Юрдакал О. Халил Иналджик о взаимоотношениях Крыма с Османской империей

Халил Ибрагим Иналджик (26 мая 1916, Стамбул – 25 июля 2016, Анкара) являлся одним из ведущих историков Турецкой Республики. В статье изложена его краткая биография, проанализированы взгляды на проблему взаимоотношений Крымского ханства с Османской империей. Интерес Халила Иналджикa к этой проблеме не случаен: он родился в семье выходца из Крыма, учился у преподавателей, являющихся ведущими специалистами Турецкой Республики по истории Османской империи. Иналджик пришел к значимым выводам о характере отношений между Османской империей и Крымским ханством, сложившихся накануне перехода Крымского ханства под протекторат Османской империи и в последующее время. По его мнению, эти отношения развивались в русле так называемой «северной политики» Османской империи, когда начала возрастать ее роль в Восточной Европе. Оценивая роль Крыма в кампании, завершившейся историческим поражением Порты после двухмесячной осады Вены в 1683 г., Иналджик отмечает успешность действий крымских войск и образно называет ханство «правой рукой» Османского государства. Крым помогал империи не только в европейских войнах, но и в войнах с Сефевидами и при подавлении восстаний в Анатолии. Иналджик также считал, что Карловицкий мир, подписанный с государствами Священного союза, имел более тяжелые последствия для Крымского ханства, чем для Порты. И после подписания Стамбульского договора между Османской империей и Россией, Крымское ханство утратило прежний статус и отошло на второй план. Предприняв попытку представления исторической концепции Халила Иналджикa как турецкий взгляд на взаимоотношения с Крымским ханством, автор надеется внести свой вклад в российскую историческую науку.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
23.06.2021
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2021
Ознакомительная часть статьи

Один из ведущих историков Турецкой Республики, профессор Ибрагим Иналджик родился в 1916 г. – в переходный период от Османской империи к Турецкой Республике. Его отец, Осман Нури Бей, родился в Крыму и в 1905 г. эмигрировал в Стамбул. У переселенца, женившегося в Стамбуле, через некоторое время родился сын, которого назвали Халил Ибрагим1. Когда у Османа Нури Бея возникли финансовые трудности в Стамбуле, он был вынужден переехать в Анкару. Этот переезд считается поворотным моментом и в жизни будущего историка, поскольку в Анкаре Иналджик познакомился с Садри Максуди, одним из ведущих общественных деятелей казанских татар, сыгравшим важную роль в его жизни. Под влиянием Максуди в 1935 г. молодой человек поступил на историческое отделение факультета языка, истории и географии Университета Анкары (Ankara Dil, Tarih ve Coğrafya)2. С помощью дочери Садри Максуди – Адили ханым – выучил французский язык.

Иналджик учился в Университете Анкары в 1935-1940 гг. у ведущих турецких историков Османской империи Мехмеда Фуата Кёпрюлю (Кёпрюлюзаде) (1890-1966) и Энвера Зии Карала (1908-1982). В 1942 г. защитил докторскую диссертацию «Танзимат и болгарский вопрос»3. Через десять лет, в 1952 г. получил звание профессора, защитив диссертацию на тему «Сотрудничество Крымского ханства с Османским государством в годы Венского разгрома». После выхода на пенсию в 1972 г. Иналджик ушел из Университета Анкары, переехал в США и стал трудиться в Чикагском университете. Годы жизни в США оказались весьма продуктивными: он познакомился с ведущими историками мира, такими как Пауль Виттек, Бернард Льюис, Гамильтон Александр Росскин Гибб и другие, встречался с президентом США Дуайтом Дэвидом Эйзенхауэром (1890-1969), написал большое количество работ. В 1993 г. ученый вернулся в Турцию, основал исторический факультет Билькентского университета и продолжал в нем работать до своей смерти в 2016 г.

Первое исследование Халила Иналджика, посвященное истории Крыма – статья «Yeni vesikalara göre Kırım Hanlığı'nın Osmanlı Tâbiliğine Girmesi ve Ahidnâme Meselesi» («Крым под властью Османов и спор о заключении соглашения: по материалам новых документов») – увидело свет в 1944 г.4 Последующие статьи ученого по истории Крыма были опубликованы в «Encyclopedia of Islam» в 1947-1950 гг.5 Особенно продуктивно он разрабатывал интересующую его проблему в период с 1963 по 1976 г. В 1994 г. ему удалось побывать в Крыму6, где он написал еще одну статью в рамках своих исследований7.

