С. А. Ежова. Дни Белого цветка в Казани: благотворительный праздник начала XX в. как опыт социально-культурного взаимодействия

Начало XX в. ознаменовалось в России всплеском общественной активности и ростом числа общественных организаций различной направленности. Указ «О временных правилах об обществах и союзах» от 4 марта 1906 г. упростил порядок образования и регистрации обществ, избравших предметом своей деятельности благотворительность, образование, науку, медицину, творчество. Это привело к массовому открытию организаций, обусловивших подъем и расцвет благотворительного движения в России. В апреле 1910 г. была открыта «Всероссийская лига для борьбы с туберкулезом», задуманная как координирующий центр объединенных общественных усилий в противотуберкулезной борьбе. Ежегодный благотворительный праздник День Белого цветка, с 1911 г. устраиваемый лигой в России, был ориентирован на решение крупной социальной проблемы – оказание помощи туберкулезным больным, распространение информации о причинах и профилактике заболевания. Деятельность отделов лиги на местах придала ему общероссийский характер и размах. В Казани День Белого цветка проводился в 1912-1917 гг. В статье рассматривается роль казанской интеллигенции в организации праздника, участие медицинской общественности в процессе социокультурной самоорганизации местного общества. Прослежено взаимодействие различных городских структур и слоев населения в про цессе подготовки и проведения акции. Казанский организационный комитет по устройству акции руководствовался общими рекомендациями, разработанными головной организацией, однако существовал и ряд особенностей, связанных с многонациональным составом населения города. В ежегодных отчетах Казанского отдела лиги в обязательном порядке публиковался подробный отчет организационного комитета, касающийся данного благотворительного мероприятия. Хронику событий этих дней отражала газета «Камско-Волжская речь». День Белого цветка занял свою нишу в ряде мероприятий социальной направленности в Казани, не прекратив существование и в годы Первой мировой войны.
ARTICLE TYPE:
Обзорная аналитическая статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
10.08.2019
Purchase an electronic version:
0 rub
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2019
Ознакомительная часть статьи

Аннотация

Начало XX в. ознаменовалось в России всплеском общественной активности и ростом числа общественных организаций различной направленности. Указ «О временных правилах об обществах и союзах» от 4 марта 1906 г. упростил порядок образования и регистрации обществ, избравших предметом своей деятельности благотворительность, образование, науку, медицину, творчество. Это привело к массовому открытию организаций, обусловивших подъем и расцвет благотворительного движения в России. В апреле 1910 г. была открыта «Всероссийская лига для борьбы с туберкулезом», задуманная как координирующий центр объединенных общественных усилий в противотуберкулезной борьбе. Ежегодный благотворительный праздник День Белого цветка, с 1911 г. устраиваемый лигой в России, был ориентирован на решение крупной социальной проблемы – оказание помощи туберкулезным больным, распространение информации о причинах и профилактике заболевания. Деятельность отделов лиги на местах придала ему общероссийский характер и размах. В Казани День Белого цветка проводился в 1912-1917 гг. В статье рассматривается роль казанской интеллигенции в организации праздника, участие медицинской общественности в процессе социокультурной самоорганизации местного общества. Прослежено взаимодействие различных городских структур и слоев населения в про   цессе подготовки и проведения акции. Казанский организационный комитет по устройству акции руководствовался общими рекомендациями, разработанными головной организацией, однако существовал и ряд особенностей, связанных с многонациональным составом населения города. В ежегодных отчетах Казанского отдела лиги в обязательном порядке публиковался подробный отчет организационного комитета, касающийся данного благотворительного мероприятия. Хронику событий этих дней отражала газета «Камско-Волжская речь». День Белого цветка занял свою нишу в ряде мероприятий социальной направленности в Казани, не прекратив существование и в годы Первой мировой войны.

 

Abstract

The early 20th century in Russia was marked by a burst of social activities and an upsurge in the establishment of nonprofit organizations of various types. The Decree “On Provisional Rules for Societies and Unions” of March 4, 1906, simplified the procedure of the establishment and registration of societies the scope of activity of which included charity, education, science, medicine, and art. This led to the establishment of a great number of charitable organizations that resulted in the uprise and flourishing of the charity movement in Russia. In April 1910, the All-Russian League of Struggle Against Tuberculosis was opened. It was meant to be the coordination center of joint public efforts in the struggle against tuberculosis. The annual White Flower Day charity festival, conducted since 1911 by the League in Russia, was focused on solving a major social problem ‒ helping tuberculosis patients and spreading information on causes of the disease and preventive treatment. The activities of the League’s divisions on the spot promoted its spread Russia-wide. In Kazan, the White Flower Day was held in 1912-1917. The article considers the role of the Kazan intelligentsia in the arrangement of the holiday and the participation of the medical community in the process of sociocultural self-organization of the local society. The interaction of various urban structures and segments of the population during the preparation and holding of the campaign is traced. The Kazan Organizing Committee for the Arrangement of the Campaign was guided by the general recommendations developed by the headquarter, however, there was a number of peculiarities concerning the multinational composition of the city’s population. In annual reports of the Kazan Division of the League, a detailed report of the organizing committee regarding this charity event was subject to mandatory publication. The chronicle of the events of those days was reflected in the newspaper “Kamsko-Volzhskaya Rech” (The Kama-Volga region speech). White Flower Day filled its niche in a series of social events in Kazan and kept on existing even during the First World War.

 

Ключевые слова

Россия, Казань, Всероссийская лига для борьбы с туберкулезом, благотворительность, туберкулез, День Белого цветка, общественные организации.

 

Keywords

Russia, Kazan, the All-Russian League of Struggle Against Tuberculosis, charity, tuberculosis, White Flower Day, public organizations.

 

На рубеже XIX-XX вв. туберкулез оставался одним из широко распространенных заболеваний, часто приводивших к гибели больного. Ежегодно чахотка (бугорчатка, белая чума) уносила до полумиллиона человеческих жизней только в России. Туберкулез называли народной болезнью, от которой никто не мог быть застрахован, и хотя в основном страдали выходцы из социальных низов, не щадила болезнь и представителей верхушки общества вплоть до правящей династии, потерявшей цесаревича Николая Александровича. С началом XX в. в России были предприняты шаги общенародного противостояния болезни. Регулярные съезды Общества русских врачей в память Н. И. Пирогова, больше известные как Пироговские, привлекали внимание общественности к проблемам, связанным с выявлением и лечением туберкулеза. В 1910 г. усилиями известных врачей, ученых и общественных деятелей в Петербурге была организована благотворительная общественная организация – Всероссийская лига для борьбы с туберкулезом с целью: «вырабатывать и проводить в жизнь все мероприятия, необходимые для борьбы с туберкулезом, как народной болезнью, а также содействовать объединению обществ, учреждений и всех организаций, преследующих одинаковые с ней цели или сочувствующих ее задачам»[1]. На общем собрании лиги была принята инструкция[2] для ее филиалов. Организационное объединение участников противотуберкулезного движения расширило сферу их деятельности и в течение года привело к почти двукратному увеличению числа отделов лиги на территории России – с 63 в 1911 г. до 117 в 1912 г.[3] В следующем году в ее составе было уже 139 отделов и 59 самостоятельных обществ. В 1917 г. в лигу входило 168 отделов и 80 самостоятельных обществ[4].

