Садыкова Р. Б., Шамсутдинова Р. Г. Документы военной истории в Государственном архиве Республики Татарстан: из истории комплекто

В публикации рассматриваются основные этапы появления и перемещения документов военной истории в фондах Государственного архива Республики Татарстан. Комплекс документов военной истории включает в себя как документы органов управления вооруженными силами и воинских соединений, так и документы «гражданских» организаций и учреждений, в которых нашла отражение военная история. Кроме того, к документам военной истории можно отнести документы личного происхождения военнослужащих, а также участников и очевидцев военных событий. Государственный архив Республики Татарстан был образован в 2016 г. путем слияния пяти архивов. До этого времени комплектование и перемещение документов преимущественно происходило в рамках Национального архива Республики Татарстан (ЦГА ТАССР) и Центрального государственного архива историко-политической документации Республики Татарстан (бывшего Партархива Татарского обкома КПСС). Перемещение осуществлялось в основном в двух направлениях: дореволюционные фонды – в Центральный военно-исторический архив (ныне Российский государственный военно-исторический архив), фонды советского периода – в Центральный архив Красной армии (ныне Российский государственный военный архив). Плохая сохранность документов и особенности ведения делопроизводства в первые годы советской власти не позволяют составить полную картину перемещения дел. Вместе с тем публикации историков и архивистов показывают процесс комплектования документами военной истории, а также в целом дают представление об источниковой базе республиканского архива по рассматриваемой теме. Авторами сохранена стилистика делопроизводственных документов, отражающая тот или иной исторический период.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
23.06.2021
Purchase an electronic version:
0 rub
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 2 2021
Ознакомительная часть статьи

Территория Казанской губернии, Татарской АССР, к счастью, никогда не была охвачена военными действиями, за исключением нескольких месяцев в период Гражданской войны и иностранной интервенции в 1918-1919 гг. Тем не менее, история войн – тема для нашего народа очень близкая. В дореволюционный период Казанская губерния являлась центром военного округа, а в Отечественную войну 1812 г. она приняла активное участие в формировании ополчения, обеспечении фронта порохом и сукном, сборе пожертвований, а также приеме и размещении эвакуированных жителей территорий, охваченных войной.

Посильное участие приняла Казанская губерния и ее жители в Первой мировой войне. В Государственном архиве Республики Татарстан хранится довольно обширный и разнообразный комплекс источников по данной теме, часть которых вошла в подготовленные архивистами сборники документов1.

История выявления документов военной истории в архивах Казани началась еще в дореволюционный период. И отправной точкой здесь можно считать 1912 г., когда при архиве Казанского губернского правления и Церковного историко-археологического общества действовала специальная комиссия, созданная, как и во всех других губерниях России, во исполнение воли Государя императора, который указал министру внутренних дел о «желательности разобраться в наших губернских архивах и обсудить вопрос о передаче на хранение в воинские части или в военные архивы дел и документов, заключающих в себе данные о минувшей военной старине»2. Этим комиссиям в весьма короткие сроки надлежало выделить дела, которые могли представлять определенный военно-исторический интерес: приказы, журналы военных действий, месячные рапорты, послужные списки, данные об отдельных лицах военного ведомства, быте войск, о вызове войск для содействия гражданским властям, о расквартировании и передвижении войск и т. п.

По результатам этой работы составлялись описи, которые передавались в Главное управление Генштаба. За время работы комиссии выяснилось, что в Казанской губернии, как не имевшей границ с сопредельными государствами, практически нет документов (за редким исключением), рассказывающих о непосредственных военных действиях. Некоторый интерес могли представлять лишь, например, несколько дел Штаба казанского военного губернатора за 1833, 1844-1848 гг., а также документы об учреждении в Казани военного училища для дворянских детей и устройстве в городе полевого госпиталя. Основная же масса дел была типична для тыловой губернии – о проведении рекрутских наборов, поставках провианта, проведении военно-топографических съемок, назначении пособий вдовам воинских чинов, расквартировании войск и т. п.

В целом, работа комиссии была не то чтобы безрезультатной, но, скорее всего, привычной для того времени – разочарование одних, не обнаруживших достаточного количества документов о «военной старине», и, надо полагать, огромное облегчение других, работавших безвозмездно в течение нескольких месяцев3.

В советский период истории выявление и передача дел в московские архивы происходила в несколько этапов.

Созданный в 1918 г. Губернский архив первоначально состоял из четырех отделений, одно из которых представляло собой сводный архив бывших военных учреждений и находилось в здании бывшего штаба военного округа. И в этот начальный период организации архивного дела на территории губернии сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, архивисты пытались сделать все для спасения ценных документов, в том числе военных учреждений, а с другой – история становления Казанского губернского архива и собирания его фондов в 1918-1919 гг. изобилует фактами варварского отношения к документам именно со стороны воинских частей (как Красной армии, так и «белых»). В связи с этим коллегия Главархива вынуждена была постановить: «Возбудить перед Реввоенсоветом ходатайство о том, чтобы воинские части не расквартировывались в непосредственном соседстве с архивами вообще и в частности с таковыми в г. Казани»4. К сожалению, подобные факты не были единичными. Большой урон документам упраздненного штаба Казанского военного округа был нанесен в 1921 г. красноармейцами батальона ЧК. Наказание по возбужденному по инициативе Центрархива ТАССР делу ограничилось административным взысканием, т.к. в краже материала и незаконной его продаже было замешано свыше 20 человек. Хищения закончились лишь с переездом батальона в другое помещение5.