Знакомство с трудами Иналджика позволяет утверждать, что на него заметное влияние оказали идеи представителей школы «Анналов». Исследование различных социально-экономических и политических проблем ученый осуществлял на основе синтеза сведений наиболее презентативных источников, изучал взаимодействие государств, активно используя метод сравнительной истории.

 

Начало отношений Османской империи и Крымского ханства

В первой половине XV в. в Золотой Орде началась борьба за престол. В ходе этой междоусобицы Хаджи I Гирей8 пришел к власти в Крыму9. Когда Мамай в 1380 г. потерпел поражение от Тохтамыша, он бежал в Крым. Едигей также использовал Крым как базу в своей борьбе против Тохтамыша10. Основываясь на этих событиях, Иналджик интерпретирует Крымский регион как место, где могли укрыться от битв соперничавшие за трон Золотой Орды беи и ханы11.

Хаджи I Гирей конфликтовал с генуэзцами, владевшими портами Крыма. Зная, что не сможет захватить крепость Кафу без артиллерии и кораблей, он сговорился с османским султаном Мехмедом, уже имевшим громкую славу завоевателя Константинополя, о содействии. Султан со своей стороны, принял помощь хана, сообразуясь с северной политикой Османской империи, о которой мы скажем ниже. Две армии осадили Кафу и принудили генуэзцев платить налоги (1454 г.). С этого времени отношения между Османской империей и Крымом именовались как союзнические. Когда Хаджи I Гирей в 1466 г. скончался, между его сыновьями началась борьба за престол.

Ввиду недостатка источников по раннему периоду отношений между Крымским ханством и Османской империей, Иналджик решил восполнить этот пробел своей статьей «Yeni vesikalara göre Kırım Hanlığı'nın Osmanlı Tâbiliğine Girmesi ve Ahidnâme Meselesi»12, опубликованной в 1944 г., которая и стала его первой работой о Крымском ханстве.

В публикации Иналджик рассказывает о завоевании Крыма османами и вхождении Крымского ханства в Османскую империю. Исследуя смуту, возникшую после смерти Хаджи I Гирея, историк подчеркивал, что в описании этих событий османскими хронистами были допущены ошибки, которым следовали и современные историки.

Иналджик определил существование двух групп историков, привлекших к исследованию две разные группы источников. К первой группе он отнес австрийского историка Йозефа фон Хаммер-Пургшталя (1774-1856), выяснив, что тот использовал работу османского историка XVI в. Абу Мухаммеда Мустафы аль-Дженнаби (1540-1590), не подвергая критическому анализу, и пересказал ложную информацию13. В эту же группу он включил германского исследователя Иоганна Вильгельма Цинкейзена (1803-1863) и румынского ученого Николае Йоргу (1871-1940), допустивших ту же ошибку, обратившись к исследованию Хаммера-Пургшталя14.

Аль-Дженнаби описал переход Крыма под османское покровительство следующим образом: «С завоеванием Крыма в 1475 г. Менгли-Гирей был отправлен в Стамбул среди пленных. Здесь Менгли-Гирею султаном был дан ярлык, и [он] отправлен [чтобы стать] во главе Крымского ханства»15. До появления статьи Халила Иналджика подчинение Крымского ханства Османской империи изображалось таким же образом и у вышеназванных историков.

Вторая группа историков основывалась на таких источниках, как «Ассебъу-с-сейяр» («Семь планет») Сейида Мухаммеда Ризы ал-Кырыми, «Гюльбюн-и ханан» («Розовый цветник ханов или История Крыма») Халима Герая и более позднюю «Тарих-и Джевдет» («История Джевдета-паши») Ахмеда Джевдета-паши. В них говорилась, что Менгли-Гирей не был отправлен пленником в Стамбул, а был возведен на ханский трон в Крыму16.