В октябре 1911 г. в Казани, по инициативе кружка врачей во главе с М. М. Хомяковым, был образован местный отдел Всероссийской лиги. Небольшой размер членского взноса (50 копеек в год) позволил за несколько месяцев привлечь более 500 человек. В конце января 1912 г. первое общее собрание провозгласило публичное открытие деятельности Казанского отдела и выбрало правление[5] в составе 30 человек. В него вошли медики университета, городские врачи, а также два учителя – Я. А. Александров и И. В. Терегулов. Председателем был избран профессор А. Н. Казем-Бек, товарищем председателя Р. А. Лурия, казначеем М. Н. Чебоксаров, секретарями П. И. Зарницын и профессор ветеринарного института К. З. Клепцов. Правление сформировало три комиссии – просветительную, лекционную и финансовую. Особое внимание уделялось постановке работы с татарским населением. Периодическое издание Всероссийской лиги журнал «Туберкулез» отмечал: «Ввиду того, что среди мусульманского населения Казани и тяготеющего к нему громадного района Приволжья и Прикамья туберкулез распространен больше, чем где-либо, и ввиду полного отсутствия среди татар знаний о происхождении бугорчатки и о профилактике ее, отдел поставил себе задачей привлечь к работе мусульманских общественных деятелей, а также выпускать свои просветительские издания и на татарском языке»[6].

Спустя четыре месяца организация инициировала проведение в Казани масштабной благотворительной акции День Белого цветка. Идея благотворительной продажи Белого цветка (ромашки), с передачей собранных средств на противотуберкулезные мероприятия, пришла в Россию из скандинавских стран. В 1911 г. Всероссийская лига для борьбы с туберкулезом впервые провела День Белого цветка (День ромашки, туберкулезный день) в Санкт-Петербурге, Москве, Минске, Риге, Киеве, Харькове, Одессе и других российских городах. В итоге удалось собрать около 500 тысяч рублей. Успеху немало способствовала филантропическая деятельность членов императорской фамилии, которые покровительствовали и лично принимали участие в продажах ромашки в этом и последующих годах. День Белого цветка получил широкое освещение в печати, побуждая к действию медицинскую общественность городов, не участвовавших в акции. Особенную активность развернула Казань. Город был крупным медицинским центром, известным своими научными школами и кадрами; при университете более сорока лет функционировало Общество врачей; на медицинский факультет поступала молодежь Поволжья, Сибири, Урала и Приуралья. Провести День Белого цветка на высоком уровне стало для казанцев делом чести. В конце февраля 1912 г. правление Казанского отдела лиги определилось с датой его проведения. Присутственный рабочий день, которым была суббота 5 мая, давал надежду на хорошие сборы: «ввиду возможности посещения контор, магазинов и других учреждений и заведений, закрытых в праздничные дни»[7]. Целевым назначением акции был объявлен сбор средств на строительство санатория для легочных больных в окрестностях Казани. В организационный комитет[8] вошли А. Н. Казем-Бек, Я. А. Александров, А. Н. Добротин, П. И. Зарницын, А. И. Захарьевский, М. В. Казанский, К. З. Клепцов, В. П. Первушин, И. В. Терегулов, супруги Л. К. и М. М. Хомяковы. Председателем оргкомитета стала жена губернатора О. Н. Стрижевская, секретарем – Р. А. Лурия. В основу была положена программа проведения «туберкулезного дня», принятая на заседании совета Всероссийской лиги в декабре 1910 г. Она состояла из двух частей: просветительской работы и денежного сбора. Просветительскую работу рекомендовалось вести в следующих направлениях: 1) помещение в местных газетах статей о туберкулезе; 2) организация популярных лекций; 3) чтения о туберкулезе в школах; 4) бесплатная раздача населению листовок и брошюр; 5) вывешивание плакатов на улицах, а также в торговых и правительственных учреждениях[9].

Разрешение городской администрации на проведение мероприятия было получено в начале апреля, и сразу же развернулась практическая подготовка. Оргкомитет определил направления работы и назначил ответственных лиц[10]. Все действия оргкомитета регулярно и подробно освещала либеральная газета кадетского направления «Камско-Волжская речь», ставшая его основной информационной площадкой. Статьи просветительской направленности о туберкулезе и борьбе с ним, материалы агитационного характера, объявления о лекциях, собраниях, полемические заметки, а позднее – репортажи с мест проведения благотворительных сборов, нашли отражение на страницах издания.

Город со слободами был разделен на 26 территориальных зон (районов), в каждом назначен заведующий, отвечающий за проведение акции на своей территории[11]. В список ответственных лиц вошли представители городского управления, общественных организаций, дворяне, купцы, духовенство, учителя, служащие[12]. Половину списка составили женщины, общественные деятельницы, жены известных казанцев. В задачу заведующих входила подготовка населения к проведению Дня Белого цветка, организация лекций, распространение агитационных материалов (плакатов). Просветительная комиссия Казанского отдела лиги разработала текст листовки с информацией о туберкулезе и мерах предохранения от него для раздачи населению. Листовки были отпечатаны на русском и татарском языках, соответственно 40 тысяч и 10 тысяч экземпляров; кроме того, в Москве заказали 20 тысяч листовок других изданий. Были учтены особенности национального состава всего городского населения, часть листовок отпечатали на чувашском и марийском языках[13]. В назначенный день все они разошлись среди горожан и жителей окраин. Комиссией были разработаны шесть типов настенных плакатов о правилах соблюдения гигиенических мер в профилактике туберкулеза. Афиши, иллюстрированные плакаты развешивались в День Белого цветка на улицах города, в трамвайных вагонах, на остановках и других публичных местах.

Большую разъяснительную работу проводила лекционная комиссия под руководством профессора В. Ф. Орловского[14]. За период с февраля по май 1912 г. члены комиссии в клубах и читальнях города прочитали 16 бесплатных лекций для простого народа и серию из семи платных лекций для интеллигенции. Как и следовало ожидать, наибольшей посещаемостью отличались общедоступные бесплатные лекции, причем особенно популярны были они у татарского населения. Для татар, не владеющих русским языком, И. В. Терегулов (переводчик, издатель и преподаватель естествоведения татарской учительской школы) прочел на татарском языке лекцию о чахотке и пользе санаторного лечения – в здании Порохового завода и две лекции в Восточном клубе. С разрешения властей проводили беседы о туберкулезе: школьные врачи – в средних учебных заведениях, военные врачи среди нижних военных чинов. Наконец, 2 мая в переполненном городском театре, для лиц, принимающих активное участие в Дне Белого цветка, были прочитаны три бесплатные лекции[15].

