Б. Л. Хамидуллин. Народы Казанского ханства на страницах западноевропейских нарративных источников XV-XVII вв.

Источников по истории Казанского ханства насчитывается не очень много, а потому интерес исследователей к сохранившимся документам и материалам очень высок. Цель исследования ‒ проанализировать содержащиеся в западноевропейских нарративных источниках XV-XVII вв. сведения и факты о народах Казанского ханства. Западноевропейские нарративные источники XV-XVII вв. на английском, голландском, итальянском, немецком, польском, французском и других языках, авторами которых в основном являются дипломаты, купцы, путешественники и другие, побывавшие на территории Восточной Европы и собственно Казанского ханства, несмотря на то, что представляют информацию о татарах и иных народах очень отрывочно, нередко существенно восполняют некоторые лакуны истории как всех постзолотоордынских татарских государств в целом, так и Казанского ханства в частности. В статье более подробно проанализированы произведения пяти авторов: Матвея Меховского, Сигизмунда фон Герберштейна, Энтони Дженкинсона, Александра Гваньини, Адама Олеария. Компилятивное (в своей исторической части) сочинение М. Меховского содержит наиболее полное и очень интересное повествование о татарах XIII – начала XVI в. Отметим, что в части географии и этнографии он почти всегда оригинален и целиком является первоисточником. Чрезвычайно ценна представленная в записках С. фон Герберштейна информация о некоторых нюансах этнополитической и социально-экономической истории казанских и ногайских татар, иных этносов Среднего Поволжья. Большой исследовательский интерес вызывают отчеты-донесения английского дипломата и путешественника Э. Дженкинсона, писавшего про татар (в том числе про ногайских и крымских), мордву, «татар, называемых черемисами» и другие. Итальянец А. Гваньини в своем сочинении дает достаточно подробную информацию о периферийном населении юго-западных, западных и северо-западных территорий Казанского ханства, к моменту написания книги оказавшемся уже в составе Российского государства. А. Олеарий представляет интересные сведения о «черемисских татарах» (марийцах и чувашах) и о том, как было завоевано Казанское ханство. Таким образом, произведения западноевропейских авторов XV-XVII вв. внесли свой посильный вклад в историографию истории Среднего Поволжья начала XV – середины XVI в. и представляют собой достаточно оригинальные письменные источники, отражающие в первую очередь понимание именно самими западноевропейцами этнополитической и социально-экономической истории Казанского ханства и народов, его населявших.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
16.06.2017
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 1/2 2017

Аннотация

Источников по истории Казанского ханства насчитывается не очень много, а потому интерес исследователей к сохранившимся документам и материалам очень высок. Цель исследования ‒ проанализировать содержащиеся в западноевропейских нарративных источниках XV-XVII вв. сведения и факты о народах Казанского ханства. Западноевропейские нарративные источники XV-XVII вв. на английском, голландском, итальянском, немецком, польском, французском и других языках, авторами которых в основном являются дипломаты, купцы, путешественники и другие, побывавшие на территории Восточной Европы и собственно Казанского ханства, несмотря на то, что представляют информацию о татарах и иных народах очень отрывочно, нередко существенно восполняют некоторые лакуны истории как всех постзолотоордынских татарских государств в целом, так и Казанского ханства в частности. В статье более подробно проанализированы произведения пяти авторов: Матвея Меховского, Сигизмунда фон Герберштейна, Энтони Дженкинсона, Александра Гваньини, Адама Олеария. Компилятивное (в своей исторической части) сочинение М. Меховского содержит наиболее полное и очень интересное повествование о татарах XIII – начала XVI в. Отметим, что в части географии и этнографии он почти всегда оригинален и целиком является первоисточником. Чрезвычайно ценна представленная в записках С. фон Герберштейна информация о некоторых нюансах этнополитической и социально-экономической истории казанских и ногайских татар, иных этносов Среднего Поволжья. Большой исследовательский интерес вызывают отчеты-донесения английского дипломата и путешественника Э. Дженкинсона, писавшего про татар (в том числе про ногайских и крымских), мордву, «татар, называемых черемисами» и другие. Итальянец А. Гваньини в своем сочинении дает достаточно подробную информацию о периферийном населении юго-западных, западных и северо-западных территорий Казанского ханства, к моменту написания книги оказавшемся уже в составе Российского государства. А. Олеарий представляет интересные сведения о «черемисских татарах» (марийцах и чувашах) и о том, как было завоевано Казанское ханство. Таким образом, произведения западноевропейских авторов XV-XVII вв. внесли свой посильный вклад в историографию истории Среднего Поволжья начала XV – середины XVI в. и представляют собой достаточно оригинальные письменные источники, отражающие в первую очередь понимание именно самими западноевропейцами этнополитической и социально-экономической истории Казанского ханства и народов, его населявших.

 

Abstract

Sources on the history of the Kazan Khanate are not so numerous, therefore the interest of researches in the preserved documents and materials is very high. The purpose of the study is to analyze the data and facts on the people of the Khanate of Kazan available in the West-European narrative sources of the 15-17th centuries. The West-European narrative sources of the 15-17th centuries in English, Dutch, Italian, German, Polish, French and other languages, the authors of which were mostly diplomats, merchants, travellers, etc., having visited the territory of Eastern Europe and particularly the Kazan Khanate, despite the fact that they provide information on Tatars and other peoples very fragmentarily, often substantially fill up some gaps of the history in terms of both post-Golden Horde state in whole and the Kazan Khanate in particular. The article analyzes in more detail the works of five authors: Matthew Miechowski, Sigismund von Herberstein, Anthony Jenkinson, Alexander Guagnini and Adam Oleary. Compilation (in its historical part) essay of M. Miechowski contains the fullest and interesting narration about the Tatars in the 13-16th centuries. It should be noted that in terms of geography and ethnography he is almost always original and considered entirely a primary source. The information on certain fine points of ethno-political and socio-economic history of the Kazan and Nogai Tatars, as well as other ethnic groups of the Middle Volga region, presented in the notes of S. von Herberstein is extremely valuable. Great research interest is aroused by the reports of an English diplomat and traveller E. Jenkinson, who wrote about Tatars (including the Nogai and Crimean ones), Mordva, “Tatars called Cheremis”, etc. The Italian A. Guagnini in his essay provided rather detailed information on the provincial population of South-Western, Western and North-Western territories of the Kazan Khanate, which by the time of the book writing had merged the Russian state. A. Oleary provided interesting information about “Cheremis Tatars” (the Mari and Chuvash) and the way the Khanate of Kazan was conquered. Thus, the works of West-European authors of the 15-17th centuries made strong contribution to the historiography of the Middle Volga region of the early 15th – mid 16th centuries, and now they represent rather original written sources, reflecting, primarily, the awareness of the Western Europeans of the ethno-political and socio-economic history of the Khanate of Kazan and the peoples inhabiting it.

