Е. В. Пашина. Состав и численность ратных сил крепости Тетюши во II четверти XVII ‒ начале XVIII в.

В статье представлен состав и приведена численность ратных сил крепости Тетюши во второй четверти XVII ‒ начале XVIII в. Русская крепость Тетюши была основана в 1571 г. на правом берегу реки Волги, на русско-ногайской границе. Одновременно была устроена Старая Тетюшская, а в начале XVII столетия и Новая Тетюшская, засечные черты, образован уезд. Основное население крепости в этот период состояло из служилых людей. Как известно, служилые люди подразделялись на две группы: «по отечеству» и «по прибору». К первым из них относились дети боярские и так называемые «жильцы». Это была немногочисленная категория, представлявшая собой основное ядро вооруженных сил государства. Многочисленную группу служилой корпорации Тетюш формировали служилые люди «по прибору»: стрельцы, казаки, затинщики, пушкари, воротники, полоняники, кузнецы, плотники, портные мастера и пр. Численность воинского контингента Тетюш с течением времени изменялась, в связи с этим важно проследить динамику, а также выявить состав ратных сил крепости Тетюши во второй четверти XVII ‒ начале XVIII в. Исследование проводилось на основе архивных документов Российского государственного архива древних актов (г. Москва): переписные книги города Тетюши 1646 и 1656-1657 гг., Ревизская сказка 1723 года. Также использовались опубликованные разрядные записи начала XVII в. и некоторые другие отрывочные сведения. Автор приходит к выводу, что к середине XVII в. крепость потеряла прежнее военно-стратегическое значение.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
22.12.2017
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3/4 2017

Аннотация

В статье представлен состав и приведена численность ратных сил крепости Тетюши во второй четверти XVII ‒ начале XVIII в. Русская крепость Тетюши была основана в 1571 г. на правом берегу реки Волги, на русско-ногайской границе. Одновременно была устроена Старая Тетюшская, а в начале XVII столетия и Новая Тетюшская, засечные черты, образован уезд. Основное население крепости в этот период состояло из служилых людей. Как известно, служилые люди подразделялись на две группы: «по отечеству» и «по прибору». К первым из них относились дети боярские и так называемые «жильцы». Это была немногочисленная категория, представлявшая собой основное ядро вооруженных сил государства. Многочисленную группу служилой корпорации Тетюш формировали служилые люди «по прибору»: стрельцы, казаки, затинщики, пушкари, воротники, полоняники, кузнецы, плотники, портные мастера и пр. Численность воинского контингента Тетюш с течением времени изменялась, в связи с этим важно проследить динамику, а также выявить состав ратных сил крепости Тетюши во второй четверти XVII ‒ начале XVIII в. Исследование проводилось на основе архивных документов Российского государственного архива древних актов (г. Москва): переписные книги города Тетюши 1646 и 1656-1657 гг., Ревизская сказка 1723 года. Также использовались опубликованные разрядные записи начала XVII в. и некоторые другие отрывочные сведения. Автор приходит к выводу, что к середине XVII в. крепость потеряла прежнее военно-стратегическое значение.

 

Abstract

The present work examines the composition and specifies the size of the armed forces of Tetyushi fortress in the second quarter of the 17th - early 18th century. The Russian fortress of Tetyushi was founded in 1571 on the right bank of the Volga river on the Russian-Nogai border. At the same time the Old Tetyushskaya abatis fortification line was erected, and later on in the early 17th century the New Tetyushskaya abatis line was built, both having formed a county. During that period the main population of the fortress consisted of the service class people. As known, the service people were broken down into two groups: “po otechestvu” (hereditary ranks) and “po priboru” (contract servitors). The first group consisted of deti boyarskye (boyar children) and the so-called “zhiltsy”. It was a category inconsiderable in number, representing the hard core of the state’s armed forces. The majority group of Tetyushi’s service corporation was formed by the service people from “po priboru” group: streltsy (shooters), Cossacks, zatinshchiki (fortress gunners), artillerymen, vorotniky (gatekeepers), captives, smiths, carpenters, tailors, etc. The size of the military contingent of Tetyushi was changing in the course of time, due to this it is important to trace the dynamics and define the composition of the armed forces of Tetyushi fortress in the second quarter of the 17th – early 18th century. The study was carried out based on the archival documents of the Russian State Archive of Ancient Acts in Moscow, such as the census books of Tetyushi city of 1646 and 1656-1657, and the Census record of 1723. Besides, lists of noble families of the early 17th century and some other sketchy data were used. The author concludes that by the mid 17th century the fortress had lost its military and strategic significance.