Иналджик установил, что информация второй группы историков была частично достоверной (имеющиеся в них позднейшие искажения были скорректированы лишь в последнее время на основе достоверных источников). Ярким примером относительной достоверности является утверждение о том, что Менгли-Гирей действительно побывал в 1478 г. в Стамбуле, но вторая группа источников не уточняет подробностей визита. Неопределенность обстоятельств перехода Крымского ханства в состав Османского государства была развеяна Иналджиком благодаря письму Менгли-Гирея, найденному Акдесом Нигметом Куратом17. Иналджик скрупулезно проследил развитие событий по дням и устранил двоякое толкование указанных обстоятельств. Дело в том, что через полтора месяца после завоевания Кафы Менгли-Гирей отправил письмо из Крыма в Стамбул, уже будучи крымским ханом. Из этого следует, что он определенно не мог быть отправлен в Стамбул в качестве пленника в 1475 г. Таким образом, Иналджик доказал, что информация об этом событии из источников первой группы – неверна.

После смерти Хаджи I Гирея началась борьба за трон между Менгли-Гиреем и его братом Нур-Девлетом, вследствие чего генуэзцы бросили Менгли-Гирея в тюрьму в Кафе. Пока Менгли-Гирей находился в тюрьме, Эминек-бек Ширин из племенной аристократии попросил Мехмеда II (1432-1481) о помощи, и султан прислал Ахмед-пашу Гедика с войском (1475 г.). Менгли-Гирей был освобожден из темницы и возведен на престол Крымского ханства. Так, летом 1475 г. Крымское ханство вошло в состав Османской империи18.

Халил Иналджик всегда опирался на источники, но не являлся абсолютным узником используемого документа, не отказывался от субъективности в интерпретации, присущей каждому историку. Хотя факты, исходящие от Дженнаби, были неточны хронологически, но указывали на имевшее место историческое событие. А верная информация, исходящая от Сейида Мухаммеда Ризы, содержала ложную трактовку произошедшего.

Когда Менгли-Гирей потерпел в 1476 г. поражение от Сеида Ахмета, хана Золотой Орды, он нашел убежище в Османской империи. С другой стороны, Османское государствo, считало, что мощное Крымское ханство, находясь под властью Золотой Орды, представляло бы для него большую опасность. Османское государство немедленно отправило Менгли-Гирея обратно в Бахчисарай19. Иналджик объяснил, что информация, предоставленная аль-Дженнаби относительно этого периода, была правильной, но даты были неверными.

Халил Иналджик, рассматривая социально-политическую историю Крыма, давал ей собственную оценку. Он делил общественно-политическое пространство Крыма на две части: первую – представляли Гиреи, вторую – население Крыма. Народ Крыма состоял из пяти племен: Ширины, Барыны, Аргыны, Kыпчаки и Mангыты, по сути, составляли федерацию племен. Каждым племенем управлял бек, а наиболее влиятельным из племен были Ширины20. Вопреки традициям Османского государства, эти племена всегда стремились придерживаться заветов Чингисхана, отказываясь присягнуть на верность Османской империи и постоянно выступая против ее власти. Между Османским государством и крымской племенной аристократией происходили столкновения, особенно по вопросу о калге21.

Согласно Иналджику, после 1534 г., в период правления Сахиб-Гирея (1532-1551), османское влияние в Крыму начало усиливаться22. Когда Сахиб-Гирей укрепился на престоле, он начал менять административные процедуры и обычаи монгольского двора на государственное устройство османского двора. Иналджик считал, что организация Крымского ханства в период правления первых ханов Хаджи-Гирея (?-1456), Менгли-Гирея (1468-1514) и Мехмед-Гирея (1514-1523), была схожа с традициями Золотой Орды. Начиная с Сахиб-Гирея I (1532-1551), были утверждены институции Османского государства, а во время правления Ислам-Гирея II (1584-1588), Гази-Гирея II (1588-1596), Джанибек-Гирея (1610-1623) османские заведения в Крыму были усилены. Иналджик писал, что Крымское ханство имитировало в своей работе процедуры Дивана[1] и Тимара[2]23.

 

Северная политика Османской империи

Халил Иналджик подчеркивал, что северная политика Османской империи не подвергалась всестороннему изучению24. Такие историки, как Йозеф фон Хаммер, Иоганн Вильгельм Цинкейзен и Николае Йорга, занимаясь этим вопросом, рассматривали данную стратегию как перечень конкретных событий, а не с позиций геополитики25. По этой причине, писал Иналджик, проект Дон-Волга не может быть понят, для его понимания необходимо вернуться к периоду правления султана Мехмеда II.

