Киселев М. Ю. Периодизация истории татарской литературы: к истории вопроса

Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
15.06.2021
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 1 2021
Ознакомительная часть статьи

В Архиве Российской академии наук, одном из крупнейших ведомственных архивохранилищ России, сохранился фонд советского историка С. В. Бахрушина (1882-1950). В составе документов фонда отложилась научная работа старших научных сотрудников Татарского научно-исследовательского института языка и литературы Я. Х. Агишева (1899-1972) и Х. Х. Хисматуллина «К вопросу о периодизации истории татарской литературы», датируемая 9 мая 1940 г.1 Периодизация истории татарской литературы до 1940 г. являлась малоизученным вопросом, статью авторов удалось выявить в периодической печати2.

В хранящейся в Архиве РАН научной работе ученые отмечали, что имевшиеся труды по истории татарской литературы не отвечали требованиям исторической науки и науки о литературе: «Они грешат многими научными неточностями, искажают историческую действительность в духе буржуазного национализма»3. По мнению авторов, в создании истории татарской литературы первостепенную роль имело установление истоков татарской литературы, разрешение вопроса ее периодизации, что, в свою очередь, обуславливалось решением вопросов ее формирования и правильным установлением периодов исторического процесса, пройденного татарским народом, влиянием различных политических, социально-экономических и культурных факторов на образ жизни, культуру и литературу народа.

Некоторые буржуазные историки литературы относили истоки татарской литературы к урхунскому и уйгурскому периодам, и тем самым преследовали цель распространить буржуазные пантюркистские идеи, искажали историческую действительность, исходя из своих классовых интересов. Другие совершенно игнорировали наличие татарской литературы до второй половины XIX в., отрицали то значительное литературное наследие, которое было создано татарским народом в течение последнего тысячелетия. Отрицая, с одной стороны, наличие татарской литературы докапиталистического периода, представляя ее, с другой стороны, как единое целое (без классовой дифференциации), эти историки хотели представить татарский народ как бесклассовое общество, в котором не было антагонистических классов и, следовательно, не могло быть и классовой борьбы. В результате, констатировали ученые, весь татарский народ должен был объединиться вокруг одного центра, руководимого буржуазией.

Я. Х. Агишев и Х. Х. Хисматуллин высказывали позицию Татарского научно-исследовательского института языка и литературы, отвергавшую обе эти точки зрения, на первый взгляд противоречивые, но единые по существу. Институт считал необходимым создание такого труда по истории литературы, который «освещал бы процесс развития литературы с точки зрения марксистско-ленинско-сталинского учения о литературе и литературном наследстве, и тем самым внести ценный вклад в культурный фонд Советского Союза»4. При этом отмечалось, что институт, опираясь на указания И. В. Сталина, А. А. Жданова, С. М. Кирова по вопросу составления учебников по истории ВКП(б) и СССР; на труды К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, И. В. Сталина; на последние труды по истории ВКП(б) и СССР; на имевшиеся исторические и литературные труды и документы, предлагал следующую схему периодизации татарской литературы.

I. Период раннего феодализма, который охватывал следующие эпохи: 1. Болгаро-кипчакская (домонгольская) эпоха. 2. Эпоха Золотой Орды. 3. Эпоха Казанского ханства.

II. Период феодализма охватывал XVII-XVIII вв.

III. Период разложения феодализма и становления капитализма охватывал две эпохи: 1. Конец XVIII в. и первая половина XIX в. 2. Вторая половина XIX в.

IV. Период империализма и пролетарских революций охватывал следующие эпохи: 1. Конец XIX в. и начало XX в. (примерно до 1904 г.). 2. Эпоха революции 1905 г. (1904-1907 гг.). 3. Эпоха реакции (1908-1912 гг.). 4. Новый подъем рабочего движения и империалистическая война (1912-1917 гг.). 5. Эпоха Февральской буржуазно-демократической революции.

V. Татарская советская литература охватывала пять эпох: 1. Эпоха Гражданской войны (1918-1920 гг.). 2. Эпоха восстановления народного хозяйства (1921-1925 гг.). 3. Эпоха борьбы за социалистическую индустриализацию страны (1926-1929 гг.). 4. Эпоха борьбы за коллективизацию сельского хозяйства (1930-1934 гг.). 5. Эпоха борьбы за завершение строительства социалистического общества и «проведение новой Сталинской конституции»5.