 

Ключевые слова

Крепость, Тетюши, ратные силы, служилые люди, вторая четверть XVII ‒ начало XVIII в.

 

Keywords

Fortress, Tetyushi, armed forces, service people, the second quarter of the 17th ‒ early 18th century

 

Первое упоминание о Тетюшах в «Разрядных книгах» относится к 1571 г.1 Крепость была построена на правом берегу реки Волги как сторожевой пограничный пункт на территории «Дикого поля» для защиты региона от набегов ногаев и крымцев. В это же время, здесь была устроена Старая Тетюшская засечная линия2. Первое известие о Тетюшском уезде мы встречаем в «Актах исторических и юридических», изданных Степаном Мельниковым, под 1574 г.3

В социальном отношении все жители средневекового города-крепости делились на три категории: государевы служащие (ратные люди и чиновники-управленцы), духовенство (черное и белое) и самое многочисленное пестрое податное население ‒ обитатели посада и слобод. Восстановить состав и численность ратных сил крепости Тетюши нам удалось благодаря разрядным записям начала XVII в., переписным книгам 1646 и 1656-1657 гг., Ревизской сказке 1723 г., хранящимся в Российском государственном архиве древних актов в г. Москва, а также некоторым отрывочным сведениям, упоминаемым в отечественной историографии.

Ратные силы крепости Тетюши принадлежали к служилой корпорации, разделяющейся на служилых людей «по отечеству» и «по прибору». Поскольку Тетюши в первую очередь выполняли роль крепости, то следует выделить разряды служилых людей по родам войск: к коннице, которая составляла главную военную силу, принадлежали дети боярские, рейтары, драгуны и казаки; к пехоте относились стрельцы, солдаты и пешие городовые казаки; артиллерия была представлена пушкарями, затинщиками, плотниками, кузнецами и воротниками.

В XVI-XVII вв. основное ядро вооруженных сил государства состояло из дворян (или «жильцов», как пишут источники) и детей боярских. Жильцы – это выборные люди у дворян, набиравшиеся из городов для несения воинской службы в Москве на полугодовой срок4.

В статье В. Д. Димитриева «К вопросу о заселении юго-восточной и южной частей Чувашии» мы находим численность ратных людей г. Тетюши в 1625 г. (перепись населения Московского государства проводилась в 1619-1625 гг.) ‒ 146 человек5. К ратным людям историк причисляет представителей служилой корпорации того времени: дворян, детей боярских, иноземцев, служилых татар, служилых новокрещенов, тарханов, стрельцов, пушкарей, воротников и пр. Но согласно «Разрядной книге» города Тетюши за 1625 год в крепости насчитывалось 196 ратных людей6.

По «сметному списку» военных сил Московского государства на 1632 г. на службе значилось 11 детей боярских7. В 1636 г. в крепости Тетюши служили: 13 детей боярских, 50 стрельцов и 50 казаков «и из того числа послана на Чорной Яр на годовую детей боярских 5 ч[еловек], стрельцов 10 ч[еловек]»8. Черный Яр был основан в 1626 г. на правой стороне реки Волги на территории Астраханского края9.

Наиболее полные сведения о численности и составе детей боярских содержатся в переписных книгах. Так, в 1646 г. в Тетюшском уезде числилось 13 дворов помещиков, в которых проживало 16 владельцев.

Общее количество помещичьих, крестьянских, бобыльских дворов, также учитывая двор задворного человека ‒ 134 двора, в них значилось 403 человека. В этом списке мы встречаем фамилии детей боярских, таких как братья Жуковы, сын Алекин, Бекетов и др. Кроме того, из числа вышеперечисленных служилых людей, имевших свои поместья в Тетюшском уезде, 10 человек являлись «казанцами», остальные принадлежали к «тетюшским» детям боярским.

В 1651 г. в Тетюшах находилось 117 служилых людей: 13 детей боярских, 50 стрельцов, 50 днепровских казаков, «4 пушкарей и воротников»10.

Переписная книга 1656-1657 гг. свидетельствует о наличии в городе трех боярских детей и четырех дворов так называемых «тетюшан», к которым мы относим представителей детей боярских, так как в источнике сообщается: «Двор тетюшенина сына боярского…». Перечислим их фамилии: Иван Иванов сын Кучецков; Иван, Михаил, Алексей и Василий Константиновы дети Жуковы; Евсей Григорьев сын Зазиркин; Степан Селиверстов сын Гонцов; Борис Петров сын Соколов; Петр Аколтов сын Титов; Петр Акакиев сын Титов11.

