Р. И. Ишмухамедова. Русско-татарская школа Бурганутдина Юскаева в Саратове (1907-1918 гг.)

Сложный, противоречивый процесс становления у российских татар системы светского образования в начале XX в. требует всестороннего исследования. Особого внимания заслуживает проблема, связанная с соотношением импульсов, исходящих из двух источников: самого татарского общества и официальных правительственных кругов. В историографии до последнего времени главный упор делается на изучении деятельности татарских прогрессистов по реформированию конфессиональной мусульманской школы. Это касается планов и усилий правительства и органов местного общественного управления в данной сфере, что преобладающим оставалось скептическое, настороженное отношение к ним. Целью настоящей статьи является изучение характера эффективности официального курса в сфере образования российских инородцев на примере открытой в 1907 г. русско-татарской школы в городе Саратове. В ряде случаев территориальные рамки исследования распространяются на всю Саратовскую губернию. Хронологически исследование охватывает период функционирования названной школы. Статья основана на архивных документах, большинство которых вводится в научный оборот впервые. Исследование выявило тот объективный факт, что в Саратове оба названных выше процесса – реформирование конфессиональной школы и введение светского образования – протекали крайне медленно. Лишь в декабре 1907 г. здесь появилось первое начальное русско-татарское училище. Заслуга в его открытии и успешной деятельности принадлежит выпускнику Казанской татарской учительской школы Бурганутдину Сулеймановичу Юскаеву. Приведенный в статье материал показывает, что инициатива Б. С. Юскаева, поддержанная городской думой и дирекцией народных училищ, отвечала потребностям местной татарской общины.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
22.12.2017
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3/4 2017

Аннотация

Сложный, противоречивый процесс становления у российских татар системы светского образования в начале XX в. требует всестороннего исследования. Особого внимания заслуживает проблема, связанная с соотношением импульсов, исходящих из двух источников: самого татарского общества и официальных правительственных кругов. В историографии до последнего времени главный упор делается на изучении деятельности татарских прогрессистов по реформированию конфессиональной мусульманской школы. Это касается планов и усилий правительства и органов местного общественного управления в данной сфере, что преобладающим оставалось скептическое, настороженное отношение к ним. Целью настоящей статьи является изучение характера эффективности официального курса в сфере образования российских инородцев на примере открытой в 1907 г. русско-татарской школы в городе Саратове. В ряде случаев территориальные рамки исследования распространяются на всю Саратовскую губернию. Хронологически исследование охватывает период функционирования названной школы. Статья основана на архивных документах, большинство которых вводится в научный оборот впервые. Исследование выявило тот объективный факт, что в Саратове оба названных выше процесса – реформирование конфессиональной школы и введение светского образования – протекали крайне медленно. Лишь в декабре 1907 г. здесь появилось первое начальное русско-татарское училище. Заслуга в его открытии и успешной деятельности принадлежит выпускнику Казанской татарской учительской школы Бурганутдину Сулеймановичу Юскаеву. Приведенный в статье материал показывает, что инициатива Б. С. Юскаева, поддержанная городской думой и дирекцией народных училищ, отвечала потребностям местной татарской общины.

 

Abstract

A complex and controversial process of establishment of secular education system among Russian Tatars in the early 20th century requires comprehensive study. Particular emphasis should be put on the problem related to the correlation of impulses emanating from two sources: Tatar community itself and official government circles. Until recently in historiography the main emphasis has been put on studying of the activities of Tatar progressists on reforming of the confessional Muslim school. This concerned the plans and efforts of the government and local public authorities in this area, while incredulous and cautious attitude to them was prevailing. The purpose of this article is to study the nature of the effectiveness of the official course in the education of non-Russians of Russia, illustrated by an example of Russian-Tatar School opened in 1907 in Saratov town. In some cases the territorial framework of the research covers the whole Saratov province. Chronologically the study covers the period of functioning of the mentioned school. The article is based on the archival documents, most of which have been introduced into scientific discourse for the first time. The study has revealed an objective fact that both of the above-mentioned processes ‒ the reform of the confessional school and the introduction of secular education ‒ were proceeding very slowly in Saratov. Only in December, 1907 the first primary Russian-Tatar school was opened. The credit for its opening and successful activity was deserved by the graduate of  Kazan Tatar Teachers’ School  Burganutdin Suleymanovich Yuskayev. The material presented in the article shows that B. S. Yuskayev’s initiative, supported by City Council and Public Schools Directorate, met the demands of the local Tatar community.