 

Ключевые слова

Казанское ханство, этносоциальная история, европейские источники, народы Казанского ханства.

 

Keywords

The Khanate of Kazan, ethnic and social history, European sources, the peoples of the Khanate of Kazan.

 

Изучение Казанского ханства, в особенности его этносоциальной истории, всегда было затруднено из-за явной недостаточности источников[1]. Западноевропейские нарративные источники XV-XVII вв. на английском, голландском, испанском, итальянском, латинском, немецком, польском, французском и других языках, хотя информация о татарах и иных народах в них дана очень отрывочно, нередко существенно восполняют некоторые лакуны истории как всех постзолотоордынских татарских государств в целом, так и Казанского ханства в частности[2].

Несмотря на отрывочность представленных сведений по истории народов Среднего Поволжья этого и предшествующего периодов, а также предыстории и истории Казанского ханства, из описаний западноевропейцев XV-XVII вв. хотелось бы отметить интересные воспоминания баварского наемника Иоганна Шильтбергера[3] (1381 – ок. 1440), который служил у золотоордынского хана Улуг-Мухаммада – основателя династии казанских ханов; рассказ венецианского дипломата и купца Иосафата Барбаро[4] (1413-1494), знавшего татарский язык и прожившего долгие годы в г. Тане (Азове), он оставил достаточно подробные сведения об этнографии народов Приазовья и Поволжья (не только о татарах, но и о мордве[5] и иных народах), о политической ситуации в «Татарии» в первой половине XV в., в частности – о «великом Магомете императоре» (об Улуг-Мухаммаде); описание путешествия посла Венецианской республики Амброджо Контарини[6] (1429-1499) через Польшу, Крым и Грузию к персидскому шаху, а также его возвращения домой через «татарские степи» (Campagna di Tartari) и Московию; здесь же представлены интересные сведения о татарах Поволжья и Крыма и в целом о Восточной Европе; итальянского купца Марко Фоскарино (?-?), посетившего «расположенную между Польшей и Татарией» Россию в 1557 г. и давшего описание многих «татарских Орд», в том числе «Орды казанских татар» (Orda di Tartari Cassani)[7]; немца Генриха Штадена (1542 – после 1579), служившего в опричном войске Ивана Грозного в 1564-1576 гг. и достаточно подробно описавшего «как великий князь [Иван IV Грозный] завоевал и добыл Казань и Астрахань» и т. д.[8]; английских купцов Христофора Бэрроу (?-?), Уильяма Тэринбулла (?-?) и других, находившихся в Казани с 22 по 26 сентября 1579 г. и с 26 мая по 4 июня 1581 г.[9]; Джерома Горсея (ок. 1550-1626) – английского коммерсанта, в 1573-1591 гг. проживавшего в России и описавшего взаимоотношения Ивана IV с татарами[10]; Антонио Поссевино (1534-1611) – папского посла, побывавшего в России в 1581-1582 гг.[11]; Джайлса Флетчера (1548-1611) – английского посла в Москве в 1588-1589 гг.[12]; секретаря польских королей Стефана Батория и Сигизмунда III немца Рейнгольда Гейденштейна (1553-1620)[13].

Отдельно выделим произведения еще пятерых авторов – «Tractatus de duabus Sarmatiis» (Трактат о двух Сарматиях) профессора Краковского университета, придворного врача и астролога короля польского и великого князя литовского Сигизмунда I и короля чешского, венгерского и хорватского Владислава II поляка Матвея Меховского (Maciej Miechowita/Maciej Karpiga, 1457-1523)[14]; «Rerum Moscoviticarum Commentarii» (Записки о московских делах) австрийского дипломата Сигизмунда фон Герберштейна (Siegmund von Herberstein, 1486-1566)[15], отчеты-донесения английского дипломата и купца Энтони Дженкинсона (Anthony Jenkinson, 1529-1610)[16]; «Omnium Regionum Moscoviae Monarchae subiectarum, Tartarorumque campestrium, arcium, civitatum praecipuarum, mo-rum denique gentis, religionis et consuetudinis vitae sufficiens et vera descriptio. Adiuncta praeterea gesta praecipua, tyrannisque ingens moderni Monarchae Moscoviae, Ioannis Basiliadis, nuper perpetrata, vera fide descripta» (Полное и правдивое описание всех областей, подчиненных монарху Московии, а также описание степных татар, крепостей, важных городов и, наконец, нравов, религии и обычаев народа. Присоединены, кроме того, и добросовестно описаны важные деяния и недавняя великая тирания нынешнего монарха Московии Иоанна Васильевича) издателя и историка итальянца Александра Гваньини (Alexander Gwagninus/Alessandro Guagnini / Aleksander Gwagnin, 1538-1614)[17]; а также «Offt begehrte Beschreibung Der Newen Orientalischen Reise, So durch Gelegenheit einer Holsteinischen Legation an den König in Persien geschehen» (Давно желаемое описание нового путешествия на Восток, что было совершено по случаю голштинского посольства к монарху Персидскому) ориенталиста и прозаика, математика и физика, секретаря и советника посольства герцога Фридриха III Гольштейн-Готторпского к московскому царю Михаилу Федоровичу Романову и иранскому шахиншаху Сефи I немца Адама Олеария (Adam Olearius; настоящая фамилия Ольшлегель/Эльшлегер = Oehlschlegel/Ölschläger, 1599-1671)[18].

