Д. А. Мустафина. К вопросу о соблюдении норм сенатского указа от 22 июня 1744 г.

Публикация посвящена введению в исследовательский оборот документальных материалов расследования в Свияжской провинциальной канцелярии случая о недопущении к крещению татарки-мусульманки односельчанами. В условиях наступившей кульминации политики христианизации в 40-е гг. XVIII в., обусловившей внутреннее духовное сплочение мусульманского населения, социальное поведение одного из членов уммы, оказавшегося под влиянием новокрещен и пожелавшего сменить веру, тем более женщины, представлялось отклонением от устоявшихся общественных норм. Показано, что поведение женщины вызывало не просто порицание, а стремление пресечь подобную девиацию. О реакции жителей деревни Большие Кармалы на девиантное поведение женщины была извещена Контора новокрещенских дел. Миссионерская контора призвала Свияжскую провинциальную контору принять меры в отношении лиц, нарушивших нормы указа от 22 июня 1744 г. Сделано заключение о том, что официальные власти оказались вынуждены отказаться от чрезмерного давления на арестованных мусульман из-за смерти одного из задержанных и опасения перед возможным восстанием.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
30.07.2019
Purchase an electronic version:
0 rub
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 1 2019
Ознакомительная часть статьи

Аннотация

Публикация посвящена введению в исследовательский оборот документальных материалов расследования в Свияжской провинциальной канцелярии случая о недопущении к крещению татарки-мусульманки односельчанами. В условиях наступившей кульминации политики христианизации в 40-е гг. XVIII в., обусловившей внутреннее духовное сплочение мусульманского населения, социальное поведение одного из членов уммы, оказавшегося под влиянием новокрещен и пожелавшего сменить веру, тем более женщины, представлялось отклонением от устоявшихся общественных норм. Показано, что поведение женщины вызывало не просто порицание, а стремление пресечь подобную девиацию.
О реакции жителей деревни Большие Кармалы на девиантное поведение женщины была извещена Контора новокрещенских дел. Миссионерская контора призвала Свияжскую провинциальную контору принять меры в отношении лиц, нарушивших нормы указа от 22 июня 1744 г. Сделано заключение о том, что официальные власти оказались вынуждены отказаться от чрезмерного давления на арестованных мусульман из-за смерти одного из задержанных и опасения перед возможным восстанием.

Abstract

The article is devoted to the introduction into scientific discourse of Sviyazhsk provincial office investigation documents on the case of non-admittance of a Tatar Muslim woman to the adoption of Christianity on the part of her fellow villagers. Under the conditions of the Christianization policy culmination in the 40s of the 18th century that caused the spiritual consolidation of the Muslim community, the social behavior of one of the Ummah members who found herself under the influence of newly-baptized people and wished to change her confession was deemed deviation from the traditional social norms. It is shown that the woman’s behavior aroused not only reproaching but attempts to suppress such kind of deviation. The Office of Newly-Baptized Affairs was notified of the response of Bolshiye Karmaly villagers to the deviant behavior of the woman. The Missionary Office appealed to Sviyazhsk Provincial Office to take measures against the ones who violated the Senate decree dated June 22, 1744. It is concluded that government officials had to stop squeezing on the arrested Muslims due to the death of one the detainees and fear of a potential revolt.

Ключевые слова

Свияжская провинциальная канцелярия, Новокрещенская контора, деревня Большие Кармалы, крещение, татарское население.

Keywords

Sviyazhsk provincial office, Newly-Baptized Affairs Office, Bolshiye Karmaly village, adoption of Christianity, Tatar population.

 

Времени правления Елизаветы Петровны свойственен, как известно, возврат к политической линии, проводившейся правительством Петра I. Возобновление прежнего курса проявилось, в частности, и в усилении внимания к религиозной жизни, преследовании старообрядцев, содействии миссионерской пропаганде среди неправославного населения и активизации политики христианизации. Историки, обращавшиеся к изучению российского законодательства XVIII столетия, сходятся в том, что 40-50-е гг. стали кульминационным периодом политики религиозной унификации народов Волго-Уральского региона1. Правительство прибегало к различным мерам и способам для реализации унификаторских устремлений в мировоззренческой сфере. В литературе указывалось, что ужесточение курса христианизации привело к различным результатам: к массовому переходу в православие языческих народов, к утверждению в вере большинства мусульман, к активной миграции населения в юго-восточные и восточные районы, к протестному движению. Последнее выражалось в переходе определенной части языческих народов в ислам2, в оказании открытого сопротивления миссионерам, в подаче челобитных о возвращении в ислам новокрещенами и т. д. Отмечалось также, что процесс распространения христианства в Российской империи продвигался главным образом вследствие крещения языческого населения и слабо затронул мусульманское население, что смена веры часто носила внешний характер, ибо новокрещены продолжали придерживаться традиционных языческих верований3. Признавая аргументированность и правомерность подобных утверждений, следует заметить, что результаты распространения христианства в российском обществе XVIII в. вряд ли резонно относить лишь к двум полюсам, выделяя вынужденно принявших христианство и убежденных поборников мусульманства. В реальном мире «палитра» поступков людей не может быть строго заданной и определенной. Ведь наряду с теми, кто был крещен против воли, были те, кто пытался выжить, приспособившись к изменившимся условиям: под давлением обстоятельств принимал христианство, но лишь для виду, оставаясь приверженцем традиционного верования, язычества или ислама, а также были те, кто переходил в православие добровольно.

Источники умалчивают о мотивах, побуждавших добровольно отказаться от традиционно-привычного мировоззрения. Думается, что принятие такого решения приходило в тот момент, когда в одной точке сходились различные факторы, в числе которых определяющими видятся социальная неустроенность и внушаемость индивидуума. Свидетельством этому в какой-то мере является ситуация, нашедшая отражение в исторически сложившейся совокупности документов, отложившихся в фонде Свияжской провинциальной канцелярии в Российском государственном архиве древних актов4.

Публикуемый комплекс представляет собой следственное дело, в которое были сведены материалы о недопущении смены веры дочерью ясачного татарина Мурада Асанова – Казыей, состоявшей в браке с сыном Мурадалея (Мурадгалия) Юсупова из д. Большие Кармалы5. В нем оказались 17 актов: промемория из Конторы новокрещенских дел в Свияжскую провинциальную канцелярию, запись о ее регистрации в журнале Свияжской провинциальной канцелярии, инструкция из Свияжской провинциальной канцелярии рассыльному, донесение пристава (доездная запись или грамота), тексты допросов пятерых жителей деревни, промемория из Свияжской провинциальной канцелярии в Контору новокрещенских дел, рапорт караульного Свияжской провинциальной канцелярии, расписка татарина Заипа (Сахиба?) из д. Большие Салтыки6, промемория из Свияжской провинциальной канцелярии в архиерейский духовный приказ, отписка из духовного приказа с резолюцией, промемория из Свияжской провинциальной канцелярии в Казанскую духовную консисторию, промемория из Казанской духовной консистории в Свияжскую провинциальную канцелярию, наконец, начало принятого Казанской духовной консисторией решения.

Несмотря на официальный характер своего происхождения, перечисленные акты отражают позиции представителей двух сторон, последователей разных идеологий – ислама и христианства. Жители-мусульмане д. Большие Кармалы осудили девиантное поведение соплеменницы и приняли меры к недопущению изменения ею вероисповедания, хотя осознавали и опасались возможности привлечения к ответственности за препятствование крещению. Обе ветви власти, как церковная, так и светская, сознательно воздержались от чрезмерного давления на мусульман, арестованных по подозрению в насильственном удержании от перехода в православие одного из членов уммы, до завершения дознания. Такая линия поведения властных структур была обусловлена совокупностью причин: смертью одного из задержанных в провинциальной тюрьме, опасениями вследствие этого локального социального взрыва и распространившимися слухами о готовящемся восстании.

Ход разбирательству был дан 30 сентября 1748 г. сообщением новокрещен Якова Никитина и Алексея Васильева из д. Большие Кармалы священнику села Архангельское, Кирели то ж, Ивану Никифорову о недопущении их односельчанки Казыи, дочери ясачного татарина Мурата Асанова, к крещению. 5 октября священник подал донесение об этом случае в Контору новокрещенских дел. Характерно, что миссия не стала заниматься выяснением обстоятельств инцидента. Спустя три дня, 8 октября, она призвала Свияжскую провинциальную канцелярию разобраться во всем и принять надлежащие меры в соответствии с требованиями императорского указа, присланного ей Правительствующим синодом
12 августа 1744 г.