Во-первых, султан Мехмед II, присоединив в 1475 г. Крым к Османской империи, начал контролировать Черное море. В 1476 г. Мехмед II уже «наказал» Молдавское княжество (бейлико Богдан), игравшее важную роль в политике Польши (Лехистана) по контролю над Черным морем26. Таким образом, Османская империя начала играть активную роль в политике Восточной Европы. Порта поддерживала Москву против Ягеллонов, Крымское ханство – против Золотой Орды. Крымское ханство до начала XVI в. имело тесные отношения с Московским государством, Османская империя способствовала развитию этих отношений. По словам Иналджика, причиной, по которой Султан Мехмед II помогал этим молодым государствам Восточной Европы, было желание ослабить мощь двух других сильных государств (Золотой Орды и Польско-литовской конфедерации Ягеллонов). Против Золотой Орды в Крыму и против Ягеллонов на побережье Черного моря султан Мехмед будет проводить совсем иную политику27. Когда же после 1502 г. Крымское ханство начало воспринимать себя как преемника Золотой Орды, то Османская империя пошла на сближение с Москвой. Иналджик считал, что северная политика Османского государства преследовала две цели: 1) не допустить появления на Черном море еще одного сильного государства; 2) поддерживать баланс сил в Восточной Европе28.

Историк отмечал, что с исчезновением Золотой Орды союз Крыма и Москвы был разорван, и в 1511 г. Крым заключил союз с врагом Москвы – Ягеллонами. Крымский хан Мехмед-Гирей (1514-1523), имевший прохладные отношения, как с Османским, так и с Московским государством, проводил независимую политику. В ответ Османское государство очень искренне приветствовало послов Московского государства. Иналджик, характеризуя фон переговоров в 1519 г. между Османской империей и Московским государством, отмечал, что их целью было «сдерживание» Крымского ханства29. В период правления Селима I (1512-1520) отношения между Османской империей и Московским государством продолжали улучшаться. Иналджик считал, что союз Османской империи и Московского государства означал не только объединение против Крымского ханства, обе стороны были враждебно настроены еще и по отношению к союзу Польши и Великого княжества Литовского.

В период правления Мехмед-Гирея (1514-1523) связи между Османским государством и Крымским ханством, по словам Иналджика, ослабли. Причина состояла в том, что Мехмед-Гирей возвел своего брата на престол Казанского ханства и захватил в 1522 г. Астрахань. Таким образом Золотая Орда под властью Гиреев была фактически восстановлена30. Это длилось недолго – до кончины Мехмед-Гирея, убитого ногаями. В период правления Сахиб-Гирея (1532-1551) Крымское ханство с помощью Османского государства снова управляло Казанью и Астраханью. Однако правление Сахиб-Гирея длилось не так долго, он был убит османами. После этого Стамбул будет проводить в отношении Крыма уже более продуманную политику: империя попыталась установить баланс сил на Черном море. С другой стороны, с убийством Сахиб-Гирея и присоединением Казани (1552) и Астрахани (1556) к Московскому государству, границы Москвы простерлись по Волге до Каспийского моря. Таким образом, находившиеся в этих границах ногаи, казахи и черкесы вошли в состав Московского государства. Согласно Иналджику, именно эта ситуация считается истинным началом Нового времени в истории Восточной Европы31.

По мнению историка, тогда Крымское ханство проиграло полувековую борьбу за наследие Золотой Орды. Как только Московское государство добилось превосходства в Восточной Европе, Крымское ханство начало сближаться с Османской империей. Политика баланса, которую Османская империя проводила в течение 80 лет, была отброшена: присоединение Казани и Астрахани к Московскому государству означало для Османской империи открытие еще одного – северного – фронта, к уже имевшимся противостояниям на востоке и западе. Этот фронт начнется с проекта канала Дон-Волга.