Степень информативности и достоверности этих письменных источников по истории татар и Казанского ханства, по истории народов указанного государства принципиально различна[19].

Компилятивное (в своей исторической части) сочинение М. Меховского «Трактат о двух Сарматиях»[20] содержит наиболее полное и очень интересное повествование о татарах XIII – начала XVI в. Автор уделил особое внимание «страшному татарскому народу, живущему в степях Азиатской Сарматии». В первом разделе книги (Книга первая. Трактат первый) он информирует читателя о Сарматии Европейской и Сарматии Азиатской (где «ныне живет много татарских племен»), «о появлении и нашествии татар», «о жестоком опустошении Польши и Венгрии татарами», о том, «как хан принял веру Магомета», «об обычаях татар и о находящемся в их землях», «о границах владений заволжских татар», «о четырех татарских ордах» и «генеалогии их императоров». Во втором разделе (Книга первая. Трактат второй) он писал о том, «какие племена и какой народ живет в Скифии, называемой Татарией», то есть собственно о многих народах Европы со времен готов и гуннов Аттилы до прихода сюда татар. В третьем разделе (Книга первая. Трактат третий) М. Меховский пишет о «турках – потомках и ветви татар, что доказывается тождеством обычаев, языка и боевых приемов», а также о «роде татар уланов или перекопских» (то есть о крымских татарах), о «татарах козанских и татарах ногайских».

О татарах Восточной Европы, в частности – о казанских и ногайских татарах[21], М. Меховский пишет[22], что «они – последователи и поклонники Магомета»; «чаще всего люди среднего роста, широкоплечие, с широкой грудью и некрасивые. Лица у них широкие с плоским носом, цвет кожи темный. Они сильны, смелы и легко переносят голод, холод и жару. Верховой езде и стрельбе из лука они предаются с раннего возраста. Все свое возят с собой и, кочуя с места на место, живут в полях с женами, детьми и скотом. У них нет ни городов, ни сел, ни домов… Они не воруют и не терпят воров в своей среде, но жить грабежом, разоряя соседей, для них – величайшее удовольствие и доблесть… Татары хитры и вероломны с чужими, но между собой и со своими весьма честны»; «татарских орд четыре и столько же их императоров. Это именно: орда заволжских татар, орда перекопских, орда козанских (Cosanensium) и четвертая орда ногацких. Добавляют еще и пятую, не имеющую императора, и называют ее казакской (Kazacka)»; «татары не могут жить в покое, не делая набегов и нападений на соседей, не унося добычи, не угоняя пленных и скота. Это одинаково свойственно всем татарским ордам, с самого их появления и до сего дня… Отсюда явствует, что татары никогда не живут без грабежа и тревожат нападениями соседние народы. Так и в наше время перекопские татары часто бросаются на Валахию, Руссию, Литву и Московию. Ногайские и козанские татары вторгаются в Московию, предавая ее убийствам и разграблению».

В Книге второй «Трактата о двух Сарматиях» имеется также отдельная глава – «О татарах козанских и татарах ногайских». Текст главы небольшой, приведем его полностью: «Третья орда – козанских татар – названа так по замку Козан, стоящему над рекой Волгой у границ Московии, где они живут. Они произошли от главной татарской орды, а именно от чагадайских или заволжских татар, как и все другие татары. Эта Козанская орда имеет около 12 тысяч бойцов, а при необходимости, когда они созывают и других татар, они могут выставить до 30 тысяч воинов. Об их государях, деяниях и генеалогии не пишут, так как они – данники князя Московии и зависят от воли его и в мирной жизни, и на войне, и в деле избрания себе вождей. Поэтому к ним можно будет отнести то, что будет сказано о государе москов (великом князе московском. – Б. Х.). Четвертая орда, молодая и недавно существующая, позднее других возникшая, как ветвь заволжских татар, это оккассы или нагайские татары. После того как Оккасс, выдающийся слуга и воин великого хана, имевший 30 сыновей, был убит, сыновья его отделились от главной Заволжской орды и поселились около замка Сарай, примерно, лет за 70 или немного меньше до нынешнего 1517 года. Вскоре они до чрезвычайности разрослись, так что в наше время стали уже наиболее многочисленной и самой крупной ордой. Они ближе всех других татар к холодному северу и примыкают к восточному краю Московии, которая часто подвергается их набегам и грабежам. Правят у них сыновья и внуки Оккасса. Ни денег, ни монеты там нет, а продают они вещи за вещи, то есть за рабов, детей, скот и вьючных животных».

Далее в статье «О Московии», описывая «государство москов», то есть Московию, М. Меховский указывает, что Волга, «по-татарски называемая Эдель», «подходит к замку Козан, которым владеет князь Московии, и наконец, к замку Сарай, принадлежащему Татарам».

Подводя итог обзору произведения М. Меховского, отметим, что в исторической части «Трактат о двух Сарматиях» по преимуществу представляет собой компилятивный труд; в части же географии и этнографии он почти всегда оригинален и целиком является первоисточником[23], безусловно заслуживающим самого внимательного к себе отношения и изучения.

Одно из наиболее полных и достоверных описаний соседних с Московским государством стран и народов первой половины XVI в. мы находим в «Записках о московских делах» 1549 г. Сигизмунда фон Герберштейна. Чрезвычайно ценна представленная им информация о некоторых нюансах этнополитической и социально-экономической истории казанских и ногайских татар, иных этносов Среднего Поволжья (в частности – о марийцах, мордве и чувашах). С. фон Герберштейн, чуждый этнической и религиозной нетерпимости, сообщает нам множество интересных сведений об этих народах – приводит их этнические названия (например, экзо- и эндоэтнонимы Czeremissae, Czubashi/Zuwaschi, Mordwa), характеризует язык, описывает основные занятия, особенности быта, религию, их участие в казанско-московском военно-политическом противостоянии и т. д., чем существенно дополняет информацию других письменных источников[24]. К примеру, у С. фон Герберштейна мы находим первое упоминание о Чувашии (Schvuuaij) как особой области в составе Казанского государства и одно из первых упоминаний чувашей как отдельного этноса.

