А. Ю. Федотова. Посылки международных организаций как помощь населению ТАССР в голодные 1921-1923 гг.

Статья посвящена такому малоизученному виду помощи населению ТАССР в голодные 1921-1923 гг., как посылочные операции. Помощь голодающим в форме посылок оказывали в основном иностранные организации – Американская администрация помощи (АРА), Международный комитет помощи России (миссия Ф. Нансена), Международный рабочий комитет помощи голодающим России (Межрабпом). Все они работали, в том числе, и на территории ТАССР. Программа посылочных операций АРА и миссии Ф. Нансена состояла из продовольственных и вещевых посылок, которые были либо адресными, либо с открытым адресатом. Среди получателей адресных посылок были работники интеллектуального труда, учителя, духовенство ТАССР. В то же время, любой человек за границей мог купить купон на посылку АРА или миссии Ф. Нансена, таким образом оплатив ее. Организации сами в последующем выбирали получателя. Посредством открыток американской администрации, куда нуждающиеся советские граждане вписывали свои имена, осуществлялась помощь из-за рубежа местному населению. Посылочные операции голодающим не приветствовались большевиками, так как среди получателей посылок были представители так называемых «бывших людей» или «лишенцев». Кто как не они имели дружественные, родственные или профессиональные связи за границей. Помощь социально чуждым элементам не входила в планы советской власти, поэтому представители руководства страны всячески пытались держать под контролем этот вид помощи. Более того, они старались повлиять на выбор контингента получателей. Особенно это касалось адресной помощи. Посылочные операции Межрабпома не получили значительного развития. Распределение посылок от профсоюзов Англии в ТАССР, судя по документам, были разовой акцией.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
10.08.2019
Purchase an electronic version:
0 rub
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2019
Ознакомительная часть статьи

Аннотация

Статья посвящена такому малоизученному виду помощи населению ТАССР в голодные 1921-1923 гг., как посылочные операции. Помощь голодающим в форме посылок оказывали в основном иностранные организации – Американская администрация помощи (АРА), Международный комитет помощи России (миссия Ф. Нансена), Международный рабочий комитет помощи голодающим России (Межрабпом). Все они работали, в том числе, и на территории ТАССР. Программа посылочных операций АРА и миссии Ф. Нансена состояла из продовольственных и вещевых посылок, которые были либо адресными, либо с открытым адресатом. Среди получателей адресных посылок были работники интеллектуального труда, учителя, духовенство ТАССР. В то же время, любой человек за границей мог купить купон на посылку АРА или миссии Ф. Нансена, таким образом оплатив ее. Организации сами в последующем выбирали получателя. Посредством открыток американской администрации, куда нуждающиеся советские граждане вписывали свои имена, осуществлялась помощь из-за рубежа местному населению. Посылочные операции голодающим не приветствовались большевиками, так как среди получателей посылок были представители так называемых «бывших людей» или «лишенцев». Кто как не они имели дружественные, родственные или профессиональные связи за границей. Помощь социально чуждым элементам не входила в планы советской власти, поэтому представители руководства страны всячески пытались держать под контролем этот вид помощи. Более того, они старались повлиять на выбор контингента получателей. Особенно это касалось адресной помощи. Посылочные операции Межрабпома не получили значительного развития. Распределение посылок от профсоюзов Англии в ТАССР, судя по документам, были разовой акцией.

 

Abstract

The article deals with the understudied form of assistance to the Tatar ASSR population during the famine of 1921-1923 - parcel operations. Relief aid in the form of parcels was mainly provided by foreign organizations, such as the American Relief Administration (ARA), the International Committee for Russian Relief (F. Nansen’s mission), and the Workers International Relief (Mezhrabpom). All of them operated in the territory of the Tatar ASSR as well. The ARA and F. Nansen’s mission parcel operations program consisted of food and clothing parcels which were either targeted or intended for an open addressee. Addressees of those targeted parcels were knowledge workers, teachers, and the clergy of the Tatar ASSR. At the same time, any person abroad could buy a coupon for a parcel of the ARA or F. Nansen’s mission, thus reimbursing the expenses. Later the organizations selected the addressees themselves. Aid from abroad was rendered to the local population by means of postcards of the American Administration where the destitute Soviet citizens put down their names. The Bolsheviks did not take kindly to the parcel operations to the starving, as among the beneficiaries there were representatives of the so-called “former people” or “the disfranchised”. Who, if not they, had friendly, family or professional ties abroad? Aid to “socially foreign elements” was outside the plans of the Soviet regime, therefore, the representatives of the country’s leadership tried to hold control over this kind of aid in every possible way. Moreover, they tried to influence the selection of addressees. This particularly concerned the targeted aid. The parcel operations of Mezhrabpom did not gain significant development. The distribution of parcels from trade unions of England in the Tatar ASSR, according to the documents, was a one-time campaign.

