И. Н. Хусаинов. Неурожаи на территории Казанской губернии(в конце XIX ‒ начале ХХ в.)

К началу ХХ в. Россия производила четверть всего зерна в мире, а его экспорт за полвека увеличился в семь раз. И это официальные показатели сбора зерновых на фоне повторяющихся неурожаев и голодовок в отдельных районах страны. Данная статья – публикация архивных документов из фонда Национального архива Республики Татарстан с комментариями. В фонде Казанской уездной земской управы нами обнаружены документы, в которых раскрываются действия чинов земской управы в период неурожаев 1890-х гг. в Казанской губернии. Хотя государство в этот период и осуществляло весьма скромные прямые акты помощи пострадавшим в виде различных ссуд, но в целом, это были «косвенные» меры – чаще всего регулирующие акты страховок от неурожая, распределение собранных в общественные фонды средства по случаю неурожаев. Все это во многом было обусловлено отсутствием государственной политики по оказанию помощи пострадавшим от неурожаев районам в конце ХIX в.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
16.06.2017
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 1/2 2017

Аннотация

К началу ХХ в. Россия производила четверть всего зерна в мире, а его экспорт за полвека увеличился в семь раз. И это официальные показатели сбора зерновых на фоне повторяющихся неурожаев и голодовок в отдельных районах страны. Данная статья – публикация архивных документов из фонда Национального архива Республики Татарстан с комментариями. В фонде Казанской уездной земской управы нами обнаружены документы, в которых раскрываются действия чинов земской управы в период неурожаев 1890-х гг. в Казанской губернии. Хотя государство в этот период и осуществляло весьма скромные прямые акты помощи пострадавшим в виде различных ссуд, но в целом, это были «косвенные» меры – чаще всего регулирующие акты страховок от неурожая, распределение собранных в общественные фонды средства по случаю неурожаев. Все это во многом было обусловлено отсутствием государственной политики по оказанию помощи пострадавшим от неурожаев районам в конце ХIX в.

 

Abstract

By the early 20th century Russia had been producing one fourth of all the grain in the world and its export within the half-century had increased 7 times. These were the official figures on the crops harvest in contrast to recurrent crop failures and the famine in certain regions of the country. The present article is the publication of archival documents with comments from the fond of National Archive of the Republic of Tatarstan. The documents revealing the activities of Kazan Provincial Council officials during the crop failures of 1890s in Kazan province have been found in the collections of Kazan County Zemstvo Council. Though during that period the government was rendering poor direct assistance to the victims by way of loans, but actually those were indirect measures, most commonly regulating crop failure insurance reports and distribution of the finances raised to public funds due to crop failures. The main reason for this was the lack of a state policy on assistance to the regions being victims of crop failures in the latter 19th century.

 

Ключевые слова

Неурожаи, Спасский уезд, Спасская уездная управа, Казанская губерния, Казанская губернская земская управа, Казанская земская продовольственная комиссия, архивный документ, Национальный архив Республики Татарстан.

Keywords

Crop failures, Spassky county, Spassky County Council, Kazan province, Kazan Provincial Zemstvo Council, Kazan Zemstvo Food-supply Committee, archival document, National Archive of the Republic of Tatarstan.

 

В конце XIX в. территорию Казанской губернии не раз настигали неурожаи, которые впоследствии имели серьёзные экономические последствия для исследуемого региона. Документы Национального архива Республики Татарстан позволяют исследователям данной проблемы проанализировать действия представителей местных властей в период неурожаев.

Изучение архивных документов подтверждает, что ближе всего к крестьянскому населению в эти сложные периоды истории стояли органы земского самоуправления. Так, в своем докладе на Губернском земском собрании член Казанской земской продовольственной комиссии П. М. Останков отмечал, что при «тяжелом неурожае 1891 г. продовольственное дело находилось всецело во владении земства, баржи с хлебом зазимовали в затонах около Спасска. Но местное самоуправление сумело в срок заготовить и доставить в губернию много миллионов пудов продовольственного и семенного хлеба. Земскими сотрудниками Спасской уездной управы двигало глубокое понимание своего долга перед населением, и вместе с крайним обострением нужды в продовольствии значило бы ожидать в губернии нового неурожая яровых хлебов»1.