Особого внимания заслуживают отчеты-донесения английского дипломата и путешественника Энтони Дженкинсона[25], в 1557-1571 гг. побывавшего в России, Средней Азии и Персии и много интересного написавшего про «Татарию», про татар (в том числе про ногайских и крымских), мордву, «татар, называемых черемисами», «землю черемисов» (Cheremizes), «страну Вачен/Вачин» (Vachen/Vachin), расположенную «между Казанью и Камой», про «Волгу, по-татарски называемую Итиль», про «богатый» и «прекрасный» город Казань, про Астрахань и Сарайчик, про «бухарцев и прочих татар» и т. д.

Первый отчет Дженкинсона «Путешествие из Лондона в Москву: 1557-1558 гг.» содержит информацию о поездке автора в Москву, где в частности он видел «12-летнего наследника казанского царя, покоренного русским царем тому лет 8 назад (то есть Утямыш-Гирея. – Б. Х.)». Второй отчет «Путешествие в Среднюю Азию: 1558-1560 гг.» содержит информацию о путешествии из Москвы в Бухару, где в пути он видел «замок Касимов (Cassim), находящийся под управлением татарского князя Шиг-Алея (Utzar Zegoline), когда-то царя богатого города Казани, ныне же подданного московского царя»; «замок, называемый Чебоксары (Sabowshare), в 16 лигах от Васильгорода» и его «окрестную страну Мордву (Mordovits)», жители которой когда-то «исповедовали языческую веру, а теперь, будучи покорены нынешним русским царем, по большей части крещены, но живут в лесах и пустынных местах без городов и жилищ»; «замок Свияжский (Swyasko), в 25 лигах от вышеупомянутых Чебоксар»; столицу ранее «самостоятельного государства» Казань – «прекрасный город, построенный по русскому и татарскому образцу, с крепким замком, стоящим на высоком холме»; «купеческий остров, который был обычным местом, где все купцы – русские, казанцы, ногайцы и крымцы – съезжались и производили торг, покупали и продавали, но теперь торг оставлен, и нет подобного съезда ни в Казани, ни где бы то ни было от Москвы до Каспийского моря». Дженкинсон в своем втором отчете пишет, что «страна между Казанью и Камой называется Вачен, ее обитатели язычники и живут в диких местах без домов и других жилищ; страна же на той стороне Волги против Камы называется землей черемисов – полуязычников, полутатар; а страна по левую сторону Волги от Камы до Астрахани и далее вдоль северного и северо-восточного берега Каспийского моря до земли татар, называемых туркменами (Turkamen), носит название страны Мангат или ногаев; жители ее держатся закона Магомета», а ранее у них «были долгие и жестокие войны» с русскими. Автор достаточно подробно описывает ногайских татар, имевших, как мы знаем, свои кочевья и на территории Казанского ханства.

Итальянец Александр Гваньини в своих «Описаниях…», кроме всего прочего[26], дал «описание местоположения, нравов и образа жизни степных татар, разделенных на орды или некие области»[27]. Как известно, в русском переводе этот раздел сочинения Гваньини отсутствует[28]. Однако в первой главе мы находим два очень интересных и достаточно информативных параграфа под названием «Народ черемисы» и «Народ мордва»[29]. Необходимо отметить, что под этнонимом «черемисы» в первую очередь надо понимать марийцев, однако под ним могут «скрываться» также и чуваши, и удмурты, что неоднократно наблюдалось в письменных источниках. В тексте параграфа «Народ черемисы», на наш взгляд, фигурируют луговые марийцы и северные удмурты. Чуваши же отмечены итальянцем в разделе «Народ мордва» как «верхние/горные черемисы» (в противоположность «северным черемисам»). Хотя очень возможно, что речь здесь идет опять-таки не о чувашах, а о горных марийцах, либо и о чувашах, и о горных марийцах в совокупности.

Автор описывает черемисов, уже находящихся в русском подданстве. Однако вполне логично данное описание экстраполировать и на период Казанского ханства, с единственным уточнением, что нельзя забывать о серьезных военных действиях, ведущихся на территории Среднего Поволжья как минимум с 1545 г.[30] (затем: 1552 г. – взятие Казани войсками Ивана Грозного, 1552-1557 гг. – Первая Черемисская война, 1571-1574 гг. – Вторая Черемисская война), что, безусловно, сказалось на жизнедеятельности многих местных народов. Итак, по мнению А. Гваньини, черемисы «живут без всяких домов в обширных лесах между провинциями Вяткой и Вологдой», «имеют собственный язык и исповедуют магометанскую религию, а некоторые являются язычниками (не зная никакого Бога)», «занимаются воровством и грабежом и чрезвычайно склонны к магическим заклинаниям», «питаются, главным образом, мясом диких зверей и медом (у них очень много ульев), хлеб же едят редко», «все их ремесло и труд – охотиться с луком на диких зверей, мясом которых они питаются».

Про мордву и «верхних черемисов» (чувашей и горных марийцах?) Гваньини пишет следующее: «Двигаясь на юго-восток от Нижнего Новгорода,.. встречаем огромные дикие леса, которые населены на большом протяжении вдоль знаменитой реки Волги народами под названием мордва. Они говорят на собственном языке, живут в деревнях, разбросанных повсюду, и занимаются земледелием. В изобилии у них мед и разнообразная ценная пушнина. Люди эти суровые и воинственные, они храбро отгоняют от своих земель разбойничающих татар (которые обитают по соседству), сражаются почти всегда пешими, вооружены длинными луками, чрезвычайно искусны в стрельбе: зверей бьют стрелой, пущенной в нос, чтобы сохранить мех неиспорченным и нетронутым. Некоторые из них исповедуют магометанскую религию, некоторые упорно остаются язычниками… С ними смешаны другие народы-черемисы, которые для отличия от северных черемисов (о которых сказано выше) называются верхними черемисами или горными, от холмов, на которых обитают». И тут же автор «Описаний…» отмечает: «Здесь нам надо было бы рассказать о соседних и пограничных с московской державой татарах казанских и прочих степных, разделенных на орды, но чтобы не прерывать начатой темы, нам кажется небесполезным в немногих словах обрисовать нравы, религию и обычаи московитов. После же окончания этого описания мы кратко коснемся территории татар и обычаев этого народа».