В 1625, 1627 гг. в Тетюшах на службе состояло семь детей боярских, в 1628 г. их было восемь человек. В 1629-1633, 1635-1636 гг. их численность возросла до 11 человек и оставалась неизменной до 1646 г. Наибольшего количества состав детей боярских города Тетюши – 16 человек – достиг в 1646 г. С 1651 г. снова наблюдается спад: 13 детей боярских осталось на службе в Тетюшах. В 1656-1657 гг. их в крепости было уже 10 человек12. Имеются лишь косвенные указания на наличие в тетюшской служилой корпорации детей боярских в 1702 г.: «В Казани великого государя ратных людей по списку нынешняго 1702 году… тетюшан 2 человека…»13. Скорее всего, они продолжали оставаться на службе в Тетюшах, но в силу того, что в последующие годы переписи подлежало не все население, не вошли в списки жители города. В целом же, правомерно констатировать о постоянном составе детей боярских (в среднем 10 человек) в крепости в третьей четверти XVII в. Возможно, после постройки новых засечных черт и потери Тетюшами прежнего военного положения, их численность претерпела некоторые изменения.

Многочисленную группу служилой корпорации Тетюш из числа ратных сил формировали служилые люди «по прибору», к которым относились стрельцы, казаки, затинщики, пушкари, воротники и пр.

Ядро военной силы в любой крепости представляли стрельцы – наемная пехота. В 1625, 1627-1628 гг. в Тетюшах было 50 пеших стрельцов. В 1629-1630 гг. их численность заметно уменьшилась – до 37 человек, в 1631 г. составила – 36, в 1632-1633 гг. – 3714. Вероятно, такое сокращение численности наемной пехоты произошло в связи с внешнеполитическими событиями, коснувшимися всего Московского государства, одним из которых являлось участие в Смоленской войне (1632-1636 гг.). Необходимо также отметить, что «Сметный список» военных сил Московского государства на 1632 г. указывает общее количество воинского контингента крепости. Так, на службе находилось 11 детей боярских, 46 казаков с сотником, 37 стрельцов, 29 полоняников, трое пушкарей и затинщиков15. Всего 126 человек. Смета, по всей вероятности, была составлена в связи с начавшейся русско-польской войной. В 1646 г. численность стрелецкого войска составила 47 человек, каждый из которых имел собственный двор, в 1651 г. – 50, в 1656-1657 гг. – 42 (из них свои дворы имели лишь 40 человек, а двое проживали «в соседях»). Последующие сведения относятся лишь к началу XVIII в. – к 1702 г. на службе находилось 47 человек. Большой пробел в статистических данных служащих стрельцов, впрочем, как и других военных представителей, отмечается в источниках с 1657 по 1702 г. Скорее всего, они, как и боярские дети, продолжали оставаться на службе, но в силу того, что в последующие годы переписи подлежало не все население, не вошли в списки жителей города. В целом же, мы видим довольно постоянный состав стрельцов в гарнизоне крепости, дворы которых формировали стрелецкую слободу города.

Помимо стрельцов, среди ратных людей выделялись «служилые казаки» – местные крестьяне, постоянно жившие в отведенных для них слободах и получавшие жалованье16. Служилыми казаками были наемные военные люди. В рассматриваемый период численность казачьей группы населения постепенно снижалась: в 1625, 1627-1628 гг. составляла 50 человек, в 1629-1630 гг. – 46, в 1631 г. – 47, в 1632-1633 гг. – 46. Уже в 1635-1636 гг. крепость имела в своем распоряжении «43 служилых казака и новокрещенов», в 1646 г. – 51, а в 1651, 1656-1657 гг. ‒ всего трех казаков (днепровских)17. О том, что среди служилых казаков Тетюш были днепровские казаки, говорит отрывок из «Переписной книги» 1656-1657 гг.: «Двор старица Маремьяна Васильевская посестрия Гудка служилого казака днепровского»18. Известно, что в 1647 г. казаки (50 человек) переведены в новопостроенный г. Симбирск, в Тетюшах был оставлен только один казак «за слепотою, и служил в городе», и двое его детей, также служивших в городе: «за служилыми людьми, за атаманом казачьим и за казаки днепровскими, за пятьюдесят человеки, которые по государеву указу во 157-м году ис Тетюш переведены в новой Синбирской город на вечное житье»19. В документах зафиксированы также единичные случаи перемещения тетюшских казаков на новые места службы: «Место дворовое пусто. Бывало казака Проньки Беляева и Пронька переведен в Синбирской. Место дворовое пусто синбирского переведенца казака Якунки Яковлева, прозвище Кокушки», «Двор пять казака Васьки Потехина, переведен в Синбирской. Место дворовое пусто казака Стеньки Меньшикова, переведен в Синбирской»20 и т. д. Можно сделать вывод о том, что в 1647-1657 гг. в гарнизоне Тетюш находилось небольшое количество служилых казаков, в последующие годы они и вовсе исчезли. Таким образом, в состав воинского контингента крепости казаки входили до середины XVII столетия.