В данном случае речь шла о сенатском указе от 22 июня 1744 г. «О нестроении мечетей в деревнях, где русские и крещеные иноверцы живут и о некрещении иноверцев насильно»7. В промемории Конторы в провинциальную канцелярию приведено извлечение из этого распоряжения, предписывавшее татарам, абызам и выборным «ни под каким видом» не обращать в мусульманскую веру представителей других народов. (Здесь, уместно отметить, что ислам, проникший в Среднее Поволжье в Х в., утвердившийся в Джучиевом улусе в качестве официальной религии, не утратил своей привлекательности для иноверцев и в XVIII в.) В рассматриваемой ситуации более логичным было бы цитирование Конторой предупреждения об ответственности за препятствование переходу мусульман в православие, отраженное в другой статье упомянутого указа: «и ежели кто из нихъ Татаръ, по своему созволению, пожелаетъ восприять веру Греческаго исповедания: и имъ Татарамъ, темъ желающимъ, никакихъ озлоблений и обидъ не чинить; также и ихъ Татаръ, къ обращению въ веру Греческаго исповедания, какъ Духовнымъ, такъ и Светскимъ персонамъ, въ неволю, никакого принуждения и озлобления отнюдь не чинить же; о чемъ имъ Татарамъ и ихъ Обызамъ объявить же». Тем не менее в письме, адресованном провинциальной канцелярии, эту часть текста указа составители послания почему-то не сочли нужным напоминать. Священнослужителей и канцеляристов, входивших в штат Новокрещенской конторы, подозревать в невнимательности мы бы не стали. Все они были людьми весьма компетентными и отлично представляли, какую правовую базу следует подвести под каждый рассматриваемый случай. Единственно допустимым объяснением этому может послужить предположение о происхождении Казыи из семьи человека, принадлежавшего к числу нерусских этносов (чуваша или мордвина), оказавшегося в татарской деревне и принявшего ислам. На это указывает и довольно независимое поведение, и круг общения, который в конце концов склонил женщину к христианству.

В журнале регистрации поступившей в канцелярию корреспонденции служащий Яков Дмитриев изложил резолюцию о произведении сыска и допросе лиц, причастных к инциденту, и о принятии надлежащих мер. Казыю Асанову «для увещевания ко святому крещению» надлежало отправить в Контору новокрещенских дел.

Для реализации содержащегося в резолюции указания в д. Большие Кармалы был направлен специальный уполномоченный из Свияжской провинциальной канцелярии – рассыльный Афанасий Сычев. Ему была вручена инструкция о задержании и доставке в канцелярию замешанных в деле жителей деревни. Наказ содержал напоминание о недопустимости каких-либо притеснений и самочинных требований в отношении местного населения, что косвенно указывает на опасения перед возможным новым социальным взрывом. А. Сычев поручение выполнил: 18 ноября 1748 г. в провинциальную канцелярию были доставлены мулла Алей (Гали) Асанов, староста Асан (Хасан) Бикеев, наиболее авторитетные сельчане – Юсуп (Юсуф) Кадыров, Мурадали (Мурадгали) Юсупов и виновница «переполоха» Казыя. В местном административном учреждении все они по очереди были допрошены.

Новокрещены Я. Никитин и А. Васильев сообщили, что собирались отвезти женщину к священнику для проведения обряда крещения, но узнавшие об этом мулла Алей и староста А. Бикеев, «собравшись многолюдством», у них ее «отбили». По этой причине Казыя «по научению показанных абыза и старосты оное свое желание оставила». При этом новокрещены допускали, что на отказ женщины от перехода в православие повлияло пристрастное отношение односельчан-мусульман и возможное нанесение ей побоев. Обращает на себя внимание и то, что новокрещены назвали (или указал священник И. Никифоров) имена конкретных зачинщиков острастки Казыи – это мулла и староста, созвавшие сельский сход.

Несмотря на то, что Контора новокрещенских дел вроде бы устранилась от рассмотрения и вынесения какого-либо решения по случившемуся, но фактически она подсказала пути решения проблемы в своей промемории: «девку Казы» прислать в миссию «для увещания ко святому крещению, а абыза Алея и старосту Асана Бикеева надлежащему по силе указов за отвращение штрафовать». Следует отметить, что при условии квалификации случая недопущения к крещению как факт принудительного обращения в мусульманство предложенная духовными властями мера наказания (штраф), представляется существенно более гуманной, чем это было предусмотрено наказом губернаторам от 12 сентября 1728 г.8

Активизация миссионерской деятельности православной церкви в 40-е гг. XVIII в. приводила к духовному сплочению мусульманского населения и росту авторитета мулл. И попытки усомниться в традиционных для уммы ценностях, в том числе желание односельчанки, пожелавшей под влиянием новокрещен принять христианство, воспринимались как отклонение от устоявшихся общепринятых социальных норм. Ведь женщина, вступившая в брак, заключенный по мусульманским предписаниям, становилась мусульманкой, даже если исповедовала другую религию. Отклонение же от традиционных норм поведения осуждалось и пресекалось.

Допрос арестованных жителей д. Большие Кармалы состоялся в Свияжской провинциальной канцелярии с 18 по 23 ноября. Рассказ самой Казыи об инциденте и показания других привлеченных к следствию носили разноречивый характер. Так, согласно сообщению женщины, в избу к новокрещенам, собравшимся отвезти ее к попу, пришли мулла вместе со старостой и вызвали ее на улицу к воротам. Староста сразу же ушел по делам, а ее стали бить «плетьми и плетками»
Ю. Кадыров и свекор М. Юсупов. Побои заставили ее отказаться от ранее принятого решения принять христианство. Более того, свекор взял ее жить к себе в дом, никуда не выпускал и постоянно бил палкой, добиваясь отказа от крещения9.

Характерно, что все фигурирующие в этом деле отрицали факт избиения Казыи и давления на нее с требованием отказаться от решения сменить веру. Мулла-хафиз (абыз Алей) объявил клеветническим утверждение Казыи о своем приходе в дом к новокрещенам, вызове ее к воротам и соучастии в ее избиении.
В доказательство своей непричастности к этому инциденту он сослался на свидетелей: И. Сеитова, Бикбова и Урметева, которые могли подтвердить, что в тот день он уезжал из деревни для помола муки на мельницу10, располагавшуюся под деревней Ишимово11.

Староста, в свою очередь, отрицал факт совместного с муллой посещения новокрещен, утверждал, что ходил к ним один, по настоянию свекра Казыи – М. Юсупова, что вызвал ее к воротам и ушел исполнять свои обязанности (для «понуждения» сельчан к сбору подушных денег за новокрещен)12. Из речей же М. Юсупова выходило, что к воротам новокрещен он не приходил, к старосте с просьбой вызвать сноху из дома новокрещен не обращался, ее не избивал и не пытался заставить отказаться от намерения принять христианство. Со снохой встретился на сходе возле мечети, куда она пришла по своей воле, а он по просьбе старосты и уммы был вынужден взять Казыю к себе в дом «для прокормления» и никакого насилия в отношении своей снохи в своем доме не допускал. То ли страх перед возможным наказанием, то ли стремление запутать начавшееся следствие и возложить всю ответственность за отказ от крещения на саму Казыю заставили М. Юсупова переусердствовать в своих последующих показаниях. Он заявил, что не только не заставлял ее переменить решение о переходе в православие, но даже сам вызвался содействовать реализации ее желания: возил в село Богородское к священнику, а Казыя заявила попу, что не желает креститься13. Что же касается доставленного в провинциальную канцелярию Ю. Кадырова, то он обвинил Казыю в клевете и заверил, что в тот день на сход не ходил из-за старческой немощи и с ней не виделся14.

Из приведенных показаний следует, что жители деревни пытались отвести от муллы все возможные обвинения по делу об отвращении молодой женщины от крещения. Сам мулла был уверен в своих подопечных, в том, что его алиби будет обеспечено. Староста пытался отвести от себя угрозу возможного наказания, апеллируя к тому, что просто исполнил вполне объяснимую просьбу главы семейства вызвать сноху из дома новокрещен на улицу и сразу покинул их ради исполнения возложенных на него обязательств по сбору налога.

Безусловно, мусульманская умма не могла остаться равнодушной к решению одного из своих членов перейти в православие. Чем было продиктовано такое решение Казыи, сказать трудно. По всей видимости, виновница «переполоха» являлась солдаткой или давно овдовела (о ее муже никто из фигурантов дела не упоминает) и нашла утешение в обществе Я. Никитина и А. Васильева, склонивших ее к смене веры. Не последнюю роль сыграло, вероятно, и то, что за крещение следовало денежное вознаграждение. Случалось, что ради получения денег и трехлетней льготы, точнее освобождения от уплаты налогов, отдельные мусульмане сообщали о своем решении принять православие, а пройти обряд крещения вместо себя уговаривали новокрещен. Например, зимой 1753-1754 гг. некто Абдрей Алеев (Габдрахман Галиев) из д. Васюковы Свияжского уезда договорился с односельчанином Муртазой, крещенным под именем Алексей Михайлов сын, о повторном крещении. Иногда такие факты становились достоянием гласности, и уличенные в содеянном представали перед судом, как и случилось на этот раз. За неудавшуюся попытку ввести служителей Конторы новокрещенских дел в заблуждение Алееву пришлось заплатить весьма высокую цену. Чтобы искупить вину, 2 мая 1754 г. он оказался вынужден обратиться с заявлением (доношением) на имя императрицы Елизаветы Петровны о разрешении принять христианство не только ему, но и всей его семье: «за тое свою вину желаю принять святое крещение веру греческаго исповедания з женою своею Гелгению Сюндяковой дочерью и сыном с малолетным Халилем». 7 мая 1754 г. арестанта Алеева из Свияжской провинциальной конторы перевели в Контору новокрещенских дел «ко изследованию об нем вышеозначенного дела и х крещению»15.