Как мы видим, А. Гваньини дает достаточно подробную информацию о периферийном населении юго-западных, западных и северо-западных территорий Казанского ханства, к моменту написания книги оказавшемся уже в составе Российского государства. Особо оригинальной, на наш взгляд, является его мысль о том, что «черемисы» и «народы под названием мордва» в большинстве своем исповедовали ислам, что противоречит сведениям очень многих иных письменных источников, отмечающих лишь незначительную исламизацию периферийных народов Казанского ханства.

Интересная и содержательная информация о «черемисских татарах» (марийцах и чувашах) и о «Казанской стране», которая «была некогда (суверенным. – Б. Х.) Татарским Царством», имеется в «Описании путешествия…» Адама Олеария[31]. В четвертой главе 4-й Книги, которая именуется «О Черемисских Татарах», автор пишет: «Здесь начинается другой род Татар, именно Черемисы (Сеremissen), которые простираются далеко за Казань, живут по обеим сторонам Волги, большею частью не в домах, а в дрянных лачужках, питаются своим скотом, медом и дичью, отлично стреляют из лука и приучают к тому детей с малолетства. Это коварный, хищнический и колдовству преданный народ. Обитающие на правом берегу Волги называются Нагорными (Nagorni), ибо они живут на возвышенной местности, на горах и между горами… Обитающие же на левом берегу называются Луговыми (Lugowi),.. ибо там, по причине низменной и влажной почвы, множество прекрасных лугов и полей, с которых снимается громадное количество сена, доставляющего корм для скота и Нагорных Черемисов. Гваньин говорит, что народ этот частью язычники, частью Магометане; живущие около Казани, сколько мог я дознать, только все язычники; ибо у них нет ни обрезания, ни крещения… Большинство из них верует, что есть бессмертный Бог, который делает людям добро на земле, и по тому его должно призывать; но что он такое, и как должно чтить его, сообразно с его волею, они не знают. Они не верят воскресению мертвых, и затем в будущую жизнь, и думают, что со смертью человека, как и со смертью скота, все кончено… Наконец, хотя они не верят в ад, но верят в существование черта, которого зовут мучителем, и думают, что черти во время жизни могут причинять скорбь и все сердечные боли, почему и стараются задабривать их жертвоприношениями. Верстах в 40 на юг от Казани, в одном болотистом месте, течет река или ручей, который Черемисы называют Немда (Nemda) и которому они ходят на поклонение и для приношения жертв; они говорят: кто приходит туда и не приносит никакой жертвы, тот должен зачахнуть до смерти, или высохнуть; ибо они полагают, что там, и в особенности у речки Шукшан (Schokschem), текущей верстах в 10 от Немды, черт имеет свое главное местопребывание… Черемисы приносят иногда жертвы и Богу, убивают лошадей, коров или овец, натягивают шкуру их на колья, варят тут же мясо, берут его полное блюдо в одну руку, а чашу с медом, или другим каким напитком в другую, бросают и выливают то и другое в огонь, разложенный против развешанной шкуры, со следующими словами: “Ступай, снеси мои желания к Богу!”». Или же: «Боже, я жертвую это тебе: прими это милостиво от меня и дай мне больше скота», или иного чего, что бы они желали иметь у себя. Так как они не верят ни в какую другую жизнь, кроме здешней, то и все просьбы их и молитвы устремлены только к временному. Они поклоняются также солнцу и месяцу; ибо замечают, что действием их доставляется много доброго для земли и скота их… У Черемисов нет ни письмен, ни священников, ни церквей. Язык их также особый, имеющий мало сродства с обыкновенным Татарским… Если умрет у них зажиточный Черемис, то лучшую лошадь его убивают, и у какого-нибудь ручья, или реки, съедают ее оставшиеся в живых друзья и челядинцы покойника (все жертвоприношения и подобные торжественные обряды совершаются ими непременно у ручья); покойника же зарывают в землю, а одежду его вешают на дерево. Черемисы имеют за раз по 4 и по 5 жен и не обращают внимание на то, если 2 или 3 из них родные сестры. Женщины и девицы ходят обыкновенно закутанные в толстый, белый, холщевой платок, закрывающий даже и лицо. Невесты на передней части головы носят украшение, торчащее у них наподобие рога, длиною в локоть, на конце которого, к пестрой кисточке, привешивается маленький колокольчик. Мужчины ходят в длинных полотняных кафтанах (холстах), под которыми носят порты; волосы же на голове коротко, почти до тела, подстригают; несвободные же из них оставляют на маковке длинную косу, которую иногда завязывают узлом, а иногда заплетают, как женские косы, и оставляют висеть вдоль спины, как это видели мы на многих из них, не только здесь, но и в Казани также…».

В шестой главе 4-й Книги, которая именуется «О городе Казани и о том, как он подпал под владычество Москвитян», мы читаем: «Город Казань лежит на левом берегу Волги, в 7 верстах от ее берега, в ровном поле, на небольшом холме, при р. Казанке (Casanka), от которой город и вся окрестная страна получили свое название… Казанская страна, простирающаяся налево до Волги, на север до Сибири и на восток до владений Ногайских Татар, была некогда Татарским Царством. Так как страна эта имела громадное население и могла выставить в поле до 60 тысяч человек, то Татары вели с Русскими тяжкие и кровавые войны и иногда принуждали их платить им дань, но наконец покорены были под Царское Владычество». Здесь же Олеарий подробно описывает завоевание Казанского ханства.

Как мы видим, Адам Олеарий дает нам достаточно интересные сведения о «черемисских татарах» и о том, как Казань «подпала под владычество Москвитян». Безусловный интерес представляют и очень информативные гравюры, выполненные в 1640-1660-е гг. по оригинальным рисункам (сделанным с натуры) Олеария и под личным его контролем, которые, однако, требуют особого профессионального рассмотрения.

