Смирнова Н. Н. Из истории мехового объединения имени Хусаина Ямашева

В рамках предстоящего празднования 100‑летия образования ТАССР, творческая группа Национального музея Республики Татарстан работает над экспозицией, в которой должное место будет уделено предприятиям, чьи судьбы сплавлены с важнейшими событиями в истории государства и республики: годами первых пятилеток, военного лихолетья, послевоенной страды. Одно из них – Татарское ордена Ленина производственное меховое объединение имени Хусаина Ямашева (с 1991 г. ООО «Мелита»). Статья знакомит читателей с историей становления предприятия, прошедшего нелегкий, но славный путь: от первенца меховой промышленности Татарии – до ведущего предприятия Союзмехпрома, специализирующегося на обработке и выпуске изделий из овчины. Единственная меховая фабрика, построенная в Новотатарской слободе в 1928 г., со дня ее открытия была зачислена на передовую индустриализации, закладывала основу промышленности молодой страны Советов. Получая за выполнение экспортных заказов золото, она могла приобретать оборудование, станки, проекты для строящихся заводов. В 1941 г. фабрика, ставшая комбинатом (1930‑1963 гг.), вновь была призвана на передовую, но уже – героического тыла. Псковское, Ленинградское, Харьковское и другие меховые производства остались на территории, захваченной врагом, и Государственный комитет обороны возлагал на казанских меховщиков большие надежды в деле обеспечения фронта теплой одеждой. Снова, взяв на себя роль ведущего предприятия Союзмехпрома, коллектив, состоящий, в основном, из женщин и подростков, работал так, что в 1944 г. был удостоен высшей награды Родины – ордена Ленина. В меховой продукции одинаково нуждались как в годы первых пятилеток, на фронтах Великой Отечественной, так и в народном хозяйстве в век наступления на «белые пятна» в районах Сибири, Крайнего Севера, Арктики. И послевоенные десятилетия отмечены наращиванием объемов производства, разработкой и внедрением революционных методов обработки сырья, поиском новых видов мехов и имитаций, упрочением славы на международном уровне. Гордость предприятия – люди. Значительное внимание в очерке отводится стахановцам, рационализаторам, инициаторам починов, наставникам, руководителям всесоюзных школ передового опыта. Это они, создавая своими золотыми руками мировую славу предприятия, вписали его имя в героическую летопись Республики.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
26.12.2019
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Ознакомительная часть статьи

Рождение отечественной меховой промышлености

С первых месяцев установления Советской власти Высший совет народного хозяйства ставил задачу создания отечественной меховой промышленности, перевода кустарных методов обработки пушно-мехового сырья на фабричную основу. Были национализированы частные овчинно-шубные производства, издан закон, охраняющий охотничьи промыслы. Но гражданская война, иностранная интервенция, нехватка муки, соли для выделки и консервации шкурок отодвинули решение этой важной задачи на продолжительное время. И только в 1927 г. Народному комиссариату внешней торговли было поручено строительство первой меховой фабрики в Казани, на что было выделено 13 миллионов рублей.

Казань, как площадка для строительства будущего флагмана отечественной меховой промышленности, была выбрана не случайно. Здесь сходились железнодорожные и водные пути, по которым заготовители везли сырье. В Новотатарской слободе стояли корпуса национализированных заводов. Их можно было использовать под меховое производство, а за счет кустарей из деревенской бедноты на первых порах решить кадровый вопрос. Немало умельцев проходили выучку и на овчинно-шубных заводах, расположенных в слободах, где слава, как и барыши, доставались не мастерам, а хозяевам и предприимчивым коммерсантам. Их мало заботили тяжелые условия труда, антисанитария в мастерских-клетках, заработки ремесленников, которые «получали 10‑15 копеек с меха». И добыча мягкого золота в цехах мало чем отличалась от труда старателей на приисках.

С помощью «живого градусника», роль которого выполнял кто‑нибудь из рабочих, определялась и готовность закваски. В раствор с овсяной мукой и добавлением серной кислоты, лили кипяток, и когда «обнаженный человек выскакивал из чана краснее кумача, считалось, что закваска подошла в самый аккурат».

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи