Рафиков А. М. Между Вяткой и Казанью: заметки к биографии историка М. Г. Худякова

Биография историка и археолога Михаила Георгиевича Худякова (1894-1936) не раз привлекала внимание исследователей из различных регионов, с которыми была связана непростая судьба ученого. Вместе с тем отдельные ее сюжеты восстановлены лишь фрагментарно, либо требуют уточнения, что определяет актуальность исследования, в котором автор воссоздает ранний период творческого пути историка, связанный с его пребыванием в Вятской и Казанской губерниях. В статье анализируется историография вопроса – вносятся некоторые уточнения относительно времени появления первых публикаций о М. Г. Худякове. На основе документов из региональных архивов приводятся новые сведения о родословной семьи историка, его родителях и младшем брате Иване. Особое внимание автор уделяет сюжетам, характеризующим процесс становления М. Г. Худякова как исследователя, который выражался в его сотрудничестве с Вятской ученой архивной комиссией, организации и проведении первых археологических и краеведческих экспедиций у себя на родине. Не менее значимой вехой биографии Михаила Георгиевича, не получившей подробного освещения в историографии, являлась его деятельность по созданию Малмыжского исторического общества, Малмыжского музея местного края, сотрудничество с Новотушкинским музеем. Обращение к этим вопросам позволяет уточнить и некоторые детали биографии историка, связанные с его переездом летом 1918 г. в Казань, проследить судьбу отдельных рукописей М. Г. Худякова, которые по ряду причин малоизвестны современным исследователям, понять как складывались идеологические убеждения и взаимоотношения молодого ученого с органами советской власти.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
26.12.2019
Purchase an electronic version:
0 rub
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 4 2019
Ознакомительная часть статьи

Аннотация

Биография историка и археолога Михаила Георгиевича Худякова (1894-1936) не раз привлекала внимание исследователей из различных регионов, с которыми была связана непростая судьба ученого. Вместе с тем отдельные ее сюжеты восстановлены лишь фрагментарно, либо требуют уточнения, что определяет актуальность исследования, в котором автор воссоздает ранний период творческого пути историка, связанный с его пребыванием в Вятской и Казанской губерниях. В статье анализируется историография вопроса – вносятся некоторые уточнения относительно времени появления первых публикаций о М. Г. Худякове. На основе документов из региональных архивов приводятся новые сведения о родословной семьи историка, его родителях и младшем брате Иване. Особое внимание автор уделяет сюжетам, характеризующим процесс становления М. Г. Худякова как исследователя, который выражался в его сотрудничестве с Вятской ученой архивной комиссией, организации и проведении первых археологических и краеведческих экспедиций у себя на родине. Не менее значимой вехой биографии Михаила Георгиевича, не получившей подробного освещения в историографии, являлась его деятельность по созданию Малмыжского исторического общества, Малмыжского музея местного края, сотрудничество с Новотушкинским музеем. Обращение к этим вопросам позволяет уточнить и некоторые детали биографии историка, связанные с его переездом летом 1918 г. в Казань, проследить судьбу отдельных рукописей М. Г. Худякова, которые по ряду причин малоизвестны современным исследователям, понять как складывались идеологические убеждения и взаимоотношения молодого ученого с органами советской власти.

Abstract

The biography of the historian and archaeologist Mikhail Georgievich Khudyakov (1894-1936) has often attracted the attention of researchers from various regions who were concerned with the difficult fate of the scholar. However, some of its fragments have been restored only partially, or require clarification, which defines the relevance of the study where the author recreates the early period of the historian's creative career associated with his stay in Vyatka and Kazan provinces. The article analyzes the historiography of the issue – some details are provided regarding the time of the presentation of the first publications about M. G. Khudyakov. Based on documents from regional archives, new information on the historian's family tree, his parents and younger brother Ivan is provided. The author particularly focuses on the fragments specifying the process of M. G. Khudyakov's becoming a researcher, which was expressed in his collaboration with the Vyatka Scientific Archival Commission, as well as in the organization and realization of the first archaeological and local history expeditions on his native soil. A milestone in the biography of Mikhail Georgievich significant to the same extent and have not been covered in detail in historiography was his activity in the establishment of Malmyzhsky Historical Society, the Malmyzhsky Museum of Local History, and collaboration with the Novotushkinsky Museum. Addressing these issues allows us to clarify some details of the historian's biography related to his move to Kazan in the summer of 1918, trace the fate of certain manuscripts by M. G. Khudyakov being little-known to modern researchers for various reasons, and understand the way the ideological convictions and relationship of the young scholar with Soviet authorities were formed.

Ключевые слова

М. Г. Худяков, Вятская губерния, Казанская губерния, Малмыж, история народов Поволжья, археологические экспедиции, музейная деятельность, историография, рукописи.

Keywords

M. G. Khudyakov, Vyatka province, Kazan province, Malmyzh, the history of the Volga peoples, archaeological expeditions, museum activities, historiography, manuscripts.

 

На современном этапе об археологе и историке Михаиле Георгиевиче Худякове, личность и деятельность которого по идеологическим причинам долгое время были преданы забвению, написано уже немало. При этом принято считать, что первые публикации, посвященные биографии исследователя и его работам, появились на рубеже 1980‑1990‑х гг. в журнале «Идель» и газете «Вечерняя Казань»1. В действительности данное утверждение не совсем верно. Одно из ранних упоминаний о М. Г. Худякове и его исследовании «Очерки по истории Казанского ханства» встречается, например, в статье И. П. Ермолаева и Г. Ф. Шамова, опубликованной в Казани в 1971 г. 2

Вполне закономерен был интерес к личности Михаила Георгиевича и со стороны ижевских ученых. В 1978 г. вышел библиографический указатель под названием «Ими гордится удмуртская земля», в котором был размещен краткий очерк, отражающий основные вехи жизни и деятельности исследователя3. Не менее интересна статья Д. А. Яшина, посвященная анализу одной из работ М. Г. Худякова по истории удмуртского народа4.

С начала 80‑х гг. XX столетия к изучению биографии Михаила Георгиевича обратились кировские краеведы. Довольно плодотворно в этом направлении работала Г. Ф. Чудова, заинтересовавшаяся сотрудничеством М. Г. Худякова с Вятской ученой архивной комиссией5. В последующем Гали Федоровна расширила круг своих интересов и продолжила собирать разнохарактерную информацию об историке. В фондах Кировской областной научной библиотеки им. А. И. Герцена сохранились несколько папок с подготовленными ей рукописными материалами, многочисленными газетными вырезками, копиями отдельных работ ученого и др. К сожалению, эти сведения остались неопубликованными6.

Ряд интересных статей, затрагивающих некоторые направления общественной и научной деятельности М. Г. Худякова, содержится на страницах газеты «Сельская правда», издаваемой на родине историка в г. Малмыже7. Несколько ранних работ о Михаиле Георгиевиче было опубликовано краеведом, членом Национального союза библиофилов В. К. Семибратовым8.

Таким образом, исследования конца 1980 – начала 1990‑х гг. не являлись первыми. Однако не вызывает сомнения, что более предметное и углубленное изучение научного наследия М. Г. Худякова, его творческого и жизненного пути началось именно с этого времени, когда на страницах различных периодических изданий, сборников, справочников, энциклопедий, издаваемых в Удмуртии, Татарстане, Кировской области и в других регионах, появляются многочисленные статьи и очерки о Михаиле Георгиевиче9.

Отметим также, что в 2004 г. в Казани прошли краеведческие чтения, приуроченные к 110‑летию со дня рождения М. Г. Худякова, по итогам которых был опубликован объемный сборник научных работ10.

Еще одной тенденцией современного периода, характеризующей стремление к комплексному осмыслению научного наследия М. Г. Худякова, стало переиздание его работ. В 1990 г. в Казани вышли «Очерки по истории Казанского ханства». Затем в 1991 г. они были еще раз переизданы в Москве и в 2004 г. снова в Казани11.

В 2003 г. в Республике Марий Эл были опубликованы исследования Михаила Георгиевича по истории марийского народа12, а в 2008 г. в Ижевске вышли в свет работы ученого, посвященные удмуртам13. Следует отметить, что несомненным достоинством последнего издания является подробный биографический очерк, который можно считать самым полным описанием жизненного и творческого пути ученого, существующим на сегодняшний день.

Приведенный историографический обзор не является исчерпывающим, но свидетельствует об обилии исследований, которые избавляют от необходимости комплексного воссоздания биографии М. Г. Худякова. В связи с этим остановимся лишь на отдельных, наименее изученных ее аспектах, связанных с вятско-казанским периодом жизни исследователя, а также обратимся к анализу некоторых его работ, которые еще не были переизданы.

Михаил Георгиевич Худяков родился 3 (15) сентября 1894 г. в г. Малмыже Вятской губернии в многодетной семье14. Позже, увлекшись историей родного города и прослеживая родословные малмыжских старожилов, Михаил Георгиевич констатировал, что Худяковы появились здесь не позднее конца XVII в. Свою родословную исследователь смог восстановить в пяти поколениях. Одним из первых представителей рода являлся мещанин Василий Михайлович Худяков, у которого в браке с крестьянкой Марией Савельевой родился сын Иван (1761-?). У Ивана Васильевича, женатого на крестьянской дочери Степаниде Степановой (1757-?), было двое сыновей: Яков (1788-?) и Василий (1791-?). Занимался он хлебопашеством, в 1796 и 1806 гг. был градским старостой, также на три года избирался церковным старостой. Кроме этого, Иван Васильевич построил собственный дом, находившийся на улице Валовой г. Малмыжа у реки Шошмы. Впоследствии этот дом, не раз упоминающийся в документах, переходил из поколения в поколение, и именно здесь, по всей видимости, проживала семья Михаила Георгиевича.

Один из сыновей И. В. Худякова – Василий – в 1812 г. был отдан в рекруты, больше о нем не известно ничего. У второго – Якова – в браке с крестьянкой Анисьей Егоровой родились сыновья Павел (1813-?) и Дмитрий (1816-?) и дочери Матрена (1811-?), Авдотья (1818-?), Настасья (1822-?). Отметим также, что Яков Иванович первым из представителей рода начал заниматься торговлей. Впоследствии предпринимательское дело успешно продолжил Павел Яковлевич Худяков, что, в свою очередь, дало возможность его сыну Георгию, отцу ученого, вступить в купеческое сословие15.

Детские годы Михаила Георгиевича прошли в Малмыже, где он окончил приходское училище. Затем поступил в Первую Казанскую мужскую гимназию (1906-1913). Отметим тот факт, что в период обучения здесь большое влияние на личность М. Г. Худякова оказали не только его непосредственные преподаватели и первые учителя – известный историк М. О. Ковалевский, археолог П. А. Пономарев и другие. Не часто вспоминают о том, что довольно близко Михаил Георгиевич был знаком также с этнографом Степаном Кировичем Кузнецовым – крупным ученым, профессором Московского археологического института, членом Императорского Московского археологического общества, автором многочисленных работ о народах Поволжья, публиковавшихся, в том числе, и в зарубежных изданиях. Как и М. Г. Худяков, С. К. Кузнецов являлся уроженцем Малмыжского уезда и последние годы своей жизни провел на родине. Юный и увлеченный гимназист пришелся по душе уже маститому престарелому ученому, и после первой встречи, которая состоялась в 1909 г., между ними сохранялись близкие отношения16.

По окончании гимназии Михаил Георгиевич поступил на историко-филологический факультет Казанского университета. Уже в первые студенческие годы он активно включился в научную работу, в частности принимал участие в деятельности Общества археологии, истории и этнографии (ОАИЭ) при университете, выезжал на археологические раскопки и разведки. К этому же периоду относится начало его сотрудничества с Вятской ученой архивной комиссией (ВУАК). Так, на заседании 16 октября 1914 г. товарищ председателя ВУАК Н. А. Спасский докладывал, что «студент Казанского университета Михаил Георгиевич Худяков, с которым он вел переписку и который выражает желание поработать на пользу местной истории, прислал в Комиссию документы, с просьбою поместить их в “Трудах” Комиссии»17.

Поражает активность, с которой Михаил Георгиевич включился в работу по изучению истории родного края. В числе присланных им материалов были как довольно крупные по объему исторические исследования, например, «Исторический очерк города Малмыжа», так и многочисленные источники, предназначенные для публикации (Обывательская книга г. Малмыжа за 1787 г., списки с грамот 1689 и 1690 гг. и др.). В общей сложности на рассмотрение Комиссии поступило единовременно восемь различных документов и работ. Следует отметить и то, что большинство из них успешно прошло строгий редакционный отбор, о чем было доложено на заседании ВУАК в ноябре 1915 г. 18

В скором времени в «Трудах» Комиссии вышла еще одна работа М. Г. Худякова – о посещении Малмыжа в 1848 г. герцогом Лейхтенбергским19. В общей же сложности в этом издании Михаилом Георгиевичем было опубликовано 11 статей и очерков, не считая многочисленных документов.

Для объективной оценки личности юного исследователя важна характеристика, данная ему Н. А. Спасским, который уже в 1916 г. называл М. Г. Худякова «молодым ученым» и «многообещающим сотрудником Вятской архивной комиссии»20. Не менее показательно в этом плане одно из писем, адресованных Михаилом Георгиевичем товарищу председателя ВУАК, в котором студент М. Г. Худяков очерчивал круг проблем местной истории, требующих, по его мнению, первостепенного изучения. Отметим, что многие из них не потеряли своей актуальности и на современном этапе. В частности, в письме говорилось о первостепенной необходимости исследования вопросов генеалогии. Михаил Георгиевич предлагал найти потомков новгородских ушкуйников, вернуть из небытия имена известных деятелей науки и образования прошлых столетий. Интересовали его также родословные старинных купеческих фамилий (Булычевых, Лаптевых, Рязанцевых и других), биографии известных художников В. М. Васнецова, И. И. Шишкина и др. При этом речь шла не о знании ради расширения кругозора и простого интереса. Демонстрируя незаурядную для своих лет глубину исторического мышления, автор письма отмечал, что изучение этих проблем интересно потому, что «на истории отдельных родов ярко отразились все наиболее типичные явления местной истории»21. Это письмо было прочитано Н. А. Спасским на одном из заседаний ВУАК и, приняв во внимание мысли высказанные в нем, члены комиссии постановили присоединить к числу вопросов, намеченных для ближайшего изучения, «и темы по истории отдельных родов, предлагаемые г. Худяковым»22.

Плодотворное сотрудничество Михаила Георгиевича с ВУАК и его учеба были на некоторое время прерваны призывом в армию в мае 1916 г. На военной службе ученый находился около двух лет. Вернувшись с фронта, в октябре 1918 г. он подает прошение о восстановлении в университете. Но из‑за трудностей в организации учебного процесса, связанных с начавшейся Гражданской войной, завершает свое образование без сдачи государственных экзаменов23.

По окончании обучения М. Г. Худяков принял деятельное участие в создании Малмыжского исторического общества (создано 21 января 1918 г.). В научной литературе традиционно отмечается, что проживал он в этот период в Казани, а на родине появлялся лишь по мере необходимости, связанной с деятельностью основанного им детища24. Между тем некоторые факты позволяют говорить о том, что по завершении учебы Михаил Георгиевич несколько месяцев постоянно проживал в Малмыже и, возможно, хотел остаться здесь на более долгий срок. Основанием для подобного предположения является его письмо руководителю Вятского губернского музея местного края А. С. Лебедеву. Этот документ проливает свет на ранее неизвестные причины и обстоятельства отъезда ученого в Казань. В частности, М. Г. Худяков писал следующее: «К сожалению, планомерное развитие деятельности Общества должно было в значительной степени прекратиться, так как его руководителю, т. е. мне, пришлось оставить Малмыж и переселиться в Казань… Это было в тот самый момент (имеется в виду лето 1918 г. – А. Р.), когда Малмыж со всех сторон был окружен белогвардейцами и отрезан ото всех городов: в Казани, Елабуге и Ижевске были чехословаки, в Уржуме и Нолинске происходили восстания. В Малмыже царил полнейший террор, шли расстрелы, массовые выселения из домов, безудержная реквизиция имущества и т. д. Подверглась выселению из дома, между прочим, и наша семья… Разумеется, при таких обстоятельствах какой‑то шальной, нелепый, совершенно безосновательный донос чуть было не вызвал моего ареста, и только благодаря случайности удалось избегнуть его и пробраться в Казань»25. Кроме этого, ученый отмечал, что как человек, ранее находившийся на военной службе, он подвергался в Малмыже риску быть снова мобилизованным в армию.

Что касается деятельности М. Г. Худякова в Малмыжском историческом обществе, то основные направления его работы здесь известны. Отметим лишь, что создание этой научной организации стало очень значимым событием в культурной жизни региона, о чем не раз упоминали в своих отчетах местные власти26. Михаил Георгиевич же, в свою очередь, находясь в Казани, никогда не забывал о своем детище и по возможности старался поддерживать его, в том числе и материально. Удалось установить, что к осени 1919 г. в его личной библиотеке скопилось около 500 томов различных книг, приобретенных специально для Общества27.

Еще одним направлением деятельности М. Г. Худякова, позволявшим поддерживать связь с родными краями, являлось его активное участие в создании и работе Малмыжского музея местного края (ныне Малмыжский краеведческий музей). Официальное открытие этого учреждения состоялось 23 марта 1921 г., но фактически музей начал работать еще в октябре 1920 г. 28 Значительную часть его коллекций и книг составили экспонаты, оставшиеся от Исторического общества29, которые были переданы в музей, конечно же, не без ведома М. Г. Худякова. Признавая его заслуги, руководство учреждения отмечало, что Михаил Георгиевич «принял самое близкое и горячее участие в жизни местного музея как своими ценными разъяснениями, так и материальными пожертвованиями»30.

Одновременно практически с первых дней существования музея М. Г. Худяков стал одним из его внештатных сотрудников, выполнявших свои обязанности на добровольной и безвозмездной основе. Отметим также, что здесь работал и его младший брат Иван31.

Михаил Георгиевич, проходивший в отчетах как «ученый-специалист со стороны» участвующий в деятельности музея, сосредоточился главным образом на проведении научно-исследовательской работы, одним из важнейших направлений которой стали археологические экспедиции. Наиболее крупная из них была организована в мае 1922 г. В ходе этой экспедиции М. Г. Худяков со своими коллегами, сотрудниками музея И. А. Машковцевым и А. И. Пентеговым, обследовал берег Вятки в районе д. Шишкино (поч. Сунцов), где в виде подъемного материала были обнаружены многочисленные находки (обломки керамики, бронзовые, каменные и глиняные подвески), позволившие сделать предположение о существовании в данной местности древнего неукрепленного поселения-стоянки. Кроме этого, исследователи провели осмотр курганного поля у д. Новая Тушка и обнаружили еще одну ранее неизвестную группу курганов у с. Рожки. М. Г. Худяков высказал предположение, что эти древние захоронения и располагавшееся на расстоянии одной версты от них ранее найденное поселение принадлежали степнякам, пришедшим в край из прикамских просторов в эпоху Великого переселения народов. По словам Михаила Георгиевича, носители данной культуры «не оставили после себя укрепленных городищ и должны были обитать на кочевьях-стоянках»32.

Еще одним памятником археологии, осмотренным исследователями, стало Аргыжское городище33. Здесь были обнаружены крупные фрагменты орнаментированных сосудов, подвески, поделки из кости и другие находки, многие из которых попали в состав коллекций Малмыжского музея34.

Экспедиция носила комплексный характер, и ее участники не ограничились лишь обследованием памятников археологии. В сопровождении местного краеведа, учителя и создателя Новотушкинского музея И. А. Янкина исследователи посетили д. Старую Тушку, где познакомились с долгожителем-старообрядцем Платоном Михайловичем Черезовым. В доме старца, который радушно принял их, они осмотрели богатую библиотеку религиозной литературы, но особую ценность в книжной коллекции П. М. Черезова представляли его дневники. Этот ценный и единственный в своем роде памятник местной истории был передан хозяином в дар Новотушкинскому музею.

Еще одним уникальным человеком, с которым познакомились участники экспедиции, стал владелец старообрядческой типографии, крестьянин Лука Арефьевич Гребнев. В его коллекции исследователи обнаружили рукописные документы времени правления Михаила Федоровича (1613-1645), оригинальный экземпляр «Острожской библии» из типографии Ивана Федорова и другие редкие, старинные религиозные издания. Осмотренные сокровища произвели на экскурсантов большое впечатление, и «необходимость основания в Ново-Тушкинском музее специального старообрядческого отдела стала для всех вполне очевидной»35.

М. Г. Худяков прорабатывал планы и других масштабных экспедиций в Малмыжском уезде, но им не суждено было осуществиться. Причина тому − тяжелое переходное время и естественные последствия военного лихолетья – разруха, голод, ограниченные финансовые возможности. В своем отчете Михаил Георгиевич отмечал, что «каких‑либо казенных денежных средств на совершение путешествия участниками экскурсии получено не было и во время экскурсии приходилось пользоваться любезным гостеприимством А. И. и С. А. Янкиных и крестьян местных селений, отчасти же совершать расходы из своих личных средств»36.

Одновременно при посредничестве руководства музея Михаил Георгиевич пытался издавать некоторые свои работы по местной истории. В этом отношении интересна и показательна судьба одной из его рукописей под названием «Покорение Малмыжа». Данный труд, по словам самого автора, должен был заменить уже устаревший к 1921 г. «Исторический очерк города Малмыжа». Исследование поступило в музей в «качестве дара с тем, чтобы последний выпустил его от своего имени, предоставив автору 10 % тиража… без другого какого‑либо вознаграждения». Следуя этой просьбе, заведующий музея О. А. Забудский отправил рукопись в Уездный отдел политического просвещения (Уполитпросвет), где она получила высокую оценку и рекомендацию к публикации за счет Уполитпросвета.

Однако в скором времени работа М. Г. Худякова была передана в губмузей, а здесь средств для ее издания не нашлось. В частности, в своем послании на имя О. А. Забудского руководство губернского Комитета по делам музеев и охране памятников искусства, старины и природы отмечало, что «по техническим и финансовым условиям посланный Вами труд Худякова в настоящее время напечатан быть не может. Губмузей принимает меры к надлежащему научному использованию материалов Худякова. Обзор его труда, возможно, будет издан в журнале губно (губернский отдел народного образования. – А. Р.) “Просвещение”»37. В результате при жизни автора эта работа так и не была официально опубликована38. Однако она увидела свет в рукописном варианте на страницах журнала «Труды Малмыжского музея местного края»39.

Еще один вектор общественно-научной деятельности М. Г. Худякова был связан с работой в музейной комиссии при Академическом центре Татнаркомпроса. Изначально это подразделение создавалось для активизации работы по охране памятников истории и культуры в Казанской губернии, но затем, в связи с началом кампании по реквизиции церковных и религиозных предметов, ее функции расширились.

Деятельность Михаила Георгиевича в качестве члена данной Комиссии на территории Татреспублики нашла отражение в научной литературе40. Однако имеющиеся документы свидетельствуют о том, что М. Г. Худяков занимался работой по изъятию предметов культуры и искусства и в Вятской губернии, в частности, являлся главным экспертом музейной экспертизы при Малмыжском музее местного края. В его обязанности входило принятие решений, определявших, какие предметы подлежат изъятию и отправке в центр, а какие могут быть оставлены в музее.

Конечно, этот факт биографии Михаила Георгиевича может трактоваться современниками как нелицеприятный. Но учитывая его политические убеждения и готовность к искреннему сотрудничеству с новой властью, ничего необычного в нем не было. К тому же следует отметить, что идеологические воззрения никогда не затмевали у М. Г. Худякова искренней любви к истории и научному знанию, и участвуя в работе по реквизиции церковных ценностей, он делал все возможное, чтобы обеспечить сохранность памятников культурного достояния для потомков. В этом плане показательно одно из писем, отправленных советом Малмыжского музея в Вятский губернский комитет по делам музеев, в котором со ссылкой на мнение главного эксперта М. Г. Худякова отмечалось, что есть основания опасаться «порчи и разрушения взятых научных ценностей при транспортировке», а потому решение вопроса о целесообразности их перевозки в Вятку передавалось в «распоряжение заведующего главмузеем т. Троцкого»41.

Следует отметить, что музейная работа М. Г. Худякова в Вятской губернии не ограничивалась только Малмыжем. Ранее уже упоминался факт близкого знакомства ученого с основателем Новотушкинского музея А. И. Янкиным42. Тесное сотрудничество между ними началось еще в июле 1921 г., когда в Казани состоялась Первая конференция по музейному делу, на которой Михаил Георгиевич выполнял обязанности секретаря. Выступление А. И. Янкина и его опыт новатора-энтузиаста музейного дела привлекли внимание научной общественности Казани. В протоколе конференции указывалось решение: «выразить восхищение перед образцовою организацией Новотушкинского музея и плодотворною и бескорыстною деятельностью И. А. Янкина… на пользу родного края»43, также здесь высказывалось пожелание о необходимости придания музею официального статуса.

С целью ускорения воплощения данного решения, уже через неделю – 13 июля – в Новой Тушке была организована Вторая конференция по музейному делу. Отметим, что Михаил Георгиевич был единственным представителем со стороны на этом научном мероприятии и скорее всего именно он являлся инициатором его проведения. Получив возможность лично познакомиться и поработать с фондами музея, М. Г. Худяков окончательно убедился в необходимости способствовать его скорейшему официальному открытию, что отразилось в протоколах конференции44. Одновременно по итогам этой поездки ученым была подготовлена статья «Деревенский музей», опубликованная в конце 1921 г. в журнале «Вестник просвещения Татарской Республики»45. В ней он рассказал широкой общественности о передовом опыте А. И. Янкина. Работа получила высокую оценку создателя Новотушкинского музея, который отмечал, что «статья Худякова принесла много пользы… Она разъяснила какую важную роль в науке играет первый деревенский музей, осуществленный на деле в дер. Новой Тушке и музей еще больше заинтересовал и привлек крестьянский люд»46.

Таким образом, М. Г. Худяков внес существенный вклад в становление и развитие музейного дела в Малмыжском уезде Вятской губернии. Не вызывает сомнения, что Михаил Георгиевич мог еще многое сделать на этом и других поприщах, но по ряду обстоятельств в 1925 г. ученый уезжает в Ленинград. Его дальнейшая трагичная судьба хорошо известна.

В современной литературе нет единой точки зрения по поводу количества научных работ, опубликованных М. Г. Худяковым. Вятский краевед Г. Ф. Чудова составила библиографический список трудов ученого, содержащий 33 наименования47. Ф. А. Байрамова насчитала «более 100 научных работ», принадлежавших Михаилу Георгиевичу, «60 из которых посвящены татарскому народу»48. И. М. Самигуллин предлагает делить все опубликованное наследие ученого на статьи, брошюры, книги, коих в 1935 г. насчитывалось 62 и на заметки, рецензии – их к этому времени было 7249. Сам Михаил Георгиевич в конце 1934 г. (то есть за два года до смерти) подготовил обзор своих публикаций, где привел названия 74 работ50. Но наиболее часто говорится о 76 работах ученого51.

Не претендуя на решение этого вопроса, отметим, что некоторые исследования М. Г. Худякова по разным причинам не были опубликованы при его жизни и остались неизданными и после смерти автора. Одна из таких работ под названием «Состояние Малмыжа в конце XVIII и в начале XIX века (в эпоху преобразований)» сохранилась в фондах Государственного архива Кировской области52. Ранее уже отмечалось, что этот материал, возможно, должен был стать последней главой «Исторического очерка города Малмыжа». Руководствуясь этой мыслью, составители сборника работ М. Г. Худякова «История Камско-Вятского края» включили его в этот труд. Однако при сравнении текста, представленного в данном издании, и документов, сохранившихся в архивных фондах, были выявлены некоторые несоответствия как по объему опубликованного и неопубликованного материала, так и по его содержанию. В связи с этим есть основания полагать, что речь все‑таки идет о ранее не издававшемся и возможно отдельном труде Михаила Георгиевича.

Исследование представляет собой одну из ранних работ М. Г. Худякова, написанную еще в период обучения автора в Казанском университете, скорее всего, в 1916 г. Его основу составляет сравнение данных обывательских книг за 1786, 1806 и 1810 гг. Работа не отличается теоретической и концептуальной глубиной и носит в большей степени описательный характер, но именно в богатой фактологии и состоит ее основная ценность. Автор приводит сведения о численности жителей города в начале XIX в., о количестве семейств-старожилов и новопоселенцев, о социальном составе населения Малмыжа, об изменении внешнего вида города, его улицах и др. Многие из этих данных не встречаются в сохранившихся на сегодняшний день архивных документах и других исторических работах. Так, например, Михаил Георгиевич отмечает, что в 1806 г. в городе проживало 35 купцов, из них 14 были татарами. Укажем, что по 70‑м гг. XIX в. имеется информация о шести предпринимателях-мусульманах, принадлежавших к малмыжскому купечеству второй гильдии53. Однако сложно представить, что на фоне общего роста экономической активности населения города и за сравнительно короткий период из гильдейской корпорации Малмыжа выбыло более половины купцов-татар. Следовательно имена некоторых из них утрачены и количественные данные, приводимые М. Г. Худяковым, являются уникальными.

Аналогичны сведения о процентном соотношении занятий местного населения. Исследователь указывает, что к 1810 г. хлебопашеством занималось около половины горожан, еще треть – торговлей и 20 % – ремеслом. В то время как в совсем недавнем прошлом (конец XVIII в.) практически единственным видом занятий в Малмыже было земледелие.

Имеются в работе и некоторые интересные и оригинальные наблюдения, например, о том, что «женились малмыжане на малмыжанках и также часто на крестьянках, редко – на однодворских жителях, еще реже брали жен из других сословий». А наиболее распространенными именами в городе были Иван и Евдокия, встречавшиеся в два раза чаще, чем другие.

Пожалуй, единственное, о чем не говорит М. Г. Худяков, это национальный состав жителей города. Такие данные могли бы представлять сегодня большую ценность.

Общие выводы автора сводятся к тому, что в конце XVIII – начале XIX в. в Малмыже сохранилось 11 коренных фамилий старожилов, но при этом наблюдался постоянный рост численности городских жителей за счет новопоселенцев. Основные занятия местного населения эволюционировали по пути весьма ощутимого роста предпринимательской деятельности и сокращения традиционных видов сельскохозяйственных промыслов. В социальном составе горожан доминировало мещанство, но численность купечества тоже была высока и продолжала увеличиваться. Существенно менялся внешний вид города – наблюдался весьма ощутимый рост его западной части, в то время как восточная оставалась стабильной. Появлялись новые улицы, менялись названия старых, и к началу XX в. наименования лишь некоторых из них соотносились с теми, что были в конце XVIII − первой половине XIX столетия.

Не менее интересны приложения к работе, помимо многочисленных выписок из обывательских книг, в них приводится авторская зарисовка проекта устройства торговой площади города по плану 1784 г. Из документов и рисунков видно, что предполагалось строительство весьма внушительного комплекса зданий, который должен был включать в себя присутственные места, хлебный, мясной и рыбный торговые ряды, салотопню и «даже фабрику принадлежащею до граждан»54. Однако на практике были построены только два торговых ряда.

Таким образом, приведенные сведения о биографии М. Г. Худякова позволяют говорить о многогранном характере деятельности исследователя уже в юношеские годы. Михаил Георгиевич являлся одним из первопроходцев изучения этнической истории Вятско-Камского края и ряда других тем, касающихся прошлого этого обширного региона на северо-востоке Европейской России. Его работы, написанные в период сотрудничества с Вятской ученой архивной комиссией и в первой половине 1920‑х гг., представляют не только историографический, но и научный интерес, особенно рукописи, оставшиеся неопубликованными.

В переходное, трудное время после окончания Гражданской войны ученый выступил в роли инициатора нескольких археологических и краеведческих экспедиций, которым удалось собрать уникальный материал, принял деятельное участие в создании Малмыжского исторического общества. Организаторские способности Михаила Георгиевича особенно ярко проявились в музейном деле. Во многом благодаря усилиям ученого был открыт Малмыжский музей местного края, получали поддержку со стороны советских органов власти музейные учреждения в сельской местности Вятско-Камского региона.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Корнилов И. Михаил Георгиевич Худяков: вехи биографии // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 1995. – № 5. – С. 211.

2. Ермолаев И. П., Шамов Г. Ф. Вопросы истории местного края периода феодализма в трудах ученых Татарии (20‑е – начало 30‑х годов) // Некоторые вопросы отечественной истории в трудах В. И. Ленина (Из истории общественной мысли и революционного движения в России). – Казань, 1971. – С. 145‑146.

3. Ими гордится удмуртская земля: библиографический указатель литературы. – Вып. 2. Деятели науки и техники. – Ижевск, 1978. – С. 11‑12.

4. Яшин Д. А. Соотношение фольклорного и авторского в эпосе М. Г. Худякова «Песнь об удмуртских батырах» // XVII Всесоюзная финно-угорская конференция. – Устинов, 1987. – Вып. 2. – С. 290‑292.

5. Чудова Г. Ф. В те далекие годы (Очерки по истории краеведения Вятской губернии). – Киров, 1981. – С. 106, 112.

6. Кировская областная научная библиотека им. А. И. Герцена, ф. Д 1337, п. 4 Персоналия Михаила Георгиевича Худякова.

7. Сапегина Ю. Сподвижнеческая деятельность М. Г. Худякова // Сельская правда (Малмыж). – 1980. – № 124 (14 октября). – С. 3; Исупова Е. Создатели музея // Сельская правда (Малмыж). – 1983. – № 127 (25 октября). – С. 4; Брюхачева Н. Продолжатели мечты энтузиастов // Сельская правда (Малмыж). – 1986. – № 125 (16 октября). – С. 3.

8. Семибратов В. К. Со ссылками на М. Г. Худякова // Сельская правда (Малмыж). – 1988. – № 128 (25 октября). – С. 4; Он же. Дружили два соратника // Кировская правда. – 1991. – № 251. – С. 4.

9. Михаил Георгиевич Худяков (к 100‑летию со дня рождения) // Марий Эл: время, события, люди. Календарь знаменательных и памятных дат на 1994 год. – Йошкар-Ола, 1993. – С. 36‑37; Кузьминых С. В., Старостин Н. П. Ленинградские годы в жизненном и творческом пути М. Г. Худякова // Санкт-Петербург и отечественная археология. Исторические очерки. – 1995. – Вып. 1. – С. 157‑172; Корнилов И. Михаил Георгиевич Худяков… – С. 211‑214; Он же. На пути к истине. О М. Г. Худякове // Казань. – 1997. – № 8‑9. – С. 23; Семибратов В. К. Худяков М. Г. // Энциклопедия земли вятской. – Т. 6. Знатные люди. – Киров, 1996. – С. 477‑478; Старостин П. Михаил Георгиевич Худяков // Казань. – 1999. – № 5‑6. – С. 66; Султанбеков Б. Расстрелян как террорист… (По следам следственного дела историка Михаила Худякова) // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2002. – № 1 / 2. – С. 107‑125; Писатели и литературоведы Удмуртии: библиографический справочник. – Ижевск, 2006. – С. 117‑118 и др.

10. Материалы краеведческих чтений, посвященных 135‑летию Общества естествоиспытателей при КГУ, 110‑летию со дня рождения М. Г. Худякова. – Казань, 2004. – 484 с.

11. Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства. Репринтное воспроизведение издания 1923 г. – Казань, 1990. – 310 с.; Он же. Очерки по истории Казанского ханства. – М., 1991. – 320 с.; Он же. Очерки по истории Казанского ханства / Ред. коллегия М. А. Усманов, Р. С. Хакимов, Ф. Ш. Хузин и др. – Казань, 2004. – 304 с.

12. Полтыш – князь черемисский. Малмыжский край. – Йошкар-Ола, 2003. – 440 с.

13. Худяков М. Г. История Камско-Вятского края: избранные труды / Сост., науч. ред. М. В. Гришкина, С. В. Кузьминых. – Ижевск, 2008. – 416 с.

14. У родителей М. Г. Худякова Георгия Павловича и Анны Павловны было шестеро детей: Павел, Зоя, Мария, Варвара, Михаил, Иван.

15. Государственный архив Кировской области (ГАКО), ф. 170, оп. 1, д. 88, л. 1.

16. Сапегина Ю. Сподвижнеческая деятельность М. Г. Худякова… – С. 3.

17. Журнал заседаний ВУАК за 6‑е октября 1914 г. (№ 124) // Труды Вятской ученой архивной комиссии. – Вятка, 1915. – Вып. 1. – С. 11.

18. Журнал заседаний ВУАК за 18‑е ноября 1915 г. (№ 128) // Труды Вятской ученой архивной комиссии. – Вятка, 1916. – Вып. 1. – С. 3.

19. Журнал заседаний ВУАК за 17‑е апреля 1916 г. (№ 131) // Труды Вятской ученой архивной комиссии. – Вятка, 1917. – Вып. 3‑4. – С. 14.

20. Журнал заседаний ВУАК за 28‑е декабря 1916 г. (№ 133) // Труды Вятской ученой архивной комиссии. – Вятка, 1917. – Вып. 1‑2. – С. 9.

21. Там же.

22. Там же. – С. 11.

23. Гришкина М. В., Кузьминых С. В. Михаил Георгиевич Худяков как историк // Худяков М. Г. История Камско-Вятского края… – С. 6.

24. Кузьминых С. В. Казанские годы в жизненном и творческом пути М. Г. Худякова // Материалы краеведческих чтений… – С. 31‑32; Шарангина Н. А. Документы Национального архива РТ об историке, археологе, этнографе М. Г. Худякове // Материалы краеведческих чтений… – С. 408.

25. ГАКО, ф. Р-1163, оп. 1, д. 31, л. 86 об.

26. Там же, ф. Р-1137, оп. 1, д. 254, л. 22.

27. Там же, ф. Р-1163, оп. 1, д. 31, л. 87 об.

28. Там же, д. 54а, л. 54.

29. Отметим, что собрания эти были весьма обширны. В частности, в одном из отчетов по организации в уезде внешкольного образования отмечалось, что «коллекция общества насчитывает свыше 450 №№ экспонатов», а его библиотека «2 000 экземпляров книг на 26 языках» (см.: ГАКО, ф. Р-1137, оп. 1, д. 254, л. 24 об., 25).

30. ГАКО, ф. Р-1163, оп. 1, д. 31, л. 4 об.

31. Иван Георгиевич Худяков являлся одним из первых сотрудников музея и начал работать здесь с октября 1920 г. Поначалу И. Г. Худяков, имевший за плечами всего лишь шесть классов средней школы, выполнял обязанности библиотекаря и лаборанта. В декабре 1920 г. он на время уходит из музея в связи с поступлением в Малмыжский педагогический техникум. Но вскоре возвращается и практически сразу занимает должности помощника заведующего и архивариуса. С 1927 г. становится заведующим музеем (см.: ГАКО, ф. Р-1163, оп. 1, д. 31, л. 2, 36, 57; Брюхачева Н. Продолжатели мечты энтузиастов… – С. 3).

32. Предположение, высказанное М. Г. Худяковым, не подтвердилось. Проводившая в 1990‑е гг. раскопки курганов Л. А. Сенникова пришла к выводу, что они имеют естественное происхождение. Что касается поселения, обнаруженного экспедицией, то масштабных археологических исследований этого памятника пока не проводилось.

33. Аргыжское (Богатырь) городище – памятник Ананьинской культуры, возникновение которого датируется VI‑III вв. до н. э. Находится в Малмыжском районе, близ д. Аргыж на левом берегу р. Вятки (см.: Памятники археологии Кировской области… – С. 49‑50).

34. Отметим, что Михаил Георгиевич по возможности всегда старался пополнить фонды музея ценными экспонатами, в том числе из других регионов и даже стран. Так, например, известно, что, побывав в Черногории, он привез в Малмыж древнее распятие (см.: ГАКО, ф. Р-1163, оп. 1, д. 31, л. 6).

35. ГАКО, ф. Р-1163, оп. 1, д. 31, л. 49.

36. Там же, л. 51.

37. Там же, л. 7 об., 8, 39, 127‑127 об.

38. Данная работа была опубликована только в 2003 г. под несколько измененным названием «История покорения Малмыжского края» (см.: Полтыш – князь черемисский… – С. 35‑86).

39. Журнал издавался с февраля 1924 г. В общей сложности было подготовлено 12 его выпусков. К чести М. Г. Худякова необходимо отметить, что в этом издании вышло немало его исследований, которыми по понятным причинам невозможно было «отчитаться по науке». Помимо «Покорения Малмыжа», это отчет об археологической экспедиции Исторического общества в июне 1918 г., дополнения к «Историческому очерку г. Малмыжа» и др. (см.: Кировская областная научная библиотека им. А. И. Герцена, ф. Д 1673, п. 7 Малмыжский музей, л. 11‑13; ГАКО, ф. Р-1163, оп. 1, д. 59, л. 10).

40. Гришкина М. В., Кузьминых С. В. Михаил Георгиевич Худяков как историк… – С. 16‑17.

41. ГАКО, ф. Р-1163, оп. 1, д. 31, л. 54, 54 об.