Говоря о переселении служилых казаков на Симбирскую засечную черту и г. Симбирск, необходимо указать и на то, что переводились и другие категории тетюшских служилых людей. «Первые жители Симбирской черты – переведенцы из более северных пунктов Среднего Поволжья: две трети из них пришли из казанских городов (Казань, Тетюши, Лаишев, Свияжск, Цивильск, Ядрин и др.); одна четвертая часть ‒ из нижегородских, верхневолжских и северных, только 4 % ‒ из западных уездов (Алатырь, Арзамас); немногие остальные поднялись из Самары»21.

В «Книге строельной города Симбирска», опубликованной в конце XIX в. П. Мартыновым, приводятся сведения о переведенных служилых людях города, расположенные на Симбирской черте, в 1653-1654 гг.: «В Юшанском же отмерено на пашню села Федоровского переведенцам, 100 человекам: пятидесятникам – по 10 четвертей, десятникам – по 9 четвертей, рядовым – по 8 четвертей в поле, а в дву потому ж»22; «В Уренском отмерено на пашню земли Карлинским переведенцам, полковым казакам,.. 100 человекам: пятидесятникам – по 40 четвертей, десятникам – по 30 четвертей, рядовым – по 20 четвертей в поле, а в дву потому ж»23.

В Переписной книге города Тетюши 1646 г. среди служилой корпорации мы встречаем полоняников и «басурман» (т. е. мусульман), которые составляли особую категорию населения Поволжского края. В 1625, 1627-1628 гг. полоняников и мусульман в Тетюшах значилось 30 человек, в 1629-1632 гг. – 29, в 1646 г. ‒ 30, в 1656-1657 гг. – 3424 (среди них один с прозвищем «Мордвинов»25).

Первыми русскими крестьянами, поселившимися на постоянное жительство в средневолжских уездах, были бывшие полоняники, т. е. русские пленники в Казанском ханстве. Подчинив Казанский край, войска Ивана IV освободили русских полоняников из плена и зависимости. Некоторая их часть вернулась в родные места, но были и те, кто остался в Поволжье – кто успел сблизиться с местным населением и завести собственное хозяйство. Как первых русских крестьян, появившихся на новой для Московского государства территории, правительство хотело привлечь на службу, предлагая определенные льготные условия проживания, но «большинство из них предпочло не нарушать сложившиеся тесные связи с местным крестьянством и осталось на ясаке»26.

В «Разрядных книгах» города Тетюши за 1625, 1627 гг. среди служилых ратных людей указаны четыре иноземца27. Иноземцами являлись пленные поляки и литовцы, которыми в XVII в. заселяли понизовые города Среднего Поволжья, такие как Тетюши, т. е. укрепленные засечные крепости, стоящие на окраинах государства. Поэтому с целью заселения земельного пространства «Дикого поля» и появилась особая категория населения «иноземцы», которые либо записывались в посад, либо шли в служилую группу. Д. А. Мустафина отмечает, что «испомещение их было произведено за счет ясачного населения»28.

В 1635-1636 гг. среди служилого населения появляются новокрещены: «с сотником 43 человека казаков и новокрещенов»29.

К низшим слоям служилых ратных людей принадлежали «люди пушкарского чина», которые верстались, как правило, из тех же слоев населения, что и стрельцы. К ним относились пушкари, затинщики, воротники, а также «казенные мастеровые» – кузнецы, плотники и портные мастера. В Тетюшах они жили в своих дворах, на посаде, но могли иметь и особые слободы в уездах. Они составляли постоянный гарнизон крепости, ее артиллерию и мастерские. Как утверждает Т. Н. Кадерова, «численность служилых людей пушкарского чина в каждом городе зависела от количества находившихся там орудий и от значения его в общей системе обороны»30.

