Рафикова Г. Э., Пазина Н. Б. Архив композитора и музыканта Виллема Де Бура в фондах Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского КФ

В статье анализируются история происхождения и состав личного фонда швейцарско-нидерландского музыканта, композитора Виллема Де Бура из фондов отдела рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского Казанского федерального университета. Приводится реконструкция биографии его дочери Флорандины Де Бур. Особенностью данного фонда является необычность его происхождения и сложность идентификации документов. Фонд содержит документы личного характера: письма, фотографии, ноты музыкальных произведений композитора, а также документы личного архива его дочери.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
23.06.2021
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2021
Ознакомительная часть статьи

В отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Ло­-
бачевского Казанского федерального университета долгое время хранится личный архив известного в Европе нидерландско-швейцарского композитора и музыканта, профессора Цюрихской консерватории Виллема Де Бура (Willem De Boer) (1885-1962). Архив содержит документы личного происхождения, среди которых семейные и концертные фотографии, письма (личная переписка композитора, в том числе со многими европейскими музыкантами), документы об образовании, книги, нотные альбомы, рукописи партитур произведений и либретто оперы композитора «Тарас Бульба», концертные афиши, объявления и многое другое1. Удалось выяснить, что он принадлежал швейцарской подданной Флорандине Де Бур (Florandina De Boer), дочери композитора, переехавшей на постоянное место жительства в Казань предположительно в конце 1960-х гг. Здесь она прожила более трех лет, прервав в 1972 г. жизнь самоубийством.

Сложным оказался поиск следов пребывания Флорандины (в русском варианте Дины Валиевны Дебуровой) в Казани, очевидцев этих событий и сопоставление обнаруженного с документами личного архива. Обозначилась драматическая картина судьбы необычной женщины, совершившей такой неординарный поступок, как переезд из Швейцарии в Советский Союз. Однако выбор СССР как места жительства человеком, совершенно далеким от мира политики и не связанным с коммунистическим движением, и Казани, как конечной точки пребывания, имеет логическое объяснение.

Дина Де Бур родилась в Швейцарии 25 мая 1930 г. (в некоторых документах личного архива годом рождения обозначен 1929 г.). Она была дочерью Виллема Де Бура от второго брака с Мартой Манц (Martha Manz). Первоначально семья жила в Ниделандах, в Амстердаме, затем переехала в Швейцарию, где Виллем многие годы работал в оркестре Тонхалле и был профессором Цюрихской консерватории2.

Точная дата, вернее даже год переезда Дины в СССР, не известны. Сложно представить, что спецслужбы не вели за ней слежку, но на наш запрос из ФСБ был прислан ответ, что в их архивах не сохранилось каких-либо сведений о пребывании Де Бур в СССР. Чем руководствовалась Дина в своем выборе неизвестно. Думается, на решение выбрать Россию повлияло общение с близким другом семьи Де Бур писателем, лауреатом Нобелевской премии по литературе Томасом Манном (1975-1955), известным своими левыми взглядами, активными антифашистскими выступлениями и симпатиями к Советскому Союзу и ГДР3. Также исходя из состава документов личного фонда, можно предположить, что Дина увлекалась востоковедением, в частности изучала «Книгу перемен» («И цзин») – наиболее ранний из китайских философских текстов (ок. 700 г. до н. э.) и составлением гексаграмм для гаданий по ней. На то, что в Казань она переезжала навсегда, указывает тот факт, что она забрала с собой весь семейный архив, а это целый чемодан писем, фотографий и документов, хотя в Цюрихе у нее осталось много родственников, которые спонсировали ее пребывание в СССР.

В ходе исследовательской работы у нас сложилось две версии переезда Дины Де Бур. По одной, первоначально она переехала в Санкт-Петербург или Москву, и только спустя некоторое время – в Казань. По другой, сразу в Казань.

Дина, по всей вероятности, отличалась эксцентричным характером, была крайне неустойчива и излишне эмоциональна в психологическом плане. Среди ее документов сохранилось заключение психолога. Именно психолога, а не психиатра, так как врач не ставит диагноз, а дает психологический портрет. Вот как он характеризует свою подопечную: «Дина – прежде всего эмоциональный человек. Ее лучшие силы исходят от чувств. Она посвятила себя чувству и своему воображению... Она чувствует неуверенность в себе, ей сложно сконцентрироваться... У нее нет почвы под ногами...»4.

После смерти отца в 1962 г. эмоциональное состояние незамужней женщины очень пошатнулось. Наложились проблемы со здоровьем, а именно обострилась астма. Лечащий врач посоветовал ей сменить климат и предложил на выбор среди прочих мест жительства Казань. Этот факт склоняет нас к первой версии первоначального переезда в СССР. Вряд ли швейцарский врач мог знать о климате Казани и дать такой совет. Но если это был врач, предположим, Санкт-Петербурга, где очень неподходящий для астматиков климат, то версия выглядит более логичной.