 

Ключевые слова

Голод в Поволжье, ТАССР в 1921-1923 гг., Американская администрация помощи, Межрабпом, миссия Ф. Нансена, посылочные операции, продовольственные и вещевые посылки, помощь голодающим, помощь учителям, помощь профессорам и преподавателям вузов.

 

Keywords

Famine in the Volga region, Tatar ASSR in 1921-1923, American Relief Administration, Mezhrabpom, F. Nansen’s mission, parcel operations, food and clothing parcels, relief aid, aid to teachers, aid to professors and university lecturers.

 

Голод 1921-1923 гг., охвативший 30 губерний Поволжья, Кавказа, Крыма, Южной Украины и ряда западных областей, является одной из драматичных страниц истории первых лет советской власти. На призыв М. Горького о помощи голодающим откликнулось множество государственных и общественных международных организаций. Они занимались организацией питания, оказанием медицинской, вещевой, сельскохозяйственной помощи и др. Все эти направления работы нашли широкое отражение как в советской и постсоветской историографии, так и зарубежной. В то же время такие организации, как Американская администрация помощи (АРА), Международный комитет помощи России (миссия Ф. Нансена), Международный рабочий комитет помощи голодающим России (Межрабпом), кроме непосредственной организации питания населения, оказывали также помощь в виде посылочных операций. Однако данному вопросу до сих пор не посвящено специальных работ, вещевые и продовольственные посылки в историографии упоминаются только косвенно, в ходе освещения общих и частных аспектов истории борьбы с голодом[1].

Наиболее широкую программу посылочных операций в голодающих регионах Советской России, среди которых оказалась и Татарская республика, развернула АРА. Ее программа включала в себя продовольственные и вещевые посылки, а также разные способы получения и социальные группы адресатов.

Продовольственная посылка состояла из 22,5 кг муки, 10,3 кг риса, 1,2 кг чая, 4,5 кг жира, 4,5 кг сахара, 20 банок сгущенного молока и весила примерно 53 кг. Согласно подсчетам АРА одна продовольственная посылка могла обеспечить питанием семью из пяти человек на неделю[2]. В состав вещевой посылки входили материалы для пошива одного комплекта костюма и белья: шерстяная материя ‒ 4,3 м, подкладка – 3,7 м, фланель ‒ 7,2 м, муслин ‒ 2,4 м, пуговицы 48 пач. (скорее всего, пачек. – Ф. А.), ниток четыре катушки[3].

Соглашение Американской администрации помощи с советским правительством о продовольственных и вещевых посылках было подписано 19 октября 1921 г. Для извещения граждан о существовании программы АРА распространила через свои офисы и почтовые отделения около полутора миллионов открыток. Содержание открытки для Казанского отдела АРА было таковым: «Нуждаетесь ли вы в продовольствии и одежде. Имеются ли у вас друзья или родственники в Америке или за границей. Как получить продовольствие или одежду, не платя ни копейки. Обратитесь в Американскую администрацию помощи. Проломная, 50»[4]. Российские граждане вписывали свои имена и адреса в эти открытки; после чего АРА отправляла их в Европу и в Америку. Так обеспечивалась персональная помощь конкретного человека за пределами России конкретному человеку в России.

На местах действовали пункты распределения посылок. Таковой был открыт и в Казани. АРА находила адресата, получатель относил продуктовый купон на ближайший склад организации и обменивал его на посылку. Всего в Казанский район АРА была доставлена 7 031 посылка[5].

Существовал еще один способ получения посылки. Каждый, кто желал оказать помощь голодающим, покупал продуктовый купон за 10 долларов или купон на вещевую посылку за 20 долларов в американском банке или в офисах АРА в Европе. АРА уже сама на месте решала, кому ее доставить, тщательно изучая каждого обратившегося за помощью претендента в отдельности. В Казань поступило 1 378 таких посылок с продуктами и 470 с одеждой[6].