 

Ключевые слова

Татары, Саратов, мектеб, мечеть, джадидизм, народные училища, светское образование.

 

Keywords

Tatars, Saratov, mekteb, mosque, Jadidism, public schools, secular education.

 

В XIX в. система школьного образования у саратовских татар состояла из конфессиональных училищ при мусульманских мечетях. В 1862 г. по губернии было зарегистрировано 126 мечетей в 63 деревнях[1]. Каждый приход ‒ махалля стремился открыть мектеб, но получалось не у всех, не хватало помещений, материальных средств. Не все имамы, на которых возлагалась ответственность за обучение детей, обладали необходимыми знаниями. Тем не менее, количество училищ постоянно росло. В 1891 г. в Саратовской губернии имелось 152 мечети и 97 мусульманских начальных училищ с 5 876 учащимися (5 704 мальчика и 172 девочки)[2].

Эта, казалось бы, надежная и к тому же совершенно необременительная для государственного бюджета самофинансируемая система к концу XIX в. перестала удовлетворять как правительство, так и само татарское общество. Правительство не устраивало то, что в мектебах и медресе не изучался русский язык, данное обстоятельство затрудняло проникновение в среду татарского крестьянства официальной идеологии с установкой на русификацию и христианизацию инородческого населения Российской империи. Само татарское общество, все более интенсивно втягиваемое в торгово-экономические связи пореформенной России, не устраивало, что училища при мечетях не давали шакирдам никаких светских, необходимых для практической жизни знаний и умений.

Начиная с 1870-х гг. обе стороны стали предпринимать попытки реформирования системы инородческого образования. Утвержденные 26 марта 1870 г. «Правила о мерах к образованию населяющих Россию инородцев» предусматривали, во-первых, учреждение за счет казны в местностях со смешанным татарским населением начальных сельских и городских училищ и, во-вторых, учреждение местными мусульманскими обществами на собственные средства классов русского языка при мектебах и медресе[3]. Указывалось также на необходимость вовлечения в создаваемую систему девочек.

Передовая часть татарского общества, в том числе некоторые священнослужители, пошли по пути самообновления конфессиональной мусульманской школы. Все началось в 1880-е гг. с введения в практику преподавания арабского языка нового, звукового метода вместо неэффективного буквослагательного. В учебные планы новометодных школ стали вводить русский язык и светские дисциплины: арифметику, историю, географию и некоторые другие. В 1890-е гг. в татарском обществе развернулась острая борьба между приверженцами старой школы – кадимистами и сторонниками новой школы ‒ джадидистами.

Что касается правительственной программы реформ, то наиболее перспективным оказалось предложение об открытии за счет казны начальных училищ для татарского населения с преподаванием в них на русском языке. Эти училища получили название «русско-татарские школы (училища)»[4]. С целью подготовки педагогических кадров для них в Симферополе, Казани и Уфе были открыты татарские учительские школы. Казанская татарская учительская школа (КТУШ) была открыта в 1876 г. с контингентом 40 штатных воспитанников[5].

Следует отметить, что оба процесса – переход к новометодной мусульманской школе и учреждение русско-татарских училищ – протекали с большими трудностями и крайне медленно. Многие начинания земств Саратовской губернии оставались нерешенными. Но в 1876 г. было принято решение об открытии в д. Старый Мостяк Хвалынского уездного земства начальной русско-татарской школы. Был назначен учитель – некто по фамилии Боголюбов, определена смета на содержание (130 руб. от сельского общества и 100 руб. от земства)[6]. Однако в графе «число учащихся» в документе значится «0». По-видимому, желающих учиться в этой школе так и не нашлось. К 1895 г. во всем Казанском учебном округе функционировало 11 русско-татарских школ и 10 русских классов при медресе[7].

В Саратовской губернии до 1907 г не было ни одной русско-татарской школы. В 1907/1908 учебном году состоялось открытие двух подобных школ. Так инспектор народных училищ Кузнецкого уезда Н. Орлов в своем отчете об осмотре татарских начальных училищ с удовлетворением отмечал, что 23 февраля 1908 г. в д. Демино «уездным земством открыто училище для обучения татарских детей русскому языку с 35 учащимися… Дети учатся охотно, прибавлял он, родители их тоже выражают удовольствие, что наконец-то их детям есть возможность учиться русской грамоте»[8].