Судя по всему, к решению о переезде Дина пришла постепенно и готовилась заранее. В этой связи Казань всплывает, как заранее выбранный город. Изучив его и узнав, что в нем живут татары, она начала самостоятельно изучать татарский язык еще в Швейцарии. Среди документов сохранился составленный ею татарско-немецкий словарь. Кроме того, ее бывшие коллеги отмечали, что русского языка она не знала и изъяснялась исключительно на татарском.

В Казани Дина устроилась на работу копировальщицей в Татпроект. Работа эта не требовала знания русского языка. Критерием отбора сотрудников на должность служили умение работать с чертежами, аккуратность и исполнительность. В ее обязанности входило копирование с планшетов на кальку (карандаш, тушь) архитектурных чертежей. По воспоминаниям коллег, Дина Дебурова внешне сильно отличалась от советских женщин, прежде всего, манерой одеваться и нарядами. Она была молчалива, ходила всегда одна, в одиночестве обедала в столовой.

Сложной была для нее и бытовая сторона жизни. Не знавшей русского языка, ей было сложно наладить быт в выделенной ей скромной служебной квартире, находившейся в том же доме, что и Татпроект. Сохранился черновик заявления коммунальщикам о прогнивших полах и текущих трубах, который для нее составили сердобольные соседи.

Круг общения Дины был очень ограниченным. Оказалось, что тот татарский, который она пыталась учить в Швейцарии, имеет мало общего с разговорным языком казанских татар. Те словари, которые она использовала, оказались словарями старо-татарского литературного языка. Тем не менее, с кем-то ей подружиться удалось. Судя по фотографиям, она даже ездила в гости в татарскую деревню, где сфотографировалась в национальной одежде с местными жителями. По подаренным фотографиям, а также присланным на ее имя поздравительным открыткам на татарском языке, весь круг ее общения составляли соседи и случайные знакомые из татар. Коллеги же вспоминали, что она ни слова не понимала на русском и не имела желания его изучать. Родственники активно пытались вернуть ее домой, забрасывали письмами и высылали деньги. Но Дина, не имевшая советского гражданства, продолжала продлевать визу и оставалась в Советском Союзе. Причины самоубийства тоже неизвестны, коллеги по работе довольствовались только циркулировавшими слухами. Скорее всего, это была депрессия и отсутствие социализации, на которые наложились давние проблемы с неустойчивой психикой. Ей не удалось завести друзей, наладить быт и найти себя в новом мире. Известно, что родственники не добивались возвращения ее тела на родину, место захоронения ее в Казани неизвестно.

Богатый семейный архив эмигрантки остался в ее квартире. Один из сотрудников Татпроекта, знавший лично директора Библиотеки им. Н. И. Лобачевского Казанского университета, спустя год после смерти Флорандины Де Бур, в 1973 г. передал его в библиотеку.

Виллем Де Бур, один из самых именитых преподавателей Цюрихской консерватории, среди учеников которого были швейцарско-французский композитор Артюр Онеггер, швейцарский дирижер и композитор Поль Андре Гайяр, известный американский скрипач Михаэль Манн, известен в Европе, прежде всего, как ведущий солист, скрипач оркестра Тонхалле, участник различных квартетных составов, успешно гастролировавших в Европе5. Однако до сих пор, при большой цифровизации архивов и их открытом доступе в сети Интернет, практически недоступны его фотографии и тем более музыкальные произведения. И это неудивительно, весь архив композитора хранится в Казани, в библиотеке Казанского университета.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского Казанского федерального университета, ф. 31.

2. Там же.

3. Fleisch C. De Boer W. Willem de Boer: 40 Jahre Konzertmeister des Tonhalle-Orchesters Zürich. 1908-1948. – Zürich: Berichthaus, 1948. – 64 s.

4. Wüstner А. Ich war immer verärgert, wenn ich ein Mädchen bekam: Die Eltern Thomas und Katia Mann. – Piper ebooks, 2010. – S. 179.

5. Willem De Boer // Zurich Freitag. – 1962. – 2 März. – S. 8.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
На конкретных примерах рассмотрены формы и методы идеологической работы государства с молодежью через структуры ВЛКСМ.
Речь идет о малоизвестных страницах предблокданой эвакуационной эпопеи: в отличие от истории эвакуации Эрмитажа и Русского музея, сюжеты вывоза других музеев северной столицы и ее
Статья посвящена образованию Особого технического бюро № 40 (ОТБ № 40) и его деятельности в годы Великой Отечественной войны, заложившей основы так называемой «химической шарашки»
В публикации рассматриваются основные этапы появления и перемещения документов военной истории в фондах Государственного архива Республики Татарстан.
Территориальные рамки исследования охватывают Таврическую губернию, где с 1866 г. начинают функционировать органы земского самоуправления.
В статье на основе широкого круга источников реконструируется система школьного обучения в Мензелинске – уездном центре Уфимской губернии. Приводится краткий обзор развития учебных