Таблица № 1

Динамика численности служилых людей «пушкарского чина» в г. Тетюши во второй четверти XVII ‒ первой четверти XVIII в.31

Годы

Пушкари (чел.)

Затинщики (чел.)

Воротники (чел.)

Кузнецы (чел.)

Плотники (чел.)

Портные мастера (чел.)

1625

2

2

1627

2

2

1628

2

2

1629

3 пушкарей и затинщиков

3 пушкарей и затинщиков

1630

3 пушкарей и затинщиков

3 пушкарей и затинщиков

1631

3 пушкарей и затинщиков

3 пушкарей и затинщиков

1632

3 пушкарей и затинщиков

3 пушкарей и затинщиков

1635

2

2

1636

2

2

1646

1

4

1

1

1651

пушкарей и воротников 4

пушкарей и воротников 4

1656-1657

1

4

1

1

4

1702

2

6

1723

1

Всего

63

 

Как видим из таблицы № 1, в 1625, 1627-1628, 1635-1636, 1651 гг. крепость Тетюши имела в своем распоряжении четырех служилых людей «пушкарского чина»: воротники и пушкари. С 1629-1632 гг. в составе гарнизона появляются затинщики, которые совместно с пушкарями составили общую численность в количестве трех человек. В этот же период воротников не наблюдается, они снова появляются в городе в 1635-1636 гг. (два человека). В этот период на службе находилось также два пушкаря. В 1646 г. гарнизон Тетюш состоял из пушкаря, четырех затинщиков, воротника и представителя казенных мастеровых ‒ портного мастера, которого в составе крепости ранее не было. В 1651 г. указано «пушкарей и воротников 4», т. е. обязанности, которые выполнял портной мастер, вероятно, перешли к другим служилым людям «по прибору», проживавшим в одной слободе. К 1656-1657 гг. численность служилых людей «пушкарского чина» заметно расширилась: к прежнему составу крепости (пушкарь, четыре затинщика, воротник) прибавилось четыре плотника и кузнец. В 1702 г. на службе в Тетюшах состояли два пушкаря и шесть затинщиков. К 1723 г. в городе зафиксирован только «оставной плотник», что свидетельствует о том, что стены крепости были окончательно разобраны к этому времени. Из таблицы видно, что пушкарей в Тетюшах значилось в основном по два человека. Как известно, «в городах пушкари были расписаны по два человека к орудию»32. Таким образом, в крепости на протяжении второй четверти XVII – начала XVIII в. было одно крупнокалиберное орудие (пушка).

В Переписной книге города Тетюши 1656-1657 гг. в числе служилых людей зафиксирован один двор солдата, в котором проживал стрелец: «Двор салдат Куземка Григорьева, прозвище Турыга, и Куземка сослан на Отемар за опалу, и в том дворе живет стрелец»33. В XVII в. термин «солдат» обобщал в себе наименование всякого воина, а в 1640-х гг. была образована особая категория служилых людей («пахотных» или «пашенных» солдат и драгунов), существовавшая в России в XVII-XIX вв. «Первыми солдатами стали в 50-х годах XVII в. родственники мелких служилых людей – их дети, братья, племянники. В солдатские полки записывали взрослых мужчин из семей стрельцов, казаков, пушкарей, поселенных драгун»34. Солдатские полки набирались только на военное время, и в большинстве случаев, в октябре-ноябре, солдат отпускали по домам до марта-апреля. Более того, драгуны («конные солдаты») комплектовались за счет новокрещенов, а позднее и выходцев из крестьян. Эта группа населения создавалась для несения пограничной и сторожевой службы в составе так называемых полков «Нового строя». Кроме выполнения своих прямых обязанностей, драгуны принимали «активное участие в колонизационном освоении южных степных пространств, в первую очередь, земель Дикого поля»35. За несение военной службы им полагалось денежное жалованье, они освобождались от значительной части налогов и повинностей, имели собственные земельные наделы, за счет которых существовали.

С началом воинских преобразований Петра I в 1699 г. вводится рекрутская система комплектования армии, в основу которой был положен процесс комплектования солдатских и драгунских полков, установившийся во второй половине XVII в. Указ объявлял набор на службу в солдаты из всяких вольных людей. Им было определено жалованье ‒ 11 рублей в год и кормовые деньги. Организация приема на службу возлагалась на специальную комиссию, которую в Нижнем Новгороде и понизовых городах возглавлял князь Репнин. Сверив данные переписных книг с материалами росписей, перечней, сказок о служилых людях, комиссии предлагалось провести набор даточных из числа детей боярских, недорослей казачьих и стрелецких, и вольных людей36.