В ходе подготовки акции цветочная комиссия под руководством О. Н. Стрижевской заказала 200 тысяч искусственных цветов ромашки на московской фабрике фирмы Морица Филиппа. Еще 30 тысяч ромашек изготовили местные женские учебные заведения: Родионовский институт благородных девиц, Мариинская и Ксенинская гимназии, 3-я гимназия А. Котовой и 4-я В. А. Ряхиной, частная гимназия Л. П. Шумковой, женское духовное и епархиальное училища, частная прогимназия О. М. Эккерт. К концу апреля в распоряжении оргкомитета в качестве волонтеров было заявлено более тысячи продавщиц цветов и около 500 ассистентов к ним в пару. Нехватка мужчин объяснялась рабочим днем и началом экзаменов у студентов. Чтобы выровнять ситуацию, офицерам Казанского гарнизона было разрешено принять участие в празднике в качестве ассистентов, а «Камско-Волжская речь» 2 мая опубликовала обращение к учащейся молодежи, подписанное псевдонимом Студент-медик: «Около двух недель прошло, как во всех высших учебных заведениях развешены плакаты с призывом записаться в число сотрудников по устройству 5 мая праздника Белого цветка. И что же? Записалось так мало!.. Всего не больше 470 человек!.. И теперь я часто слышу: “Вот, если бы не экзамены, то и я пошел бы продавать!”… Неужели вы можете сидеть за книгой, зная, что в это время в городе большой культурный праздник, что во имя чистой идеи объединились все слои населения без различия классового положения, вероисповедания, образовательного ценза и т. д. Товарищи! Это наш день! Вы будущие врачи, адвокаты, педагоги! Неужели еще студентами вы так очерствели, захирели душой, что не способны отозваться на идейный праздник!.. Записывайтесь сегодня же! Идемте, идемте за Белой ромашкой!»[16]. Эмоциональный призыв принес свои плоды – штат ассистентов был укомплектован почти полностью.

Накануне назначенного дня во все учреждения, конторы и банки Казани направили обращение за подписью О. Н. Стрижевской и Р. Л. Лурия, разъясняющее суть акции и содержащее просьбу о разрешении волонтерам продажу цветков в ведомственных организациях. Большинство из них с пониманием отнеслись к этой просьбе. Исключение составил Казанский университет, в котором начались экзамены, и администрация запретила впускать продавщиц цветов в учебное заведение. Тем не менее уже к 10 часам утра ромашка красовалась в петлицах профессоров, студентов и персонала.

Волонтеры были надлежащим образом экипированы: девушек-продавщиц украшала желто-белая лента через плечо, ассистенты надевали нарукавные повязки. Каждая пара имела корзинку с 250 цветками, билет на право продажи, запечатанную номерную металлическую кружку с прорезью для денег. Кружечный сбор был наиболее популярной формой благотворительных мероприятий, практикуемой в России и знакомой каждому с детства. Он широко применялся при церковных сборах, являлся традиционной социальной практикой подачи милостыни. Рекомендованная минимальная цена одной ромашки составляла три копейки (в отличие от пяти копеек в Москве), максимальную цену каждый покупатель определял для себя сам. Подробный отчет о ходе благотворительной акции был опубликован 6 мая 1912 г. в газете «Камско-Волжская речь», которая поднимала эту тему и в последующие дни, публикуя рассказы и впечатления очевидцев и волонтеров. Газета «Казанский телеграф» 8 мая отдала под репортаж о празднике подвал третьего листа.

Продажи стартовали в ночь на 5 мая. Около 12 часов ночи первые пары с корзинками ромашек появились на центральной Воскресенской улице. Начался обход увеселительных заведений города. Успешно шла торговля в клубах и ресторанах: Новый клуб, Панаевский, Черное озеро, Китай, Кучелаевка: «Не говоря уже о посетителях, цветок охотно покупался здесь прислугой, швейцарами, поварами, простым кухонным мальчишкой»[17]. На восходе солнца основным контингентом стали крестьяне, приехавшие с торговой целью из отдаленных мест. На Сибирском тракте цветы брали редко. Пригородные крестьяне, более информированные об акции, покупали охотнее. Однако, в целом у крестьян, в том числе и торгующих на Сорочьем базаре, акция вызывала недоумение, недоверие и явное нежелание расставаться с деньгами. Основными покупателями на городских улицах являлись школьники, рабочие, торговцы, извозчики. Не были обойдены вниманием пассажиры поездов, прибывающих на железнодорожный вокзал и пароходные пристани. На Устье волонтеры дежурили на пристанях, ходили по пароходам. Городовые, грузчики, ломовые извозчики все обзавелись цветками. К грузчикам-татарам на родном языке обращались продавщицы-татарки. Разъехавшиеся по разным частям города волонтеры отмечали активную торговлю в Старой и Новой татарских слободах. Многие татары не прикалывали цветок к одежде, а, бережно завернув в бумажку, прятали в карман. В некоторых местах (в Державинском саду, около Кизического монастыря) были устроены стационарные пункты продажи ромашки: киоски или беседки. Наиболее активно шла продажа цветка на центральных улицах Воскресенской, Большой Проломной, Грузинской, Покровской, в городских учреждениях, гостиницах, кинотеатрах. «Город, в котором бутоньерка в петлице обращает на себя внимание встречных, внезапно разукрасился цветами. Крестьянки с молоком, мясники, городовые – у всех в петлице на груди ромашка»[18]. Успех первого Дня Белого цветка превзошел все ожидания. Для приема кружек и пожертвований в помещения Городской думы были приглашены представители разных слоев казанского общества, избран особый комитет общественного контроля под председательством Р. Ф. Николаи[19]. В день акции дежурные принимали заполненные кружки, они же пополняли корзинки волонтеров, когда те возвращались за очередной порцией цветков. К 12 часам дня все приготовленные для продажи экземпляры разошлись среди населения. В срочном порядке началось изготовление новых цветков. В зале Городской думы, где находился штаб проведения акции, заняты были все – «убеленные сединами, видные лица и деятели города, дежурные и не дежурные члены комитета и бюро, быть может, вообще-то впервые еще державшие в своих руках лепестки и проволоку искусственного цветка, сидели за столами и делали ромашку»[20], рядом с ними расположилась молодежь из числа гуляющих, которую прямо на улице перед домом пригласили помочь изготавливать цветы. Ромашку начали делать в районных бюро, в учебных заведениях, в частных домах, в результате дополнительно было изготовлено около 200 тысяч цветков, которые также разошлись к вечеру. Вместо закончившихся ромашек волонтеры продавали другие цветы, конфеты.

Кинематографы «Аполло», «Пассаж», «Олимп», «Яр» в День Белого цветка отчислили часть сбора в пользу Лиги борьбы с туберкулезом. Свои автомобили в распоряжение оргкомитета 5 мая предоставили общество Автотранспорт, автовладельцы И. Карымов и Розенберг. Общество конно-железных дорог разрешило бесплатный проезд по всем направлениям для волонтеров и выпустило новый вагон, декорированный зелеными ветками и плакатами. Благотворительную помощь в печатании листовок и плакатов оказали Казанская губернская типография, типографии братьев Каримовых, В. В. Вараксина. В Державинском саду в честь Дня Белого цветка с 14 до 16 часов играл оркестр военных музыкантов, был организован детский праздник. Позднее оргкомитет вынес благодарность всем добровольным помощникам, в первую очередь «самоотверженной, благородной казанской молодежи, продавщицам Белого цветка и их ассистентам, а также районным представителям, огромной работе которых принадлежит большая доля успеха дня 5 мая»[21].