Собравшиеся на сход кармалинцы потребовали от М. Юсупова, чтобы он ограничил контакты своей снохи с новокрещенами, взял ее к себе в дом и вразумил. Для того, чтобы вызвать Казыю из дома новокрещен на улицу, сельчане прибегли к содействию старосты. Следует заметить, что Казыю вызвали на улицу без применения силы, а не отбивали, как показали новокрещены. Конечно, вышедшую на улицу женщину встретили не возгласами восторга, а порицаниями и вполне вероятно ударами посоха (Ю. Кадыров) и плети (свекор). Тумаки, надо полагать, носили единичный характер, ибо новокрещены не сообщили о состоявшихся побоях, а лишь предположили, что таковые могли иметь место. Оказавшуюся в доме свекра женщину, также едва ли избивали постоянно, но увильнуть от затрещин при попытках покинуть дом, видимо, ей не удавалось. Отсюда вполне понятно восприятие и квалификация Казыей не только ударов, но и замахиваний в качестве побоев. Тогда как подозреваемые в ее избиении не испытывали чувства вины и нанесенные удары не принимали за порицаемые побои, искренне считая их вполне заслуженными мерами воспитательного воздействия.

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что главные фигуранты события, привлеченные к допросу, явно не ожидали своего задержания и не согласовали детали своих показаний. Иначе вряд ли М. Юсупов, один из всех, стал бы фантазировать о своей поддержке желания снохи принять крещение. Или же таким образом он решил облегчить свою участь колодника, а она явно была нелегкой. Достаточно указать на то, что 14 декабря, спустя 20 дней после допроса, наиболее «слабое звено» арестантов – пожилой Юсуф Кадыров скончался в заключении в провинциальной канцелярии, то ли не выдержав прессинга, то ли условий содержания16.

Смерть одного из колодников вынудила свияжского воеводу освободить муллу Алея Асанова «с товарищи» из провинциальной тюрьмы под расписку.
За арестантов письменно поручился татарин Заип из деревни Большие Салтыки17, располагавшейся в 21 км от д. Большие Кармалы. К тому же социально-политическая обстановка в регионе, который еще не отошел от так называемых «башкирских восстаний» 1735-1740 гг. и был взбудоражен известиями о готовящемся восстании (бунте) казанских татар в 1748 г., особенно активно муссируемыми в феврале-июне18, заставляла местную администрацию не давать повода к всплеску недовольства. Между тем следствие по делу продолжалось, ибо заявление
М. Юсупова требовало проверки. Хотя уже изначально было понятно, что за недопущение женщины к крещению все задержанные будут оштрафованы, а Казыя, после соответствующего воспитания и назиданий, станет христианкой.

15 декабря 1748 г. Свияжская провинциальная канцелярия обратилась в Свияжский архиерейский духовный приказ с просьбой допросить «по священству» священника с. Богородское и выяснить, действительно ли Юсупов приво-зил к нему для крещения Казыю, а она отказалась принять православие19. По истечении 13 дней был получен ответ, в котором сообщалось об отсутствии такого населенного пункта в ведении Свияжского архиерейского духовного приказа.
А для выяснения административной относимости поселения было рекомендовано снестись с Казанской духовной консисторией20.

В ответ на состоявшееся в январе 1749 г. обращение Свияжской провинциальной канцелярии21 21 февраля 1749 г. Казанская духовная консистория прислала промеморию, в которой излагался датированный 13 февраля ответ священника Григория Федорова из с. Богородское на запрос консистории и приводилась информация, сообщенная ему в начале февраля одним из прихожан.

Из документа следует, что М. Юсупов не привозил Казыю к священнику
Г. Федорову. Правда, священник «вспомнил» про то, что в начале февраля крестьянин из д. Масловка Никита Иванович Курочкин рассказывал ему, как стал очевидцем сельского схода возле мечети в д. Кармалы, на котором присутствовали и мулла, и староста, а М. Юсупов стегал плетью Казыю Асанову. Поскольку все присутствующие были крайне возбуждены, а татарского языка он не знал, якобы постольку Н. Курочкин не стал расспрашивать собравшихся и лишь позже узнал об истинной причине происходящего22.

Таким образом, показания богородского священника не только уличили во лжи свекра Казыи – М. Юсупова, но и подтвердили причастность всех задержанных к недопущению мусульманки к смене веры. Следствие было завершено и, надо полагать, признанные виновными в препятствовании крещению оштрафованы, а оказавшаяся в распоряжении Новокрещенской конторы Казыя приняла христианство.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Ногманов А. И. Самодержавие и татары. – Казань, 2005. – С. 101-119.

2. Кабузан В. М. Народы России в XVIII веке. Численность и этнический состав. – М., 1990. – С. 105, 119, 128.

3. Лепехин И. И. Дневные записки путешествия доктора и академика наук адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства, 1768 и 1769 году. – СПб., 1795. – Ч. 1. – С. 162; Фирсов Н. А. Инородческое население прежнего Казанского царства в Новой России до 1762 г. и колонизация закамских земель в это время. – Казань, 1869. – С. 167, 182, 183; Левин В. Ф. Взаимоотношения Российского государства и старообрядческих общин в период противостояния (конец ХVII – первая половина ХIХ в.) // Вопросы гуманитарных наук. – 2011. – № 1. – С. 8-10; он же. Государственная и церковная политика России по отношению к мусульманской религии в конце XVIII – начале XIX веков // Вестник Чувашского университета. – 2011. – № 2. – С. 72-74; Полунов А. Ю., Запальский Г. М., Бендин А. Ю., Загидуллин И. К., Мраморнов А. И., Волхонский М. А., Дорс-
кая А. А.
Православие, инославие, иноверие: очерки по истории религиозного разнообразия Российской империи // Российская история. – 2013. – № 5. – С. 133-159; Инжу-
тов А. А.
К вопросу о христианизации мордвы в Арзамасском уезде в XVII – первой половине XVIII века // Вопросы архивоведения и источниковедения в высшей школе. Сборник статей участников XV Региональной научно-практической конференции / Отв. ред. В. И. Грубов; науч. ред. А. А. Исаков; Арзамасский филиал ННГУ; ГАНО. – Арзамас,
2018. – С. 44-52; Корнилова И. В., Магсумов Т. А. Елабужская новокрещенская школа XVIII века: историческая зарисовка // В мире научных открытий. – 2014. – № 11-13 (59). –
С. 5225-5230; Кустова Е. В. Личностный фактор в миссионерской деятельности среди удмуртов в середине XVIII в.: на материалах жизни игумена Феодота (Ившина) // Вестник Удмуртского университета. Серия История и филология. – 2014. – № 5-1. – С. 48-55; Шарашев Р. Ф. Миссионерство в Казанском крае во второй половине XVI – середине XVIII вв. // Интеграционные процессы в науке в современных условиях. Сборник статей Международной научно-практической конференции: в 3 частях. – 2017. – С. 170-174; Таймасов Л. А. Изучение истории христианизации народов Среднего Поволжья в Чувашском государственном университете им. И. Н. Ульянова // Парадигмы университетской истории и перспективы университетологии (к 50-летию Чувашского государственного университета имени И. Н. Ульянова). Сборник статей / О. Н. Широков, Т. Н. Иванова, Н. Н. Агеева,
М. Н. Краснова
. – Чебоксары, 2017. – С. 44-53; Шайдуллин Р. В., Измайлов И. Л. Историографические проблемы истории русификации коренных народов Поволжья и Приуралья в XVI-XIX вв. // Окраины Московского государства и Российской империи: инновационные подходы в изучении имперской истории России материалы международной научной конференции / Ответ. ред. Г. В. Ибнеева. – Казань, 2015. – С. 248-257; Петухов А. В. История Волго-Уральского региона в XVI-XIX вв. в современной англо-американской историографии // Вестник Чебоксарского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской
Федерации. – 2013. – № 5. – С. 54-64; Каппелер А. Две традиции в отношениях России к мусульманским народам Российской империи // Отечественная история. – 2003. –
№ 2. – С. 129-136; Христофорова Т. Е. Деятельность Новокрещенской конторы во второй трети XVIII в. // Science and education: research and development in the era of globalization. Materials of the I European international research and practice conference. – Vienna, Austria: Scientific publishing center «Open knowledge», 2017. – С. 126-131; Зайцев А. В. Христианизация нерусских народов Среднего Поволжья в трудах казанских церковных историков (60-70-е годы XIX в.) // Вестник Чувашского университета. – 2007. – № 4. – С. 11-15; Левин В. Ф. Насильственная христианизация народов Поволжья в XVI-XVII вв.: направления, формы и методы // Современные гуманитарные исследования. – 2011. – № 1. – С. 15-18; Зайцев А. В. Христианизация нерусских народов Среднего Поволжья в отечественной историографии (вторая половина XIX – начало
XX в.). Дисс. ... канд. ист. наук. – Чебоксары, 2008; Петухов А. В. Христианизация народов Среднего Поволжья в середине XVIII века в освещении современной американской историографии // Вестник Чувашского университета. – 2014. – № 4. – С. 64-70; Крестьянинов А. В. Христианизация Поволжья в XVIII-XIX вв. в исследованиях американского историка Пола Вильяма Верта // Вестник Самарского государственного университета. – 2013. – № 8-1 (109). – С. 175-178; Коршунова О. Н., Крайсман Н. В., Хамматов Ш. С.,
Салимгареев М. В., Пичугин А. Б., Белов С. Г., Суслов А. Ю., Поливанов Я. М., Суслова Р. А.
Конфессиональные отношения в Поволжье и Приуралье в XVIII в. // Исторические судьбы России ХIХ - ХХ вв. Историографический и социокультурный анализ. – Казань, 2015. –
С. 10-29; Галлям Р. Г. Селение Абзябар Казанского уезда как объект государственной национально-религиозной экспансии (вторая половина XVI – начало XX в.) // Из истории и культуры народов Среднего Поволжья. – 2016. – № 6. – С. 314-323.

