Е. В. Миронова. Складывание централизованной культурной политики в Казанской губернии в 1917-1918 гг.

В статье на примере Казанской губернии показано, как государство и местные органы управления регулировали сферу культуры после Февральской и Октябрьской революций. В предреволюционный период искусство находилось в руках частных лиц и общественных организаций. Уже после Февральской революции создается культурно-просветительский отдел при Казанском совете солдатских и рабочих депутатов, который организовывал культурный досуг для широких масс населения. При большевиках частные культурные предприятия постепенно ликвидируются, и инициатива переходит в руки государства. Сделан вывод, что вместе с процессом огосударствления культуры открывается и доступ низших слоев населения к высокому искусству.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
10.08.2019
Purchase an electronic version:
0 rub
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2019
Ознакомительная часть статьи

Аннотация

В статье на примере Казанской губернии показано, как государство и местные органы управления регулировали сферу культуры после Февральской и Октябрьской революций. В предреволюционный период искусство находилось в руках частных лиц и общественных организаций. Уже после Февральской революции создается культурно-просветительский отдел при Казанском совете солдатских и рабочих депутатов, который организовывал культурный досуг для широких масс населения. При большевиках частные культурные предприятия постепенно ликвидируются, и инициатива переходит в руки государства. Сделан вывод, что вместе с процессом огосударствления культуры открывается и доступ низших слоев населения к высокому искусству.

 

Abstract

Using the example of the Kazan province, the article shows the way the state and local authorities regulated the cultural sector after the February and October revolutions. During the pre-revolutionary period art was in the hands of individuals and public organizations. After the February Revolution, the Cultural and Educational Department under the Kazan Soviet of Soldiers 'and Workers' Deputies, which organized cultural leisure for great masses of the population, was established. Under the Bolsheviks, private cultural enterprises were gradually closed down, and the initiative passed to the state. It is concluded that along with the process of statism of culture, the lower social groups of the population got access to high art.

 

Ключевые слова

Культура Казанской губернии, Февральская революция, Октябрьская революция, управление культурой, культурно-просветительский отдел, народные дома, кинотеатры, концерты, спектакли.

 

Keywords

Culture of the Kazan province, February Revolution, October Revolution, culture management, Cultural and Educational Department, community halls, cinemas, concerts, performances.

 

В Российской империи централизованное государственное управление культурой не сложилось1. Существовали общественные организации, которые содействовали развитию отдельных областей искусства, например, Императорское Русское музыкальное общество (ИРМО), Императорское общество поощрения художников и т. д.

Кроме того, некоторые элементы культурной политики были в компетенции министерств народного просвещения и внутренних дел. В последнем был сосредоточен главный инструмент, с помощью которого правительство влияло на культурные процессы – цензура. Временное правительство вскоре после своего создания ликвидировало Главное управление по делам печати, осуществлявшее надзор за печатной продукцией, а постановлением от 27 апреля 1917 г. отменила цензуру печати и публичных зрелищ, к которым относились театральные, музыкальные, живописные и кинематографические произведения2. Наблюдение за различными представлениями вверялось комиссарам Временного правительства, которые могли его приостановить, если оно вызывало общественные беспорядки3. Также произведение могло быть запрещено в случае нарушения уголовного законодательства.

Но от регулирования культуры власть устранилась. В ведении Министерства народного просвещения находились образование и наука, но культура в узком значении, как политика в области искусства, была отдана на откуп рынку, частным и общественным учреждениям. После Февральской революции эту функцию частично взяли на себя Советы. Образованные при них культурно-просветительские отделы были призваны нести образование в широкие народные массы, а роль искусства заключалась в приобщении крестьян и рабочих к «сокровищам» мировой культуры.

Октябрьская революция способствовала еще большему распространению искусства среди народа. Массово организуются самодеятельные творческие коллективы, управление культурными развлечениями переходит в руки государства. В августе 1919 г. в составе Народного комиссариата просвещения были образованы театральный и киноотдел, что централизовало управление этими отраслями искусства. Творческие деятели шли на сотрудничество с советской властью и устраивали концерты и спектакли для рабочих и крестьян.

До Февральской революции основным органом, занимавшимся организацией культурных развлечений в Казани, являлась Комиссия по организации разумных развлечений для народа, организованная при Казанской городской управе в 1915 г.4 В ее задачи входило просвещение населения путем устройства различных увеселительных мероприятий, направленных на поднятие культурного уровня людей. Однако весной 1917 г. при Казанском совете солдатских и рабочих депутатов создается культурно-просветительский отдел (КПО), состоявший из представителей различных политических, общественных, национальных и культурных организаций. Первоначально отдел образовал в своем составе лекционную, библиотечную, издательскую комиссии и комиссию по изысканию средств5. Но уже в июне того же года появляется комиссия разумных развлечений, которая берет на себя функции, ранее выполнявшиеся городским самоуправлением. Комиссия заведует культурными мероприятиями не только в Казани, но и в уездах, хотя губернский город по-прежнему оставался в центре внимания как сосредоточение творческих сил. Ее председателем был избран Константин Михайлович Яхонтов.

Культурно-просветительский отдел стремился объединить вокруг себя все организации, обладающие сходными с отделом задачами. Обсуждалась необходимость связать воедино все культурно-просветительские секции – полковые, ротные, дивизионные, заводские6. Таким образом, в компетенцию комиссии Совета входил более широкий круг обязанностей, чем он был у комиссии при управе. Соответственно, возможности также расширялись.

Весной-летом 1917 г. комиссией разумных развлечений проводились симфонические концерты. Цены на билеты были вполне доступны даже необеспеченному населению: места в городском театре на народный концерт симфонического оркестра, состоявшегося 7 мая, стоили от 5 копеек до 1 рубля7. Состав оркестра был небольшой, но, судя по отзывам в прессе, состоял из опытных музыкантов. В него входили А. Томская, Е. Бурская, Ф. Кац8. Дирижером был преподаватель Казанского музыкального училища Я. А. Позен.

Кинематограф также не остался без внимания культурно-просветительского отдела. Особенное внимание было обращено на его образовательную сторону. На заседании культурно-просветительской комиссии 9 мая 1917 г. председатель Союза служащих в кинематографах К. И. Жуковский предложил использовать этот вид искусства в просветительских целях. А докладчик Маргалеев подготовил выступление о демонстрации картин, где сопоставил ряд фактов и действий представителей: полной монархии, конституционной монархии, демократической республики. Он предлагал на экране воспроизвести картину выборов в Учредительное собрание или провести параллель характера толпы при бывшей форме правления и при демократической республике, причем в первом случае должна фигурировать пьяная толпа, а в последнем – проникнутая сознанием и увлекающаяся чтением, беседами и т. д.

Однако собрание КПО решило, что предложение Жуковского неприемлемо, так как один экран через сравнение тезисов правления не в состоянии ярко осветить все недостатки и преимущества правлений, для картины необходимо пояснение. К тому же создание картин потребует много времени9.

Свои кинематографы имелись и на крупных предприятиях, например, на пороховом заводе. Они были организованы в результате деятельности КПО, который помогал в постановке сеансов10.

Хотя непосредственно культурным строительством занимался культурно-просветительский отдел, другие подразделения Совета также принимали участие в культурной жизни. В кинотеатре «Электра» летом 1917 г. члены Исполнительного комитета Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов выступили с лекциями о политическом положении в стране. Выступления пользовались большим успехом, а сбор с них шел на организационную и культурно-просветительскую деятельность Совета11. Театр был предоставлен на летний сезон в бесплатное пользование Совету, но ему потребовалось большее время. 21 июля Исполнительный комитет солдатской секции Совета издает резолюцию о переходе театра «Электра» в полное распоряжение культурно-просветительского отдела. Перед этим Совет и владельцы театра пытались договориться об аренде, но не сошлись в условиях. Как указывалось в резолюции, такие меры вызваны необходимостью вести предвыборную агитацию, но хозяева кинотеатра заявляют, что главным мотивом Совета было получение средств на печатание литературы и агитацию12.

За «Электру» пытался вступиться губернский комиссар Временного правительства, отметив, что реквизиция может быть произведена только для нужд государственной обороны13, но, по всей видимости, Совет не прислушался к этой просьбе и театр перешел в его пользование.