Ю. Ю. Аншакова в своей статье отмечает, что американцы доставляли продовольственные посылки и сомнительным, с точки зрения власти, лицам. По личной просьбе начальника Казанского отдела АРА И. Уорена одну посылку за его счет доставили в Москву, епископу Андрею (в миру князь А. А. Ухтомский), которого накануне выпустили с Лубянки, и в Севастополь вдове военного министра России в 1905-1909 гг. Ольге Ивановне Редигер[7].

В то же время с помощью посылочных операций АРА оказывала адресную помощь отдельным группам населения. В частности такую помощь получали работники школы. Скорее всего, помощь учителям стала целенаправленной акцией американской организации, нежели исключением из правил на территории ТАССР. Данный факт подтверждается тем, что раздача посылок учителям осуществлялась и за пределами Татреспублики. Например, в Осинском уезде Пермской губернии в апреле 1923 г. такие посылки получили 30 человек. При этом представители американской миссии требовали информировать учителей, что это подарок «от имени учителей Америки»[8].

Адресная помощь АРА в ТАССР в виде посылок для учителей школ II ступени (бывшие средние учебные заведения) началась в марте 1923 г. Для распределения посылок среди школьных работников был организован специальный комитет, состоящий из трех лиц: члена Комитета АРА, члена исполнительного комитета и представителя от местного отдела народного образования. Комитет выбирал наиболее нуждающихся учителей, не различая по религиозным, политическим убеждениям и социальному положению. В том случае, если после распределения посылок среди учителей школ II ступени что-то оставалось, помощь можно было направить и в школы I ступени (бывшие начальные училища). Также помощь оказывалась и тем учителям, которые находились без работы. Ввиду того, что нуждающихся было очень много, посылку делили. В итоге учителя получали 2,7 кг чая, 3,5 кг сахара, 11,3 кг муки, 5,7 кг маиса, 2,3 кг сала и 10 банок сгущенного молока[9].

Раздача посылок между учителями школ II ступени Казанского района была закончена в мае 1923 г. За три месяца (март, апрель, май) продовольственные посылки получили 2 102 учителя, вещевые – 672, то есть было распределено: 1 051 продовольственная посылка и 336 вещевых[10]. Из них непосредственно в Казани ‒ продовольственных 731 и вещевых 120, в кантонах ТАССР 320 и 208 соответственно[11].

Несмотря на то, что, согласно Рижскому соглашению между Советской Россией и АРА, последние сохраняли самостоятельность в ходе помощи голодающим, в ТАССР их работа была поставлена под контроль советской власти. В деятельность международных организаций на территории ТАССР активно вмешивался уполномоченный полномочного представителя РСФСР и УССР при всех заграничных организациях помощи В. А. Мускат, а позднее Зайднер. Это касалось и отбора кандидатов на получение посылки.

Так, глава Казанского отдела АРА в 1923 г. Д. Г. Бойд благодарит Зайднера за «оказанное… содействие» в распределении посылок среди учителей школ II ступени[12]. Заведующий организацией питания студентов и отделом почтовых продовольственных посылок АРА в Казани мистер Хильман (Гильман) тоже согласовывал с В. А. Мускатом[13] список получателей посылок для лиц интеллектуального труда. В докладе полномочному представителю при всех заграничных организациях помощи К. Ландеру В. А. Мускат пишет: «в отношении распределения посылок я привлек комиссию по улучшению быта ученых при СНК, и симпатизирующая нам часть профессуры (курсив наш. ‒ А. Ф.) получила посылки, что не могло быть, если бы я не интересовался этим вопросом»[14].

Согласно протоколу заседания № 8 от 11 апреля 1922 г., Комиссия по улучшению быта ученых постановила распределить 150 американских посылок в равной степени между всеми лицами, находящимися в ее ведении[15]. К апрелю 1922 г. на иждивении Комиссии находились 120 профессоров и преподавателей Казанского университета, к концу мая ‒ 243. Кроме того, помощь ТатКУБУ распространялась на 19 профессоров и преподавателей Казанского политехникума, 14 ‒ Восточной академии, 19 ‒ Ветеринарного института, 16 ‒ Казанского клинического института им. В. И. Ленина, 1 ‒ Центрального музея ТАССР и 8 ‒ Педагогического института[16]. Всего 320 человек. Следовательно, посылки пришлось дробить. Таким образом, каждый преподаватель получил в среднем половину продовольственного набора.