Периодически наступающие неурожаи, как следует из архивных документов, в 1890-е гг. ставили перед земствами задачи по «осуществлению агрономических мер»2, в числе которых было приглашение специалистов аграрного дела, организации складских помещений для сельскохозяйственных машин и орудий, так «соха стала быстро заменяться плугом; появились веялка-сортировка и прочие сельскохозяйственные машины и орудия»3. Это говорило о том, что курс отхода от экстенсивного, малопродуктивного способа хозяйствования был верным и оправданным. К мерам такого же порядка можно отнести и введение системы «мелкого кредита» (кассы), что уменьшало и риск попадания крестьянина в кабалу ростовщиков и крупных землевладельцев. Другую меру помощи крестьянскому населению видели в создании при земствах фонда «дорожного капитала». Согласно нововведению с 1899 г. земствам предоставлялись кредиты на привлечение крестьянского населения на работы по улучшению инфраструктуры путей сообщения между населенными пунктами Казанской губернии. Подобными видами заработка крестьянство «воспользовалось неохотно в самом ничтожном размере»4. Такое поведение крестьян объяснялось чиновниками следующим образом – «население живет земледельческим трудом, требующим домовитости и оседлости, и не позволяющим отлучаться от дома в летнее время,.. работы по дорожным сооружениям несподручны, так как он требует известного навыка»5.

Таким образом, организация помощи крестьянам в годы неурожаев оказывалась в руках местного самоуправления, ведающего подворным составом населения, которое в основном брало на себя «функции справочных и распорядительных бюро местных заработков». Земские учреждения не имели своих исполнительных органов, не обладали принудительной властью и находились под строгой опекой и контролем губернатора и министра внутренних дел, которые могли приостановить любое постановление земских собраний.

Подытоживая изложенное, можно сделать вывод, что в целом, если государство и не оставалось безучастным к проблемам сельского населения от неурожаев, но плановой программы помощи пострадавшим в конце XIX в. не существовало; более активны были органы местного самоуправления – земства и общественные фонды взаимопомощи, возможности которых были весьма ограничены.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ), ф. 81, оп. 2, д. 238, л. 65 об. Natsionalniy arhiv Respubliki Tatarstan [National Archive of the Republic of Tatarstan] (NA RT), fond 81, series 2, file 238, p. 65 об.

2. Там же. Ibid.

3. Там же, ф. 119, оп. 1, д. 735, л. 63. Ibid., fond 119, series 1, file 735, p. 63.

4. Там же, л. 64. Ibid., p. 64.

5. Там же, л. 66. Ibid., p. 66.

Из доклада члена Казанской земской продовольственной комиссии П. М. Останкова на Губернском земском собрании о неурожаях в Казанской губернии

Не ранее 1898 г.

Много трудов и усилий потребовала от Казанского земства борьба с неурожаями хлебов, периодически постигающими губернию. Не считая более или менее распространенных в губернии недородов, следует сказать о тяжелом неурожае 1891 г. В то время во главе губернской управы стоял Петр Матвеевич Останков, и продовольственное дело находилось всецело во владении земства. В помощь Управе губернским собранием была образована особая продовольственная комиссия, в состав которой вошли такие деятели, как Константин Александрович Юшков, Петр Христофорович Куприянов, Сергей Викторович Дьяченко, Владимир Модестович Молоствов, Николай Евгеньевич Боратынский и Николай Михайлович Мельников. Потребовалось заготовить и доставить в губернию много миллионов [пудов] продовольственного и семенного хлеба. Операция была выполнена вполне удовлетворительно и в особенности в отношении посевного овса, который был приобретен такого высокого качества, что в течение нескольких лет в уездах губернии поддерживались улучшенные семена. При всей компетентности упомянутой комиссии вся тяжесть так сказать будничной работы упала на Управу, в составе которой были тогда кроме П. М. Останкова – Василий Викторович Ляпунов, Николай Павлович Белькович.