При этом в примечании к схеме ученые отмечали: установление периодов и эпох литературы не означало, что все литературные источники должны быть расположены схематически раздробленно. То есть, при изучении истории литературы необходимо учитывать эти периоды, и рассматривать ее вопросы с учетом отражения социально-экономических и культурно-политических особенностей данных периодов, имея в виду, что произведения отдельных писателей по своей тематике и идейному содержанию могли опережать исторический процесс развития общества, а других писателей – отставать от него.

В работе Я. Х. Агишева и Х. Х. Хисматуллина приведена краткая характеристика приведенных периодов развития татарской литературы. При этом были использованы изданные во второй половине 1930-х гг. источники по истории СССР6, Татарстана7, ВКП(б)8, русской литературы9.

В заключение ученые отмечали, что развитие татарской советской литературы за истекшее 20 лет прошло «в ожесточенной классовой борьбе. Враги народа и контрреволюционные бандиты – троцкисты, бухаринцы и их приспешники из буржуазных националистов – всеми силами старались задержать, затормозить развитие советской литературы, старались использовать ее – это могучее орудие воспитания и перевоспитания народных масс – в своих гнусных целях. Но советский народ, под руководством партии Ленина-Сталина, разоблачил врагов народа, изгнал их из своей среды и тем самым создал еще более благоприятные условия для развития и расцвета татарской советской литературы»10.

Результатом такой борьбы, констатировали ученые, стали подъем на более высокий идейно-художественный уровень татарской советской литературы, тесное взаимодействие с советской литературой русского народа, обогащение новыми кадрами, вышедшими из недр народных масс. Представляя на обсуждение советской общественности вышеуказанную работу, они считали, что она могла быть основой создания фундаментального труда по истории татарской литературы.

В документальных собраниях Архива РАН сохранились документы по рассматриваемой проблеме. В архивном фонде президента АН СССР В. Л. Комарова (1869-1945) отложилось письмо на его имя народного комиссара просвещения РСФСР В. П. Потемкина, датируемое 28 октября 1940 г.11 Копия письма была направлена заместителю заведующего отделом пропаганды и агитации Татарского обкома ВКП(б) Г. Закирову. В письме указывалось, что бюро Татарского обкома ВКП(б) приняло решение об издании научной истории татарской литературы, возложив эту работу непосредственно на Татарский научно-исследовательский институт Наркомпроса АССР. В процессе разработки истории татарской литературы возник ряд спорных вопросов, требовавших консультации со стороны научных работников Академии наук СССР. В соответствии с пожеланиями Татарского обкома ВКП(б), В. П. Потемкин просил президента АН СССР обязать Институт языка и письменности народов СССР, Институт литературы и Институт востоковедения оказать помощь в создании научной истории литературы татарского народа, в частности заслушать доклады представителей Татарского научно-исследовательского института о возникших спорных вопросах истории татарской литературы. При этом Наркомпрос РСФСР дал соответствующее задание кафедре тюрко-монгольской филологии Ленинградского университета. В. П. Потемкин просил поставить в известность о принятом решении Наркомпрос РСФСР и Татарский обком ВКП(б).

Также сохранилось письмо исполняющего обязанности директора Института языка и письменности народов СССР Б. М. Гранде президенту АН СССР В. Л. Комарову, датируемое 16 ноября 1940 г.12 В письме сообщалось, что во втором квартале 1940 г. институт приступил к работе по оказанию научной помощи татарским организациям по вопросу составления истории татарского языка и литературы: проведены консультации научным работникам Татарского научно-исследовательского института [языка и литературы]; в секторе тюрко-татарских языков института было проведено заседание, на котором были заслушаны доклады работников татарского института; на конференцию, состоявшуюся в Казани в июле месяце, были командированы два научных работника.

При этом отмечалось, что для «разрешения одного из центральных пунктов истории татарского языка и литературы, именно вопроса периодизации»13 институт планировал в 1941 г. проведение специальной сессии института, с участием представителей научных организаций Татарской АССР и с приглашением представителей научных институтов республик, в которых «основными языками являются языки той же системы». Институт заверял АН СССР, что и в дальнейшем будет продолжать оказывать научную помощь татарским научным учреждениям в разрешении языковых вопросов, связанных с историей татарской литературы.