Несмотря на сложную обстановку, в 1919 г. Губархиву удалось выявить и взять на учет ряд ценных комплексов документов, в числе которых был архив Казанского военного окружного суда. В декабре 1919 г. был обследован и архив Краснококшайского уездного комиссариата по военным делам, о чем был составлен соответствующий акт. Комиссия выявила, что дела архива хранятся в сыром и холодном помещении, которое, к тому же, требовало ремонта и установки замков. До революции это помещение «служило магазином, а затем в нем был зал для спектаклей». По ходатайству комиссии была выделена отдельная комната, сухая и теплая, имеющая два входа, где были установлены замки. Обследование показало наличие дел с 1864 г., хотя были отдельные дела и за более ранний период. Вместе с тем за ряд лет документов вовсе не было, а также выявлено много дел без обложек, с перепутанной нумерацией, разбитых. В прилагаемой описи значилось 1249 единиц хранения, в том числе приказы по войскам Казанского военного округа, книги приказов по Управлению Краснококшайского уездного воинского начальника, алфавиты ратников ополчения, алфавит убитых и без вести пропавших за 1914-1918 гг., дела о пенсиях и пособиях запасных нижних чинов и их семейств, дела о квартирном, вещевом и путевом довольствии, а также военно-дорожные карты Европейской и Азиатской России за 1910-1912 гг.6

Приказом Реввоенсовета республики № 82 от 10 января 1921 г. все военные архивы на всей территории РСФСР переходили в ведение военной секции Главархива, в связи с чем была запрошена информация об организации управления военными архивами на местах, месторасположении военных архивов, данные о руководителях и служащих этих архивов. Согласно письму заведующего военными архивами РСФСР № 195 от 25 февраля 1921 г., поступившему на имя заведующего Архивным управлением Татарской республики, необходимо было также представить списки частей и учреждений старой армии, Красной армии, дела которых находились в военных архивах, с их краткой характеристикой и указанием наиболее ценных и важных документов7.

Во исполнение данных документов, приказом командующего войсками Запасной армии и Приволжского военного округа № 698 от 29 марта 1921 г. начальникам всех управлений, губвоенкомам, командирам войсковых частей предписывалось в двухнедельный срок сообщить подробные сведения о местонахождении и состоянии всех архивов. Не допускалось самовольное использование архивов или вырезка бумаги из дел, запрещалось уничтожение какой бы то ни было переписки. «Все учреждения военного ведомства, – гласил приказ, – обязаны хранить все дела, как текущие, так и решенные, все входящие бумаги и копии исходящих, все канцелярские, счетоводные, квитанционные и талонные книги; корешки, бланки, карточки и весь прочий архивный материал, составляя из него архив». Виновные в нарушении данного приказа подвергались суду Революционного военного трибунала8.

В сентябре 1921 г. Центральному архиву Татреспублики был выдан мандат командующего Запасной армии и Приволжского военного округа в том, что «помещение, ныне занимаемое Центральным архивом по Черноозерской улице, в доме бывшего штаба Казанского военного округа, вполне оборудованное и отвечающее всем требованиям архивного благоустройства, не подлежит ни уплотнению, ни отчуждению, впредь до окончания ремонта и оборудования вновь предназначаемого для Центрального архива помещения в бывшем Зилантовском монастыре, а посему учреждения как военного, так и гражданского ведомства и войсковые части не могут предъявлять Центральному архиву требований об освобождении этого помещения, а также вследствие громоздкости архивного материала (свыше 40 тыс. пудов) и происходящей приемки дел и бумаг за прежние годы»9. Появление подобной «охранной грамоты» свидетельствовало об изменении отношения к архивным документам, которые до сих пор рассматривались как макулатура, ненужный хлам.

К сожалению, не удалось выяснить, были ли какие-либо передачи дел из Центрального архива Татарии в московские военные архивы в данный период. Скорее всего, дело ограничилось составлением списков фондов. Так, например, был составлен «Реестр архивных материалов из Центрального архивного управления ТР в архив Красной Армии РСФСР», но он не датирован, нет на нем никаких подписей или делопроизводственных пометок, подшит он в дело за 1922 г., но никаких сопроводительных писем к нему в деле также нет. Реестр позволяет лишь получить представление о выявленных фондах, их объеме и хронологических рамках. В реестр включено 325 фондов за 1917-1921 гг., в том числе штабов 7-й и 8-й армий, армий Южного фронта, 18-го стрелкового корпуса, штаба Запасной армии, штаба Приволжского военного округа, 16-й дивизии им. Киквидзе, Управления формирования и обучения войск Восточного фронта, а также фонды армейских корпусов, дивизий, полков, батарей, госпиталей, лазаретов, санитарных поездов, вещевых складов и банно-прачечных отрядов10.