По словам Иналджика, Дон-Волга – это проект, возникший в 1562 г. Цели Османского государства в этом проекте были не только политическими и религиозными, но и экономическими. Через этот проект Османское государство стремилось возродить торговые пути на Восток через Среднюю Азию, Астрахань, Крым, в противовес контролируемому португальцами трафику через Индийский океан32. Но Крымское ханство прохладно восприняло проект нового канала. Хан опасался, что в случае реализации проекта Крым станет обычной провинцией Османской империи. Изучив османские источники, Иналджик пришел к выводу, что Крымское ханство явилось главным препятствием на пути реализации проекта33. После провала проекта канала вторая попытка не могла быть предпринята немедленно, и северные дела Османской империи были полностью переданы Крымскому ханству (1569 г.). Это означало, что Крымское ханство частично достигло своей цели. Девлет-Гирей отныне будет действовать более независимо.

 

Османско-крымские отношения до Второй осады Вены (1683)

После присоединения Казани (1552 г.) и Астрахани (1556 г.) к Московскому государству Крымское ханство стало проводить политику сближения с Османской империей. До 1502 г. борьбу за наследство Золотой Орды Гиреи вели с Казанью и Астраханью, а после 1502 г. – с Москвой. Проиграв эту борьбу Московскому государству, Гиреи отказались от амбиций и приняли господство Османской империи. Согласно Иналджику, период правления Девлет-Гирея (1551-1577) – это период, когда интеграция Крымского ханства с Османской империей ощущалась сильно34. Преемник Девлет-Гирея, Ислам-Гирей II (1584-1588), стал одним из наиболее лояльных Османской империи ханов. Как доказательство этой лояльности Ислам-Гирей впервые прочитал в хутбах имя султана впереди собственного имени35. По словам Иналджика, после этого события крымские ханы ничем не отличались от беков, которые назначались или отстранялись османским султаном36. Гази-Гирей II (1588-1596, 1596-1607) помог Османской империи в войнах против Габсбургов[3] и сыграл активную роль в восстаниях Джелали[4] в Анатолии. Хотя Гази-Гирей II был величайшим из крымских ханов, по словам Иналджика, это был один из периодов, когда Османская Империя и Крымское ханство достигли наивысшего уровня в отношениях37.

По словам историка, когда в первой половине XVII в. в Османской империи вспыхнули внутренние конфликты и восстания, отношения между Османской империей и Крымским ханством начали ухудшаться. Мехмед-Гирей и Шахин-Гирей, являясь потомками Гирея, участвовали в борьбе за независимость, и эта ситуация поставила Османское государство в затруднительное положение38.

Халил Иналджик считал XVII в. веком казацких нападений на Черное море. Это создало опасность для Османской империи, и она предоставила решение этой проблемы Крымскому ханству. Иналджик писал: «Крымское Ханство решало проблемы в этом регионе до конца XVII века»39. Он отметил также, что в середине XVII в. Ислам-Гирей III (1644-1654) отстранился от этой борьбы, заключая союзы с Запорожской Сечью40.

Отношения Османской империи и Крымского ханства
в период Второй осады Вены

Прежде чем говорить об отношениях между Османской империей и Крымским ханством во время разгрома османов под Веной, напомним, что диссертацию посвященную данной теме, Иналджик написал в 1952 г.41 По его словам, в период с 1947 по 1950 г., когда он писал статьи о Крымском ханстве, его внимание настолько переключилось на эту тему, что он решил написать и диссертацию. До начала работы над диссертацией, Иналджик нашел в Венском архиве рукопись крымского ханзаде (принца) Мехмед-Гирея. Позже он сравнил эту рукопись с османскими источниками и написал свою работу42.

Иналджик писал, что еще до Венского похода крымский хан Мурат-Гирей (1678-1683), понимая политическую ситуацию лучше, чем османский великий визирь, выступал против этой кампании43. Уже во время осады разногласия между великим визирем Мерзифонлу Кара Мустафой-пашой и крымским ханом Мурат-Гиреем, а также самоуправство великого визиря привели к поражению и снятию осады. После поражения великий визирь переложил ответственность за поражение на крымского хана и отстранил его от власти44.

После поражения при Вене начались войны против Священной лиги и других стран, которые Османская империя вела в 1683-1699 гг. Тем временем крымский хан Селим-Гирей (1671-1678, 1684-1691, 1692-1699) успешно оборонялся на северном фронте Османской империи. Иналджик многократно упоминал, что именно Селим-Гирей всегда стоял на стороне Османской империи в ее борьбе против Священной лиги, и что Крымское ханство было «правой рукой» Османского государства. Селим-Гирей знал, что поражение османов в этой войне затронет и Крымское ханство.