В зале Думы 6-9 мая, в присутствии членов комитета и губернского казначейства, представители восьми казанских банков произвели подсчет результатов кружечного сбора. Казанский отдел лиги в отчете за 1912 г. предоставил ведомость собранных денежных сумм по каждой из 966 пронумерованных кружек[22]. Итоговая сумма составила 24 тысячи рублей. По результатам городских сборов, проведенных в 1912 г. в России, Казань оказалась на шестом месте[23], пропустив Москву, Петербург, Ригу, Одессу и Киев. Однако, в небольшой газетной заметке, казанец И. Горинов, размышляя о щедрости жителей разных городов, сделал своеобразный подсчет. Допустив упрощение расчетов применительно к каждому городу, и условно принимая, что каждый житель жертвовал один рубль, он получил возможность сравнивать города между собой. Результат получился следующим: Казань с населением 160 тысяч собрала 24 тысячи рублей, которые условно пожертвовали 24 тысячи человек, т. е. 15 % всего населения города. В Москве с 1 500 000 человек собрали 155 тысяч рублей, что составило 10,33 % населения; в Петербурге из 2 млн жителей пожертвовали 105 тысяч, т. е. 5,25 %; в Одессе около 9 % и Киеве 10,5 %. С целью сравнения активности участия в акции населения разных городов, такая формализация была вполне применима. Опубликованный в «Камско-Волжской речи» подобный подсчет позволил казанцам с чувством гордости утверждать: «Казань на первом месте по отзывчивости!»[24]. Подведя итоги акции, оргкомитет озвучил ее главные результаты. Во-первых, собраны серьезные материальные средства – 24 тысячи рублей. Во-вторых, в акции участвовали «все слои населения, без различия пола, возраста, вероисповедания и общественного положения. Объединение широких масс населения послужило, надо надеяться, делу общественного сознания и воспитания в лучшем смысле этого слова»[25]. Таким образом, впервые проведенная в 1912 г. в Казани благотворительная противотуберкулезная акция имела все черты городского публичного праздника, в котором в той или иной форме приняла участие значительная часть населения. Об этом свидетельствует и серия фотографий, в разные годы сделанных на улицах Казани в дни проведения акции А. И. Бренингом[26]. Первый День Белого цветка определил модели и стратегии социальных взаимодействий и коммуникаций на последующий период, и в то же время оказался наиболее результативным в денежном выражении. К концу 1912 г. в списке членов Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом насчитывалось 1 396 человек.

В июне 1912 г., по предложению доктора Е. М. Лепского, отдел выделил из собранных средств 2 тысячи рублей на организацию бесплатного летнего отдыха для предрасположенных к туберкулезу «слабогрудых» детей. В комиссию по устройству детского отдыха в этом и в последующие годы входили Е. М. Лепский, В. Д. Корсакова и Г. М. Юнусова. В здании земской школы с. Тагашево под Казанью была организована летняя колония для 43 детей в возрасте от 9 до 14 лет из семей с низким материальным достатком[27]. Были предприняты необходимые меры для устройства бесплатной амбулатории для больных туберкулезом: утвержден ее устав, инструкция личному составу. В январе 1913 г. в арендованном каменном здании на Варламовской улице лечебница начала прием больных. Заведующим был избран врач В. В. Фризе, помощником врача Ю. Н. Власов. В целях популяризации знаний о туберкулезе, отделу лиги отведено место в городском музее. Около года велись переговоры с Главным управлением земледелия об отводе Казанскому отделу лиги участка земли для строительства санатория. В конце марта 1913 г. по Высочайшему соизволению выделено шесть десятин лесного участка в Высокогорском лесном массиве.

В 1913 г., в связи с тем, что городская администрация выдала разрешение на проведение акции только в конце апреля, День Белого цветка в Казани состоялся позже – в субботу 11 мая. Если в Москве и Петербурге вторая благотворительная акция, в сравнении с первой, привела к увеличению выручки в два раза, в Казани все произошло с точностью наоборот. Сборы были почти в два раза ниже прошлогодних, удалось собрать 13 тысяч 169 рублей[28]. Главным образом, это объяснялось недостаточной информированностью населения о судьбе прошлогодних пожертвований. Типографский отчет о деятельности отдела лиги за 1912 г. был выпущен с опозданием, задержались организаторы и с отправкой отчета в Москву, который в результате не попал в список опубликованных в «Кратком обзоре деятельности Всероссийской лиги» (М., 1912) отчетов противотуберкулезных городских обществ. Накануне назначенного праздника оргкомитет все же разместил в «Камско-Волжской речи» от 9 мая 1913 г. итоги сделанного за год, но эта информация была доступна лишь для читательской аудитории газеты. В День Белого цветка 1913 г. волонтерам неоднократно приходилось выслушивать недовольные высказывания горожан о малоэффективной и непрозрачной работе отдела. Автор критической заметки в «Казанском телеграфе» советовал организаторам: «Прежде всего, не медлить с превращением собранных денег в видимые орудия борьбы с чахоткой… Квитанция банка вещь малоубедительная там, где цель денег заключается не в том, чтобы приносить проценты… Во-вторых, распространять среди населения сведения не только о том, как нужно бороться с чахоткой, но и о том, как с нею борется местный отдел на собранные деньги. И распространять на самых широких началах. Хотя бы путем летучек, раздаваемых всем и каждому, по крайней мере, за месяц до начала сбора»[29]. Более поздняя дата проведения акции привела к сокращению числа волонтеров (у учащейся молодежи уже наступила пора экзаменов, и многие сборщицы работали без напарников), что тоже сказалось на выручке. Работа оргкомитета по подготовке Дня Белого цветка, из-за задержки с разрешением, осуществлялась в сжатые сроки и проходила в режиме аврала. Обязанности председателя организационного комитета согласилась принять Е. А. Кубашева[30]. Просветительская комиссия в 1913 г., помимо популярных лекций, организовала противотуберкулезную выставку[31] в зале Коммерческого училища. Торжественное открытие состоялось вечером 2 мая в присутствии губернатора, чинов городской администрации, профессоров университета, почетных гостей. Среди экспонатов была представлена обширная коллекция препаратов пораженных туберкулезом органов человека из патолого-анатомического института университета, сведения о распространении туберкулеза в Казанской губернии, рентгенограммы больных, проект будущего санатория и диаграмма показателей здоровья детей, отдохнувших в с. Тагашево. Четыре дня вход на выставку был платным (20 копеек), четыре дня плата не взималась. С 3 по 10 мая выставку посетили 6 568 человек[32], из них 6 263 человека – в дни, отведенные для бесплатного посещения. С сожалением отмечалось отсутствие на выставке учащихся средних учебных заведений.

В День Белого цветка 11 мая было продано около 325 тысяч цветков, что позволило оргкомитету выразить мнение: «доверие населения города Казани к делу борьбы с туберкулезом ни в каком случае не может определяться одной только суммой пожертвований»[33]. Приметой акции 1913 г., по мнению волонтеров, стала возросшая активность татарского населения: «Все в один голос отмечают особую внимательность татар к Белому цветку и готовность, с которой они приобретали его»[34]. Оркестры военной музыки играли в разных частях города: на Устье, в Державинском и Лядском саду, на Сенной площади напротив соборной мечети, около Ветеринарного института. На крепостном бульваре организаторы устроили народное гуляние, установив киоски и пригласив оркестр. Ромашку там продавали с ослика, украшенного цветами.