Первые месяцы после Февральской революции в сельской местности приобщением крестьян к культуре занимались общественные организации. Уже через несколько дней после получения известий о революции в Петрограде, в селе Каймары Казанского уезда появилось «Каймарское гражданское общество для внешкольного образования, сельского хозяйства и разумных развлечений», которое на первых порах устраивало чтение газет и новостных телеграмм, а затем планировало устроить кинематограф14. Подобные общества появлялись и в других местностях: «Союз женщин Лаишевской волости» организовал драматическую секцию и ставил спектакли в деревне Войкино15; «Сотнурский просветительский кружок» в Царевококшайском уезде предполагал ставить спектакли и музыкально-вокальные вечера16. Крестьяне, на протяжении веков остававшиеся вне сферы действия высокого искусства, таким образом, приобщались к достижениям мировой культуры. В Казани демонстрировали свои способности широкой публике учащиеся музыкального училища, которые объединились в кружок.

Сами деятели искусств после Февраля стали объединяться в союзы и общества. 27 марта был образован Союз служащих в кинематографах, председателем правления союза единогласно был избран К. И. Жуковский17. Театральные работники объединялись в рамках общероссийского Русского театрального общества и посылали своих делегатов на съезды общества18. Кроме того, в Казани существовал Союз трудовой интеллигенции. Его задачи определялись как: 1. Защита интересов культуры; 2. Выявление профессиональных классовых интересов трудовой интеллигенции и их защита; 3. Строительство совместно с другими организациями обновленной России. Членский взнос составлял 10 копеек в год19. Как правило, эти союзы занимались защитой интересов своих членов, оказанием материальной и медицинской помощи20.

После октября 1917 г. в сфере развивающих развлечений ведущую роль продолжал играть культурно-просветительский отдел. Он способствовал обустройству помещений для организации развлечений и интеллектуального отдыха. Уже в марте 1917 г. в газетах появляются предложения об организации «Народного дома» в Казани, в котором бы читались лекции и устраивались концерты21. Но создан он был только в декабре 1917 г. Вслед за созданием народного дома появляются другие подобные заведения для определенных слоев населения. 21 января 1918 г. отворяет свои двери «Дом солдата». Он был открыт на средства и по инициативе «Всемирного Христианского союза молодых людей», образованного в Америке. Хотя организация и называлась христианской, но не преследовала никаких религиозных целей и занималась чисто культурно-просветительской работой. Дом был открыт с разрешения Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов и при участии его членов в контакте с КПО. В нем располагался лекционный и концертный зал на 600 человек, классы для школ грамоты и ведения курсов по различным отраслям знания, читальня, библиотека, музей, буфет и парикмахерская22. Поскольку собственных средств не хватало, такое заведение, хотя и созданное при помощи иностранной организации, было выгодно для Совета.

Народные дома открывались и в других городах. Так, в Чистополе он был открыт 2 февраля 1918 г. органами городского самоуправления, однако уже к лету того же года переходит в ведение советской власти23.

Расширялась география культурных мероприятий и в Казани. Кроме традиционных выступлений симфонического оркестра в Панаевском саду, задумывалось проведение спектаклей и концертов летом 1918 г. в Адмиралтейской, Ягодной, Кизической и Козьей слободах – в театре при фабрике Алафузовых; в Плетенях – на заводе братьев Крестовниковых и в Суконной – в садоводстве Квасникова. Но из 55 тысяч рублей, необходимых для осуществления этого плана, имелось лишь 23,7 тысячи, вырученные с организации концертов летом 1917 г.24

Поскольку большевики опирались на пролетариат, стали создаваться самодеятельные рабочие театры. Спектакли организовывались в народных домах, где действовали собственные драматические труппы из рабочих. Был организован рабочий клуб «Новая жизнь». О важности театра говорит тот факт, что уже 6 ноября 1917 г. культурно-просветительская комиссия Казанского порохового завода приступила к переделке барака в театр организации драматической труппы, в которую вошли рабочие, служащие и администрация завода25.

Стали проявляться тенденции по переходу всех учреждений культуры в руки Советов и государства. Так, в феврале 1918 г. был конфискован Новый клуб (он же Новый театр) вместе с библиотекой, игральной комнатой для нужд Совета. Такая мера была предпринята для размещения приехавших на областной от 11 губерний съезд Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов, но и в дальнейшем планировалось его использовать по назначению, то есть для культурно-просветительской деятельности26. Еще в декабре 1917 г. таким же образом перешел в ведение местного Совета солдатских и рабочих депутатов кинематограф в Чистополе27. Бывшие владельцы Токарев и Борхин остались как наемные рабочие, но уже через месяц их уволили как препятствующих работе28. А весной 1918 г. Совет городского хозяйства Казани установил налог на кинематограф, который давал до 1 500 рублей ежегодно29. Естественно, главным образом он лег на плечи владельцев частных кинотеатров.