4. РГАДА, ф. 441, оп. 1, д. 139, л. 1-31.

5. Входит в состав Камско-Устьинского района Республики Татарстан.

6. Входит в состав Камско-Устьинского района Республики Татарстан.

7. Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. – СПб., 1830. –
Т. 12. – № 8978. – С. 157-159.

8. Там же. – Т. 8. – № 5333. – С. 100.

9. РГАДА, ф. 441, оп. 1, д. 139, л. 5.

10. Там же, л. 6.

11. Входит в состав Камско-Устьинского района Республики Татарстан.

12. РГАДА, ф. 441, оп. 1, д. 139, л. 6 об.

13. Там же, л. 6 об.-7 об.

14. Там же, л. 7 об.-8.

15. Там же, д. 183, л. 1-6.

16. Там же, д. 139, л. 17.

17. Входит в состав Камско-Устьинского района Республики Татарстан.

18. Мустафина Д. А. Бунт татар-мусульман в 1748 году – несостоявшийся факт или вымысел? // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2008. – № 3/4. – С. 112-130.

19. РГАДА, ф. 441, оп. 1, д. 139, л. 21-21 об.

20. Там же, л. 22- 22 об.

21. Там же, л. 23-24 об.

22. Там же, л. 25-26 об.

 

1748 сентября 30 – 1749 февраля 21. Дело о недопущении татарки Казыи, дочери Мурата Асанова, к крещению муллой д. Большие Кармалы Алеем Асановым «с товарищи»

(л. 1)1 Дело по присланной промемори ис Канторы новокрещенских дел промемори в недопущении татарской девки Казыи Асанкиной до святаго крещения деревни Болшой Кармалы татарами абызом Алеем2 с товарыщи3.

 

Подана октября 10 дня 1748 году. Записав, при[ло]4жить [к делу].

Промемория из Канторы новокрещенских дел в Свияжскую правинциалную канцелярию.

Сего 1748-го года октября 5-го дня в Кантору новокрещенских дел в поданном доношении Свиажского уезда села Архангелского, Кирели то ж, священника Ивана Никифорова написано: «Прошедшаго де сентября 30-го дня сего 1748-го года доносили ему Свияжского уезда деревни Болшой Кармалы новокрещеные Яков Никитин, Алексей Васильев, в прошедшем де июле месяце сего года приходила к ним новокрещеным той же деревни Кармалы ясашного татарина Муратки Асанкина дочь ево девка Казы и позже объявляла5 им свое желание к восприятию православныя християнския веры. И по оному ее желанию означенные6 новокрещены тое девку хотели было для крещения к нему священнику вести. И тогда де уведомились оной деревни Большей Кармалы абыз Алей да староста Асан Бикеев, собравшись многолютством, оную девку у них новокрещеных отбили и креститца ея не допустили. А ныне де оная девка по научению показанных абыза и старосты оное свое желание оставила. К тому же де есть от них в том ей не без пристрастия. А паче чаяния за оное желание не было ли ей и побои».

А по справке в Канторе новокрещенских дел прошедшаго 1744-го года августа 12-го дня в указе Ея императорскаго величества из святейшаго Правителствующаго синода7 // (л. 1 об.) в Кантору новокрещенских дел написано: «всем тем татарам и их абызом, и выборным Махометанского закону объявить указ с подписками, чтобы они как руских, так и новокрещеных, и калмык, и мордву, черемису, чювашу и протчих всякого звания людей, хотя б кои иноверцы в их услугах были, в свой Махометанской закон ни под каким видом отнюдь не склоняли и не превращали и не обрезывали. А ежели кто в том явится виновен, таким по следствию и по розыску чинить, как прежния указы и губернаторская8, и воеводская инструкции повелевают без всякия пощады».

Того ради по Ея императорскаго величества указу и по резолюции Канторы новокрещенских дел велено о сыску и о присылке вышеписанной девки Казы в Кантору новокрещенских дел для увещания ко святому крещению, а абыза Алея и старосту Асана Бикеева надлежащему по силе указов за отвращение штрафовать, в Свияжскую правинциалную канцелярию сообщить промемориею. И Свияжская правинциалная канцелярия о вышеписанном да благоволит учинить по Ея императорскаго величества указу. А что учинено будет, о том Кантору новокрещенских дел за известие уведомить.

1748 года октября 8 дня.

Архимандрит Селивестр.

Секретарь Иван Никитников.

Канцелярист Дмитрей Афанасьев. //

 

(л. 2) 1748-го году октября 17 дня. В Свияжской провинциалной канцеляри по промемори ис Канторы новокрещенских дел сего же октября от 8 дня под № 1534-м в журнале записано:

«По означенной промемории вышеобъявленных деревни Большой Кармалы абыза Алея, старосту Асана Бикеева9 и той деревни татар, кого оной абыз и староста покажут, в Свияжскую провинциалную канцелярию сыскать и в отбое у вышеозначенных новокрещен имянуемой девки и в недопущени крестится, и во всем по той промемори подлежащем допросить по указу. И что покажет, сообща к делу предложить, и для того учинить за ними по сыску. А предписанную девку Казы по тому ж в Свияжскую провинциальную канцелярию сыскать и для увещевания ко святому крещению по требованию Канторы новокрещенских дел отослать в тое Кантору при промемории».

Канцелярист Яков Дмитриев. //

(л. 2 об.)10

 

(л. 3) Инструкцыя по указу Ея императорскаго величества из Свияжской правинцыалной канцеляри розсыльщику Афанасию Сычеву.

Ехать тебе Свияжского уезду в деревню Большую Кармалу. А приехав, взять ис той деревни абыза Алея да старосту Асана Бикеева и той деревни татар, кого он абыз и староста покажут, для допросу по присланной ис Канторы новокрещенских дел промемори по доношению в тое кантору Свияжского уезду села Архангельского, Кирели тож, свещенника Ивана Никифорова в отбое им абызом с товарыщи татарской дочери девки Казы Асанкиной и в недопущение ея11 до святого крещения. А взяв вышеписанных татар абыза с товарыщи, тако ж и девку Казыю, по привозе объявить в Свияжской правинцыальной канцеляри при доезде немедленно.

Будучи тебе во оной посылке, обид и налог отнюдь никому не чинить и подвод не брать под опасением штрафа.

Ноября 3 дня 1748 году. //

(л. 3 об.) Такова инструкцыю12 свияжской розсыльщик Афанасей Сычев принял. А вместо ево копеист Федор Карякин росписался. //

 

(л. 4) № 3499. / Подан ноября 18 дня 1748 году.

Записав, взять к делу.

Приводных принять и учинить по силе Определения.

 

1748 году ноября – дня. По указу Ея императорскаго величества и по данной из Свияжской правинциалной канцеляри мне россыльщику Афанасью Сычеву инструкцы, по которой велено ехать Свияжского уезду в деревню Болшую Кармалу, а, приехав, взять ис той деревни абыза Алея да старосту Асана Бикеева и той деревни татар, кого оной абыз и староста покажут, для допросу по присланной ис Канторы новокрещенских дел промемори по доношению в тое кантору Свияжского уезду села Архангелского, Кирели тож, свещенника Ивана Никифорова в отбое им абызом с товарыщи татарской дочери девки Казы Асанкиной и в недопущение ея13 до святаго крещения. И я росзыльщик Сычев в показанную деревню ездил и вышеписанных татар абыза Алея да старосту Асана и по показанию их татар же Юсупа Кадырева, Мураделю Юсупова да девку Казыю14 привес. Которых объявляю во оной правинциалной канцеляри при сем доезде.

К сему доезду вместо росыльщика Афанасья Сычева по ево прошению свияжской житель Иван Тимофеев руку приложил. //

 

(л. 5) И по вышеписанной Свияжской правинциальной канцеляри резолюцы означенной деревни Кармалы ясашного татарина Муратки Асанкиной дочь ево девка Казы допрашивана. А в допросе сказала:

«В нынешнем де 748-м году в прошедшем июле месяце Свияжского уезду означенной деревни Большой Кармалы к новокрещеном Якову Никитину, Алексею Васильеву она Казыя в дом приходила и желание свое к восприятию православные христианские веры оным новокрещеном объявляла. И по тому ея объявлению оные новокрещены Яков с товарыщем и хотели было вести ея Казыю для того крещения в село Архангелское, Кирели то ж, к свещеннику Ивану Никифорову. Но токмо де пришли ко оным новокрещеном в дом тое ж их деревни Кармалы татара абыз Алей, чей сын не знает, да староста Асан Бикеев, и взашед к помянутым новокрещеном в ызбу и вызвав де ея Казыю на улицу к воротем. И в тое де число оной староста ушел, и ее Казыю от того крещения не отвращал и не бивал. А били де ея плетьми // (л. 5 об.) и плетками и при том креститца воспрещали тое же деревни татара у тех же ворот Юсуп Кадыров да свекарь ея Мурадаля Юсупов. И из-за тех де побои15 она Казы то намеренное16 свое крещение и оставила. А ныне де она Казыя креститься желает. И после де тех побои означенной свекорь ея Мурадаля взял в дом свой и по том и паки в доме своем всегда бил же палкою, утверждая ея, чтоб она Казыя не крестилась. И для того, чтоб она не ушла, из дому своего никуды не пущал. А потом де присланной из Свияжска розсыльщик, из дому оного свекра ея взяв, ея и привез в Свияжскую правинцыальную канцелярию. И в сем допросе сказала она Казыя сущую правду».