Помимо денег, в кружках находили мелкие украшения и предметы, в основном из драгоценных металлов; бронзовую медаль в память Крымской компании, монеты иностранного происхождения, почтовые и гербовые марки, векселя на различные суммы. Наблюдалось еще такое явление, как пожертвование испорченных монет, годных лишь на продажу с пуда: такой забракованной кассирами серебряной и медной монеты набралось в 1913 г. около двух пудов[35]. Принимались и обязательства: аптекаря А. Бренинга о продаже медикаментов с льготой 25 %; завода Крестовниковых о приобретении козы для санатория и др. В. Л. Перельштейн в 1912 г. обещал передать для строительства 1 000 кирпичей; в 1913 г. 5 000 кирпичей обязался доставить А. Н. Боратынский.

Летом 1913 г. оздоровительная колония в с. Тагашево вновь приняла партию ослабленных детей. Если прошлого дня группа по национальному составу была полностью русской, то в 1913 г. благодаря разъяснительной работе, которую провела комиссия по устройству детского отдыха среди татарского населения, из принятых 45 детей было 15 татар. В ноябре 1913 г. при амбулатории было организовано попечительство[36] о туберкулезных больных, которое взяло на себя заботу не только о пациентах лечебницы, в некоторых случаях обращалось внимание на их семьи и окружение. Попечительство выявляло больных и, по мере возможности, занималось улучшением жизни их беднейшей части, оказывало материальную помощь[37].

Последний довоенный праздник Белого цветка прошел в субботу 26 апреля 1914 г., председателем оргкомитета вновь стала Е. А. Кубашева. Город и слободы разделили на 24 района, но фактически работало 22 районных комитета. Были сделаны выводы из ошибок прошлого года: Казанский отдел лиги своевременно подготовил и издал подробный отчет о деятельности отдела, с указанием всех потраченных за этот период денежных сумм. Дополнительно к нему было отпечатано 100 тысяч отчетных листков на русском и татарском языках. Развешано тысяча плакатов[38], прочитано свыше 20 лекций, главным образом на окраинах Казани[39]. Лекторы, рассказывая о туберкулезе, акцентировали внимание слушателей на результатах двухгодичной работы Казанского отдела лиги и планах на будущее. Градус сочувствия и доверия населения должно было повысить то, что в местной печати[40] появилась информация о состоявшейся 20 апреля закладке здания санатория. Лекционная комиссия стремилась охватить новые группы населения. Впервые были прочитаны специальные лекции для: 1) женщин-мусульманок[41] (зубной врач Х. Таначева на татарском языке прочла лекцию «Борьба с чахоткой» в Восточном клубе); 2) офицеров (две лекции о туберкулезе в армии прочли в здании Военного собрания военные врачи Н. Ф. Колчин и Н. Я. Бардуков). Они сопровождались показом диапозитивов, таблиц, препаратов пораженных органов. Лекции рекламировали все местные газеты, вывешивались специальные афиши с объявлением. Силами учащихся драматических курсов Казанского музыкального училища с благотворительной целью был дан спектакль, собранные средства от которого передали А. Н. Казем-Беку.

Одной из важнейших задач, ежегодно встававшей перед организаторами, была вербовка достаточного количества волонтеров-сборщиков. Основные надежды здесь возлагались на учащуюся молодежь. Ранняя, сравнительно с прошлым годом, дата проведения акции не отвлекала ее от экзаменов, тем не менее, оргкомитет через «Камско-Волжскую речь» неоднократно обращался к молодежи с призывом пополнить ряды добровольцев. В итоге армия волонтеров в 1914 г. составила 1 400 человек[42]. Администрация города по просьбе оргкомитета разрешила начать благотворительную акцию в 10 часов вечера 25 апреля накануне назначенного дня. Просьба была вызвана желанием захватить вечерние часы в ресторанах и клубах, посетители которых могли дать ощутимую прибыль.

Форме проведения «туберкулезного дня» придавалось немаловажное значение, стремление придать акции зрелищность характерно для многих российских городов. Известный деятель Всероссийской лиги А. А. Владимиров[43] отмечал: «Публичная продажа искусственного цветка для большинства представляла особый интерес своей обстановочной стороной. Несомненно, что она для многих на первых порах показалась лишь интересным новым развлечением, и только впоследствии выяснилась во всем своем выдающемся общественном значении… Большей частью празднование “Дня” начиналось с шествия по главным улицам, обставленного с большей или меньшей пышностью (декорированные экипажи, автомобили, хор музыки и т. д.). Днем и вечером устраивались гуляния, платные или бесплатные, народные, детские»[44].

Последняя довоенная акция отличилась тем, что организаторы, помимо традиционной работы, устроили на Воскресенской улице костюмированное праздничное шествие и парад цветов, привлекший толпы народа и придавший Дню Белого цветка характер веселого праздника: «впереди – оркестр; за ним боярин с боярыней, рынды, знаменосцы; шествие белых роз; ослики под управлением цветов и жуков, лодки с матросами, экипажи и автомобили»[45]. Автомобили, украшенные белой ромашкой, полковые оркестры на городских площадках создавали праздничный антураж. Однако развлекательная атрибутика вызвала неоднозначную реакцию правого издания «Казанский телеграф», корреспондент которого И. Лопаткин в небольшой заметке с сарказмом писал: «Нарядно убранство. Опыт сказался. Но острота праздника белой ромашки, увы, в старом прошлом… воодушевления нет в публике. – Надоело! И только, где музыка, публика несколько чаще опускает монетки, потому, видимо, что стоит или толчется на месте»[46]. Совершенно в ином ключе звучал репортаж либеральной прессы. Приводя факты народного энтузиазма и щедрости, «Камско-Волжская речь» особо выделила самую большую за все три года выручку с продажи цветка на пристани «Устье», активную покупку ромашки в Забулачной части Казани и успехи двух пар детей, реализовавших в течение двух часов в Николаевском садике свыше 400 цветков. Всего для продажи оргкомитет заготовил 400 тысяч ромашек, которые закончились к двум часам дня. Традиционно, центральные улицы города Большая Проломная и Воскресенская были наиболее бойким местом сбора пожертвований из-за обилия гуляющей публики. «Все общество, без различия национальностей и общественных положений, сплотилось в едином движении сердца, в едином порыве, охватившем десятки тысяч человек. Может быть, в этом порыве еще много было стихийности, как во всяком массовом движении, а элемент сознательного творчества не проявился в нем с соответствующей яркостью. Но важно, что последний элемент начинает играть все большую роль в этом движении»[47]. Благодаря продуманной подготовительной работе сбор 1914 г. повысился и составил 16 тысяч 478 рублей. Деньги из 937 кружек, представленных счетной комиссии, были внесены на счет Казанского отдела лиги для борьбы с туберкулезом в Городском общественном банке. Крупных пожертвований было немного, основную часть суммы собрали среди горожан, не обладавших большими доходами.

Во время строительного сезона 1914 г. удалось возвести стены и крышу здания санатория. Детская летняя колония в с. Тагашево продолжила свою работу и впервые приняла 12 детей из туберкулезных семей, находившихся под наблюдением попечительного совета. Второе полугодие 1914 г. поставило в трудное положение бесплатную лечебницу для туберкулезных больных. Заведующий доктор В. В. Фризе был мобилизован, лечебница закрылась на месяц, в итоге уменьшилось число больных, обратившихся за помощью. В этом году работа Казанского отдела лиги получила признание городского управления. Отделу была выделена субсидия в размере 3 000 рублей от Городской думы и 100 рублей от уездного земского собрания.