Кроме того, все лица, получившие вещевые посылки, заносились в «заведенный для этой цели алфавит», который каждую неделю отправлялся в ГПУ[17].

Несколько особняком стоят посылки для духовенства ТАССР, которые были распределены осенью 1922 г.[18] Скорее всего, помощь данной социальной категории была оказана после обращения временно управляющего Казанской епархией епископа (в миру И. И. Удалов) и в результате личного решения Дж. Р. , который в 1922 г. сменил И. на посту руководителя Казанского отдела АРА. В источниках не обнаружено информации о количестве посылок и их получателях.

Все посылочные операции АРА по Советской России, в связи с общим завершением работ, прекратились к 15 июня 1923 г.

Договор с Ф. Нансеном, главой Международного комитета помощи России, о продовольственных посылках был подписан 14 ноября 1921 г., но после был отменен. Новое соглашение датируется 21 декабря 1921 г.[19], 8 июля 1922 г. заключен договор о посылках профессорам[20].

Посылки могли адресоваться конкретным лицам или группам людей, объединенных по месту жительства, профессии, возрасту. Размер посылок конкретным лицам ограничивался 15 кг, группам лиц можно было отправлять посылки с неограниченным весом. Последние помечались буквой «А», весом не более 10 кг – буквой «Б». Отдельным лицам могли отправляться не более двух посылок в месяц[21]. К каждой посылке прилагалась опись с точным указанием ее содержимого, заверенная одной из благотворительных организаций, входящих в миссию Ф. Нансена. Они состояли из продовольствия, одежды или материала для ее изготовления. Все посылки досматривались в Москве Исполнительным комитетом международной помощи голодающим, после чего отправлялись получателям[22].

Помощь голодающим также оказывалась путем распределения продуктовых и вещевых посылок с открытым адресатом. Данная идея была заимствована Ф. Нансеном у АРА. Любой человек, живущий за границей, мог купить специальный купон, оплатив таким образом посылку. Выбирали адресатов и формировали посылки благотворительные организации. В том случае, если посылка по разным причинам не доходила до получателя, ее стоимость возвращалась отправителю за вычетом 10 %. Представитель миссии за рубежом доктор Дубровский перечислял на ее счет в одном из крупных европейских или американских банков сумму стоимости купона. После чего в Ригу на адрес миссии Ф. Нансена высылались посылки, в Женеву отправлялись копии списков отправителей и получателей[23].

Несмотря на то, что нансеновские посылки были меньше американских, их состав был схожим. Продуктовая посылка Ф. Нансена стоила 2,5 доллара и весила 13 кг. Количество продуктов могло меняться: при уменьшении веса одного продукта увеличивался вес другого. В нее входило 8,5 кг белой муки, 1 кг сала, риса и сахара, 450 г чая и две банки сгущенного молока[24].

Посылочные операции миссии Ф. Нансена начались в марте 1922 г. и продолжались до 1 июля 1923 г. За весь период в Казань было отправлено 2 316 посылок, оплаченных частными лицами, и 533 посылки, пожертвованные миссией Ф. Нансена, всего 2 849[25]. Существуют и другие данные относительно количества доставленных посылок. Так, в Казань было ввезено 3 091 продовольственная посылка и 277 вещевых посылок для профессоров и самостоятельных преподавателей Казани (всего 3 368). При этом адресных продовольственных посылок было 1 445, распределенных безвозмездно – 1 646, из них профессорам – 1 030, железнодорожным служащим (видимо, в качестве оплаты за доставку посылок) – 450[26].

Для определения наиболее нуждающихся работников высшей школы при миссии Ф. Нансена в Казани создавался специальный Распределительный комитет, который состоял из председателя (иностранный представитель, назначенный Комитетом Ф. Нансена), одного представителя РСФСР при всех заграничных организациях помощи голодающим и одного от профессоров. Последний избирался первыми двумя лицами по взаимному соглашению. Выбор должен был быть одобрен Ф. Нансеном лично или его представителем в Москве. По договору следовало, что на Казань ежемесячно должно было выделяться как минимум 200 посылок[27].