Возможно, были переданы дела Приволжского военного округа за 1919-1922 гг., так как сохранилась опись дел на 40 страницах, составленная по различным управлениям. На отдельном листочке в деле с описью имеется карандашная запись следующего содержания: «Дела уложены в ящики. Назначены в Москву. Всего 131 ящик». Ни дат, ни подписей нет11.

Следующий этап перемещения дел был осуществлен уже в 1930-е гг. Центральным архивным управлением РСФСР 14 октября 1930 г. было направлено письмо архивным управлениям автономных республик, краев и областей следующего содержания: «В целях завершения концентрации военных архивов империалистической и гражданской войны, ЦАУ РСФСР просит Вас проверить тщательно в Вашем архивном органе, а также в подведомственных Вам архивных органах, нет ли там еще материалов империалистической войны 1914-1917 гг., Красной Армии 1918-1921 гг. О принятых мерах сообщите ЦАУ. Об оказавшихся просьба дать сведения по следующей форме: 1) наименование, 2) состояние, 3) годы, 4) количество, 5) местнахождение»12.

Ответное письмо управляющего Татцентрархива от 6 ноября 1930 г. более чем лаконично: «Сведения о военных фондах центрального значения своевременно были представлены в ЦАУ РСФСР, и сейчас принимаются меры по передаче их в Архив Красной армии. Для окончательного определения центрального или местного значения оставшихся фондов просим обратиться к нашей фондовой картотеке, имеющейся в кабинете архивоведения ЦАУ РСФСР»13.

К марту 1931 г. архивные материалы к отправке в Центральный архив Красной Армии все же были подготовлены, в связи с чем Татцентрархив сделал запрос на 131 ящик по 50-60 кг: «Отправить приготовленные материалы надо скорее, т.к. ящики загромоздили коридор и рабочую комнату и мешают работе»14. Наконец, 11 мая 1931 г. Татцентрархив сообщил ЦАУ РСФСР, что материалы, согласно прилагаемым описям и реестру, направлены багажом малой скорости. В реестре значилось 109 фондов за 1915-1921 гг. в количестве 8775 ед. хр. (подсчитано авторами), в том числе: 16-я дивизия им. Киквидзе (221 ед. хр. за 1919-1921 гг.), штаб Приволжского военного округа (704 ед. хр. за 1918-1923 гг.), штаб Запасной армии (4 060 ед. хр. за 1919 г.), Казанский районный эвакуационный пункт (568 ед. хр. за 1917-1921 гг.). Вообще, в данном реестре значится много госпиталей и эвакуационных пунктов15.

Аналогичная переписка между ЦАУ РСФСР и Татцентрархивом состоялась в июне-июле 1932 г. Отправка отобранных материалов задерживалась из-за нехватки ящиков. И только в октябре 1932 г. управляющий Татцентрархива Е. И. Медведев сообщил Центральному архивному управлению, что материалы для архива Красной армии, согласно прилагаемым описям и реестру, отправлены. Реестр включал 368 фондов за 1916-1921 гг. в количестве 13 245 ед. хр. (подсчитано авторами). В их числе: 16-я дивизия им. Киквидзе (422 ед. хр. за 1919-1921 гг.), штаб Запасной армии (330 ед. хр. за 1919-1921 гг.), 305-й стрелковый полк (902 ед. хр. за 1919-1921 гг.), штаб Приволжского военного округа (224 ед. хр. за 1919-1921 гг.)16.

В марте 1935 г. начальник военного отдела Центрального архивного управления СССР направил в Центральное архивное управление ТАССР перечень фондов, которые следовало отправить в Центральный архив Красной Армии в 1935 г., с имеющимися на них описями, картотеками и указателями. Перечень включал 47 фондов (7863 ед. хр.), большую часть которых представляли документы Татарского военкомата за 1918-1922 гг. (около 4 000 ед. хр.)17. В октябре того же года в своем письме начальник военного отдела ЦАУ СССР вновь просит выслать военные фонды в ЦАКА, но не ранее чем в 1936 г. Очевидно, что в принимаемых архивах также были сложности с приемом и размещением поступающих фондов. Но делопроизводственная документация, к сожалению, не показывает, были ли передачи дел в 1936 г. из Татарии.