Во время Первой мировой войны деятельность Всероссийской лиги и ее местных отделов постепенно сворачивалась. В 1914 г. День Белого цветка был устроен 75 местными организациями, собравшими 225 тысяч рублей, в 1915 г. – 27 организаций и общий сбор 168 тысяч, в 1916 г. – 14 организаций собрали 48 тысяч рублей[48]. Общероссийских данных за 1917 г. нам найти не удалось.

День Белого цветка проводился в Казани и в годы войны, несмотря на то, что военные заботы вышли на первый план и наложили свой отпечаток на все стороны жизни. Из-за расстройства железнодорожного сообщения с западными районами России, пришлось заморозить строительство санатория, так как оборудование для центрального отопления, заказанное в Брянске, в условиях военного времени не могло быть доставлено в Казань. Значительная часть врачей была занята в госпиталях и уделяла мало внимания лекционной работе, что привело к ослаблению противотуберкулезной пропаганды. Председатели и их помощники в районных комитетах по устройству Дня Белого цветка принимали непосредственное участие в организации однодневных сборов пожертвований осенью и зимой 1914-1915 гг., а также провели большую работу по сбору средств на постройку дома инвалидов. Весной 1915 г. среди членов Казанского отдела лиги возникали сомнения в успехе противотуберкулезной акции. Однако правление тем не менее приняло решение организовать День Белого цветка 2 мая 1915 г., особо отметив, что часть собранных денег пойдет на нужды воинов, больных туберкулезом[49]. Общая сумма пожертвований составила 11 тысяч 83 рубля, что было признано хорошим результатом, и дало основание оргкомитету утверждать: «идея общественной борьбы с туберкулезом пользуется в Казани прочным сочувствием и доверием»[50]. На летнюю колонию для «слабогрудых» детей был затрачен 1 841 рубль – в с. Тагашево поехали 45 детей, 30 из которых принадлежали семьям мобилизованных в армию. Поскольку строительство санатория в Высокогорской даче было заморожено на неопределенный срок, в парке казенной земледельческой фермы, в помещении училища, под эгидой Казанского отдела лиги открылся временный санаторий для военнослужащих, больных туберкулезом. Во втором полугодии 1915 г. санаторий принял 108 больных[51]. В лечебнице для приходящих больных отмечалось сокращение количества обращений. Продолжило работу попечительство о туберкулезных больных – 61 человек получил разную помощь, что сопоставимо с довоенными показателями.

Убежденность в общественной поддержке позволила оргкомитету в 1916 г. вновь провести очередной «туберкулезный день». Попечитель Казанского учебного округа М. М. Ломиковский разрешил воспитанникам и воспитанницам учебных заведений в качестве волонтеров принять участие в сборе. Председательницей оргкомитета была О. В. Родионова. В Державинском саду, как и в мирное время, играл военный оркестр, по городу курсировал декорированный зеленью и цветами трамвай, а председатель губернской земской управы Н. А. Мельников и В. Е. Кусаков предоставили автомобили[52]. На собрании 5 мая, посвященном итогам Дня Белого цветка, секретарь оргкомитета профессор А. А. Симолин отчитался о полученных средствах. Акция принесла сумму в 9 446 рублей[53]. В два раза удалось уменьшить затраты на организацию мероприятия, они составили 476 рублей. Цветы изготовили исключительно своими силами – были задействованы все женские учебные заведения, включая мусульманскую школу для девочек Аитовой; ряд госпиталей, мужское коммерческое училище и др.

За годы войны резко ухудшилось материальное положение населения[54]: с 1 января 1914 г. по 1 января 1917 г. рост цен в России составил 194 %, а с 1 января по 1 декабря 1917 г. – 426 %. К концу пребывания у власти Временного правительства покупательная способность рубля понизилась до 8 копеек. В 1917 г. в состав последнего организационного комитета по устройству Дня Белого цветка вошли: А. Н. Казем-Бек (председатель), Н. Н. Ушакова (секретарь), М. Н. Малиновская (казначей). Члены: М. П. Якубовская, В. С. Зарницына, П. И. Зарницын, А. И. Терегулова, профессор К. З. Клепцов, священник Е. Ф. Сосунцов, А. И. Захарьевский, Н. П. Гусев, С. П. Казина, Г. Р. Юнусова, профессор Л. А. Третьяков, В. В. Болондзь, Л. К. Хомякова, М. М. Хомяков, прапорщик Яхонтов, И. И. Колокольников. За помощью в изготовлении цветков устроители были вынуждены обратиться к населению Казани: «Ввиду дороговизны материалов для изготовления цветка бюро покорно просит граждан жертвовать коленкоровые вещи, хотя бы и изношенные. Пожертвования принимаются во всякое время в старой клинике…»[55]. Изменилась риторика газетного объявления, в тексте ярко выражены приметы времени – отречение от царского режима и призыв к обновлению: «Белый цветок пользовался сочувствием в тяжелые годы старого режима, убивавшего и задерживавшего всякую общественную работу. Ныне освобожденный русский народ должен сам проявить себя в своих лучших стремлениях. Наше счастье и наше здоровье, граждане, в наших собственных руках. Проявим же ныне впервые достойными того положения, в котором все мы можем быть строителями своей жизни»[56]. В 1917 г. акция проходила 28 апреля в Казани в течение суток. Хронику дня, как обычно, представила газета «Камско-Волжская речь». Наряду с цветами ромашки, которых изначально недоставало, в этот день продавали колосья ржи, веточки березы и другие символические значки. Среди волонтеров было много детей. Помимо традиционных мобильных средств наглядной агитации в виде двух декорированных трамвайных вагонов и экипажей, украшенных флагами, ромашкой и ветками, по городу ездила телега с детьми в малороссийских костюмах. День был по-летнему теплым, и девушки волонтеры выходили в легких белых платьях, на фоне которых ярко выделялись нашитые плакаты с надписями «На борьбу с чахоткой». Общий итог кружечного сбора вместе с отдельными пожертвованиями получился свыше 12 тысяч рублей[57]. От 2-й Казанской школы прапорщиков было внесено облигаций Займа свободы на 2 700 руб. и деньгами 30 руб. 49 коп.

Снижение сумм благотворительных сборов в годы Первой мировой войны обусловлено как обеднением населения, так и регулярным проведением массовых пожертвований на различные нужды, вызванные войной. Тем не менее, оно не выражалось так значительно, как можно было ожидать. Казанцы отзывались на акцию и жертвовали из тех небольших сумм, которыми располагали. Ежегодная общегородская благотворительная акция День Белого цветка, проходившая в Казани в период 1912-1917 гг., в совокупности принесла Казанскому отделу Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом около 90 тысяч рублей. Казанский отдел лиги стал обладателем крупной денежной суммы, которая позволила ему создать фонд для строительства санатория, организовать амбулаторию и попечительство, ежегодно устраивать профилактический летний отдых предрасположенных к туберкулезу детей.