В губернском городе Саратове русско-татарская школа открылась в декабре 1907 г. Разрешение на открытие училища Бурганутдин Юскаев получил от Саратовского городского головы 29 сентября 1907 г. В ходатайстве к городскому голове он отмечал: «Получив звание учителя начального русско-татарского училища, я с разрешением господина инспектора народных училищ г. Саратова, желаю открыть начальную школу для обучения татарских мальчиков русскому языку в районе 3-й части г. Саратова по Соборной улице в доме Юскаевых с 1 октября сего года»[9].

Бурганутдин Сулейманович Юскаев, 1884 года рождения, учился в Казанской татарской учительской школе. Окончил ее с удостоверением и свидетельством на звание учителя, выданным 25 августа 1907 г.[10] Открывать школу Б. Юскаеву пришлось, не имея специального помещения и школьных принадлежностей, без вознаграждения за свой труд. Б. Юскаев был вынужден просить городского голову оказать «пособие на школьные принадлежности, наглядные пособия, как для учеников, так равно и для учителя, на отопление школы...»[11]. Городская управа постановила с 1 декабря в течение пяти месяцев выделять Юскаеву по 10 руб. в месяц на нужды школы[12].

Так началась история русско-татарской школы в г. Саратове. Первый набор состоял из 30 мальчиков в возрасте от 8 до 14 лет. Родители 27 учеников принадлежали к крестьянскому сословию, а троих – к мещанскому[13].

Первый учебный год в русско-татарской школе был особенно трудным. Размещалась она в небольшой комнате родительского дома Б. Юскаева. Имущество школы состояло: из 15 двухместных старых парт, двух классных досок, маленького классного шкафчика, нескольких букварей и задачников, трех настенных карт по зоологии[14]. По окончании учебного года инспектор народных училищ г. Саратова констатировал: «всего обучалось… 32 мальчика, составлявших младшее отделение. Обучение было бесплатное; школа содержалась на личные средства учителя Юскаева с пособием от городского управления 50 рублей в год»[15]. Благодаря самоотверженным усилиям молодого педагога удалось выполнить учебную программу, в которую входили русский язык, арифметика и вероучение (мусульманское)[16]. Последнему обучал старший сын саратовского ахуна Мухамеджана Енгалычева – Зияутдин, получивший образование в одном из Казанских медресе и служивший имамом-хатыбом Саратовской соборной мечети.

В преддверии второго набора в школу стало очевидно, что на имеющейся материальной базе она функционировать не может. Прежде всего, требовалось подходящее помещение. 20 мая 1908 г. с этой проблемой учитель Юскаев обратился в городскую училищную комиссию. Он просил принять школу на содержание города. Просьбу его поддержал ахун М. Енгалычев. Городская училищная комиссия на заседании 30 мая 1908 г. признала «в принципе существенную необходимость поддержки татарской школы». Инициатива нашла понимание и поддержку у инспектора народных училищ г. Саратова Н. Сыркова. Последний 22 августа 1908 г. обратился в городскую управу с письмом, в котором говорилось: «Ввиду того, что татарского населения в г. Саратове 2 800 человек,.. и оно, по сведениям муллы, с каждым годом возрастает; нужда в общем образовании (а не в конфессиональном только) сознается саратовскими татарами почти также, как и другими жителями города; между тем русскую школу содержать на свои средства по своей бедности они не могут, то я считаю своим долгом ходатайствовать перед Саратовским городским общественным управлением о принятии школы Юскаева на средства города»[17]. К своему ходатайству инспектор присовокуплял: «Последнее (принятие школы на средства города. – Р. И.) можно считать простым актом справедливости по отношению к татарскому населению, которое наравне с прочими является плательщиком городских налогов»[18].

По поручению училищной комиссии Б. Юскаевым был составлен проект стоимости одноклассной школы с тремя отделениями на 40 учащихся. Общая смета расходов, включая наем помещения, жалования учителю и сторожу, определялась в 326 руб. на оборудование единовременно и 1 590 руб. ежегодно на содержание[19]. 22 сентября 1908 г. училищная комиссия повторно рассмотрела данный вопрос и постановила: «Признать желательным ассигнование из городских средств на наем помещения для русско-татарской школы, основанной г[осподином] Юскаевым, до 300 руб.»[20] Саратовская городская управа 7 октября 1908 г. определила: «присоединиться к постановлению Училищной комиссии, ассигновав единовременно на 1908/1909 учебный год в пособие открытой г[осподином] Юскаевым русско-татарской школы 300 руб. на наем помещения и, кроме того, 1 пятерик дров»[21].