По словам историка, хотя Османская империя и потерпела поражение на венгерском направлении, но благодаря Крымскому ханству, она одержала победы на северном фронте45. Помимо успехов на северном фронте, Селим-Гирей добился больших успехов на Балканах. Иналджик писал, что Селим-Гирей даже составил временный план войны и отправил его в Стамбул, и что дворец в Стамбуле точно следовал этому плану войны46. Он также писал, что сын Селим-Гирея, Шахбаз-Гирей, имел большие полномочия в османской армии во время войны против Священной лиги47.

Селим-Гирей играл существенную роль не только на северном фронте и в Европе, но и в подавлении восстания Джелали в Анатолии. Он лично отправился в Эдирне в 1689 г. Иналджик писал, что, по мнению летописцев, во время восстания в Османской империи в 1687 г. повстанцы даже задумывались о замене османской династии Гиреями48. Но историк характеризовал Селим-Гирея как одного из самых преданных сторонников Османской империи среди Гиреев, и подчеркивал, что он занимает в истории империи особое место49.

Иналджик писал, что во время войны против Священной лиги Османское государство пренебрегало интересами Крымского ханства, пригласив Селим-Гирея на Балканы на постоянной основе. Порта не видела угроз с севера, в результате чего Азовская крепость была включена в состав России, а господство Османского государства в Крыму оказалось под угрозой50.

Иналджик подчеркивал, что Селим-Гирей, игравший активную роль во время войны, играл ту же роль и в мирное время.

16-летняя война Османского государства со Священной лигой завершилась подписанием Карловицкого договора (1699 г.), имевшего отрицательные последствия для Крымского ханства51. Соглашение не принесло крымчанам никакой выгоды и даже сократило сферу их жизни. Главным итогом долгой борьбы за Крымское ханство стал Стамбульский договор, заключенный между Россией и Османским государством (1700 г.). По мнению Иналджика, это соглашение подписанное между указанными государствами напрямую, минуя Крым, явилось унижением Крымского ханства52. До этого послы Российского государства, посещая Османскую империю, сначала ехали в Крым, а затем – в Стамбул. После этого соглашения посланники Российского государства уже не прибегали к посредничеству Крыма, а ехали прямо в Стамбул. Следовательно, статус Крымского ханства на политической арене понизился. По мнению Иналджика, Стамбульское соглашение стало поворотным моментом в отношениях России, Османской империи и Крыма53. Несмотря на то, что Крымское ханство было успешным в войне 1683-1699 гг., оно завершило войну с более неудачным результатом, чем Османская империя54. Хотя в целом эта война была неудачной и для Османской империи и привела к ослаблению ее внешнеполитических позиций в Европе55.

 

Крымское ханство в XVIII в.

Исследованием вопросов истории Крымского ханства после заключения Карловицкого соглашения Халил Иналджик занимался менее интенсивно. Написал лишь несколько работ, посвященных характеристике правления ханов Гази-Гирея III (1705-1707)56, Каплан-Гирея I (1707-1708, 1713-1716, 1730-1736)57 и Каплан-Гирея II (1700)58.

Иналджик писал, что в XVIII в., благодаря России, в Крыму возник интерес к Западу59. В 1768 г. Кырым-Гирей (1758-1764, 1768-1769) попросил у барона де Тотта, французского консула при дворе крымского хана, переводы книг Мольера60. Другой крымский хан Шахин-Гирей (1777-1782, 1782-1783) узнал о достижениях западной цивилизации, находясь в русской армии, и задумался о реформах в Крыму на западный манер. Шахин-Гирея из-за этой идеи реформы Халил Иналджик назвал Петром Крыма61.

Иналджик также рассматривал вопрос о титулах в отношениях между Османской империей и Крымским ханством62. Он упоминал, что у крымских ханов часто случались статусные конфликты с османскими визирями63. В частности, во время осады Вены (1683 г.) великий визирь обращался к хану Мурат-Гирею «мой Брат» (Karındaşım), чем вызвал глубокое возмущение хана. Ученый отмечал, что из-за этого между великим визирем и крымским ханом Мурат-Гиреем возникали раздоры. Более того, Иналджик считал этот титульный конфликт одной из возможных причин поражения Османской империи при осаде Вены64. Ханам не нравилось, что визири, не принадлежавшие к знатному роду, считали себя равными им, они воспринимали это как оскорбление рода Чингисхана.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Çaykara E. Tarihçilerin Kutbu. – İstanbul, 2005. – S. 22; Özerdem A. Halil İnalcık Biyografisi. – Hacettepe Üniversitesi Ankara, 2015. – S. 11.