День Белого цветка, помимо благородной идеи помощи страждущему, лежащей в его основе, привлекал горожан ощущением личной причастности к общему делу ради социально значимой цели, сопровождался развлекательным праздничным действом, о котором не забыли и в сложные военные годы. Акция отличалась отсутствием национальных, конфессиональных, имущественных и возрастных ограничений. В ходе совместной работы сложился основной коллектив организаторов и участников, в дальнейшем принявший на себя организацию и проведение других благотворительных акций. Социокультурная самоорганизация общества происходила благодаря активной работе казанской интеллигенции, в данном случае наблюдалось превалирующее участие медицинских работников. Служа делу милосердия, благотворительность объединяла представителей различных слоев общества, выражала гражданскую позицию неравнодушной его части, благодаря чему значительно расширилась сфера общественной деятельности, возросла роль общества в решении важных вопросов жизни населения страны.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 


[1]. Устав Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом. [Утвержден 23 ноября 1909 г.]. – М., 1911. – С. 3.

[2]. Инструкция для отделов Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом, утвержденная общим собранием лиги 25 апреля 1910 г. – Казань, 1912. – 16 с.

[3]. Краткий обзор деятельности Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1912 год (с 1 января по 1 сентября). – М., 1912. – С. 5.

[4]. Каганович Р. Б. Из истории борьбы с туберкулезом в дореволюционной России. – М., 1952. – С. 36.

[5]. Отчет Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1912 год. ‒ Казань, 1913. ‒ С. 11.

[6]. Хроника // Туберкулез. – 1912. – № 2. – С. 127.

[7]. Отчет Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1912 год. – Казань, 1913. – С. 11.

[8]. Как правило, для организации «туберкулезного дня» местные отделы лиги выделяли специальные комитеты, возглавляемые членом правления или известным в городе лицом. Часто председательницей становилась женщина, представительница высшего общества, известная своей благотворительной деятельностью, жена губернатора или другого влиятельного лица.

[9]. Каганович Р. Б. Указ. соч. – С. 43.

[10]. Лекционную комиссию возглавил профессор Орловский, просветительскую Р. А. Лурия и Н. М. Хомяков, цветочную О. Н Стрижевская, декоративную Н. Н. Парфентьев, организацией развлечений занимался И. С. Кривоносов.

[11]. Камско-Волжская речь. – 1912. – 28 апреля. – С. 3.

[12]. Гласные Городской думы Л. А. Третьяков, М. А. Сайдашев, член городской управы М. В. Улитин, член губернского присутствия П. Т. Чесноков; представители купеческих фамилий Л. И. Алафузов, Г. Э. Грахе, М. Н. Квасников, Н. М. Крестовникова, Н. А. Крупеникова, А. Ф. Митрофанова, И. Усманов, Д. Д. Чернояров, Г. М. Юнусова; директор коммерческого училища А. И. Немировский, учителя Н. К. Горталов и И. Усманов, юрист Д. А. Персон, протоиерей Е. Ф. Сосунцов, жены врачей А. В. Казем-Бек, А. И. Сороковикова, жена начальника порохового завода М. М. Лукницкая, жена начальника речного училища К. В. Черепанова и др.

[13]. Отчет Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1912 г. – Казань, 1913. – С. 14.

[14]. Там же. – С. 15.

[15]. Орловский В. Ф. «Общественная борьба с туберкулезом», Зарницын П. И. «Всероссийская лига для борьбы с туберкулезом», Лурия Р. А. «День Белого цветка».

[16]. Камско-Волжская речь. – 1912. – 2 мая. – С. 3.

[17]. Казанский телеграф. – 1912. – 8 мая. – С. 3.

[18]. Камско-Волжская речь. – 1912. – 6 мая. – С. 3.

[19]. Николаи Рудольф Федорович – почетный мировой судья, врач женского духовного училища, председатель совета общества взаимного кредита, председатель попечительского совета Казанского коммерческого училища.

[20]. Казанский телеграф. ‒ 1912. – 8 мая. – С. 3.

[21]. Отчет Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1912 г. – Казань, 1913. – С. 22.

[22]. Там же. – С. 24-31.

[23]. Краткий обзор деятельности Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1912 г. – М., 1912. – С. 19.

[24]. Горинов И. Из записной книжки // Камско-Волжская речь. – 1912. – 11 мая. – С. 3.

[25]. Отчет Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1912 г. – Казань, 1913. – С. 12.

[26]. Бренинг Арнольд Иванович (1879-1937) – владелец одной из лучших городских аптек, увлекался фотографированием. Оставил большую коллекцию фотографий дореволюционной Казани, среди которых имеются снимки, посвященные дням Белого цветка.

[27]. Там же. – С. 33.

[28]. 11 мая 1913 г. из возвращенных волонтерами 955 кружек, 100 оказались пустыми.

[29]. Сэр-Джордж. Хороший день // Казанский телеграф. – 1913. – 11 мая. – С. 4.

[30]. Кубашева Е. А. – член попечительского совета Казанского комитета общины сестер милосердия Российского общества Красного Креста, жена управляющего Казанским удельным округом.

[31]. Выставка состояла из двух частей: 1. Диаграммы из своего передвижного музея прислало правление Всероссийской лиги из Москвы; 2. Препараты пораженных органов людей и животных, рисунки и таблицы предоставили профессора Казанского университета и Ветеринарного института.

[32]. Отчет Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1913 г. ‒ Казань, 1914. ‒ С. 23.

[33]. Там же. – С. 5.

[34]. Камско-Волжская речь. – 1913. – 14 мая. – С. 3.

[35]. Отчет Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1913 г. – Казань, 1914. – С. 3.

[36]. В попечительский совет входило 20 человек, в большинстве своем жены врачей и общественные деятельницы.

[37]. Отчет Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1913 г. – Казань, 1914. – С. 48-57.

[38]. 1 000 художественно выполненных плакатов были пожертвованы типографией Еремеева и Шашабрина.

[39]. Отчет о деятельности Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1914 г. ‒ Казань, 1915. ‒ С. 57.

[40]. Камско-Волжская речь. – 1914. – 22 апреля. – С. 4.

[41]. Отчет о деятельности Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1914 г. – Казань, 1915. – С. 10.

[42]. Камско-Волжская речь. – 1914. – 26 апреля. – С. 2.

[43]. Инициатор проведения дней Белого цветка в России.

[44]. Владимиров А. А. Первый «туберкулезный день» в России 1911 года. – СПб., [1911]. – С. 9-10.

[45]. Камско-Волжская речь. – 1914. – 25 апреля. – С. 3.

[46]. Лопаткин И. Праздник Белого цветка // Казанский телеграф. – 1914. – 27 апреля. – С. 5.

[47]. Камско-Волжская речь. – 1914. – 29 апреля. – С. 4.

[48]. Каганович Р. Б. Из истории борьбы с туберкулезом в дореволюционной России. – М.: Изд-во АМН СССР, 1952. – С. 46.

[49]. Отчет о деятельности Казанского отдела Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом за 1915 г. – Казань, 1916. – С. 47.

[50]. Там же. – С. 6.

[51]. Там же. – С. 40.

[52]. Камско-Волжская речь. – 1916. – 17 мая. – С. 3.

[53]. Там же. – 7 мая. – С. 3.

[54]. Желещиков А. Восемьдесят рублей за корову // Литературная газета. – 2017. – 2 августа.

[55]. Камско-Волжская речь. – 1917. – 14 апреля. – С. 3.

[56]. Там же. – 29 апреля. – С. 3.

[57]. Там же. – 5 мая. – С. 3.