Помещение для школы было найдено Б. Юскаевым в доме Калининой на углу улиц Никольской (ныне ул. Радищева) и Кирпичной (ныне ул. Посадского). Оно состояло из двух классных комнат площадью по 30 кв. м каждая и небольшой комнаты для учителя. Характеризуя помещение в санитарном отношении, документ констатировал: «освещение керосиновое, отопление местное, вентиляция естественная (форточки), отхожие места холодные на улице»[22]. Главным недостатком отмечено отсутствие рекреационного зала, «дети в непогоду должны отдыхать в полутемной, маленькой раздевалке»[23].

Несмотря на отмеченные трудности, русско-татарская школа, получив поддержку городской управы, открыла свои двери для учащихся. С 1909 г. наладилось дело с оплатой труда учителей. Согласно требовательной ведомости за апрель 1909 г. первый учитель Б. С. Юскаев получал жалование 28 руб. 20 коп., а вероучитель З. М. Енгалычев – 2 руб. 50 коп.[24] Стараниями основателя и первого учителя при школе была создана небольшая библиотека, в которой к 1914 г. числилось 599 экземпляров книг[25]. Также ему удалось в 1913 г. на средства города открыть столовую для учеников школы[26].

Самоотверженная просветительская деятельность Б. С. Юскаева снискала ему глубокое уважение соотечественников и городской общественности Саратовской губернии. Ему и З. М. Енгалычеву было доверено возглавить созданное в апреле 1913 г. Саратовское мусульманское благотворительное общество. В 1914 г. Б. С. Юскаев стал членом авторитетной Саратовской ученой архивной комиссии. И, наконец, в революционном 1917 г. он был избран депутатом Саратовского Совета рабочих и солдатских депутатов. После установления советской власти он возглавил комиссариат по мусульманским делам при Саратовском губисполкоме[27]. В 1919 г. Б. С. Юскаев вернулся к педагогической деятельности. К этому времени в Саратове русско-татарская школа была преобразована в советскую трудовую школу I ступени для татар. Эта страница истории развития национального образования Саратовской губернии требует отдельного исследования.

Таким образом, открытие в г. Саратове русско-татарской школы стало весьма успешным социокультурным проектом среди татарского населения. Школа Юскаева имела важное культурное значение для становления национальной системы образования саратовских татар. По примеру Саратова в 1912 г. в г. Хвалынске выпускник Казанской татарской учительской школы Т. Х. Махмутов открыл вторую русско-татарскую школу. В последующие годы этот процесс принял широкие масштабы. В 1914/1915 учебном году в Кузнецком уезде в Саратовской губернии функционировали семь земских русско-татарских школ, в Хвалынском – четыре[28]. Но Первая мировая война внесла свои коррективы в планы о введении в уездах всеобщего бесплатного обучения.

 

 


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1]. Подсчитано по: Списки населенных мест Российской империи, составленные и изданные Центральным стат. комитетом и МВД. Т. XXXVIII. Саратовская губерния. – СПб., 1862. ‒ С. 67-70.

[2]. Приложение ко всеподданнейшему отчету Саратовского губернатора за 1891 г. Ведомость № 9. – Саратов, 1892. ‒ С. 15.

[3]. Инородческие и иноверческие училища. ‒ СПб., 1903. – С. 14-16.

[4]. Государственный архив Саратовской области (ГАСО), ф. 13, оп. 1, д. 3999, л. 2 об.

[5]. История татар с древнейших времен: в 7-ми томах. ‒ Т. VI: Формирование татарской нации. XIX ‒ начало XX в. – Казань, 2013. – С. 505.

[6]. Отчеты о состоянии народных училищ в г. Хвалынске и его уезде. – Саратов, 1878. – С. 9.

[7]. История татар с древнейших времен: в 7-ми томах. – Т. VI. Формирование татарской нации. XIX начало XX в. – Казань, 2013. – С. 504.

[8]. ГАСО, ф. 13, оп. 1, д. 3250, л. 132 об.

[9]. Там же, ф. 4, оп. 4, д. 2511, л. 12.

[10]. Там же, ф. 268, оп. 1, д. 2, л. 1 об.

[11]. Там же, ф. 4, оп. 4, д. 2511, л. 2.

[12]. Там же, л. 2 об.

[13]. Там же, л. 1 об.

[14]. Там же, л. 8.

[15]. Там же, л. 5.

[16]. Там же, л. 10.

[17]. Там же, оп. 1, д. 2511, л. 5-5 об.