Руководителем миссии Ф. Нансена в Казани был доктор Э. Наук. Членами Распределительного комитета стали уполномоченный РСФСР при всех заграничных организациях помощи голодающим В. А. Мускат и профессор Казанского университета Д. Н. . Заведующим бюро распределения посылок миссии Ф. Нансена являлся Я. В. Васильев[28].

По итогам работы Распределительного комитета (протокол от 9 августа 1922 г.) список организаций с количеством профессоров выглядел таким образом: Восточная академия – 10 профессоров; Академия сельского хозяйства и лесоводства – 4; Педагогический институт – 24; Политехнический институт – 26; Ветеринарный институт – 10; Казанский университет – 60[29]. Всего 134 человека. Среди получателей можно встретить таких известных деятелей науки, как врач, хирург А. В. Вишневский, химик А. Е. Арбузов, историк Н. Н. Фирсов и др.[30]

Судя по всему, список этот не был окончательным и постоянно менялся. Иногда мнение представителя международной организации относительно нужд деятелей науки не совпадало с мнением властей. Так, весной 1923 г. руководитель казанского отдела Европейской студенческой помощи, входившей в состав миссии Ф. Нансена, голландец получил список казанских профессоров для распределения среди них продовольственных посылок, по две штуки на каждого, из числа посылок, пожертвованных «Великобританским и Ирландским университетами». Данный список не получил утверждения у уполномоченного полномочного представителя РСФСР и УССР при всех заграничных организациях помощи в ТАССР, а от совместной работы по составлению списка Коепер отказался. В итоге вопрос о казанских профессорах решался на высоком уровне в Москве, после чего «из этого списка… было исключено нежелательного… элемента 45 человек, а на их место… был передан м[исте]ру Коепер на столько же лиц список, полученный… из КУБУ»[31].

Наименьший масштаб по посылочным операциям на территории ТАССР имела Международная рабочая помощь. Согласно неопубликованным источникам было получено всего 126 продовольственных посылок от профсоюзов Англии. Они были распределены следующим образом: 40 для , 40 ‒ транспортникам, 40 ‒ металлистам, 6 ‒ железнодорожникам[32]. Так как их количество было незначительным, скорее всего, они также дробились. Состав и размер их не установлен.

Посылочные операции, как один из видов помощи голодающим, безусловно, носили вспомогательный характер. В отличие от питания населения, когда, например, АРА в самый пик своей деятельности кормила в ТАССР около миллиона взрослых человек и более полумиллиона детей, количество распределенных посылок было значительно меньше. В то же время посылки как Американской администрации помощи, так и миссии Ф. Нансена были ориентированы, прежде всего, на группы населения, которые не вписывались в новую социальную систему советского государства. Интеллигенция и «бывшие люди», куда входило и духовенство, имели дружеские или родственные связи за рубежом и могли рассчитывать на их помощь. Вследствие этого, большевики негативно относились к такому виду помощи, так как трудно было контролировать контингент получателей. Работники интеллектуального труда – профессора, преподаватели вузов и учителя школ – входили в третью пайковую категорию, которая в условиях голода снабжалась по остаточному принципу, в отличие от рабочих и советских служащих (первая и вторая категории). Для данных категорий населения продовольственные и вещевые посылки сыграли огромную роль в деле выживания. Советская власть, в свою очередь, контролировала распределение адресных посылок, стараясь повлиять на выбор получателей представителями международных организаций. Таким образом, классовый подход, пусть и косвенно, но присутствовал в их работе.

Посылки не стали постоянным видом помощи, не были стандартизированы и распространялись от случая к случаю, в зависимости от их появления у организации.

 


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1]. Аншакова Ю. Ю. Гуманитарная миссия АРА в Казани во время голода 1921-1922 гг. // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2007 ‒ Т. 9. ‒ № 2. – С. 382-391; Федотова А. Ю., Федорова Н. А. Помощь голодающему населению ТАССР советскими и иностранными организациями в 1921-1923 гг. – Казань, 2013. – 246 с.; Федотова А. Ю. Продовольственная помощь казанской профессуре в условиях голода 1921-1923 гг. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2013. ‒ № 3/4. – С. 62-67; она же. Не хлебом единым: вещевая помощь населению ТАССР в голодные 1921-1923 гг. // Частное и общественное в повседневной жизни населения России: история и современность (региональный аспект). ‒ Санкт-Петербург: Культурно-просветительское товарищество, 2018. ‒ С. 290-294; Усманов Н. В. Деятельность Американской администрации помощи в Пермской губернии (1922-1923 гг.) // История: факты и символы. – 2016. ‒ № 2. – С. 139-147; и др.