Представленная выше переписка касалась передачи дел в Центральный архив Красной Армии. Однако, как мы уже выше отметили, передачи дел осуществлялись и в Военно-исторический архив. Так, 5 апреля 1934 г. военный отдел Центрального архивного управления СССР направил Управляющему ЦАУ ТАССР письмо следующего содержания: «Согласно перечня категорий архивных материалов, подлежащих сосредоточению в Центральном военно-историческом архиве, составленного на основании п. 4 постановления ЦИК и СНК СССР от 7.04.33 г. о военных архивах Союза ССР (С. З. СССР 1933 г. № 25, ст. 149), ЦАУ СССР просит сделать распоряжение о подготовке и высылке в адрес Центрального военно-исторического архива архивных фондов, означенных в прилагаемом при этом плане, а также имеющихся к ним описей и картотек». При наличии большого количества материалов, не имеющих научно-исторического и справочного значения, предлагалось их отобрать для уничтожения, руководствуясь перечнем архивных материалов, подлежащих хранению и уничтожению, опубликованным в Бюллетене Центрархива № 14 за 1928 г. В прилагаемом к письму плане значилось 113 115 единиц хранения, правда часть фондов были вычеркнуты, и итоговая цифра исправлена на 112 952 единиц хранения. Среди наиболее крупных значились фонды штаба Казанского военного округа за 1866-1917 гг. (3520 ед. хр.), Казанского военного училища за 1888-1917 гг. (2786 ед. хр.), Казанской школы прапорщиков за 1916 г. (686 ед. хр.), штаба 16-го армейского корпуса за 1888-1916 гг. (506 ед. хр.)18.

К сожалению, в материалах фонда не сохранились какие-либо подтверждения о высылке документов из этого плана в адрес Центрального военно-исторического архива. Вместе с тем, имеется «Перечень военных фондов дореволюционного периода, пересланных Татарским центральным архивным управлением в Московский центральный военно-исторический архив в 1935 г.». Возможно, это результат работы по упомянутому выше плану. И, судя по тому, что данный документ представляет собой отпуск, а подлинный составлен за подписью заведующей историческим архивом М. Н. Олимповой и архивистом-консультантом В. Г. Бебешко, материалы были отправлены в Москву. В перечне значится 70 фондов (13 492 ед. хр.). Среди них наиболее крупными можно назвать Интендантское управление Казанского военного округа (7 336 ед. хр. за 1876-1916 гг.), штаб Казанского военного округа (1396 ед. хр. за 1866-1917 гг.), Казанское военное училище (2048 ед. хр. за 1888-1917 гг.), Казанское окружное военно-медицинское управление (167 ед. хр. за 1881-1910 гг.)19.

Очередной этап по перемещению военных фондов состоялся, судя по всему, незадолго до начала Великой Отечественной войны. Вернее, была переписка по данному вопросу, однако документов, подтверждающих отправку фондов (акты, реестры или описи), в фонде обнаружено не было. Тем не менее, письмо ГАУ НКВД СССР от 22 октября 1939 г., адресованное начальникам архивных отделов НКВД союзных и автономных республик, краев и областей, требовало: «Срочно представьте нам сведения о наличии имеющихся у вас на хранении военных материалов за дореволюционный и пореволюционный периоды, включительно по 1924 г. Необходимо указать наименование фондов, крайние даты их, количество ед. хр.»20.

Ответным письмом от 17 ноября 1939 г. был направлен список военных фондов, хранящихся в районных архивах ТАССР. В нем представлены данные на 12 фондов (в основном это фонды райвоенкоматов, военных столов райисполкомов за 1918-1938 гг.). В письме также отмечено, что в 13 районных архивах военных фондов на хранении не числится, а из 39 (!) районов сведений вообще не поступало21.

В архивном деле, датированном 1939 г., имеется «Список военных архивов Истарха, предназначенный к отправке в Москву», однако документ не содержит ни дат, ни подписей, ни каких-либо сопроводительных данных о перемещении фондов. Всего в списке значится 241 фонд за 1864-1924 гг., в том числе Казанского военно-окружного суда (900 ед. хр. за 1874-1917 гг.), штаба Казанского военного округа (135 ед. хр. за 1855-1920 гг.), Казанского военного училища (103 ед. хр. за 1907-1918 гг.), Казанского пехотного юнкерского училища (37 ед. хр. за 1872-1909 гг.), а также фонды дивизий, бригад, рот, полков, госпиталей, военно-аптечных складов, эвакуационных пунктов, причем не только Казани, но и Самары, Челябинска, Симбирска, Саратова, Нижнего Новгорода. Большинство фондов были малообъемными – всего по 1-3 ед. хр.22

В дальнейшем передача дел осуществлялась уже после окончания Великой Отечественной войны. Причем, нужно отметить, что передавались не только фонды периода II Мировой войны, но и дореволюционные фонды.

Так, в декабре 1949 г., во исполнение распоряжения ГАУ МВД СССР № 12/3-719 от 27 мая 1948 г., в Центральный государственный военно-исторический архив СССР было передано 230 фондов военных организаций дореволюционного периода, относящихся к его профилю. В их числе, например, фонды Казанского военно-окружного суда (719 ед. хр. за 1869-1917 гг.), Канцелярии военного прокурора (509 ед. хр. за 1895-1917 гг.)23.

В 1950-е гг. наиболее существенной также была передача документов в ЦГВИА СССР. Сюда были отправлены фонды штаба Казанского военного округа за 1865-1918 гг. (978 ед. хр.), Николаевского, Симбирского кадетского корпусов, Харбинского сводного госпиталя, Казанского пехотного юнкерского училища, фонды полевых госпиталей и др. В архив Министерства обороны СССР передавались материалы эвакогоспиталей периода Великой Отечественной войны24. В частности, на запрос ЦАУ МВД СССР от 2 февраля 1954 г. прислать сведения о наличии в госархиве документальных материалов госпиталей периода Великой Отечественной войны, Архивный отдел МВД ТАССР 18 февраля 1954 г. направил список на пяти листах с указанием 36 фондов на 1 694 ед. хр.25

Наконец, последняя зафиксированная в документах передача дел приходится на 1970-е гг. В этот период основной массив передаваемых фондов направлялся в Центральный государственный архив Советской армии. В их числе фонды Казанского отделения контроля Приволжского военного округа (506 ед. хр.), Казанского военного госпиталя Казанского военного округа (371 ед.), Казанского окружного военно-инженерного склада, Казанской военной авиационной школы, Казанского окружного военно-аптечного склада Приволжского военного округа, курсов Красных сестер милосердия при Запасной армии республики, Казанского отделения «Военторга» Приволжского военного округа26.

Как видим, в центральные архивы было передано значительное количество фондов (в первую очередь, дореволюционных, а также периода Гражданской войны). Что касается документов Великой Отечественной войны, то здесь передача коснулась преимущественно документов военных госпиталей.

В качестве подтверждения данных выводов можно привести справку о документах периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., хранящихся в ЦГА ТАССР. В справке, направленной в мае 1958 г. в Архивный отдел МВД СССР, отмечалось, что «в Архивном фонде Совета Министров ТАССР имеются отчеты о выполнении особых оборонных заданий и военных заказов по министерствам, предприятиям, материалы по эвакуированным предприятиям и выполнению ими военных заказов, постановления СНК СССР, РСФСР и ТАССР о плане выпуска военной продукцуии, по развертыванию госпиталей, по устройству эвакуированного населения, о строительстве тылового оборонительного рубежа, проходящего по территории ТАССР. В фондах районных исполкомов имеются документы по мобилизации населения для работы на производстве, сведения о состоянии сельского хозяйства и животноводства, о сборе средств в Фонд обороны, о помощи Сталинграду, фронту... В архивах министерств, предприятий, организаций имеются сводные годовые отчеты, планы, основные производственные показатели, сведения о монтировании и пуске эвакуированных предприятий, об оказании помощи фронту»27.

Поиск информации по военной истории необходимо осуществлять по фондам как предприятий оборонной промышленности, так и органов власти и управления, партийных и комсомольских органов, военно-патриотических организаций и личного происхождения. Видовый состав документов этих фондов достаточно широк – это протоколы, справки, информации, сводки, докладные записки, фронтовые письма, фотографии, газеты. Подготовленные архивистами и историками Татарстана сборники документов позволяют представить источниковую базу исследований военной истории28.

Так, например, в сборник «Татарстан – один из арсеналов победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» вошло более 100 рассекреченных документов, в том числе – из фондов Казанского авиационного производственного объединения им. С. П. Горбунова Министерства авиационной промышленности СССР, Казанского завода № 40 им. В. И. Ленина Наркомата боеприпасов СССР, завода № 708 Наркомата судостроительной промышленности СССР, завода № 16 Наркомата авиационной промышленности СССР и ряда других предприятий.

Разнообразный состав фондов включен в сборник «Татарстан – Сталинграду». Это фонды Совета народных комиссаров ТАССР, Президиума Верховного Совета ТАССР, Татарского обкома КПСС, Партийного архива, фонды горкомов и райкомов КПСС и ВЛКСМ, ряда промышленных предприятий обороного ведомства, военно-патриотической организации «Снежный Десант» КГУ, коллекции документов Героев Советского Союза и ветеранов Великой Отечественной войны.

В Государственном архиве Республики Татарстан хранится более трех тысяч фронтовых писем. Они отложились в фондах Президиума Верховного Совета ТАССР, Союза советских писателей ТАССР, редакций республиканских газет, фондах партийных и комсомольских органов, коллекции документов участников войны, фондах личного происхождения. Часть писем вошла в сборник «Письма с фронта. 1941-1945 гг.», подготовленный к 65-летию победы в Великой Отечественной войне.

Государственный архив Республики Татарстан был образован в 2016 г. путем слияния пяти архивов. До этого времени комплектование документами военной истории происходило в каждом архиве самостоятельно. В первую очередь, речь идет о Национальном архиве Республики Татарстан и Центральном государственном архиве историко-политической документации Республики Татарстан, как наиболее крупных и действовавших не одно десятилетие. Необходимо при этом отметить, что если готовился тот или иной сборник документов, то, как правило, участие в нем принимали все архивы.

Так, например, работа по сбору документов личного происхождения участников Февральской и Октябрьской революций, Первой мировой и Гражданской войн была начата еще в 1920-1930-е гг. истпартотделом Татарского обкома ВКП(б), затем продолжена партархивом. Из небольших комплексов разрозненных документов, образовавшихся в процессе жизни и деятельности активных участников героических событий, была создана коллекция документов личного происхождения, которая в последующие годы пополнялась документами участников Великой Отечественной войны, ветеранов партии и комсомола. В коллекцию вошло свыше 3 200 документов более 1 800 персоналий в алфавитном порядке. В их числе воспоминания, письма, фотографии участников Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн. Отметим также тот факт, что в послевоенное десятилетие приоритетным направлением в деятельности Партийного архива являлось выявление документов, связанных с деятельностью В. И. Ленина и других видных деятелей Коммунистической партии и Советского правительства. Так, за период Гражданской войны по фондам Лаишевского, Мамадышского, Мензелинского и Бугульминского уездных комитетов РКП(б) в 1950 г. было запланировано выявить 458 единиц хранения за 1918-1921 гг. В числе прочего, были выявлены следующие документы за авторством В. И. Ленина и В. М. Молотова: Постановление от 17 сентября 1920 г. «О переводе на военное положение ВЧК и ее органов», «Об обеспечении семейств членов РКП(б), мобилизованных на фронт», Положение за авторством секретаря ЦК РКП(б) В. М. Молотова от 11 августа 1921 г. «О создании комиссии по проверке неправильно демобилизованных коммунистов» и др.29 Выявленные документы в копиях или в оригиналах отправлялись в Центральный партийный архив имени Маркса-Энгельса-Ленина. Оригиналы чаще всего были представлены телеграммами, которые отложились в делопроизводствах уездных комитетов РКП(б) по Казанской губернии и Татарской АССР за период Гражданской войны. Примечательно, что в предыдущие предвоенный и военный периоды именно необработанность фондов не позволяла более широко развернуть работу по выявлению документов, так или иначе связанных с высшими партийными и советскими функционерами. Данное обстоятельство еще раз демонстрирует зависимость и научных планов, и успешности выполнения того или иного государственного заказа от усилий архивистов по архивно-технической обработке архивных комплексов.

В период подготовки к 40-летию Победы активизировалась работа ЦГА ТАССР по приему на госхранение фронтовых писем и фотографий. Дополнительный импульс эта работа получила после решения коллеги Главархива СССР от 30 июля 1986 г. об улучшении отбора и приема на хранение документов участников Великой Отечественной войны. В результате от жителей республики было принято 64 документа периода Великой Отечественной войны, 225 фронтовых писем от члена Союза журналистов Б. Д. Орешникова, сформирована коллекция из 121 документа архивистов – участников Великой Отечественной войны и тружеников тыла30.

Центральный государственный архив историко-политической документации Республики Татарстан (бывший Партархив Татарского обкома КПСС) комплектовался документами периода Великой Отечественной войны с середины 1990-х гг. В связи с 50-летием Победы, в 1995 г. по инициативе архивистов начался сбор документов для архивной коллекции «Документы Героев Советского Союза и ветеранов Великой Отечественной войны». Одни документы поступали в архив от родственников ветеранов, другие передавались самими участниками войны. В 1996 г. архив начал формировать коллекцию «Документы офицеров Советской Армии», в составе которой также немало документов о войне. Документы и фотографии, отражающие военную историю, отложились в целом ряде фондов личного происхождения, а также в фондах органов КПСС и ВЛКСМ.

Большой интерес представляет фонд военно-патриотической организации «Снежный десант» Казанского государственного университета, где хранятся фронтовые письма, воспоминания и фотографии участников Великой Отечественной войны, переписка с ветеранами, почетные грамоты и дипломы, летописи и фотолетописи походов, стенгазеты, боевые листки.

Документы о своей деятельности передала в ЦГА ИПД РТ и региональная общественная молодежная организация «Объединение «Отечество» Республики Татарстан», основными целями которой являются увековечивание памяти уроженцев и жителей РТ, погибших при защите Отечества, воспитание детей и молодежи в духе патриотизма. В составе фонда имеются программы, протоколы, планы и отчеты, документы по проведению научно-практических конференций по проблемам военно-патриотического воспитания, переписка по организации поискового движения, фотографии. Фонд пополнялся не только результатами деятельности общественной организации, но и благодаря активной поисковой работе участников Великой Отечественной войны, одним из которых был Хабибрахман Хадиевич Хадиев. На протяжении всей своей жизни он выезжал на места боев, собрал богатый архивный материал, публиковал статьи, участвовал в теле- и радиопередачах. При его активном участии было создано более 30 музеев и залов боевой славы в школах, учебных заведениях и на предприятиях во многих городах и селах России. Большую работу Х. Х. Хадиев вел по гражданскому и патриотическому воспитанию молодежи г. Казани и республики, активно сотрудничал со «Снежным десантом», объединением «Отечество» Республики Татарстан. Собранные ветераном документы, а это 600 фотографий и около тысячи писем-воспоминаний однополчан, были переданы в архив.