[18]. Там же, л. 5 об.

[19]. Там же, л. 7.

[20]. Там же, л. 11 об.

[21]. Там же, л. 11.

[22]. Там же, ф. 280, оп. 1, д. 392, л. 80.

[23]. Там же.

[24]. Там же, л. 3-3 об.

[25]. Там же, л. 80.

[26]. Кояш. ‒ 1914. – 14 февраля.

[27]. Рашитов Ф. А. «Сарытау» по-татарски. – Саратов, 2009. ‒ 199 c.

[28]. Труды Второго совещания по народному образованию, состоявшегося при Саратовской губернской земской управе 14-16 июня 1916 года. ‒ Саратов, 1916. ‒ С. 205.

 

Список литературы

История татар с древнейших времен: в 7-ми томах. – Т. VI. Формирование татарской нации. XIX начало XX в. – Казань, 2013. ‒ 1003 с.

Приложение ко всеподданнейшему отчету Саратовского губернатора за 1891 г. Ведомость № 9. – Саратов, 1892. ‒ 49 с.

Рашитов Ф. А. «Сарытау» по-татарски. – Саратов, 2009. ‒ 199 c.

Списки населенных мест Российской империи, составленные и изданные Центральным стат. комитетом и МВД. Т. XXXVIII. ‒ Саратовская губерния. – СПб., 1862. ‒ 130 с.

 

References

Istoriya tatar s drevneyshih vremen: v 7-mi tomah. T. VI. Formirovaniye tatarskoy natsii. XIX ‒ nachalo XX v. [History of the Tatars from ancient times: in 7 volumes. V. VI: Formation of the Tatar nation. XIXth ‒ early XXth centuries. In Russ.]. Kazan, 2013, 1003 р.

Prilozheniye ko vsepoddanneishemu otchetu Saratovskogo gubernatora za 1891. Vedomost' № 9 [The appendix to the most-loyal report of Saratov Governor for 1891. Record no. 9. In Russ.]. Saratov, 1892, 49 р.

Rashitov F. A. «Saritau» po-tatarski [«Saritau» in Tatar. In Russ.]. Saratov, 2009, 199 p.

Spiski naselyonnih mest Rossiyskoy imperii sostavlenniy i izdanniy Tsentral’nim stat. komitetom i MVD. T XXXVIII. Saratovskaya guberniya [Estimated by: Lists of localities of the Russian Empire, compiled and published by Central Stat. Committee and Ministry of Internal Affairs. T. XXXVIII. Saratov Province. In Russ.]. St. Petersburg, 1862, 130 р.

 

Сведения об авторе

Ишмухамедова Резеда Илгизовна, главный архивист Областного государственного учреждения «Государственный архив Саратовской области», e-mail: reseda-@mail.ru.

 

About the author

Reseda I. Ishmukhamedova, Head Archivist of Regional State Institution “State Archives of Saratov Region”, e-mail: reseda-@mail.ru.

 

В редакцию статья поступила 26.12.2016 г., опубликована:

 

Ишмухамедова Р. И. Русско-татарская школа Бурганутдина Юскаева в Саратове (1907-1918 гг.) // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. ‒ 2017. ‒ № 3/4. ‒ С. 285-292.

 

Submitted on 26.12.2016, published:

 

Ishmukhamedova R. I. Russko-tatarskaya shkola Burganutdina Yuskaeva v Saratove (1907-1918 gg.) [Russian-Tatar School of Burganutdin Yuskayev in Saratov (1907-1918). In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2017, no. 3/4, pp. 285-292.

OTHER ARTICLES
Тема строительства Казанского обвода долгие годы в силу особой значимости объекта и секретности документов не была предметом специального исторического исследования.
Вторжение гитлеровской Германии, начавшееся в июне 1941 г., потребовало от высшего политического и военного руководства СССР
Тема строительства оборонительных рубежей, участие в этой работе жителей тыловых регионов СССР мало изучена как в отечественной, так и в региональной историографии. Некоторые сюжет
Первое упоминание о Тетюшах в «Разрядных книгах» относится к 1571 г. Крепость была построена на правом берегу реки Волги как сторожевой пограничный пункт на территории «Дикого поля
Известный просветитель Исмаил Гаспринский (1851-1914) был патриотом России и тюркских народов страны. Эти черты позволяли ему публично выражать свое мнение и ратовать за лучшую жи
В статье рассматривается влияние революционных событий 1917 г. на жизнь уездного города Чистополя с целью выявления особенностей и характерных черт.