42. Подробнее о А. И. Янкине и его музее см.: Семибратов В. К. Подвижник краеведения А. И. Янкин // Герценка: Вятские записки. – Киров, 2000. – Вып. 1. – С. 100‑103.

43. ГАКО, ф. Р-1163, оп. 1, д. 31, л. 34, 35.

44. Там же, л. 27.

45. Несколько позже материал о Новой Тушке был еще раз напечатан Михаилом Георгиевичем в другой статье – «Музеи Малмыжского края», опубликованной на страницах журнала «Казанский музейный вестник».

46. ГАКО, ф. Р-1163, оп. 1, д. 31, л. 27.

47. Кировская областная научная библиотека им. А. И. Герцена, ф. Д 1337, п. 4 Персоналия Михаила Георгиевича Худякова, папка № 6, л. 46‑48.

48. Байрамова Ф. А. Михаил Худяков и история татарского народа. – Казань, 2003. – С. 3.

49. Самигуллин И. Т. Труды М. Г. Худякова // Материалы краеведческих чтений… – С. 361.

50. Байрамова Ф. А. Михаил Худяков и история… – С. 100‑105.

51. Библиографические списки из 76 работ приведены во всех переизданиях «Очерков по истории Казанского ханства». Эта же цифра встречается в справочном издании (см.: Марий Эл: время, события, люди… – С. 36), в сборнике документов (см.: «Полтыш – князь черемисский… – С. 390) и некоторых других публикациях.

52. ГАКО, ф. 170, оп. 1, д. 88, л. 1‑14 об.

53. Памятные книжки и календари Вятской губернии на 1870 г. – Вятка, 1869. – С. 76.

54. ГАКО, ф. 170, оп. 1, д. 88, л. 13.

 

Список литературы

Кузьминых С. В., Старостин Н. П. Ленинградские годы в жизненном и творческом пути М. Г. Худякова // Санкт-Петербург и отечественная археология. Исторические очерки. – 1995. – Вып. 1. – С. 157‑172.

Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства / Ред. коллегия М. А. Усманов, Р. С. Хакимов, Ф. Ш. Хузин и др. – Казань: Издательство «Магариф», 2004. – 304 с.

Худяков М. Г. История Камско-Вятского края: избранные труды / Сост., науч. ред. М. В. Гришкина, С. В. Кузьминых. – Ижевск: Издательство «Удмуртия», 2008. – 416 с.

Байрамова Ф. А. Михаил Худяков и история татарского народа. – Казань: Издательство «Аяз», 2003. – 120 с.

Коробейников А. В. Несколько слов о публикации трудов М. Г. Худякова // Иднакар. – 2009. – № 1 (5). – С. 83‑90.

 

References

Kuzminyh S. V., Starostin N. P. Leningradskie gody v zhiznennom i tvorcheskom puti M. G. Hudyakova [The Leningrad years in the life and career of M. G. Khudyakov]. IN: Sankt-Peterburg i otechestvennaya arheologiya. Istoricheskie ocherki [St. Petersburg and Russian archeology. Historical essays], 1995, issue. 1, pp. 157‑172.

Khudyakov M. G. Ocherki po istorii Kazanskogo hanstva. Red. kollegiya M. A. Usmanov, R. S. Hakimov, F. Sh. Huzin i dr. [Usmanov M. A., Khakimov R. S., Khuzin F. Sh. and others (editorial board). Essays on the history of the Kazan Khanate]. Kazan: Izdatelstvo “Magarif” publ., 2004, 304 p.

Khudyakov M. G. Istoriya Kamsko-Vyatskogo kraya: izbrannye Trudy. Sost., nauch. red. M. V. Grishkina, s. V. Kuzminyh [Grishkina M. V., Kuzminykh S. V. (comp. by, scientific eds.) History of the Kama-Vyatka Territory: Selected Works]. Izhevsk: Izdatelstvo “Udmurtiya” publ., 2008, 416 p.

Bayramova F. A. Mihail Hudyakov i istoriya tatarskogo naroda [Mikhail Khudyakov and the history of the Tatar people]. Kazan: Izdatelstvo “Ayaz” publ., 2003, 120 p.

Korobeynikov A. V. Neskolko slov o publikatsii trudov M. G. Hudyakova [A few words about the publication of M. G. Khudyakov’s works]. IN: Idnakar, 2009, no. 1 (5), pp. 83‑90.

 

Сведения об авторе

Рафиков Азат Миннегаязович, кандидат исторических наук, доцент Набережночелнинского государственного педагогического университета, e-mail: rafazat@yandex.ru.

 

About the author

Azat M. Rafikov, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor at Naberezhnye Chelny State Pedagogical University, e-mail: rafazat@yandex.ru.

 

В редакцию статья поступила 05.09.2019, опубликована:

Рафиков А. М. Между Вяткой и Казанью: заметки к биографии историка М. Г. Худякова // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2019. – № 4. – С. 98-114.

 

Submitted on 05.09.2019, published:

Rafikov A. M. Mezhdu Vyatkoy i Kazanyu: zametki k biografii istorika M. G. Hudyakova [Between Vyatka and Kazan: notes to the biography of historian M. G. Khudyakov]. IN: Gasyrlar avazy – Eho vekov, 2019, no. 4, pp. 98-114.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
OTHER ARTICLES
На основе документов Государственного архива Республики Татарстан, в статье показано становление городского лесного хозяйства: от первоначально убыточного – до отдельной муниципаль
Экскурс в историю одного из самых известных джадидистских учебных заведений – медресе «Галия», подготовившего блестящую плеяду национальных кадров.
Основное внимание в статье уделено освещению фактов погромов усадеб, грабежей крестьянского имущества, усиления национальных конфликтов, массового потребления алкоголя и пр.
В статье идет речь об изменениях в районной сетке Татарской АССР во второй половине 1930‑х гг.
Прошение Габдерашита Ибрагимова о принятии мер по улучшению социально-правого и экономического положения сибирских бухарцев.
На примере известного просветителя Габдуллы Буби в статье идет речь о переходе татарских интеллектуалов на сторону Советской власти.