Свою работу по комплектованию документами периода Великой Отечественной войны архивисты старались донести до широкого круга читателей31. Помимо этого, отметим и особую, имеющую традиционный характер роль исследователей – представителей академической науки, которые в ходе своих научных изысканий вводят в научный оборот новые документы по военной истории32. Так, например, в диссертации Р. А. Савченко «Специальные воинские части РККА, сформированные в годы Великой Отечественной войны в ТАССР»33 автор указывает: «Основу неопубликованных источников (диссертационного исследования. – Авт.) составили документы и материалы, сосредоточенные в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ) и Центральном государственном архиве историко-политической документации Республики Татарстан (ЦГА ИПД РТ). Среди фондов ЦАМО РФ необходимо в первую очередь выделить фонды № 135 и № 157, в которых хранятся дела Московского и Приволжского военных округов, в состав которых входила Татарская АССР в период Великой Отечественной войны. В данных фондах на хранении находятся материалы, в которых содержатся сведения о формировании, дислокации, передислокации и отправке на фронт воинских частей с территории республики. Среди них значительный интерес представляют документы о подготовке личного состава отдельных лыжных батальонов, бригад и других специальных частей, формированием которых занималась 20-я запасная стрелковая бригада»34. В ЦГА ИПД РТ особый интерес представляют материалы фонда № 15, в котором хранятся дела областного и районных комитетов ВКП(б), а также военных комиссариатов республики периода Советско-финской и Великой Отечественной войн… Особую ценность представляют материалы об организации Казанской зоны обороны в 1941-1943 гг., с привлечением к этому мероприятию специальных частей, дислоцированных в республике, сведения о формировании трех автотранспортных батальонов, а также информация о создании оперативной группы ПВО на территории ТАССР для прикрытия от воздушных ударов стратегических объектов в Казани и Зеленодольске35.

Работа по комплектованию Государственного архива Республики Татарстан документами военной истории продолжается. С каждым годом участников и очевидцев военных событий становится все меньше, а значит, эта работа будет все более актуальной. В этой связи, как нам представляется, уместно вспомнить слова В. О. Ключевского о глубокой созависимости труда архивистов и исследователей: они «делают одно дело, только в разные моменты его движения, производства: первый копает руду, второй, вместе с ним промыв ее, собирает и отливает промытые крупинки в цельные слитки»36. В заключение хотелось бы привести высказывание известной российской исследовательницы, доктора исторических наук, профессора Российского государственного гуманитарного университета Татьяны Иннокентьевны Хорхординой: «Архивисты принимают под свою крышу умершие “тела” документов – и возвращают им вечную жизнь в новом качестве, жизнь в понимании духовном, выводят их из узкого земного мирка, именуемого документооборотом, и включают их в огромный мир гуманитарной культуры, в безграничный мир духовной жизни Человека»37.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. У милосердия древние корни (Благотворительность и милосердие в Казани в годы Первой мировой войны 1914-1917 гг.): Сб. документов и материалов / Под ред. Л. В. Гороховой, Д. Р. Шарафутдинова. Сост. А. М. Димитриева, Р. Р. Исмагилов, З. С. Миннуллин, Н. А. Шарангина. – Казань: Гасыр, 2003; Казанская губерния в период Первой мировой войны: Сборник документов и материалов / Под общ. ред. Д. И. Ибрагимова; отв. сост. Л. В. Горохова; сост. О. Е. Пантелеева, О. В. Федотова, Н. А. Шарангина. – Казань: Главное архивное управление при КМ РТ, 2014. – 208 с.

2. Шамсутдинова Р. Г. Архивное дело в Татарстане (конец XIX в. – 30-е гг. XX в.). – Казань: Гасыр, 2007. – С. 49.

3. Там же. – С. 51.

4. Там же. – С. 73.

5. Там же. – С. 92.

6. ГА РТ, ф. Р-7, оп. 1, д. 17, л. 2-3.

7. Там же, д. 27, л. 16.

8. Там же, л. 18.

9. Там же, л. 34.

10. Там же, д. 60, л. 24-30.

11. Там же, д. 64, л. 1.

12. Там же, д. 380, л. 10.

13. Там же, л. 12.

14. Там же, л. 7.

15. Там же, л. 13.

16. Там же, д. 396, л. 10-18.

17. Там же, д. 474, л. 13-15.

18. Там же, д. 431, л. 2-6.

19. Там же, д. 398, л. 1-2.

20. Там же, д. 621, л. 1.

21. Там же, л. 3-4.

22. Там же, д. 622, л. 1-6.

23. Горохова Л. В. Архивное дело в Татарстане (1940-2001 гг.). – Казань: «Гасыр», 2003. – С. 14.

24. Там же. – С. 22.

25. ГА РТ, ф. Р-7, оп. 4, д. 114, л. 2.

26. Краткий справочник по фондам НА РТ (1999-2004 гг.). – Казань: Гасыр, 2005. – 128 с.

27. ГА РТ, ф. Р-7, оп. 4, д. 131, л. 4.