2. Çaykara E. Указ. соч. – C. 53.

3. Özerdem A. Указ. соч. – C. 16.

4. Там же. – C. 96.

5. Там же. – C. 18.

6. Çaykara E. Указ. соч. – C. 335.

7. İnalcık H. Kırım Hanlığı Kadı Sicilleri Bulundu // Belleten. – 1996. – С. 60 (227). – S. 165-190.

8. Халил Инналджик подчеркивает, что имя Гирей восходит к Средней Азии и что это имя впервые использовал Хаджи Гирей (подробнее см. Diyanet İslam Ansiklopedisi (Dia) / İnalcık H. – İstanbul, 1994. – C. 14. – S. 76-78).

9. Milli Eğitim Bakanlığı İslam Ansiklopedisi (Meb) / İnalcık H. – İstanbul, 1987. – С. V/I. – S. 26.

10. Diyanet İslam Ansiklopedisi (Dia) / İnalcık H. – Ankara, 2002. – C. 25. – S. 450.

11. Там же. – S. 450.

12. İnalcık H. Yeni vesikalara göre Kırım Hanlığı'nın Osmanlı Tâbiliğine Girmesi ve Ahidnâme Meselesi // Belleten. – 1944. – № 8 (30). – S. 185-229.

13. Там же. – S. 186-187.

14. Там же.

15. Там же. – S. 188.

16. Там же.

17. Kurat A. N. Topkapı Saray Arşivindeki Altınordu, Kırım ve Türkistan Hanlıklarına Ait Yarlık ve Bitikler. – İstanbul, 1940.

18. İnalcık H. Yeni vesikalara göre Kırım Hanlığı'nın Osmanlı Tâbiliğine Girmesi ve Ahidnâme Meselesi // Belleten. – 1944. – С. 8 (30). – S. 209.

19. Там же. – S. 219-221.

20. İnalcık H. Kırım Hanlığı Tarihi Üzerine Araştırmalar. – İstanbul, 2017. – S. 87; İnalcık H. The Khan and the Tribal Aristocracy: The Crimean Khanate under Sahib Giray I // Harvard Ukrainian Studies. – 1979-1980. – Vol. 3/4. – Part 1. Eucharisterion: Essays presented to Omeljan Pritsak on his Sixtieth Birthday by his Colleagues and Students (1979-1980). – P. 447-448.

21. Титул второго по значимости после хана лица в иерархии Крымского ханства. Подробнее см.: Diyanet İslam Ansiklopedisi (Dia) / İnalcık H. – İstanbul, 2001. – C. 24. – S. 259.

22. Diyanet İslam Ansiklopedisi (Dia) / İnalcık H. – İstanbul, 1994. – C. 14. – S. 76; Diyanet İslam Ansiklopedisi (Dia) / İnalcık H. – Ankara, 2002. – C. 25. – S. 452.

23. Diyanet İslam Ansiklopedisi (Dia) / İnalcık H. – Ankara, 2002. – C. 25. – S. 455.

24. İnalcık H. Osmanlı – Rus Rekabetinin Menşei ve Don – Volga Kanalı Teşebbüsü (1569) // Belleten. – 1948. – С. 12 (46). – S. 352.

25. Там же. – C. 352.

26. Там же. – C. 353.

27. Там же. – C. 354.

28. Там же. – C. 354-355.

29. Там же. – C. 356.

30. Там же. – C. 357.

31. Там же. – C. 362.

32. Там же. – C. 370.

33. Там же. – C. 383.

34. Diyanet İslam Ansiklopedisi (Dia) / İnalcık H. – İstanbul, 1994. – C. 9. – S. 241; The Encyclopaedia of Islam 2, II / İnalcık H. – Leiden, 1997. – Vol. IV. – P. 179.