В заключение отметим, что западноевропейские авторы XV-XVII вв. внесли свой посильный вклад в историографию истории Среднего Поволжья начала XV – середины XVI в., а их произведения представляют собой достаточно оригинальные письменные источники, отражающие в первую очередь понимание именно самими западноевропейцами этнополитической и социально-экономической истории Казанского ханства и народов, его населявших. И в этом их несомненная большая ценность.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1]. Хамидуллин, Б. Л. Народы Казанского ханства. – Казань, 2002. – С. 12–36. KHAMIDULLIN, B. L. Narodi Kazanskogo hanstva [The peoples of the Khanate of Kazan. In Russ.]. Kazan, 2002, pp. 12–36.

[2]. Гатин, М. С. Западноевропейские источники (по истории татарских государств 15–18 вв.) // История татар с древнейших времен: в 7 т. – Казань, 2014. – Т. IV. – С. 20–28; GATIN, M. S. Zapadnoevropeyskiye istochniki (po istorii tatarskih gosudarstv 15–18 vv.) [West-European sources (on the history of the Tatar States of the XV–XVIII centuries). In Russ.]. IN: Istoriya tatar s drevneishih vremen: v 7 t. [The history of Tatars from the earliest times: in 7 vol. In Russ.]. Kazan, 2014, vol. IV, pp. 20–28; Khamidullin, B. L. Hanat Kazanskiy i zamieszkujace go narodi na kartah zapadnoevropeyskih pisanych zrodel historycznych od 15 do 17 wieku // Życie Tatarskie. – Grabowka, 2016. – № 43 (120). – S. 5–17. KHAMIDULLIN, B. L. [The Kazan Khanate and its inhabitants on the maps of West-European written historical sources from the XVth to the XVIIth centuries. In Polish.]. IN: [Life of the Tatar. In Polish.]. Grabowka, 2016, no. 43 (120), pp. 5–17.

[3]. Его мемуары в XV в. были изданы не менее 4-х раз. Современные издания см., например: Schiltberger Johannes. Als Sklave im Osmanischen Reich und bei den Tataren: 1394–1427. – Stuttgart, 1983. – 253 р.; Шильтбергер, И. Путешествие по Европе, Азии и Африке с 1394 года по 1427 год. – Баку, 1984. – 88 с.; SHIL'TBERGER, I. Puteshestviye po Evrope, Azii i Afrike s 1394 goda po 1427 god [A journey across Europe, Asia and Africa from 1394 to 1427. In Russ.]. Baku, 1984, 88 p.; Хамидуллин, Б. Л. Иоганн Шильтбергер о Татарии // Из глубины столетий. – Казань, 2000. – С. 209–214. KHAMIDULLIN, B. L. Iogann Shil'tberger about Tatarii [Johann Shiltberger on Tataria. In Russ.]. IN: Iz glubiny stoletiy [From the depth of centuries. In Russ.]. Kazan, 2000, pp. 209–214.

[4]. Первый раз рассказ издан в Венеции в 1543 г. под следующим заглавием: «Viaggi fatti da Vinetia, alla Tana, in Persia, in India et in Constantinopoli: con la descrittione particolare di Citta, Luoghi, Siti, Costumi, et della Perta del gran Turco etc.», о чем нас информирует «Энциклопедический словарь» Брокгауза и Ефрона. См. также: Барбаро и Контарини о России: К истории итало-русских связей XV в. / Cост. Е. Ч. Скржинская. – Л., 1971. – 274 с. Barbaro i Kontarini o Rossii: K istorii italo-russkih svyazey 15 v. Sost. E. Ch. Skrzhinskaya [SKRZHINSKAYA, E. CH. (comp. by.). Barbaro and Contarini about Russia: the history of Italian-Russian relations in the 15th century. In Russ.]. Leningrad, 1971, 274 p.

[5]. Область «Moxia» указана Иосафатом Барбаро в § 57, а рассказ о верованиях и образе жизни народа «Moxii» – в § 58.

[6]. Впервые издано в Венеции в 1487 г. под названием «Viaggio de misier Ambrogio С., ambassador al gran-signore Ussum-Cassan, re di Persia». См. также: Барбаро и Контарини о России… – 274 с. Barbaro i Kontarini o Rossii[Barbaro and Contarini about Russia… In Russ.], 274 p.

[7]. Донесение о Московии второй половины XVI в. – М., 1913. – 151 с. Doneseniye o Moskovii vtoroy polovini 16 v. [A report on Muscovia of the latter half of the XVIth century. In Russ.]. Moscow, 1913, 151 p.

[8]. Штаден, Г. О Москве Ивана Грозного. Записки немца опричника. – Л., 1925. – 184 с. SHTADEN, G. O Moskve Ivana Groznogo. Zapiski nemtsa oprichnika [About Moscow Of Ivan The Terrible. Notes of a German oprichnik. In Russ.]. Leningrad, 1925, 184 p.; Шлихтинг, А., Штаден, Г. Царь-палач: Грозные времена Грозного / Сост. М. Б. Галиев. ‒ Казань: Матбугат йорты, 1998. ‒ 198 c. SHLIKHTING, A., SHTADEN, G. Tsar'-palach: Grozniye vremena Groznogo. Sost. M. B. Galiev [GALIEV, M. B. (comp. by.). Hangsman Tsar: Terrible times of Ivan the Terrible. In Russ.]. Kazan, Matbugat yorti publ, 1998, 198 p.

[9]. Английские путешественники в Московском государстве в XVI в. – Л., 1937. – 308 с. Angliyskiye puteshestvenniki v Moskovskom gosudarstve v 16 v. [English travellers in Muscovy in the 16th century. In Russ.]. Leningrad, 1937, 308 p.

[10]. Горсей, Дж. Записки о России. XVI – начало XVII в. – М., 1990. – 289 с. GORSEY, DZH. Zapiski o Rossii. 16 – nachalo 17 v. [Notes on Russia. 16th – the early 17th centuries. In Russ.]. Moscow, 1990, 289 p.

[11]. Поссевино, А. Исторические сочинения о России XVI в. – М., 1983. – 272 с. POSSEVINO, A. Istoricheskiye sochineniya o Rossii 16 v. [Historical essays on Russia of the 16th century. In Russ.]. Moscow, 1983, 272 p.