Что касается работы в деревнях, то там роль культурных центров стали выполнять народные дома. В селе Ромодан Спасского уезда он открылся 10 декабря 1917 г., на неделю раньше, чем в Казани. Также планировалось создание народного дома в селе Караваево30. В Мамадышском уезде местным Советом крестьянских депутатов был открыт культурно-просветительский политический кружок31, но как видно из названия, он был нацелен скорее на политическое просвещение, а не культурное. Также в сельскую местность выезжали самодеятельные коллективы, лекторы. Тем не менее, приобщение к искусству крестьян шло медленно. Это было связано с отсутствием в деревнях кадров для организации собственного театра или концерта. Для сельских жителей такие развлечения были в новинку. Так, в Новом клубе в апреле 1918 г. для делегатов 4 Крестьянского съезда была поставлена мистерия «Царь Иудейский». Крестьяне, многие из которых видели театральную постановку в первый раз, были настолько впечатлены, что «во время хода пьесы и в антрактах в театре соблюдалась образцовая тишина и порядок»32.

Плодотворным и взаимовыгодным стало сотрудничество новой власти и старой интеллигенции. Активная политика Советов по демократизации искусства, по всей видимости, привлекла музыкальных деятелей. Директор Казанского музыкального училища Р. А. Гуммерт, как было сказано выше, поддержал мероприятия большевиков. Он предлагал различные проекты реформирования музыкального образования, вместе с В. М. Айоновым, директором музыкально-драматических курсов, открывшихся 1 января 1918 г.33, представил проект Народной консерватории34. Также Гуммерт возглавлял коллегию музыкального образования35, разрабатывал планы открытия Народных музыкальных школ в разных районах Казани36.

Руководитель хора Иван Семенович Морев (1862-1933) также принял Октябрьскую революцию. Прежние годы он руководил различными хоровыми коллективами, исполняя духовную и светскую музыку, но желал получить под свое управление большой хор. Эта надежда исполнилась только после революции, когда под его началом сформировался коллектив в 400-450 человек, с которым он непрерывно выступал37.

Так, в течение 1917-1918 гг. постепенно складывалась централизованная политика в области культуры и искусства. Главную роль в ней играл культурно-просветительский отдел при Казанском совете солдатских и рабочих депутатов, а в особенности его комиссия разумных развлечений. Распространяя культуру путем организации концертов, спектаклей и сеансов кинематографа, он преследовал двоякие цели. С одной стороны, этим повышался культурный уровень низших слоев населения, в особенности рабочих и солдат. С другой – формат этих развлечений позволял вести политическую агитацию среди народа и увеличивать популярность Совета.

Также прослеживается тенденция Совета взять управление учреждениями культуры в свои руки. Еще при Временном правительстве он осуществляет захват кинотеатра «Электра», а после Октябрьской революции реквизиции продолжаются.

Тем не менее для простого народа открылся доступ к более утонченным развлечениям, что вместе с открывшимися возможностями в образовании позволяло сформировать сознательного гражданина, ответственно и объективно оценивающего события в стране. Но, к сожалению, в дальнейшем власть унифицировала всю сферу культуры, поставив ее на службу своей политике, что во многом подорвало завоевания первых лет революции.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Хайрутдинова Д. Р. Культурная жизнь Казани в годы Первой мировой войны: дис. … канд. ист. наук. – Казань, 1997. – С. 200.

2. Сборник указов и постановлений Временного правительства. ‒ Вып. 1. ‒ Отдел 2. ‒ СПб.: Гос. тип., 1917. ‒ № 93. ‒ С. 212-215; № 94. ‒ С 215-218; № 95. ‒ С. 218-219.

3. Там же. ‒ № 95. ‒ С. 219.

4. Хайрутдинова Д. Р. Указ. соч. – С. 74.

5. ГА РТ, ф. 1246, оп. 1, д. 26, л. 82.

6. Там же, л. 7 об.

7. Камско-Волжская речь. ‒ 1917. ‒ 7 мая.

8. Там же.

9. ГА РТ, ф. Р-326, оп. 1, д. 1, л. 9.

10. Там же, л. 24.

11. Кинематограф в Казани. 1897-1917 гг.: Сборник документов и материалов / Сост. Е. П. Алексеева. – Казань: Гасыр, 2007. – С. 123.