Оной допрос вышеписанной девке татарке Казые толмачил татарскаго языку толмач Василей Шувалдышев, и руку приложил. //

 

(л. 6) Тое же деревни татарин абыз Алей Аслеев17 в допросе сказал:

«В нынешнем де 748-м году в ыюле месяце вышеписанной своей деревни Кармалы к новокрещеном Якову Никитину, Алексею Васильеву он абыз ни с кем в дом не прихаживал. И девки Казы, желающей креститца, у оных новокрещен ни с кем не отбивал. А кто приходил и ее Казыю отбивал, не знает, ибо де он абыз в то число и в доме не был, а был для молотья хлеба на мельнице, которая имеется под деревнею Ишимовою, про что де ведают той их деревни Кармалы18 татара Исламкул Сеитов, Бикбов и Урметев. И в том он абыз на них шлетца. А что де вышеписанная девка Казыя в допросе своем показала, якобы он абыз обще с старостою, пришед в дом к показанным новокрещеном, и ее вызвали на улицу к воротям, и бутто при том били плетми и палками, и то де она Казыя показала в допросе на него19 напрасно. И в сем допросе сказал он сущую правду. В том20 и знамя свое приложил».

А знамя ево описал по их прошению свияжской целовальник21 Иван Агапов.

Оной допрос вышеписанному татарину толмачил татарскаго языку толмач Василей Шувалдышев, и руку приложил. //

 

(л. 6 об.) Староста Асан Бикеев сказал:

«В нынешнем де 748-м году в июле месяце к вышеписанным новокрещеном деревни Болшой Кармалы Якову Никитину, Алексею Васильеву он Асан обще с абызом в дом не приходил. А приходил де он к вышеписанным новокрещеном в дом по повелению тое же деревни татарина Мурадаля Юсупова, которой де имеется вышеписанной девки Казы свекарь. И, вызвав к воротам, сам пошел для понуждения по деревне22, чтоб собирали за новокрещен подушные денги. И кто ее Казыю на улице бил и от крещения отвращали, ни про что не ведает».

В том и знамя свое приложил. Знамя ево описал по ево прошению свияжской чел.23 Иван Агапов.

Оной допрос вышеписанному татарину толмачил татарскаго языку толмач Василей Шувалдышев, и руку приложил.

Тое же деревни татарин Мурадаля24 Юсупов25 сказал:

«Вышеписанной де снохи своей девки Казы он Мурадаля на улице у новокрещенских ворот // (л. 7) ни с кем не бивал и при том от крещения ее не отвращал. И кто ее бил, ни про что не знает26. Нокмо де, как он Мурадаля прилучился быть на сходе у мечети, то де вышеписанная сноха ево пришла к ним на тот сход и была де на том сходе даже до вечера. И при том де вышеписанной староста Асан и мирские люди велели ее Казыю ему Мурадале взять для прокормления в дом свой, и по тем их словам он Мурадали в дом ее к себе и взял. И по взяти ее в доме по тому ж не бивал и от крещения не отвращал, ибо де он27 к тому крещению и сам он Мурадаля28 принуждал, для де которого крещения ее Казыю и возил к свещеннику в село Богородское, а как священника зовут не знает. И при том тому свещеннику она объявила, что де она креститца не желает. А что де она Казыя в допросе своем показала, якобы он Мурадаля в дом к вышеписанным новокрещеном обще с абызом и старостою приходили, и ее от них отбили и до крещения не допустили, (л. 7 об.) и бутто и в доме у себя за то, чтоб не крестилась, он бил же, и то де она Казыя на него Мурадалю показала напрасно. И кто де ее бил и от крещения отвращал29 не знает».

В том и знамя свое приложи30.

А знамя ево описал чел. Иван Агарпов.

Оной допрос вышеписанному татарину толмачил татарскаго языку толмач Василей Шувалдышев, и руку приложил.

 

Тое же деревни татарин Юсуп Кадыров сказал:

«Вышеписанную девку Казыю он Юсуп свекром ее Мурадалею Юсуповым на улице у новокрещенских ворот никогда подлинно не бивали и от крещения ее не отвращали. А кто ее бил и от крещения отвращал, не знает. Ибо де он Юсуп оную девку Казыю того дни и не видал и сам на сходе не был, а был за старостию в доме в своем. А что де оная девка Казыя в допросе // (л. 8) своем показала, что де якобы ее Казыю у новокрещенских ворот обще свекром ее Мурадалею плетми и палками [били], и при том бутто крестится воспрещали, и то де она Казыя показала на него напрасно.

В том и знамя свое приложил.

А знамя ево описал свияжской цел. Иван Агапов.

Оной допрос вышеписанному татарину толмачил татарскаго языку толмач Василей Шувалдышев, и руку приложил.

 

(л. 9) Промемория из Свияжской правинцыальной канцеляри в Кантору новокрещенских дел.

Сего ноября 10-го дня в Свияжскую правинцыальную канцелярию в присланной из онои Канторы промемори между протчим объявлено, по доношению де в тое кантору Свияжского уезду села Архангельского31, Кирели тож, священника Ивана Никифорова. А по объявлению ему священику Свиажского уезду деревни Болшой Кармалы от новокрещен Якова Никитина с товарыщем, что тое деревни Кармалы татара абыз Алей да староста Асан Бикеев, собравшись многолюдством32, отбили от них тое же деревни татарскую девку, желающую креститься Казыю Асанкину дочь, и, отбив, до того крещения ея не допустили. И тою промемориею требовано о сыску и о присылке вышеписанной девки Казы во оную Кантору для увещевания ко святому крещению. И по резолюцы Свияжской правинцыальной канцеляри велено вышеписанных деревни Большой Кармалы абыза Алея, старосту Асана Бикеева и той деревни татар, кого оной абыз и староста // (л. 8 об.) покажут33, в Свияжскую правинцыальную канцелярию сыскать и в отбое у вышеозначенных новокрещен имянуемой девки, и в недопущени креститься, и во всем, по той промемории подлежащем, допросить. И для того учинить за ними по сыску. А предписанную девку Казыю по тому же сыскать. И для увещевание ко святому крещению по требованию Канторы новокрещенских дел отослать в тое Кантору при промемории, по которой34 резолюцы вышеписанные татара абыз Алей с товарыщи и девка Казыя по посылке сысканы. И оная девка Казы в Свияжской правинцыальной канцеляри допрашивана35. А в допросе между протчим сказала, деревни де Большой Кармалы кновокрещеном Якову Никитину, Алексею Васильеву она Казыя в дом приходила и желание свое к восприятию православные хрисчтиянские веры оным новокрещеном объявляла. И оные новокрещены хотели вести ея для того крещения в село Архангелское, Кирели то ж, к священнику36. Но токмо де тое ж деревни татара креститьца воспрещали37. // (л. 10) А и ныне де она Казыя креститься же38лает. Того ради по Ея императорскаго величества указу39 в Кантору новокрещенских дел которая для крещения40 и послана при сей41 промемории свияжским розсыльщиком Афанасьем Сычевым42 по Ея императорскаго величества указу43 по испро на о показанных44 татарах следуеться.

У подлинной скрепа Иван Комыкин, Семен Мякишев.

Подана ноября 23-го дня.45//46

 

(л. 17) № 3901-й. Подан декабря 15 дня 1748 году. За[писать и приложить]47.

В Свияжскую правинцыалную канцелярию от караульного за капрала Петра Перфильева репорт.

Содержащения48 во оной правинцыалной канцеляри колодник Свияжского уезду деревни Кармалы татарин Юсуп Кадыров, которой содержался по присланной ис Канторы новокрещенских дел промемори, а по доношению в тое кантору Свияжского уезду села Архангелского, Кирели то ж, свещенника Ивана Никифорова, якобы в отбое им Юсупом тое же деревни с татары оной же деревни у новокрещен Якова Никитина, Алексея Васильева желающей крестится татарской девки Казы Асанкиной дочери, и в бою ее и в протчем, и оной колодник татарин Юсуп сего декабря 14 дня умре. Того ради Свияжской правинцыалной канцеляри сим репортую декабря – дня 1748 году.

К сему репорту вместо Петра Перфильева по ево прошению Троицкого Свияжского монастыря служитель Петр Пичугин руку приложил.

Записав, взят к делу, а мертвое тело для зарытия в землю отдать, кому подлежит [с роспискою]49.

Иван Комынин. Семен Мякишев. //

 

(л. 18) 1748-го году декабря – дня. Содержащияся во оной правинцыалной канцеляри Свияжского уезду деревни Кармалы абыз Алей Асанов, староста Асан Бикеев, Мураделя Юсупов по присланной ис канторы новокрещенских дел промемори, а по доношению в тое кантору Свияжского уезду села Архангельскаго, Кирели то ж, свещенника Ивана Никифорова, якобы в отбое ими тое же деревни у новокрещен Якова Никитина, Алексея Васильева желающей креститца татарской девки Казы Асановой дочери и в бою ее, и в протчем свобождены на росписку тут подписавшемуся в том. Ежели оные по сему делу в Свияжской правинцыалной канцеляри потребуются, то оному порутчику поставить в Свияжской правинцыалной канцеляри без всяких отговорок. А буде не поставит, то повинен он чему по указу надлежит.