Не менее сильный неурожай постиг Казанскую губернию и в 1898 г. Потребовались опять миллионы [пудов] продовольственного и семенного хлеба. В то время Министерство внутренних дел решило производить заготовку при содействии Министерства финансов через его хлеботорговый отдел, который назначил своих уполномоченных. Уполномоченные быть может были знакомы с заготовочным делом, но не знакомы с условиями Казанской губернии и потому вся тяжесть работы упала опять на ту же губернскую управу […]. Особенность этого печального года заключалась в том, что закупленный продовольственный и семенной хлеб не мог быть доставлен к местам назначения, благодаря необыкновенно раннему наступлению заморозков – в первых числах октября, ввиду чего баржи с хлебом счетом до 60 зазимовали в затонах около Спасска. Между тем нужда в продовольствии крайне обострилась, а оставлять в затонах семенной хлеб до весны значило бы ожидать в губернии нового неурожая яровых хлебов ввиду пропущения времени посева. В то время председателем Спасской уездной управы состоял местный землевладелец Николай Александрович Ермолов. Он принял на себя доставку хлеба по зимнему пути, организовал артели местных жителей по намеченным им направлениям и выполнил эту трудную и сложную операцию блестящим образом, доставив в уезды Казанской губернии, а также губернии Уфимскую и Вятскую своевременно миллионы пудов продовольственного хлеба и посевных семян и дав возможность местному населению приобрести значительный заработок по перевозке хлеба.

Лишь только закончилась деятельность по неурожаю 1891 г., как в следующем 1892 г. на низовьях Волги появилась холера, к счастью, утратившая ныне свой ужасный характер. А в то время она понеслась по Волге с такой быстротой, что сегодня появилась в Астрахани, завтра в Царицыно, через день в Самаре, потом в Казани и через шесть дней была уже на Пермской железной дороге, занесенная с партией арестантов. Эпидемия продолжалась в последующих 1893 и 1894 гг., потребовала больших затрат со стороны земства и больших трудов от губернской управы того же состава и приданной в помощь ей комиссии, в которую вошли те же лица, что и по народному продовольствию, и сверх их губернский гласный профессор гигиены Аркадий Иванович Якобий. […]

Неурожайные годы вызвали новую деятельность, как со стороны правительства, так и со стороны земства. Ясно стало, что кормление народа в неурожайные годы, так называемый паек, не достигает своей цели и, обременяя население долгами, ведет к понижению его достатка. Приходилось подумать о мерах агрономической помощи, чтобы подготовить постепенно население к тому, чтобы оно введением улучшенного хозяйства могло хотя в известной мере противостоять последствиям неурожаев. В этих видах правительство учредило особое Министерство земледелия, а земство приступило к осуществлению агрономических мер. Здесь необходимо упомянуть гласного Казанского губернского собрания Андрея Николаевича Островского, который занялся этим вопросом в составе комиссии и подготовил обстоятельный доклад губернскому собранию, поставив на первом плане немедленное приглашение агронома и учреждение склада с[ельскохозяйственных] машин и орудий. Доклад был принят губернским собранием, склад учрежден и соха стала быстро заменяться плугом; появились в населении сортировка веялка и проч[ие] с[ельскохозяйственные] машины и орудия. […] Организовать это дело пришлось бывшим председателям губернской управы В. В. Марковникову и П. И. Геркену, ближайшим же образом члена управы А. П. Горталова, а ныне оно ведется особым Правлением кассы мелкого кредита при установленном правилами участии губернской управы.

НА РТ, ф. 81, оп. 2, д. 238, л. 65-66. Машинопись.

 

Из доклада председателя Казанской уездной земской управы К. Л. Новицкого Казанскому уездному земскому собранию о мерах обеспечения народного продовольствия по случаю неурожая

Не ранее 1901 г.

[…] По сведениям об урожае хлебов, мною собранным, к наиболее пострадавшим уездам от недорода хлебов должны быть причислены Тетюшский, Мамадышский, Чистопольский, Спасский, Лаишевский и Свияжский. Несомненно, что и в этих уездах имеются значительные районы, в которых урожай хлебов, и преимущественно ржи, приближается к среднему; но необходимо также отметить, что и в остальных уездах Казанской губернии имеются местности, правда незначительные по пространству, с урожаем гораздо ниже среднего, где также может явиться некоторая потребность в оказании продовольственной или семенной помощи населению, хотя бы и не превышающей пределов наличности сельских продовольственных запасов или капиталов.