В заключение отметим, что в работе Я. Х. Агишева и Х. Х. Хисматуллина содержится значительное количество идеологических положений, без которых в рассматриваемый период не обходилась ни одно научное исследование гуманитарного профиля. Использование термина «эпоха» при характеристике развития литературы в три-пять лет, по нашему мнению, не является характерным для рассматриваемых периодов. В то же время, научная работа ученых являлась прогрессивной и своевременной, поскольку в ней отражены национальные особенности истории и культуры татарского народа.

При этом ученые отмечали, что работа могла быть основой создания фундаментального труда по истории татарской литературы.

В рассматриваемый период практически была уничтожена татарская наука, в результате компаний борьбы с буржуазным национализмом. Однако ученые Татарского научно-исследовательского института языка, литературы и истории, среди которых не было ни одного кандидата наук, предприняли попытку нового осмысления истории национальной литературы. Приведенные письма в Академию наук СССР свидетельствуют, по нашему мнению, что власть строго следила за развитием самосознания и процессами национального возрождения в ТАССР. Война помешала осуществлению задуманных планов, однако когда некоторые послабления в области идеологии, связанные с военными поражениями, прошли, власть предприняла новое наступление на татарскую науку. Эти мероприятия нашли отражение в постановлении бюро Татарского обкома ВКП(б) от 6 октября 1944 г.14 и статье современных татарских историков15.

Представленная информация позволяет расширить источниковедческую базу по истории татарской литературы как составной части истории Республики Татарстан и может быть использована в образовательных и исследовательских целях.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Агишев Я. Х., Хисматуллин Х. Х. К вопросу о периодизации истории татарской литературы (см.: Архив Российской академии наук (АРАН), ф. 624, оп. 5, д. 41, л. 1-21).

2. Агишев Я., Хисматуллин Х. О периодизации истории татарской литературы (в порядке постановки вопроса) // Кызыл Татарстан. – 1940. – 4 декабря.

3. АРАН, ф. 624, оп. 5, д. 41, л. 1.

4. Там же, л. 2.

5. Там же, л. 3.

6. История СССР. Том 1. С древнейших времен до конца XVIII в. – М.: Политиздат, 1939. – 791 с.

7. История Татарии в документах и материалах. – М.: Соцэгиз, 1937. – 504 с.

8. История ВКП(б). Краткий курс. – М.: Политиздат, 1938. – 353 с.

9. Горький А. М. История русской литературы. Т. 1. – М.: Гослитиздат, 1939. – 352 с.

10. АРАН, ф. 624, оп. 5, д. 41, л. 20-21.

11. Потемкин В. Г. Письмо президенту АН СССР П. П. Потемкину от 28.10.1940 г. // АРАН, ф. 277, оп. 3, д. 73, л. 1.

12. Гранде Б. М. Письмо президенту АН СССР П. П. Потемкину от 16.11.1940 г. // АРАН, ф. 277, оп. 3, д. 74, л. 1.

13. Там же.

14. Постановление бюро Татарского обкома ВКП(б) от 6 октября 1944 г. «Об ошибках и недостатках в работе Татарского научно-исследовательского института языка, литературы и истории» // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 1996. – № 3/4. – С. 101-102.

15. Измайлов И. Л., Гибадуллина Р. Не дано марксистской оценки «Золотой Орде» // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 1996. – № 3/4. – С. 96-100.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
На примере Лаишевского уезда рассматривается функционирование наиболее распространенного типа школ второй половины XIX – начала XX в. – земских.
На основе ранее изданных работ и архивных документов, раскрывается вклад фабрикантов Дебердеевых, проживавших в с. Пенделка Кузнецкого уезда Саратовской губернии, в развитие школьн
Данное исследование посвящено теме домашних краж, совершенных женщинами, работающими в услужении на территории Таврической губернии конца XIX – начала XX в.
В статье обобщается накопленный материал о деятельности общественных организаций, созданных специально для оказания помощи населению Казанской губернии, пострадавшему от неурожая и
Джордж Фрост Кеннан является одним из ярких представителей эпохи «Холодной войны». В статье автор рассматривает эпизод посещения Казани известным американским дипломатом, которое с
Статья посвящена изучению нескольких эпизодов из парадной истории российского самодержавия – посещений Казани в 30-х и начале 70-х гг. XIX в. наследником престола, а затем императо