35. Milli Eğitim Bakanlığı İslam Ansiklopedisi (Meb) / İnalcık H. – İstanbul, 1950. – C. V/II. – S. 1105.

36. Milli Eğitim Bakanlığı İslam Ansiklopedisi (Meb) / İnalcık H. – İstanbul, 1948. – C. IV. – S. 786.

37. Milli Eğitim Bakanlığı İslam Ansiklopedisi (Meb) / İnalcık H. – İstanbul, 1948. – C. IV. – S. 734-736.

38. Diyanet İslam Ansiklopedisi (Dia) / İnalcık H. – Ankara, 2002. – C. 25. – S. 453.

39. İnacık H. Kırım Hanlığı Tarihi Üzerine Araştırmalar. – İstanbul, 2017. – S. 216.

40. Milli Eğitim Bakanlığı İslam Ansiklopedisi (Meb) / İnalcık H. – İstanbul, 1950. – C. V/II. – S. 1107.

41. Çaykara E. Указ. соч. – C. 129.

42. Там же. – C. 130-131.

43. İnacık H. Kırım Hanlığı Tarihi Üzerine Araştırmalar. – İstanbul, 2017. – S. 227.

44. Там же. – C. 231-237.

45. Там же. – C. 249.

46. Там же. – C. 297-298.

47. Там же. – C. 317.

48. Milli Eğitim Bakanlığı İslam Ansiklopedisi (Meb) / İnalcık H. – İstanbul, 1948. – C. IV. – S. 787.

49. Там же.

50. İnacık H. Kırım Hanlığı Tarihi Üzerine Araştırmalar. – İstanbul, 2017. – S. 337.

51. Там же. – C. 327.

52. Там же. – C. 328.

53. Там же. – C. 330.

54. Там же.

55. Там же. – C. 338.

56. Milli Eğitim Bakanlığı İslam Ansiklopedisi (Meb) / İnalcık H. – İstanbul, 1948. – C. IV. – S. 738; The Encyclopaedia of Islam 2, II / İnalcık H. – Leiden, 1991. – Vol. II. – P. 1047.

57. Milli Eğitim Bakanlığı İslam Ansiklopedisi (Meb) / İnalcık H. – İstanbul, 1955. – C. VI. – S. 202-205; The Encyclopaedia of Islam2, II / İnalcık H. – Leiden, 1997. – Vol. IV. – P. 568-569.

58. Milli Eğitim Bakanlığı İslam Ansiklopedisi (Meb) / İnalcık H. – İstanbul, 1955. – C. VI. – S. 205-206; The Encyclopaedia of Islam / İnalcık H. – Leiden, 1997. – Vol. IV. – P. 569.

59. Diyanet İslam Ansiklopedisi (Dia) / İnalcık H. – Ankara, 2002. – C. 25. – S. 456.

60. Там же.

61. Там же.

62. İnalcık H. Kırım Hanlığı Tarihi Üzerine Araştırmalar. – İstanbul, 2017. – S. 439-481; Инальджик Х. Отражение в титулатуре силовых взаимоотношений между Россией, Крымом и Османской империей / Пер. с анг. Сейтхалилова Л. С. // Крымское историческое обозрение. – 2019. – № 2. – C. 86-107.

63. İnalcık H. Kırım Hanlığı Tarihi Üzerine Araştırmalar. – İstanbul, 2017. – S. 455.

64. Там же.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
На конкретных примерах рассмотрены формы и методы идеологической работы государства с молодежью через структуры ВЛКСМ.
Речь идет о малоизвестных страницах предблокданой эвакуационной эпопеи: в отличие от истории эвакуации Эрмитажа и Русского музея, сюжеты вывоза других музеев северной столицы и ее
Статья посвящена образованию Особого технического бюро № 40 (ОТБ № 40) и его деятельности в годы Великой Отечественной войны, заложившей основы так называемой «химической шарашки»
В публикации рассматриваются основные этапы появления и перемещения документов военной истории в фондах Государственного архива Республики Татарстан.
Территориальные рамки исследования охватывают Таврическую губернию, где с 1866 г. начинают функционировать органы земского самоуправления.
В статье на основе широкого круга источников реконструируется система школьного обучения в Мензелинске – уездном центре Уфимской губернии. Приводится краткий обзор развития учебных