Неизбежно связанные с плохим урожаем продовольственные осложнения сельского населения тех уездов, которые постиг недород хлебов, в текущем году в значительной степени требуют своевременного применения особых правительственных мероприятий по продовольственной части […].

В циркуляре этом г. министр внутренних дел обращает серьезное внимание местных земских учреждений на их важные и ответственные обязанности по участию в борьбе с последствиями неурожая и, между прочим, разъясняет, что на местном земстве в годы неурожая лежат заботы о предоставлении рабочему населению заработков путем устройства общественных работ, заготовления хлеба для продажи его по заготовительной стоимости, в видах предотвращения роста цен, врачебная помощь и предупреждение эпидемии и эпизоотии от бескормицы, равно как и принятие мер к облегчению для населения возможности сберечь от продажи за бесценок скот и прочий хозяйственный инвентарь, учреждение благотворительных для помощи нуждающемуся населению попечительств, исполнение поручений местных властей по участию в продовольственной комиссии и, наконец, обсуждение разных вопросов продовольственного дела.

Ввиду изложенного г. министр внутренних дел признал соответственным безотлагательное обсуждение земскими собраниями всех местностей, пострадавших от недорода, вопроса о степени неурожая и мерах, которые, наряду с указанными в законе 12 июня 1900 года средствами вспомоществования нуждающемуся населению путем выдачи продовольственных и семенных ссуд, могли бы быть приняты с тою же целью.

Придавая в сем отношении большое значение отзыву местных людей, близко знакомых с положением дела и бытовыми условиями сельской жизни, г. министр внутренних дел находит соответственным во всех случаях, когда указанные вопросы не были еще предметом обсуждения земских собраний, созвать для разрешения оных чрезвычайные, как уездные, так и губернские, земские собрания и просить меня сделать соответственные по сему предмету распоряжения, не испрашивая, в каждом отдельном случае, указанном в ст. 66 Пол[ожения] о зем[ских] учр[еждениях] […].

Весьма естественно, поэтому, что в последнее время каждый раз, когда в сколько-нибудь значительном районе обнаруживается недород, – в связи с ожиданием этого бедствия возникает мысль о необходимости организации общественных работ в постигнутых им местностях. Произведенный же в сем отношении, хотя и не вполне удачно, в 1891-1892 гг. опыт, наряду с успешным результатом работ, устроенных в Вятской, Казанской и Симбирской губерниях в 1899 году, дает весьма ценные указания для наиболее целесообразного устройства общественных работ в период предстоящей продовольственной компании, свидетельствуя, что в деле этом следует задаваться не столько величественными по замыслу планами работ и сооружений, сколько чисто практическими сооружениями и потребностями. […]

Докладывая о вышеизложенном, уездная управа считает необходимым привести следующие, преподанные г. министром вн[утренних] д[ел] в циркуляре 17 августа с[его] г[ода] № 20, правила для признания уездов неблагополучными в продовольственном отношении: 1) уезды, в коих пострадало не более третьей части волостей, ввиду легкости, при таких условиях, снабжения посевным зерном и продовольственными продуктами нуждающейся части населения местными средствами или продовольственной помощью от правительства, не могут быть относимы к уездам, требующим особой организации продовольственной помощи; 2) недостаточность собранного с полей количества хлеба для прокормления большинства или части населения в местностях, где таковой недостаток обычен, и где из года в год население покупает требуемое для себя и продовольствия скота зерно путем заработка, – не должна почитаться исключительной; 3) сверх указанных в законе условий для оказания продовольственной помощи (61 ст. вр[еменных] п[равил]), т. е. значительного недорода хлеба, неимения заработков или непомерного возвышения цены на хлеб, – признание бедствия недорода исключительным уместно лишь в случае невозможности для пострадавших обществ выйти из затруднения при помощи общественных продовольственных капиталов и запасов, без их обезличения, и ссуд из губернского капитала. […]