По сей росписки означенных татар абыз Алей Асанова с товарыще Свияжского уезду деревни Болших Салтык татарин Заип [ручал]50 на поруки себе взял, в чим оною росписко толмачел ему Асаиву51 толмач Артамон Абдулов, и руку приложил. //52

 

(л. 21) Промемория из Свияжской правинцыалной канцеляри в Свияжской архиерейской духовной приказ.

Сего 748-го году октября 10 дня в присланной в Свияжскую правинцыальную канцелярию из Канторы новокрещенских дел промемории объявлено по доношению де в тое кантору Свияжского уезду села Архангелского, Кирели тож, свещенника Ивана Никифорова а по объявлению ему свещеннику Свияжского уезду деревни Болшой Кармалы от новокрещен Якова Никитина, Алексея Васильева, что тое же деревни Кармалы татара абыз Алей да староста Асан Бикеев, собравшись многолюдством, отбили от них тое же деревни татарскую девку, желающую крестится Казыю Асанкину дочь, и отбив до того крещения ее не допустили.
И оная де девка по научению показанных абыза и старосты то свое желание оставила. И тою промемориею требовано о сыску вышеписанных абыза Алея и старосту Асана Бикеева, к надлежащему по силе указов за отвращение штрафованию.
И по резолюцы Свияжской правинцыалной канцеляри вышеписанные татара абыз Алей и староста Асан да по показанию оных абыза и старосты тое же деревни татара Мурадаля Юсупов, Юсуп Кадырев в Свияжскую правинцыалную канцелярию по посылке сысканы и во отвращени, и в недопущени, и в бою вышеписанной девки // (л. 21 об.) допрашиваны. И в допросех из них абыз и староста в том заперлись. А татарин Мурадаля между протчим показал, оную де девку Казыю от крещения не отвращал и не бивал, но для того крещения ее и возил к свещеннику в село Богородцкое, а как свещенника зовут, не знает. И при том тому свещеннику объявляла, что она Казыя креститься не желает. Того ради по Ея императорскаго величества указу и по резолюцы Свияжской правинцыалной канцеляри велено в Свияжской архиеревской духовной приказ сообщить промемориею. В которой написать, дабы соблаговолено было вышеписанного села Богородцкого священника сыскать и по свещенству допросить, вышеписанную девку Казыю означенной татарин Мурадаля для крещения в дом к нему привозил ли, и она ему свещеннику, что она крестится не желает, объявляла ль? И тот допрос к следственному делу прислать в Свияжскою правинцыальную канцелярию и Свияжской архиерейской духовной приказ. Да благоволит учинить о том53 по Ея императорскаго величества указу декабря 15 дня 1748 году.

Иван Комынин.

Семен Мякишев.

Секретарь Алексей Остафьев.

Канцелярист Федор Терсков.

 

(л. 22) 1748-го году декабря 28-го дня. По вышеписанной присланной из Свияжской правинцыальной канцелярии промемории, а по справке в Свияжском архиерейском духовном приказе показанного в той промемории села Богородцкаго в Свияжском заказе не имеетца, и в котором заказе оное село состоит, о том не известно. И чтоб Свияжская правинцыалная канцелярия соблаговила о сыску и о допросе того села Богородцкаго свещенники писать в Казанскую духовную консисторию.

Свиажских духовных дел справитель свещенник Михаило Феодоров.

Подканцелярист Андрей Аристов. //

 

(л. 22 об.) 1749 году генваря – дня. О сыску54 и о допросе о вышеписанном показанного села Богороцкого священника и о присылке того допросу к следственному делу в Свияжскую провинциалную канцелярию сообщить во оную Казанскую духовную консисторию промемориею.

Иван Комынин.

Семен Мякишев. //

 

(л. 23) Промемория ис Свияжской правинцыальной канцелярии в Казанскую духовную консисторию.

Октября 10 дня прошлого 1748 году в присланной в Свияжскую правинцыальную канцелярию ис Канторы новокрещенских дел промемори объявлено: по доношению де в тое Кантору Свияжского уезда села Архангельского, Кирели тож, свещенника Ивана Никифорова, а по объявлению ему свещеннику Свияжского уезду деревни Болшой Кармалы от новокрещен Якова Никитина, Алексея Васильева, что тое ж деревни Кармалы татара абыз Алей да староста Асан Бикеев, собравшись многолюдством, отбили от них тое же деревни татарскую девку, желающую крестится Казыю Асанкину дочь, и, отбив, до того крещения ее не допустили. А оная де девка по научению показанных абыза и старосты то свое желание отставила. И тою промемориею требовано о сыску вышеписанных абыза Алея и старосту Асана Бикеева к надлежащему по силе указов за отвращение штрафаванию. И по резолюцы Свияжской провинциальной канцеляри55 вышеписанные татара абыз Алей и староста Асан да по показанию оных абыза и старосты тое же деревни татара Мурадаля Юсупов, Юсуп Кадырев в Свияжскую провинциальную канцелярию56 по посылке сысканы // (л. 23 об.) и во отвращени, и в недопущени, и в бою вышеписанной девки допрашиваны. А в допросех из них абыз и староста в том заперлись. А татарин57 Мурадаля между протчим показал, оную де девку Казыю от крещения не отвращал и не бивал, но для того крещения ее и возил к свещеннику в село Богородицкое, а как свещенника зовут не знает, и при том тому свещеннику объявляла, что она Казыя креститься не желает. Того ради по Ея императорскаго величества указу и по резолюцы же Свияжской правинцыалной канцеляри велено в58 архиерейской духовной приказ59 сообщено60 промемориею61, дабы соблаговолено было вышеписанного села Богородцкого62 священника сыскать и по свещенству допросить, вышеписанную девку Казыю означенной татарин Мурадаля для крещения в дом к нему привозил ли, и она ему свещеннику, что она крестится не желает, объявляла ль? И тот допрос к следственному делу прислать в Свияжскою провинциальную канцелярию63. // (л. 23 об.) И Казанская духовная консистория да благоволит учинить по Ея императорскаго величества указу генваря дня 1748 году. О чем в Свияжской духовной приказ промемориею // (л. 24) декабря 15 дня 1748 год и писано. На которое требование в присланном64 в Свияжскую правинцыальную канцелярию65 справке66 объявлено67, в Свияжском архиерейском духовном приказе показанного села Богородского в Свияжском заказе не имеетца, и в котором заказе состоит, не известно68. А чтоб де Свияжская провинциальная канцелярия69 так благоволила70 о сыску и о допросе села Богородского священника писать в Казанскую духовную консисторию. И по Ея императорского величества указу и по резолюцы Свияжской провинциальной канцелярии71 и Казанская духовная консистория72 о вышеписанном соблаговолит учинить73 по Ея императорского величества указу генваря – дня 1749 году: велено о сыску и о допросе вышеписанного показанного села Богороцкого священника и о присылке того допросу к следственному делу в Свияжскую провинциальную канцелярию74 сообщить во оную75 Казанскую духовную консисторию76 промемориею. //

 

(л. 25) № 760-й. Подана февраля 21 дня 1749 году. Записав, взять к делу и, выписав, немедленно предложить.

Промемория из Казанской духовной консистории в Свиажскую правинциальную канцелярию.

Сего 1749 года генваря 20 дня присланною в духовную консисторию промемориею из оной Свиажской правинциальной канцелярии объявлено. Прошлаго де 1748-го году октября 10 дня во оную Свиажскую правинциальную канцелярию ис Канторы новокрещенских дел промемориею представлено: по доношению де в тое кантору Свиажскаго уезду села Архангельского, Клери77 то ж, священника Ивана Никифорова, а по объявлению ему свещеннику Свиажского уезда деревни Болшой Кармалы от новокрещен Якова Никитина, Алексея Васильева, что тое же деревни Кармалы татара абыз Алей да староста Асан Бикеев, собравшись многолюдством, отбили от них тое же деревни татарскую девку, желающую креститися Казыю Асанкину дочь, и, отбив, до того крещения ее78 не допустили. И оная де девка по научению показанных абыза и старосты оное свое желание оставила. И требовала де оная Новокрещенская кантора о сыску вышеписанных абыза Алея и старосту Асана Бикеева к надлежащему по силе указов за отвращение помянутой девки от крещения штрафаванию. И по резолюцы Свиажской правинциальной канцеляри оные татара абыз Алей и староста Асан да по показанию оных абыза и старосты тое же деревни татара Мурадаля Юсупов, Юсуп Кадырев в Свиажскую правинциальную канцелярию по посылке сысканы и во отвращении и в недопущении и в бою вышеписанной девки допрашиваны. А в допросех из них абыз и староста запирались. А татарин Мурадаля между протчим показал, оную де девку Казыю от крещения не отвращал и не отбивал, но для де того крещения возил ее к свещеннику в село Богородцкое, а как свещенника зовут, не знает, и при том тому свещеннику объявляла, что она Казыя креститца не желает.

И требовано // (л. 25 об.) оною промемориею, чтоб вышеписанного села Богородцкаго священника сыскать и по священству допросить в том, вышеписанную девку Казыю означенной татарин Мурадаля для крещения в дом к нему привозил ли, и она ему свещеннику, что она креститься не желает, объявляла ль? И тот допрос к следственному делу прислать в Свиажскую правинциальную канцелярию.