28. Татарстан – один из арсеналов победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: Сб. документов и материалов / Под ред. З. Р. Валеевой, Д. Р. Шарафутдинова. Сост. Л. В. Горохова, Н. Д. Нерозникова, Л. В. Хузеева, Н. А. Шарангина. – Казань: «Гасыр», 2004; Татарстан – Сталинграду: Сборник документов и материалов / Сост. А. А. Иванов, Л. В. Горохова, В. Г. Хамидуллина, В. В. Иванова. – Казань: Книга Памяти, 2009. – 255 с.; Письма с фронта. 1941-1945 гг.: Сборник документов / Сост. Д. И. Ибрагимов, И. А. Мустакимов, Г. Н. Фаезова, В. Г. Хамидуллина, Л. В. Хузеева, Н. А. Шарангина. – Казань: «Гасыр», 2010. – 232 с.; Татарстан в годы Великой Отечественной войны: Страницы социальной истории: Сборник документов и материалов / Сост. А. Ш. Кабирова. – Казань: Главное архивное управление при Кабинете Министров Республики Татарстан, 2011. – 356 с.; Дети в условиях эвакуации. Татарская АССР. 1941-1945 гг.: Сборник документов и материалов / Сост. И. И. Ханипова, Е. Г. Кривоножкина. – Казань: Главное архивное управление при Кабинете Министров Республики Татарстан, 2013. – 416 с.; Великая Отечественная война в дневниках и воспоминаниях: сборник документов / Отв. сост. В. Г. Хамидуллина, Р. Б. Садыкова, сост. Л. В. Хузеева, Г. Н. Фаезова. – Казань: Главное архивное управление при Кабинете Министров Республики Татарстан, 2015. – 240 с.

29. ГА РТ, ф. 30, оп. 1, д. 163, л. 93.

30. Горохова Л. В. Архивное дело в Татарстане (1940-2001 гг.). – Казань: «Гасыр», 2003. – С. 57.

31. Бобков В. Судьбы и документы // Вечерняя Казань. – 1990. – 8 мая; Шарангина Н. А. Эхо грозового времени // Республика Татарстан. – 1995. – 6 июля; Хузеева Л. Это нужно живым // Республика Татарстан. – 1997. – 10 июня; Хузеева Л. Письма из поверженного Берлина // Республика Татарстан. – 2006. – 7 мая.

32. Панов Е. В. Подготовка кадров для ВВС СССР в Поволжье и на Урале в годы Великой Отечественной войны 1941-1945: дис. ... канд. ист. наук. – Казань, 2000. – 227 с.; Иванов А. А. Боевые потери народов Татарстана в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: дис. ... док. ист. наук в форме науч. докл. – Казань, 2001. – 94 с.; Сакаев В. Т. Городское население Татарской АССР в годы Великой Отечественной войны: историко-демографические процессы: автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Казань, 2008. – 26 с.; Иванов А. Ю. Фронтовые письма участников Великой Отечественной войны как исторический источник: по материалам Республики Татарстан: автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Казань, 2009. – 24 с.; Кривоножкина Е. Г., Ханипова И. И. Сельское население Татарской АССР накануне и в годы Великой Отечественной войны (1937-1945 гг.). – Казань: Центр инновационных технологий, 2011. – 461 с.; Кабирова А. Ш., Бушуев А. С., Кривоножкина Е. Г. Нам жить и помнить. Татарская АССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). – Казань: Фолиант, 2016. – 248 с.

33. Савченко Р. А. Специальные воинские части РККА, сформированные в годы Великой Отечественной войны в ТАССР: автореф. дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2015. – 25 с.

34. Указ. соч. – С. 10.

35. Указ. соч. – С. 11.

36. Хорхордина Т. И. Историк и архивист: взаимодействие в интересах информационного обеспечения исторической науки // Роль архивов в информационном обеспечении исторической науки: сборник статей / Авт.-сост. Е. А. Воронцова. – М.: Этерна, 2017. – С. 757-766.

37. Указ. соч. – С. 764.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
OTHER ARTICLES
На конкретных примерах рассмотрены формы и методы идеологической работы государства с молодежью через структуры ВЛКСМ.
Речь идет о малоизвестных страницах предблокданой эвакуационной эпопеи: в отличие от истории эвакуации Эрмитажа и Русского музея, сюжеты вывоза других музеев северной столицы и ее
Статья посвящена образованию Особого технического бюро № 40 (ОТБ № 40) и его деятельности в годы Великой Отечественной войны, заложившей основы так называемой «химической шарашки»
Территориальные рамки исследования охватывают Таврическую губернию, где с 1866 г. начинают функционировать органы земского самоуправления.
В статье на основе широкого круга источников реконструируется система школьного обучения в Мензелинске – уездном центре Уфимской губернии. Приводится краткий обзор развития учебных
Статья посвящена археографическому анализу научно-документальных изданий (публикаций) республиканских архивов ТАССР, составляющих историко-культурное наследие республики и страны.