Указ 1699 г. «О приеме на Великую Государеву службу в солдаты изо всяких вольных людей» предписывал начальным людям – московским и городовым дворянам, находящимся на службе, выставлять одного пешего (даточного) с 50 дворов и одного конного со 100 дворов; дворяне, находящиеся на гражданской службе и воеводствах, кроме того, отставные, вдовы, недоросли и девки были обязаны поставить одного даточного с 30 дворов, а церковнослужители и монастыри – одного даточного с 25 дворов. Если владельцы поместий не имели достаточного числа дворов, за каждого даточного они выплачивали по 11 рублей37. Таким образом, с начала XVIII в. рекрутский набор проводился каждый год, что нашло отражение в воинском гарнизоне города Тетюши по «Ревизской сказке» 1723 г.

Тетюшский гарнизон в 1720-х гг. состоял из 64 ратных людей, среди которых: городовых десятника ‒ 2, действующих солдата ‒ 54, драгунских детей ‒ 3, отставных солдат ‒ 3, один отставной драгун и один отставной плотник. Также имеются сведения о многочисленности солдатских семей: на 54 солдата приходилось 43 ребенка, девять братьев и четыре внука, общей численностью 110 человек мужского пола. Кроме того, один драгунский сын имел в родстве брата38.

Подводя итоги о численности ратных людей крепости Тетюши, мы обобщили полученные цифры в таблицу № 2.

Таблица № 2

Динамика численности ратных сил г. Тетюши во второй четверти XVII – первой четверти XVIII в.

Годы

Численность ратных сил (чел.)

Представители ратных сил

1625

145

7 детей боярских, 50 стрельцов, 50 казаков, 4 иноземца, 30 полоняников и мусульман, 2 пушкаря, 2 воротника

1627

145

7 детей боярских, 50 стрельцов, 50 казаков, 4 иноземца, 30 полоняников и мусульман, 2 пушкаря, 2 воротника

1628

142

8 детей боярских, 50 стрельцов, 50 казаков, 30 полоняников и мусульман, 2 пушкаря, 2 воротника

1629

126

11 детей боярских, 37 стрельцов, 46 казаков, 29 полоняников и мусульман, 3 пушкарей и затинщиков

1630

126

11 детей боярских, 37 стрельцов, 46 казаков, 29 полоняников и мусульман, 3 пушкарей и затинщиков

1631

126

11 детей боярских, 36 стрельцов, 47 казаков, 29 полоняников и мусульман, 3 пушкарей и затинщиков

1632

126

11 детей боярских, 37 стрельцов, 46 казаков, 29 полоняников и мусульман, 3 пушкарей и затинщиков

1633

94

11 детей боярских, 37 стрельцов, 46 казаков

1635

58

11 детей боярских, 43 казака и новокрещен, 2 пушкаря, 2 воротника

1636

58

11 детей боярских, 43 казака и новокрещен, 2 пушкаря, 2 воротника

1646

151

16 детей боярских, 47 стрельцов, 51 казак, 30 полоняников и мусульман, 1 пушкарь, 1 воротник, 4 затинщика, 1 портной мастер

1651

70

13 детей боярских, 50 стрельцов, 3 казака, 4 пушкарей и воротников

1656-1657

101

10 детей боярских, 42 стрельца, 3 казака, 34 полоняника и мусульман, 1 пушкарь, 4 затинщика, 1 воротник, 1 кузнец, 4 плотника

1702

55

47 стрельцов, 2 пушкаря, 6 затинщиков

1723

65

2 городовых солдатских десятника, 54 солдата, 3 драгунских детей, 3 отставных солдат, 1 отставной драгун, 1 отставной плотник

 