И по силе оного требования, а по резолюции Духовной консистории объявленнаго села Богородцкаго, которое состоит от вышеписанной татарской деревни в недальном разстоянии, священнику Григорью Федорову о присылке ему в Духовную консисторию на вышеписанное требование справедливаго ответствия послан был указ, на который от него сего 1749-го году февраля 13 дня доношением представлено, вышеписанной де татарин Мурадаля Юсупов татарскую девку Казыю для крещения к нему священнику не приваживал и объявления об оной татарской девке Казые никакого о том, что она крестится не желает, ему священнику ни от кого не было.

Точию де в нынешнем феврале месяце в первом числе того ж Свиажского уезду ясашной деревни Масловки крестьянин Никита Иванов сын Курочкин объявлял ему священнику, что де в прошлом 1748-м году летним временем в июле месяце, а в котором числе не упомнит, будучи де он во объявленной деревне Кармалах для взятья долговых своих денег у татарина Ермака, и едучи де в тое деревню мимо их сходбища у их татарской мизгити, где де были тои же деревни абыз и выборной их староста, и все той деревни татара множество, и при том означенную девку Казыю Асанкину татарин Юсуп Кадырев бьет плетью. А как де прежде другия татара били, того он не застал, а что де били по своему татарскому языку приговаривают и весьма все кричат, того он Никита не знает, ибо он по татарскому говорить не умееть, и он де Никита ни о чем их при том не спрашивал. Только де после того // (л. 26) уведомился он, что тое девку Казыю били за то, что она желала крестится.

И по Ея императорскаго величества указу и по резолюции же Духовной консистории велено о вышепоказанном на требование от Свиажской правинциальной канцелярии во оную канцелярию сообщить промемориею [о чем сия и послана]79. И Свиажская правинциальная канцелярия да благоволит учинить о том по Ея императорскаго величества указу.

Иоанникий архимандрит Спасоказанский.

Филарит игумен Кизически.

Секретарскую правящий должность Алексей Афанасьев.

Канцелярист Антон Ключарев.

Февраля 16 дня 1749 году. //

 

И Казанская духовная консистория да благоволит учинить по Ея императорскаго величества указу генваря – дня 1748 году, о чем в Свияжской духовной приказ промемориею // (л. 26 об.) декабря 15 дня 1748 году и писано. На которое требование в присланном80 в Свияжскую правинцыальную канцелярию справке81 объявлено. Того ради по Ея императорскаго величества указу и по резолюцы же Свияжской правинцыалной канцеляри велено в82 архиерейской духовной приказ83  сообщено84 промемориею85, дабы соблаговолено было вышеписанного села Богородцкого86 священника сыскать и по свещенству допросить, вышеписанную девку Казыю означенной татарин Мурадаля для крещения в дом к нему привозил ли, и она ему свещеннику, что она крестится не желает, объявляла ль? И тот допрос к следственному делу прислать в Свияжскою провинциальную канцелярию87. // (л. 27) На которое требование в присланном88 в Свияжскую правинцыальную канцелярию справке89 объявлено90 в Свияжском архиерейском духовном приказе показанного села Богородского в Свияжском заказе не имеетца, и в котором заказе состоит не известно91. И Казанская духовная консистория92 о вышеписанном соблаговилит учинить93 по Ея императорского величества указу генваря – дня 1749 году. //94

 

РГАДА, ф. 441, оп. 1, д. 139, л. 1-27.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. До текста приведено: карандашом – «139», чернилами – «№ 255/№ 4».

2. В рукописи: «Алею».

3. После заголовка приведено карандашом: «I/1748 года/№ 931».

4. Здесь и далее восстановлено по контексту, текст угас.

5. Слово «позже» и в слове «объявляла» слоги «ляла» написаны по чищенному.

6. В слове «означенные» последняя буква «е» написана по чищенному.

7. Далее на нижнем поле приписано: «слушана октября 17 дня».

8. В слове «губернаторская» буквы «ская» написаны по чищенному.

9. В слове «Бикеева» первая буква «е» исправлена по ранее написанному.

10. Лист без записи.

11. В рукописи: «я».

12. В слове «инструкцыю» буква «ц» исправлена по ранее написанному.

13. В рукописи: «я».

14. В слове «Казыю» буква «к» исправлена по ранее написанному.

15. В рукописи: «попои».

16. В слове «намеренное» буква «о» исправлена по ранее написанной букве «и».

17. В слове «Аслеев» буква «л» исправлена по ранее написанному.

18 Слово «Кармалы» написано над строкой.

19. Предлог со словом «на него» написаны над строкой.

20. Слово «том» написано по чищенному.

21. Прочтение неуверенное, слово приведено сокращенным до одной буквы, начертание которой разобрать не удалось.

22. Предлог со словом «по деревне» приписаны в конец строки с выходом на правое поле и в начале следующей строки.

23. Так в рукописи.

24. В слове «Мурадаля» буква «д» исправлена по ранее написанному.

25. В слове «Юсупов» буква «с» исправлена по ранее написанному.

26. Далее приписано на полях: «нокмо де».

27. Слово «он» приведено в квадратных скобках.

28. В слове «Мурадаля» буква «я» исправлена по ранее написанному.

29. В слове «отвращал» буква «р» исправлена по ранее написанному.

30. Слово «приложи» написано по чищенному.

31. В рукописи: «Арханельского».

32. В рукописи: «многолюбством».

33. В слове «покажут» буква «у» исправлена по ранее написанному.

33. Предлог и слово «при которой» написаны над зачеркнутым на строке «И по той».

34. Слово «допрашивана» зачеркнуто.

35. В слове «священнику» буква «я» исправлена по ранее написанному.

36. В слове «воспрещали» буквы «во» исправлены по ранее написанному.

37. Далее стерто. В начале следующей строки приписано: «ла».

38. Далее зачеркнуто: «и по резолюцы Свияжской правинцыальной канцеляри велено означенную девку Казыю для того крещения отослать в тое».

39. Слова «которая для крещения» написаны над строкой.

40. Слова «новокрещенских дел и послана при сей» написаны над строкой. Далее на строке зачеркнуто: «при промемори, которая при сей».

41. Далее зачеркнуто: «и послана ис канторы новокрещенских дел о вышеписанному благоволит учинить».

42. Далее зачеркнуто: «Ноября 23 дня 1748 году».

43. Далее исправлены и зачеркнуты слова «же татарех сле про».

44. Далее зачеркнуты две строки с текстом: «Секретарь Алексей Остафьев» / «Канцелярист Федор Терсков».

45. Л. 11-16 и их обороты без записи.

46. Восстановлено по контексту.

47. Так в рукописи.

48. Так в рукописи.

49. Так в рукописи.

50. В слове «Асаиву» буква «в» исправлена по ранее написанному.

51. Л. 18 об.-20 об. без записи.

52. Слово «том» написано по чищенному.

53. Предлог «о» и в слове «сыску» буква «с» исправлены по ранее написанному.

54. Слова «провинциальной канцелярии» приведены сокращением «ПК».

55. Слова «провинциальную канцелярию» приведены сокращением «ПК».

56. Далее зачеркнуто: «Муд».

56. Далее зачеркнуто: «ПК».

57. Далее зачеркнуто: «сообщить».

58. На полях приписано: «пр».

59. Далее зачеркнуто: «в которой написать».

60. В слове «Богородцкого» буква «к» исправлена по ранее написанному.

61. Слова «провинциальную канцелярию» приведены сокращением «ПК». Далее зачеркнуто: «и Казанская духовная консистория да благоволит учинить по Ея императорскаго величества указу генваря дня 1748 году. О чем в Свияжской духовной приказ промемориею // (л. 24) декабря 15 дня 1748 год и писано».

62. Слова «на которое требование в присланном» написаны над строкой.

63. Слово «канцелярию» приведено сокращением «К».

64. Слово «справке» приведено на левом поле.

65. Далее зачеркнуты слова: «По справке же в Свияжск в помянутом».

66. Далее знак вставки. После знака крыж на правом поле: «а чтоб де Свияжская п. к. так благоволила», затем вновь знак вставки.

67. Слова «провинциальная канцелярия» приведены сокращением «ПК».

68. Слова «а чтоб де Свияжская п. к. так благоволила» приведены после знака вставки на правом поле.

69. Слова «о сыску и о допросе села Богородского священника писать в Казанскую духовную консисторию. И по Ея императорского величества указу и по резолюцы Свияжской п. к.» написаны после второго знака вставки на правом поле, перпендикулярно основному тексту.

70. Далее зачеркнуто: «О допросе вышеписанного свещенника и о присылке о том в К., подлинно известя».

71. Далее зачеркнуто: «По сему».

72. Слова «провинциальную канцелярию» приведены сокращением «ПК».

73. Далее зачеркнуто: «на Проме».

74. Слово «консисториею» написано над строкой.

75. Так в рукописи.

76. Слова «крещения ее» написаны по чищенному.

77. Так в рукописи.

78. Слова «на которое требование в присланном» написаны над строкой.

79. Слово «справке» написано на левом поле.

80. Далее зачеркнуто «ПК».

81. Далее зачеркнуто: «сообщить».

82. Слово «сообщено» приписано на правом поле.

83. Далее зачеркнуто: «в которой написать».

84. В слове «Богородцкого» буква «к» исправлена по ранее написанному.

85. Слова «провинциальную канцелярию» переданы сокращение «ПК». Далее зачеркнуто: «и Казанская духовная консистория да благоволит учинить по Ея императорскаго величества указу генваря дня 1748 году, о чем в Свияжской духовной приказ промемориею // (л. 27) декабря 15 дня 1748 году и писано».