12. Камско-Волжская речь. ‒ 1917. ‒ 27 июля.

13. ГА РТ, ф. 1246, оп. 1, д. 25, л. 54.

14. Камско-Волжская речь. ‒ 1917. ‒ 15 марта.

15. Там же. ‒ 1917. ‒ 1 августа.

16. Там же. ‒ 1917. ‒ 23 июля.

17. Камско-Волжская речь. ‒ 1917. ‒ 30 марта.

18. Казанское слово. ‒ 1918. ‒ 2 марта.

19. Камско-Волжская речь. ‒ 1917. ‒ 4 июля.

20. Хайрутдинова Д. Р. Указ. соч. – С. 78.

21. Камско-Волжская речь. ‒ 1917. ‒ 24 марта.

22. За землю и волю. ‒ 1918. ‒ 25 января.

23. ГА РТ, ф. 777, оп. 48, д. 29, л. 18 об., 42.

24. Упрочение советской власти в Татарии (октябрь 1917 – июль 1918 гг.): Сборник документов и материалов / Сост. И. А. Георгиевская, М. Н. Олимпова, В. В. Снедкова. – Казань: Тат. кн. изд-во, 1964. – С. 161.

25. Культурная революция в Татарии (1917-1937 гг.): Сборник документов и материалов / Сост. М. Х. Вахитов, К. Д. Давлетшин, З. Г. Гарипова и др. – Казань, 1986. – С. 93.

26. За землю и волю. ‒ 1918. ‒ 15 февраля.

27. Упрочение советской власти... – С. 108.

28. Там же. ‒ С. 136.

29. За землю и волю. ‒ 1918. ‒ 12 марта.

30. Там же. ‒ 1917. ‒ 24-27 декабря.

31. Упрочение советской власти... – С. 376.

32. За землю и волю. ‒ 1918. ‒ 3 апреля.

33. Спиридонова В. М. Казанское музыкальное училище в первые годы советской власти // Из истории музыкальной культуры и образования в Казани. Сб. науч. трудов. – Казань: Каз. гос. консерватория, 1993. – С. 53.

34. Там же. – С. 55.

35. Хайрутдинова Д. Р. Указ. соч. – С. 77.

36. Мартынова Ю. А. Р. А. Гуммерт и его роль в становлении профессионального музыкального образования в Поволжье // Филология и культура. – 2012. – № 4 (30). – С. 337.

37. Марабаева Ю. А. Педагогическая и просветительская деятельность И. С. Морева: к вопросу становления и развития специального музыкального образования в Казани // Вестник КНИТУ. – 2012. ‒ № 5. – С. 254.

 

Список литературы

Кинематограф в Казани. 1897-1917 гг.: Сборник документов и материалов / Сост. Е. П. Алексеева. – Казань: Гасыр, 2007. – 144 с.

Культурная революция в Татарии (1917-1937 гг.): Сборник документов и материалов / Сост. М. Х. Вахитов, К. Д. Давлетшин, З. Г. Гарипова и др. – Казань, 1986. – 304 с.

Марабаева Ю. А. Педагогическая и просветительская деятельность И. С. Морева: к вопросу становления и развития специального музыкального образования в Казани // Вестник КНИТУ. – 2012. – № 5. – С. 252-256.

Мартынова Ю. А. Р. А. Гуммерт и его роль в становлении профессионального образования в Поволжье // Филология и культура. – 2012. – № 4 (30). – С. 336-339.

Спиридонова В. М. Казанское музыкальное училище в первые годы советской власти // Из истории музыкальной культуры и образования в Казани. Сб. науч. трудов. – Казань: Каз. гос. консерватория, 1993. – С. 50-70.

Упрочение советской власти в Татарии (октябрь 1917 – июль 1918 гг.): Сборник документов и материалов / Сост. И. А. Георгиевская, М. Н. Олимпова, В. В. Снедкова. – Казань: Тат. кн. изд-во, 1964. – 708 с.

Хайрутдинова Д. Р. Культурная жизнь Казани в годы Первой мировой войны: дис. … канд. ист. наук. – Казань, 1997. – 218 с.

 

References

Kinematograf v Kazani. 1897-1917 gg. Sbornik dokumentov i materialov. Sost. E. P. Alekseeva [Alekseeva E. P. (comp. by) Cinematography in Kazan. 1897-1917. Collection of documents and materials]. Kazan, Gasyr publ., 2007, 144 p.