Как видим, в 1625, 1627 и 1628 гг. служилых людей в Тетюшах насчитывалось 142-145 человек. В 1629-1632 гг. наметилось некоторое их снижение ‒ до 126 человек ‒ за счет стрелецкого войска. Примечательно, что количество детей боярских увеличилось с 7-8 до 11 человек. Тенденция уменьшения числа служилых людей за несколько десятилетий приобрела устойчивый характер: в 1633 г. ‒ 94 человека, среди которых дети боярские, стрельцы и казаки; в 1635-1636 гг. – 58 человек, среди которых отсутствуют стрельцы. Почти трехкратное увеличение ратных людей в Тетюшах зафиксировано в 1646 г. – 151 человек. Среди них впервые значится представитель казенных мастеровых ‒ портной мастер. Почти двукратное уменьшение числа служилых отмечается в 1651 г. (до 70 человек). Как упоминалось ранее, это произошло из-за перевода 50 казаков в другие места службы. При этом число детей боярских возросло до 13 человек. В 1656-1657 гг. в Тетюшах служил 101 человек, среди которых значительно расширился состав мастеровых – за счет появления четырех плотников и одного кузнеца. Дальнейшие сведения относятся лишь к началу следующего столетия: в 1702 г. крепость состояла из 47 стрельцов, двух пушкарей и шести затинщиков (всего 55 человек). По итогам проведенной в 1720-х гг. Первой ревизии населения в числе 65 служилых людей мы встречаем 54 солдата, двух городовых солдатских десятника, трех драгунских детей и отставных солдат, одного отставного драгуна и плотника.

Делая вывод, необходимо отметить, Тетюши, являясь крепостью, в XVII в. были укомплектованы постоянным (люди «пушкарского чина» ‒ пушкари, затинщики, воротники, кузнецы, плотники и портные мастера) и привлекающимся (дети боярские, стрельцы, служилые казаки и полоняники) для службы воинским контингентом, который, в свою очередь, делился на две группы: служилые люди «по отечеству» (дети боярские) и служилые люди «по прибору» (все остальные). Самой многочисленной являлась прослойка служилых людей «по прибору», которая в большинстве своем была представлена: в XVII в. – стрельцами и служилыми казаками, в I четверти XVIII в. ‒ солдатами. Боеготовность крепости, ее вооружение находились в ведении пушкарей, затинщиков и воротников, которых в гарнизоне насчитывались единицы. Дети боярские (служилые «по отечеству») также входили в состав жителей города, но в небольшом количестве. Такой состав населения сохранялся до середины XVII столетия. Большинство ратных людей крепости по этноконфессиональному признаку являлись русскими.