[2]. Итоги борьбы с голодом в 1921-1922 гг.: сборник статей и отчетов. ‒ М., 1922. ‒ С. 341.

[3]. Ландер К. Сводка данных о деятельности иностранных организаций помощи (за 1921-1923 гг.) // Итоги Последгол (15.10.1922-01.08.1923). ‒ М.: Изд-во Ликвидкома ЦКПГ ВЦИК, 1923. ‒ С. 54.

[4]. ГА РТ, ф. Р-41, оп. 1, д. 117, л. 10; Носов Н. Версты любви // Казань. ‒ 1994. ‒ № 9-10. ‒ С. 11.

[5]. Аншакова Ю. Ю. Указ. соч. – С. 388.

[6]. Там же.

[7]. Там же. – С. 389.

[8]. Усманов Н. В. Деятельность Американской администрации помощи в Пермской губернии (1922-1923 гг.) // История: факты и символы. – 2016. ‒ № 2. – С. 144.

[9]. ГА РТ, ф. Р-3084, оп. 1, д. 13, л. 32.

[10]. Там же, ф. Р-41, оп. 1, д. 117, л. 30.

  1. . Там же, ф. Р-1058, оп. 1, д. 68, л. 29.

[12]. Там же, ф. Р-41, оп. 1, д. 117, л. 30.

[13]. Скорее всего, в это время уполномоченным полномочного представителя РСФСР и УССР при всех заграничных организациях помощи в ТАССР был именно В. А. Мускат.

  1. . ГА РФ, ф. Р-1058, оп. 1, д. 429, л. 77.
  1. . Там же, ф. Р-644, оп. 1, д. 100, л. 17.
  1. . Там же, л. 19-24 об.
  1. . Там же, ф. Р-1058, оп. 1, д. 68, л. 132.

[18]. Там же, л. 133. В источнике не указывается точного периода распределения посылок. Написано в «сентябре или октябре», предположительно это 1922 г., так как сам доклад датирован 7 марта 1923 г. Летом 1923 г. деятельность АРА на территории Советской России прекращается, следовательно, это было раньше.

[19]. ГА РФ, ф. Р-1064, оп. 6, д. 22, л. 67-67 об.; Бондаренко Т. Ю. Вклад миссии Фритьофа Нансена в борьбу с голодом и в восстановление сельского хозяйства Саратовской губернии в 1920-е годы: дис. ... канд. ист. наук. – Саратов, 2016. – С. 55-56.

[20]. Итоги борьбы с голодом в 1921-1922 гг.: сборник статей и отчетов. ‒ М., 1922. ‒ С. 332.

[21]. ГА РФ, ф. Р-1064, оп. 6, д. 22, л. 70-70 об.

[22]. Бондаренко Т. Ю. Указ. соч. – С. 56.

[23]. ГА РФ, ф. Р-3341, оп. 6, д. 329, л. 261, 362; Бондаренко Т. Ю. Указ. соч. ‒ С. 78.

[24]. ГА РФ, ф. Р-1058, оп. 1, д. 625, л. 29; Итоги Последгол. ‒ М., 1923. ‒ С. 58-59; ГА РТ, ф. Р-41, оп. 1, д. 63, л. 59.

[25]. ГА РФ, ф. Р-1058, оп. 1, д. 625, л. 8; Бондаренко Т. Ю. Указ. соч. – С. 79.

  1. . ГА РФ, ф. Р-1058, оп. 1, д. 52, л. 6.

[27]. ГА РТ, ф. Р-41, оп. 1, д. 63. л. 1.

[28]. Там же, л. 15, 73.

[29]. Там же, л. 15.

[30]. Полный список можно посмотреть: Федотова А. Ю. Продовольственная помощь казанской профессуре в условиях голода 1921-1923 гг. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2013. ‒ № 3/4. – С. 56-57.