86. Слова «на которое требование в присланном» написаны над строкой.

87. Слово «справке» написано на левом поле.

88. Далее зачеркнуто: «По справке же в Свияжск в помянутом».

89. Далее знак вставки.

90. Далее зачеркнуто «О допросе вышеписанного свещенника и о присылке о том в К., подлинно известя».

91. Далее зачеркнуто: «По сему».

92. Далее листы без записи.

 

Список литературы

Инжутов А. А. К вопросу о христианизации мордвы в Арзамасском уезде в XVII – первой половине XVIII века // Вопросы архивоведения и источниковедения в высшей школе. Сборник статей участников XV Региональной научно-практической конференции / Отв. ред. В. И. Грубов, науч. ред. А. А. Исаков. – Арзамас, 2018. – С. 44-52.

Каппелер А. Две традиции в отношениях России к мусульманским народам Российской империи // Отечественная история. – 2003. – № 2. – С. 129-136.

Коршунова О. Н., Крайсман Н. В., Хамматов Ш. С., Салимгареев М. В., Пичугин А. Б., Белов С. Г., Суслов А. Ю., Поливанов Я. М., Суслова Р. А. Конфессиональные отношения в Поволжье и Приуралье в XVIII в. // Исторические судьбы России ХIХ-ХХ вв. Историографический и социокультурный анализ. – Казань, 2015. – С. 10-29.

Левин В. Ф. Государственная и церковная политика России по отношению к мусульманской религии в конце XVIII – начале XIX веков // Вестник Чувашского университета. – 2011. – № 2. – С. 72-74.

Ногманов А. И. Самодержавие и татары. – Казань, 2005. – С. 101-119.

Петухов А. В. Христианизация народов Среднего Поволжья в середине XVIII века в освещении современной американской историографии // Вестник Чувашского университета. – 2014. – № 4. – С. 64-70.

Полунов А. Ю., Запальский Г. М., Бендин А. Ю., Загидуллин И. К., Мраморнов А. И., Волхонский М. А., Дорская А. А. Православие, инославие, иноверие: очерки по истории религиозного разнообразия Российской империи // Российская история. – 2013. – № 5. – С. 133-159.

Таймасов Л. А. Изучение истории христианизации народов Среднего Поволжья в Чувашском государственном университете им. И. Н. Ульянова // Парадигмы университетской истории и перспективы университетологии (к 50-летию Чувашского государственного университета имени И. Н. Ульянова). Сборник статей. – Чебоксары, 2017. – С. 44-53.

Христофорова Т. Е. Деятельность Новокрещенской конторы во второй трети XVIII в. // Science and education: research and development in the era of globalization. Materials of the I European international research and practice conference April 30 thе 2017. – Vienna, Austria: Scientific publishing center “Open knowledge”, 2017. – С. 126-131.

Шарашев Р. Ф. Миссионерство в Казанском крае во второй половине XVI – середине XVIII вв. // Интеграционные процессы в науке в современных условиях. Сборник статей Международной научно-практической конференции: в 3 частях. Казань, 2017. – С. 170-174.

 

References

Inzhutov A. A. K voprosu o hristianizatsii mordvy v Arzamasskom uezde v XVII – pervoy polovine XVIII veka [Revisiting the Christianization of Mordovians in Arzamas district in the 17th – the first half of 18th century]. IN: Voprosy arhivovedeniya i istochnikovedeniya v vysshey shkole. Sbornik staty uchastnikov XV Regionalnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii. Otv. red.
V. I. Grubov, nauch. red. A. A. Isakov
[Grubov V. I. (ed. red.), Isakov A. A. (sc. ed.). Issues of archive-keeping and source studies in higher schools. A collection of articles by participants of the XV Regional scientific and practical conference]. Arzamas, 2018, pp. 44-52.

Kappeler A. Dve traditsii v otnosheniyah Rossii k musulmanskim narodam Rossiyskoy imperii [Two traditions in Russia’s attitude towards the Muslim peoples of the Russian Empire]. IN: Otechestvennaya istoriya [Russian history], 2003, no. 2, pp. 129-136.

Korshunova O. N., Kraysman N. V., Khammatov SH. S., Salimgareev M. V., Pichugin A. B., Belov S. G., Suslov A. YU., Polivanov YA. M., Suslova R. A. Konfessionalnye otnosheniya v Povolzhye i Priuralye v XVIII v. [Confessional relations in the Volga region and the Urals in the 18th century]. IN: Istoricheskie sudby Rossii ХIХ-ХХ vv. Istoriograficheskiy i sotsiokulturny analiz [Historical fate of Russia of the 19th – 20th centuries. Historiographical and socio-cultural analysis]. Kazan, 2015, pp. 10-29.

Levin V. F. Gosudarstvennaya i tserkovnaya politika Rossii po otnosheniyu k musulmanskoy religii v kontse XVIII – nachale XIX vekov [State and Church policy of Russia towards Islam in the late 18th – early 19th century]. IN: Vestnik Chuvashskogo universiteta [Bulletin of Chuvash University], 2011, no. 2, pp. 72-74.

Nogmanov A. I. Samoderzhavie i tatary [Аutocracy and Tatars]. Kazan, 2005, 215 p.

Petukhov A. V. Hristianizatsiya narodov Srednego Povolzhya v seredine XVIII veka v osveshchenii sovremennoy amerikanskoy istoriografii [Christianization of the peoples of the Middle Volga region in the mid-18th century in the modern American historiography] IN: Vestnik Chuvashskogo universiteta [Bulletin of the Chuvash University], 2014, no. 4, pp. 64-70.

Polunov A. Yu., Zapalskiy G. M., Bendin A. YU., Zagidullin I. K., Mramornov A. I., Volhonskiy M. A., Dorskaya A. A. Pravoslavie, inoslavie, inoverie: ocherki po istorii religioznogo raznoobraziya Rossiyskoy imperii [Orthodoxy, Heterodoxy, Unorthodoxy: essays on the history of religious diversity of the Russian Empire]. IN: Rossiyskaya istoriya [Russian history], 2013, no. 5, pp. 133-159.

Taymasov L. A. Izuchenie istorii hristianizatsii narodov Srednego Povolzhya v Chuvashskom gosudarstvennom universitete im. I. N. Ulyanova [The study of the history of the Christianization of the Middle Volga peoples in I. N. Ulyanov Chuvash State University ]. IN: Paradigmy universitetskoy istorii i perspektivy universitetologii (k 50-letiyu Chuvashskogo gosudarstvennogo universiteta imeni I. N. Ulyanova). Sbornik statey [Paradigms of university history and prospects of university studies (to the 50th anniversary of I. N. Ulyanov Chuvash State University). Collection of articles]. Cheboksary, 2017, pp. 44-53.

Khristoforova T. E. Deyatelnost Novokreshchenskoy kontory vo vtoroy treti XVIII v. [Activities of Newly-Baptized Affairs Office in the second third of the 18th century]. IN: [Science and education: research and development in the era of globalization: materials of the I European international research and practical conference, April 30, 2017, Vienna, Austria: Scientific publishing center “Open knowledge”], 2017, 198 p.

Sharashev R. F. Missionerstvo v Kazanskom krae vo vtoroy polovine XVI – seredine XVIII vv. [Missionary work in Kazan region in the second half of 16th – mid 17th century]. IN: Integratsionnye processy v nauke v sovremennyh usloviyah. Sbornik statey Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii: v 3 chastyah [Integration processes in science under modern conditions. Collection of articles of the International scientific and practical conference: in 3 parts]. Kazan, 2017, pp. 170-174.

 

Сведения об авторе

Мустафина Дина Абдулбаровна, кандидат исторических наук, доцент Института международных отношений Казанского федерального университета, e-mail: maktub29@yandex.ru.

 

About the author

Dina A. Mustafina, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor at Institute of International Relations of Kazan Federal University, e-mail: maktub29@yandex.ru.

 

В редакцию статья поступила 13.07.2018 г., опубликована:

Мустафина Д. А. К вопросу о соблюдении норм сенатского указа от 22 июня 1744 г. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2019. – № 1. – С. 6-28.

 

Submitted on 13.07.2018, published:

Mustafina D. A. K voprosu o soblyudenii norm senatskogo ukaza ot 22 iyunya 1744 g. [Revisiting
the compliance with the Senate decree of June 22, 1744]. IN: Gasyrlar avazy – Eho vekov, 2019, no. 1, pp. 6-28.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
OTHER ARTICLES
В статье анализируются причины составления в 1910 г. известным мусульманским общественным деятелем И. Гаспринским записки «О распространении на крымских татар общего права избирать
Статья представляет собой публикацию машинописной копии первого циркуляра Восточного отдела ГПУ (1922-1930) – контрразведывательного и разведывательного органа в структуре Государс
Авторами продолжено исследование, начатое в 2014 г., о пребывании в СССР американского экономиста Франка Уитсона Феттера (1930).
Изучение опыта взаимодействия управленцев и педагогического сообщества в годы Великой Отечественной войны на примере Калининской (ныне Тверской) области.
В статье рассматривается влияние построенного в 1950-1957 гг. Куйбышевского гидроузла и образованного им водохранилища на жителей города Куйбышев-Татарский (бывший г. Спасск), част
В статье речь идет о взаимоотношении императора Петра Великого с администрацией Казанской губернии в период проведения Персидского похода 1722-1723 гг.