Kulturnaya revolyutsiya v Tatarii (1917-1937 gg.): Sbornik dokumentov i materialov. Sost. M. Kh. Vakhitov, K. D. Davletshin, Z. G. Garipova i dr. [Vakhitov M. H., Davletshin K. D., Garipova Z. G. and others (comp. by) Cultural revolution in Tatarstan (1917-1937). Collection of documents and materials]. Kazan, 1986, 304 p.

Marabaeva Yu. A. Pedagogicheskaya i prosvetitelskaya deyatelnost I. S. Moreva: k voprosu stanovleniya i razvitiya spetsialnogo muzykalnogo obrazovaniya v Kazani [Pedagogical and educational activities of I. S. Morev: revisiting the formation and development of advanced musical education in Kazan]. IN: Vestnik KNITU [Bulletin of Kazan National Research Technical Institute], 2012, no. 5, pp. 252-256.

Martynova Yu. A. R. A. Gummert i ego rol v stanovlenii professionalnogo muzykalnogo obrazovaniya v Povolzhye [R. A. Gummert and his role in the development of professional musical education in the Volga region]. IN: Filologiya i kultura [Philology and culture], 2012, no. 4 (30), pp. 336-339.

Spiridonova V. M. Kazanskoe muzykalnoe uchilishche v pervye gody sovetskoy vlasti [Kazan Musical College during fledging years of the Soviet regime]. IN: Iz istorii muzykalnoy kultury i obrazovaniya v Kazani. Sb. nauch. trudov [Excerpts on the history of musical culture and education in Kazan. Col. res. works]. Kazan, Kaz. Gos. Konservatoriya publ., 1993, pp. 50-70.

Uprochenie sovetskoy vlasti v Tatarii (oktyabr 1917 – iyul 1918 gg.): Sbornik dokumentov i materialov. Sost. I. A. Georgievskaya, M. N. Olimpova, V. V. Snedkova [Georgievskaya I. A., Olimpova M. N., Snedkova V. V. (comp. by) Сonsolidation of Soviet power in Tatarstan (Оctober 1917 – July 1918): Collection of documents and materials]. Kazan, Tat. kn. izd-vo publ., 1964, 708 p.

Khayrutdinova D. R. Kulturnaya zhizn Kazani v gody Pervoy mirovoy voyny: diss. … kand. ist. nauk [Cultural life of Kazan during the First World War: Cand. Hist. Sc. diss.] Kazan, 1997, 218 p.

 

Фото предоставлены автором статьи.

The photos are submitted by the author of the article.

 

Сведения об авторе

Миронова Елена Валерьевна, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, e-mail: yelena.mironova@yandex.ru.

 

About the author

Elena V. Mironova, Candidate of Historical Sciences, Senior Researcher at Sh. Mardzhani Institute of History, the Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan, e-mail: yelena.mironova@yandex.ru.

 

В редакцию статья поступила 16.02.2019, опубликована:

Миронова Е. В. Складывание централизованной культурной политики в Казанской губернии в 1917-1918 гг. // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. ‒ 2019. ‒ № 2. ‒ С. 33-41,

 

Submitted on 16.02.2019, published:

Mironova E. V. Skladyvanie tsentralizovannoy kulturnoy politiki v Kazanskoy gubernii v 1917-1918 gg. [Formation of the centralized cultural policy in the Kazan province in 1917-1918]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2019, no. 2, p. 33-41.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
OTHER ARTICLES
В Казани День Белого цветка проводился в 1912-1917 гг. В статье рассматривается роль казанской интеллигенции в организации праздника, участие медицинской общественности в процессе
В статье анализируются и описываются эпиграфические памятники, установленные на могилы родственников Г. Баруди, а также представлены результаты работы по расшифровке арабоязычных и
Публикация посвящена рассмотрению истории органов ЗАГС на территории Казанской губернии (АТССР) в первые годы после установления советской власти (1917-1921).
В статье рассматриваются вопросы становления и развития национального тюрко-татарского школьного образования в Дальневосточной республике в 1921-1922 гг.
Статья посвящена такому малоизученному виду помощи населению ТАССР в голодные 1921-1923 гг., как посылочные операции. Помощь голодающим в форме посылок оказывали в основном иностра
Статья посвящена исследованию проблемы перехода на латинский алфавит в 1920-е гг., которые играли важную роль в истории татарского народа.