 

Из воспоминаний Н. А. Васильева1 «Мои студенческие годы. 1913-1917 гг.»

 

[…] К числу студенческих праздников г. Казани в предреволюционную пору смело можно отнести и праздник «Белого цветка», ромашки, который устраивался в первый воскресный день веселого мая2 месяца «Лигой врачей по борьбе с туберкулезом». Он был «университетским», так как ответственное руководство по проведению праздника принимали на себя виднейшие профессора медики: Н. А. Геркен, Н. Г. Горяев, Н. А. Казем-Бек3 и его молодой ординатор А. Г. Терегулова4. Правительство к празднику относилось подозрительно, но народный дух и молодой задор определили успех праздника. Город разбивался на участки, который возглавлял ответственный общественный деятель, которому под отчет выдавались опечатанные или опломбированные кружки за №№. С 5 утра и до 10 вечера народные парочки предлагали купить ромашку, подставляя кружку прохожему. С 11 ч. ночи все кассиры банков г. Казани были заняты подсчетом кружек. Ночь подсчета была с участием виднейших общественных деятелей, директоров банка и дам в доме «Красного Креста» на ул. Красной5. Мне памятны эти дни, т. к. я оказался бессменным секретарем6 Комитета лиги, в которой принимали участие молодые дамы, жены врачей, в том числе и Амина Ибрагимовна Терегулова (я упомянул о ней еще здравствующей)7. Душой этого Комитета была Мария Петровна Якубовская-Траубенберг8, первая деятельница г. Казани по наркомату социального обеспечения, большая передовая работница из рядов старой интеллигенции. Вспоминая об этом празднике, я знаю, что А. М. Горький и Г. Тукай любили эти дни9.

Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского КФУ, ед. хр. 9317, с. 46-47. Машинопись.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Мемуарные источники, отражающие события городской жизни дореволюционной Казани XX в., крайне немногочисленны и не содержат упоминаний о днях Белого цветка. Исключение составляют воспоминания выпускника юридического факультета Казанского университета Николая Александровича Васильева (04.04.1894 – ?), посвященные студенческим годам его юности. В дальнейшем он проживал в Чебоксарах, Ядрине, Казани. Работал адвокатом, занимался краеведением. В 1960 – начале 1970-х гг. Н. А. Васильев передал в Научную библиотеку им. Н. И. Лобачевского ряд своих рукописных трудов и документов по истории местного края. Текст мемуаров выполнен на печатной машинке, впоследствии вычитан автором, и носит следы авторской правки. Пропуски, оставленные машинисткой, не знакомой с особенностями авторского почерка, заполнены от руки. В конце текста имеется датировка 17 апреля 1972 г. Сюжет о днях Белого цветка, несмотря на небольшой объем, содержит все особенности, присущие источникам личного происхождения: ошибки памяти, неточности, субъективизм в передаче информации, ориентация автора на политическую конъюнктуру современного ему периода и связанная с этим публицистичность.

2. Дни Белого цветка в Казани устраивались традиционно в субботу, в конце апреля или начале мая, в зависимости от времени получения разрешения городских властей.

3. Ошибка машинистки. Должно быть – А. Н. Казем-Бек.

4. Ошибка машинистки. Должно быть – А. Г. Терегулов.

5. По распоряжению городского головы В. Д. Боронина для подсчета денежных средств приемной комиссии предоставлялся зал Городской думы на ул. Воскресенской (ныне ул. Кремлевская).

6. В отчетах Казанского отдела лиги фамилия автора не встречается.

7. А. И. Терегулова (1887-1975).

8. М. П. Якубовская вошла в организационный комитет Дня Белого цветка в 1914 г.

9. В данном случае упоминание носит абстрактный характер, не претендующий на личное знакомство, но создающий иллюзию причастности.

 

Список литературы

Владимиров А. А. Первый «туберкулезный день» в России 1911 года. – СПб, [1911]. – 124 с.

Каганович Р. Б. Из истории борьбы с туберкулезом в дореволюционной России. – М.: Изд-во АМН СССР, 1952. – 319 с.

Шарафутдинова Р. М. Из истории борьбы с туберкулезом в Татарии // Казанский медицинский журнал. – 1966. – № 2. – С. 84-86.

 

References

Vladimirov A. A. Pervy “tuberkulezny den” v Rossii 1911 goda [The first “tuberculosis day” in Russia in 1911]. St. Petersburg, [1911], 124 p.

Kaganovich R. B. Iz istorii borby s tuberkulezom v dorevolyutsionnoy Rossii [Excerpts on the history of the struggle against tuberculosis in the pre-revolutionary Russia]. Moscow, USSR Academy of Medical Sciences publ., 1953, 319 p.

Sharafutdinova R. M. Iz istorii borby s tuberkulezom v Tatarii [Excerpts on the history of the struggle against tuberculosis in the Tatar ASSR]. IN: Kazanskiy meditsinskiy zhurnal [Kazan Medical Journal], 1966, no. 2, pp. 84-86.

 

 

Фото, кроме указанных: Электронный ресурс. Режим доступа: https://topwar.ru/118538-iz-arhivov-fotografa-arnolda-ivanovicha-breninga-chast-1.html.

Photos except the provided ones: [On-line]. Available at: https://topwar.ru/118538-iz-arhivov-fotografa-arnolda-ivanovicha-breninga-chast-1.html.

 

 

Сведения об авторе

Ежова Светлана Алексеевна, кандидат исторических наук, главный библиограф Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского КФУ, e-mail: sezhova@mail.ru.

 

About the author

Svetlana A. Ezhova, Candidate of Historical Sciences, Chief Bibliographer at N. I. Lobachevsky Scientific Library, Kazan Federal University, e-mail: sezhova@mail.ru.

 

В редакцию статья поступила 12.12.2018, опубликована:

Ежова С. А. Дни Белого цветка в Казани: благотворительный праздник начала XX в. как опыт социально-культурного взаимодействия // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. ‒ 2019. ‒ № 2. ‒ С. 6-25.

 

Submitted on 12.12.2018, published:

Ezhova S. A. Dni Belogo tsvetka v Kazani: blagotvoritel'nyi prazdnik nachala XX v. kak opyt sotsial'no-kul'turnogo vzaimodeistviya [White Flower Days in Kazan: a charitable event of the early 20th century as sociocultural interaction experience]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2019, no. 2, pp 6-25.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
OTHER ARTICLES
В статье анализируются и описываются эпиграфические памятники, установленные на могилы родственников Г. Баруди, а также представлены результаты работы по расшифровке арабоязычных и
В статье на примере Казанской губернии показано, как государство и местные органы управления регулировали сферу культуры после Февральской и Октябрьской революций.
Публикация посвящена рассмотрению истории органов ЗАГС на территории Казанской губернии (АТССР) в первые годы после установления советской власти (1917-1921).
В статье рассматриваются вопросы становления и развития национального тюрко-татарского школьного образования в Дальневосточной республике в 1921-1922 гг.
Статья посвящена такому малоизученному виду помощи населению ТАССР в голодные 1921-1923 гг., как посылочные операции. Помощь голодающим в форме посылок оказывали в основном иностра
Статья посвящена исследованию проблемы перехода на латинский алфавит в 1920-е гг., которые играли важную роль в истории татарского народа.