALNIKOVA, A. A. “Blestyashchiy vospitatel': Yelochnaya igrushka kak instrument nadeleniya sovetskost'yu” [“The Brilliant Teacher”: Christmas tree as an instrument of investing with “Sovietness”. In Russ.]. IN: Rebenok v istorii i kul'ture: Trudi seminara Kul'tura detstva: Normi, tsennosti, praktiki” [Child in History and Culture: Writings of the Seminar “Culture of Childhood: Norms, Values, Practices”. In Russ.]. Moscow, Library of “Researcher” magazine publ., 2010, Issue 4, pp. 370‒402.

SIDOROVA, I. B. Zemstvo i muzey: kazanskiy opit vzaimosvyazi i vzaimodeistviya [Zemstvo and the museum: the Kazan experience of interrelation and interaction. In Russ.]. IN: Philology and Culture, 2008, no. 14, p. 11‒17.

SOMOV, V. A. Fenomen igri i vospitaniye pokoleniya pobediteley v SSSR 1930-h gg [The phenomenon of game and upbringing of the generation of winners in the USSR in 1930s. In Russ.]. IN: Historical psychology and sociology of history, 2013, no. 1, pp. 73‒84.

KHANIPOVA, I. Pered nami otkrilis' shirokiye gorizonti v doshkol'nom vospitanii” [“Wide horizons in preschool education opened for us”. In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy Eho vekov, 2011, no. 3/4, pp. 68‒77.

 

Фото из фондов Национального музея Республики Татарстан предоставлены авторами статьи.

Photos from the fonds of the National Museum of the Republic of Tatarstan have been provided by the authors of the article.

 

 

Сведения об авторах

Крашенинникова Татьяна Петровна, кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории Института международных отношений, истории и востоковедения КФУ, г. Казань, Республика Татарстан, Российская Федерация, tatyana.dovina@mail.ru

 

Ледяева Марина Владимировна, старший научный сотрудник отдела вещевых источников Национального музея Республики Татарстан, г. Казань, Республика Татарстан, Российская Федерация, mled8@mail.ru

 

About the author

Tatyana P. Krasheninnikova, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor at Department of National History of Institute of International Relations, History and Oriental Studies, Kazan Federal University, Kazan, the Republic of Tatarstan, the Russian Federation, tatyana.dovina@mail.ru

 

Marina V. Ledyaeva, Senior Researcher at Artifacts Department of the National Museum of the Republic of Tatarstan, Kazan, the Republic of Tatarstan, the Russian Federation, mled8@mail.ru

 

В редакцию статья поступила 20.12.2016 г., опубликована:

Крашенинникова, Т. П., Ледяева, М. В. Выставка детских игрушек в Центральном музее ТАССР (1941 г.) // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. ‒ 2017. ‒ № 1/2. ‒ С. 104‒124.

 

Submitted on 20.12.2016, published:

KRASHENINNIKOVA, T. P., LEDYAEVA, M. V. Vistavka detskih igrushek v Tsentral'nom muzee TASSR (1941 g.) [The exhibition of children's toys in the Central Museum of Tatar Soviet Socialist Republic (1941). In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2017, no. 1/2, pp. 104‒124.

Другие статьи
 К началу 1917 г. Казанский университет входил в число старейших учебных заведений страны и являлся одним из крупнейших провинциальных научных и образовательных центров. Университе
Первую мировую войну от всех предыдущих военных кампаний отличали невероятные масштабы пленения. За все годы военных действий в плену оказалось восемь миллионов военнослужащих и бо
К 1917 г. дворяне хотя и перестали пользоваться налоговыми и правовыми преимуществами, как это было в XVIII-XIX вв., и практически сравнялись в правах с другими сословиями, но на д
 Одним из наиболее известных центров православия в Среднем Поволжье в дореволюционный период являлся Свияжский Успенско-Богородицкий монастырь, основанный в июле 1555 г.1 Во второй
 Изучение Казанского ханства, в особенности его этносоциальной истории, всегда было затруднено из-за явной недостаточности источников1. Западноевропейские нарративные источники XV
Судебная реформа 1864 г. явила собой преобразование всей судебной системы, порядка уголовного и гражданского процессов в России. Были внесены существенные изменения в судоустройств