[12]. Середонин, С. М. Сочинение Джильса Флетчера как исторический источник. – СПб., 1891. – 410 с. SEREDONIN, S. M. Sochineniye Dzhil'sa Fletchera kak istoricheskiy istochnik [The essay of Giles Fletcher as a historical source. In Russ.]. St. Petersburg, 1891, 410 p.; Флетчер, Дж. О государстве Русском. – СПб., 1906. – 156 с. FLETCHER, G. O gosudarstve Russkom [About Muscovite state. In Russ.]. St. Petersburg, 1906, 156 р.

[13]. Гейденштейн Р. Записки о Московской войне (1578–1582). – СПб., 1889. – 312 с. GEYDENSHTEIN R. Zapiski o Moskovskoy voyne (1578–1582) [Notes on the Moscow War (1578–1582). In Russ.]. St. Petersburg, 1889, 312 p.; Khamidullin, B. L. Hanat Kazanskiy i zamieszkujace… – S. 12. KHAMIDULLIN, B. L. [The Kazan Khanate and its inhabitants… In Polish.], р. 12.

[14]. Меховский, М. Трактат о двух Сарматиях. – М.-Л., 1936. – 288 с. MEKHOVSKIY, M. Traktat o dvuh Sarmatiyah [The treatise on the two Sarmatia. In Russ.]. Moscow, Leningrad, 1936, 288 р.

[15]. Герберштейн, С. Записки о Московии. – М., 1988. – 430 с. GERBERSHTEIN, S. Zapiski o Moskovii [Notes on Muscovy. In Russ.]. Moscow, 1988, 430 p.

[16]. Известия англичан о России ХVI в. (Ченслер, Дженкинсон, Рандольф, Боус) // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских при Московском университете. – М., 1884. – № 4. – 108 с. Izvestiya anglichan o Rossii 16 v. (Chensler, Dzhenkinson, Randol'f, Bous) [Bulletins of the British about Russia of the 16th century (Chancellor, Jenkinson, Randolph, Bowes). In Russ.]. IN: Chteniya v imperatorskom obshchestve istorii i drevnostey Rossiyskih pri Moskovskom universitete [Readings in the Imperial Society of History and Russian Antiquities under Moscow University. In Russ.]. Moscow, 1884, 108 p.; Дженкинсон, А. Путешествие в Среднюю Азию 1558–1560 гг. // Английские путешественники в Московском государстве в 16 в. – Л.,1937. – 308 с. DZHENKINSON, A. Puteshestviye v Srednyuyu Aziyu 1558–1560 gg. [The journey to Central Asia in 1558–1560. In Russ.]. IN: Angliyskiye puteshestvenniki v Moskovskom gosudarstve v 16 v. [English travellers in Muscovy in the 16th century. In Russ.]. Leningrad, 1937, 308 p.

[17]. Гваньини А. Описание Московии. – М., 1997. – 176 с. GVAN'INI A. Opisaniye Moskovii [Description of Muscovy. In Russ.]. Moscow, 1997, 176 p.

[18]. Олеарий, А. Описание путешествия в Московию. – Смоленск, 2003. – 480 с. OLEARIY, A. Opisaniye puteshestviya v Moskoviyu [Description of a journey to Muscovy. In Russ.]. Smolensk, 2003, 480 p.

[19]. Далее тексты письменных источников цитируются по публикациям на некоммерческом интернет-сайте «Восточная литература». Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.vostlit.info/ (дата обращения 11–14.12.2016). Vostochnaya literatura [Eastern literature. In Russ.]. [On-line]. Aviailable at: http://www.vostlit.info/ (accessed 11–14.12.2016).

[20]. Khamidullin, B. L. Hanat Kazanskiy i zamieszkujace… – S. 14–17. KHAMIDULLIN, B. L. [The Kazan Khanate and its inhabitants… In Polish.], рp. 14–17.

[21]. Здесь следует отметить активное участие представителей ногайских татар в этносоциальной жизни и военно-политической истории Казанского ханства, о чем см.: Хамидуллин, Б. Л. Народы Казанского ханства. – Казань, 2002. – С. 180–182. KHAMIDULLIN, B. L. Narodi Kazanskogo hanstva [The peoples of the Khanate of Kazan. In Russ.]. Kazan, 2002, рp. 180–182.

[22]. Восточная литература. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.vostlit.info/ (дата обращения 11.12.2016). Vostochnaya literatura [Eastern literature. In Russ.]. [On-line]. Aviailable at: http://www.vostlit.info/ (accessed 11.12.2016).

[23]. Гатин, М. С. Указ. соч. – С. 21. GATIN, M. S., 2014, р. 21.

[24]. Замысловский, Е. Е. Герберштейн и его историко-географические известия о России. – СПб., 1884. – 571 с. ZAMYSLOVSKIY, E. E. Gerbershtein i ego istoriko-geograficheskiye izvestiya o Rossii [Herberstein and his historical and geographical news of Russia. In Russ.]. St. Petersburg, 1884, 571 р.; Хамидуллин, Б. Л. С. Герберштейн о татарах Восточной Европы в XVI веке // Из глубины столетий. – Казань, 2000. – С. 235–253. KHAMIDULLIN, B. L. S. Gerbershtein o tatarah Vostochnoy Evropi v 16 veke [S. Herberstein on Tatars of the Eastern Europe in the 16th century. In Russ.]. IN: Iz glubini stoletiy [From the depth of centuries. In Russ.]. Kazan, 2000, рp. 235–253.

[25]. Восточная литература. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.vostlit.info/ (дата обращения 12.12.2016). Vostochnaya literatura [Eastern literature. In Russ.]. [On-line]. Aviailable at: http://www.vostlit.info/ (accessed 12.12.2016).

[26]. В книге, как указано в тексте титула, «достаточно сказано о лютости и жестокости московитской» и о «частых войнах [московитов] с литовцами, ливонцами, шведами или с перекопскими татарами, турками и другими соседними народами».