  1. . ГА РФ, ф. Р-1058, оп. 1, д. 68, л. 29.
  1. . Там же, д. 618, л. 2.

 

Список литературы

Аншакова Ю. Ю. Гуманитарная миссия АРА в Казани во время голода 1921-1922 гг. // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2007. ‒ Т. 9. ‒ № 2. – С. 382-391.

Бондаренко Т. Ю. Вклад миссии Фритьофа Нансена в борьбу с голодом и в восстановление сельского хозяйства Саратовской губернии в 1920-е годы: дис. ... канд. ист. наук. – Саратов, 2016. – 207 с.

Усманов Н. В. Деятельность Американской администрации помощи в Пермской губернии (1922-1923 гг.) // История: факты и символы. – 2016. ‒ № 2. – С. 139-147.

Федотова А. Ю., Федорова Н. А. Помощь голодающему населению ТАССР советскими и иностранными организациями в 1921-1923 гг. – Казань, 2013. – 246 с.

 

References

  • Yu. Yu. Gumanitarnaya missiya ARA v Kazani vo vremya goloda 1921-1922 gg. [Humanitarian mission of the ARA in Kazan during the famine of 1921-1922]. IN: Izvestiya Samarskogo nauchnogo tsentra Rossiyskoy akademii nauk [News of Samara Scientific Center of the Russian Academy of Sciences], 2007, vol. 9, no. 2, pp. 382-391.
  • T. Yu. Vklad Missii Frityofa Nansena v borbu s golodom i v vosstanovlenie selskogo hozaystva Saratovskoy gubernii v 1920-egody Dis. ... kand. ist. Nauk [The contribution of Fridtjof Nansen’s mission to the struggle against hunger and the restoration of agriculture in Saratov province in the 1920s: Cand. hist. sci. diss.]. Saratov, 2016, 207 p.
  • N. V. Deyatelnost Amerikanskoy Administratsii pomoshchi v Permskoy gubernii (1922-1923 gg.) [Activities of the American Relief Administration in Perm province (1922-1923ss.)]. IN: Istoriya: fakty i simvoly [History: facts and symbols], 2016, no. 2, pp.139-147.
  • A. Yu., Fedorova N. A. Pomoshch golodayushhemu naseleniyu TASSR sovetskimi i inostrannymi organizatsiyami v 1921-1923 gg. [Relief aid to the population of TASSR by Soviet and foreign organizations in 1921-1923]. Kazan, 2013, 246 p.

 

Сведения об авторе

Федотова Анастасия Юрьевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры гуманитарных наук подготовительного факультета для иностранных учащихся КФУ, e-mail: stasi7886@mail.ru.

 

About the author

Anastasiya Yu. Fedotova, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor at Department of Humanities, Preparatory School for International Students, Kazan Federal University, e-mail: stasi7886@mail.ru.

 

В редакцию статья поступила 01.03.2019, опубликована:

Федотова А. Ю. Посылки международных организаций как помощь населению ТАССР в голодные 1921-1923 гг. // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. ‒ 2019. ‒ № 2. ‒ С. 66-74

 

Submitted on 01.03.2019, published:

Fedotova A. Yu. Posylki mezhdunarodnyh organizatsiy kak pomoshch naseleniyu TASSR v golodnye 1921-1923 gg. [Parcels of international organizations as assistance to the population of Tatar ASSAR during the famine of 1921-1923ss.]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2019, no. 2, p. 66-74

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
OTHER ARTICLES
В Казани День Белого цветка проводился в 1912-1917 гг. В статье рассматривается роль казанской интеллигенции в организации праздника, участие медицинской общественности в процессе
В статье анализируются и описываются эпиграфические памятники, установленные на могилы родственников Г. Баруди, а также представлены результаты работы по расшифровке арабоязычных и
В статье на примере Казанской губернии показано, как государство и местные органы управления регулировали сферу культуры после Февральской и Октябрьской революций.
Публикация посвящена рассмотрению истории органов ЗАГС на территории Казанской губернии (АТССР) в первые годы после установления советской власти (1917-1921).
В статье рассматриваются вопросы становления и развития национального тюрко-татарского школьного образования в Дальневосточной республике в 1921-1922 гг.
Статья посвящена исследованию проблемы перехода на латинский алфавит в 1920-е гг., которые играли важную роль в истории татарского народа.