Уездный съезд избрал комиссию для разработки вопроса о том, какие общественные работы можно организовать для нуждающегося населения. В состав комиссии вошла уездная управа в полном составе. В своем докладе съезду комиссия, на основании опыта прошлых 1892 и 1899 гг. констатирует, что местное население воспользовалось тогда заработком в самом ничтожном размере и объясняет это тем, что население живет земледельческим трудом, требующим домовитости и оседлости и не позволяющим отлучаться от дома в летнее время, что работы по разного рода дорожным сооружениям – несподручны, так как он требует известного навыка, а иногда и некоторых технических знаний. […]

Поэтому, разрешая вопрос о плане и организации трудовой помощи населению в неблагополучные годы, комиссия выработала следующие положения:

1) Низшие инстанции крестьянских учреждений, ведающие подворным и семейным составом населения, должны принять на себя функции справочных и распорядительных бюро всех местных заработков. Детально знакомые с работоспособностью каждой семьи, спросом на местные заработки, волостные правления и земские начальники имеют основательные данные для суждения о необходимости как продовольственной ссуды и благотворительной помощи для каждой семьи (ссуды и благотворительность для семей, могущих поддержать себя своим трудом, деморализует население), так и усиления местного заработка открытием различных работ.

2) Серьезное внимание следует обратить на местные кустарные промыслы, служащие постоянным и прочным подспорьем населению. Крестьянские учреждения совместно с земством должны прийти на помощь кустарям своевременной ссудой материалов для изделий и кредитом под товар.

3) Так как население нуждается главным образом в зимнем заработке, следует заняться в неограниченных по мере спроса на работу, размерах заготовкой лесных материалов в разбросанных по всему уезду казенных и удельных дачах, при условии заблаговременности и хозяйственности их организации.

4) Вполне желательно в благоразумных (?) размерах продолжение и соорудительных работ, преимущественно – дорог. Постройка прорезывающей уезд железной дороги совместит в себе все выгоды соорудительных работ усиленным спросом на рабочих и всякие материалы. В дальнейшем железная дорога даст постоянный и преимущественно зимний заработок, послужит к устойчивости цен на сельскохозяйственные произведения и хлеб, как предмет первой необходимости, и даст залог общего экономического подъема. […]

НА РТ, ф. 119, оп. 1, д. 735, л. 60-68 об. Машинопись.

 

Сведения об авторе

Хусаинов Ильдар Нурмухаметович, г. Белебей, Республика Башкортостан, Российская Федерация, Tatarstyle@list.ru.

About the author

Ildar N. Khusainov, Belebey, the Republic of Bashkortostan, the Russian Federation, Tatarstyle@list.ru

 

 

В редакцию статья поступила 9.09.2016 г., опубликована:

Хусаинов, И. Н. Неурожаи на территории Казанской губернии (в конце XIX – начале ХХ в.) // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. ‒ 2017. ‒ № 1/2. ‒ С. 289‒295.

 

Submitted on 9.09.2016, published:

KHUSAINOV, I. N. Neurozhai na territorii Kazanskoi gubernii (v kontse 19 – nachale 20 v.) [Crop failures in Kazan province (late 19th – early 20th centuries). In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2017, no. 1/2, pp. 289‒295.

Другие статьи
 К началу 1917 г. Казанский университет входил в число старейших учебных заведений страны и являлся одним из крупнейших провинциальных научных и образовательных центров. Университе
Первую мировую войну от всех предыдущих военных кампаний отличали невероятные масштабы пленения. За все годы военных действий в плену оказалось восемь миллионов военнослужащих и бо
К 1917 г. дворяне хотя и перестали пользоваться налоговыми и правовыми преимуществами, как это было в XVIII-XIX вв., и практически сравнялись в правах с другими сословиями, но на д
 Одним из наиболее известных центров православия в Среднем Поволжье в дореволюционный период являлся Свияжский Успенско-Богородицкий монастырь, основанный в июле 1555 г.1 Во второй
 Изучение Казанского ханства, в особенности его этносоциальной истории, всегда было затруднено из-за явной недостаточности источников1. Западноевропейские нарративные источники XV
Судебная реформа 1864 г. явила собой преобразование всей судебной системы, порядка уголовного и гражданского процессов в России. Были внесены существенные изменения в судоустройств