[27]. Khamidullin, B. L. Hanat Kazanskiy i zamieszkujace… – S. 12–14. KHAMIDULLIN, B. L. [The Kazan Khanate and its inhabitants… In Polish.], р. 12–14.

[28]. Гваньїні, О. Хроніка Європейської Сарматії. – Киів, 2009. – 1008 с. GUAGNINI, A. [Chronicle of the European Sarmatia. In Ukr.]. Kiev, 2009, 1008 р.

[29]. Восточная литература. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.vostlit.info/ (дата обращения 13.12.2016). Vostochnaya literatura [Eastern literature. In Russ.]. [On-line]. Aviailable at: http://www.vostlit.info/ (accessed 13.12.2016).

[30]. Алишев, С. Х. Казань и Москва: межгосударственные отношения в XV–XVI вв. – Казань, 1995. – С. 96. ALISHEV, S. Kh. Kazan' i Moskva: mezhgosudarstvenniye otnosheniya v 15–16 vv. [Kazan and Moscow: interstate relations in the 15–16th centuries. In Russ.]. Kazan, 1995, p. 96; Котляров, Д. А. Московская Русь и народы Поволжья в XV–XVI вв.: у истоков национальной политики России. – Ижевск, 2005. – С. 118. KOTLYAROV, D. A. Moskovskaya Rus' i narodi Povolzhya v 15–16 vv.: u istokov natsional'noy politiki Rossii [Muscovy Russia and the peoples of the Volga region in the 15–16th centuries: the origins of national policy of Russia. In Russ.]. Izhevsk, 2005, p. 118.

[31]. Восточная литература. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.vostlit.info/ (дата обращения 14.12.2016). Vostochnaya literatura [Eastern literature. In Russ.]. [On-line]. Aviailable at: http://www.vostlit.info/ (accessed 14.12.2016).

 

Список литературы

Гатин, М. С. Западноевропейские источники (по истории татарских государств XV–XVIII вв.) // История татар с древнейших времен: в 7 т. – Казань, 2014. – Т. IV. – С. 20–28.

Поссевино, А. Исторические сочинения о России XVI в. – М., 1983. – 272 с.

Середонин, С. М. Сочинение Джильса Флетчера как исторический источник. – СПб., 1891. – 410 с.

Хамидуллин, Б. Л. Народы Казанского ханства. – Казань, 2002. – 170 c.

Khamidullin, B. L. Hanat Kazanskiy i zamieszkujace go narody na kartach zachodnioeuropejskich pisanych zrodel historycznych od XV do XVII wieku // Życie Tatarskie. – Grabowka, 2016. – № 43 (120). – S. 5–17.

 

References

GATIN, M. S. Zapadnoevropeyskiye istochniki (po istorii tatarskih gosudarstv 15–18 vv.) [West-European sources (on the history of the Tatar States of the 15–18th centuries). In Russ.]. IN: Istoriya tatar s drevneyshih vremen: v 7 t. [The history of Tatars from the earliest times: in 7 vol. In Russ.]. Kazan, 2014, vol. IV, pp. 20–28.

POSSEVINO, A. Istoricheskiye sochineniya o Rossii 16 v. [Historical essays on Russia of the 16th century. In Russ.]. Moscow, 1983, 272 p.

SEREDONIN, S. M. Sochineniye Dzhil'sa Fletchera kak istoricheskiy istochnik [The essay of Giles Fletcher as a historical source. In Russ.]. St. Petersburg, 1891, 410 p.

KHAMIDULLIN, B. L. Narodi Kazanskogo hanstva [The peoples of the Khanate of Kazan. In Russ.]. Kazan, 2002, 170 p.

KHAMIDULLIN, B. L. [The Kazan Khanate and its people on the maps of West-European written historical sources from 15th to 17th centuries. In Polish.]. IN: [Life of the Tatar. In Polish.]. Grabowka, 2016, no. 43 (120), pp. 5–17.

 

Сведения об авторах

Хамидуллин Булат Лиронович, кандидат исторических наук, руководитель Центра изучения татарской диаспоры Института татарской энциклопедии и регионоведения АН РТ, г. Казань, Республика Татарстан, Российская Федерация, bulat.antat@mail.ru

 

About the author

Bulat L. Khamidullin, Candidate of Historical Sciences, Head of the Center for the Study of the Tatar diaspora, Institute of the Tatar Encyclopaedia and Area Studies, Tatarstan Academy of Sciences, Kazan, the Republic of Tatarstan, the Russian Federation, bulat.antat@mail.ru

 

В редакцию статья поступила 18.01.2017 г., опубликована:

Хамидуллин, Б. Л. Народы Казанского ханства на страницах западноевропейских нарративных источников XV-XVII вв. // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. ‒ 2017. ‒ № 1/2. ‒ С. 50-62.

 

Submitted on 18.01.2017, published:

KHAMIDULLIN, B. L. Narodi Kazanskogo hanstva na stranitsah zapadnoevropeyskih narrativnih istochnikov 15-17 vv. [The peoples of the Khanate of Kazan in the pages of West-European narrative sources of the 15-17th centuries. In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2017, no. 1/2, pp. 50-62.

OTHER ARTICLES
 К началу 1917 г. Казанский университет входил в число старейших учебных заведений страны и являлся одним из крупнейших провинциальных научных и образовательных центров. Университе
Первую мировую войну от всех предыдущих военных кампаний отличали невероятные масштабы пленения. За все годы военных действий в плену оказалось восемь миллионов военнослужащих и бо
К 1917 г. дворяне хотя и перестали пользоваться налоговыми и правовыми преимуществами, как это было в XVIII-XIX вв., и практически сравнялись в правах с другими сословиями, но на д
 Одним из наиболее известных центров православия в Среднем Поволжье в дореволюционный период являлся Свияжский Успенско-Богородицкий монастырь, основанный в июле 1555 г.1 Во второй
Судебная реформа 1864 г. явила собой преобразование всей судебной системы, порядка уголовного и гражданского процессов в России. Были внесены существенные изменения в судоустройств
К началу Первой мировой войны медицинский факультет Казанского университета имел 110-летнюю историю и сложившиеся традиции подготовки профессиональных медицинских кадров высшей ква