Благодаря введенным в научный оборот архивным материалам, свидетельствующим о социально-экономическом положении населения, удалось провести комплексный анализ состава и численности воинского контингента Тетюшской крепости. На основе весьма разрозненных сведений, мы видим, что на протяжении второй четверти XVII – начала XVIII в. численность ратных людей в крепости Тетюши изменялась в силу ряда объективных внешнеполитических причин (участие тетюшских служилых людей в русско-польской войне 1609-1618 гг., в Смоленской войне 1632-1634 гг.; перевод казаков на службу в Симбирск и Симбирскую засечную черту (1648-1654 гг.), прекращение существования Тетюшских укрепленных линий в середине XVII в. и др.). Тетюши на некоторое время потеряли прежнее значение крепости. В связи с этим следует отметить, что социальная дифференциация соответствовала военной роли Тетюш как крепости: вплоть до середины XVII столетия большинство среди населения составляли представители служилой корпорации, в дальнейшем посадские жители стали доминировать, что говорит о том, что поселение перестало выполнять свою военную функцию и стало приобретать хозяйственное значение. Сохранение военного контингента (65 человек) в составе гарнизона города в 1723 г. могло быть вызвано военной необходимостью и активной внешней политикой правительства Петра I.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Разрядная книга 1475-1598 гг. / Отв. ред. М. Н. Тихомиров. ‒ М.: Наука, 1966. ‒ С. 239; Разрядная книга 1475-1605 гг. / Сост. Н. Г. Савич. ‒ М.: Институт истории СССР АН СССР, 1981. ‒ Т. 2. ‒ Ч. 1. ‒ С. 273; Разрядная книга 1550-1636 гг. / Отв. ред. В. И. Буганов. ‒ М.: Институт истории СССР АН СССР, 1975. ‒ С. 185.
  2. Пашина Е. В. Из истории Старой Тетюшской (Карлинской) и Новой Тетюшской засечных черт (вторая половина XVI ‒ середина XVII вв.) // Из истории и культуры народов Среднего Поволжья: сборник статей. ‒ 2014. ‒ Вып. 4. ‒ С. 146-175.
  3. Акты исторические и юридические, собранные Степаном Мельниковым. ‒ Казань, 1859. ‒ С. 5-6.
  4. Сороколетов Ф. П. История военной лексики в русском языке XI-XVII вв. ‒ М.: Наука, 1970. ‒ С. 201.
  5. Димитриев В. Д. К вопросу о заселении юго-восточной и южной частей Чувашии // Ученые записки НИИЯЛИ и экономики при Совете Министров Чувашской АССР. ‒ Чебоксары: Чувашское государственное издательство, 1956. ‒ Вып. 14. ‒ С. 176.
  6. Книги разрядные, по официальным оных спискам, изданные с высочайшего соизволения II Отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии. ‒ СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1853. ‒ Т. 1. ‒ С. 1144.
  7. Сташевский Е. Смета военных сил Московского государства на 1632 г. (Сметный список 140 году) // Военно-исторический вестник. ‒ 1910. ‒ № 9-10. ‒ С. 74.
  8. Порфирьев С. Роспись служилым людям по области Казанского Дворца на 7146 (1637) год // Известия общества археологии, истории и этнографии. ‒ 1912. ‒ Т. 28. ‒ Вып. 4-5. ‒ С. 461.
  9. Голикова Н. Б. Очерки по истории городов России конца XVII ‒ начала XVIII вв. ‒ М.: Издательство Московского университета, 1982. ‒ С. 26.
  10. Водарский Я. Е. Сметный список военных сил России 1651 г. // Дворянство России и его крепостные крестьяне XVII – I половины XVIII вв. ‒ М.: Издательство Института истории СССР АН СССР, 1989. ‒ С. 26.
  11. Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. 1209, оп. 1, д. 6479, л. 3-6, 11, 14, 18.
  12. Водарский Я. Е. Указ. соч. ‒ С. 26; Книги разрядные, по официальным… ‒ С. 1144, 1357; 1855. ‒ Т. 2. ‒ С. 88, 193, 290, 355, 745, 821, 924; Порфирьев С. Указ. соч. ‒ С. 461; РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 6445, л. 853 об.-865 об.; д. 6479. л. 3-6, 11, 14, 18; Сташевский Е. Указ. соч. ‒ С. 74.
  13. РГАДА, ф. 1209, оп. 4, д. 5124, л. 2-3.
  14. Водарский Я. Е. Указ. соч. ‒ С. 26; Книги разрядные, по официальным… ‒ 1853. ‒ Т. 1. ‒ С. 1144, 1357; 1855. ‒ Т. 2. ‒ С. 88, 193, 290, 355, 745, 821, 924; Порфирьев С. Указ. соч. ‒ С. 461; РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 6445, л. 827-865 об.; д. 6479, л. 1-25; оп. 4, д. 5124, л. 4 об.; Сташевский Е. Указ. соч. ‒ С. 74.
  15. Сташевский Е. Указ. соч. ‒ С. 74.
  16. Лемайкина Л. М. Культура русского уездного города: проблемы эволюции и типологии: на примере городов мордовского края XVII ‒ начала XX вв.: дис. … канд. ист. наук. ‒ Саранск, 2000. ‒ С. 64.
  17. Водарский Я. Е. Указ соч. ‒ С. 26; Книги разрядные, по официальным… ‒ 1853. ‒ Т. 1. ‒ С. 1144, 1357; 1855. ‒ Т. 2. ‒ С. 88, 193, 290, 355, 745, 821, 924; Порфирьев С. Указ. соч. ‒ С. 461; РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 6445, л. 827-865 об.; д. 6479, л. 1-25; Сташевский Е. Указ. соч. ‒ С. 74.
  18. РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 6445, л. 13 об.
  19. Писцовая книга Казанского уезда 1647-1656 гг. Публикация текста / Сост. И. П. Ермолаев, Д. А. Мустафина. ‒ М.: Издательство Института истории РАН, 2001. ‒ С. 421; РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 155, л. 336 об.-337 об.
  20. РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 6445, л. 9 об., 10.
  21. Никонов В. А. История освоения Среднего Поволжья по материалам топонимии // Вопросы географии. ‒ 1960. ‒ № 50. ‒ С. 181.
  22. Мартынов П. Город Симбирск за 250 лет его существования: систематический сборник исторических сведений о г. Симбирск. ‒ Симбирск: Типолитография А. Т. Токарева, 1898. ‒ С. 24.
  23. Там же. ‒ С. 30.
  24. Книги разрядные, по официальным… ‒ 1853. ‒ Т. 1. ‒ С. 1144, 1357; 1855. ‒ Т. 2. ‒ С. 88, 193, 290, 355, 821, 924; РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 6445, л. 840-842 об.; д. 6479, л. 10-11, 12-14 об., 17, 19-19 об., 21 об.-22; Сташевский Е. Указ. соч. ‒ С. 74.
  25. РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 6479, л. 13.
  26. Нестеров В. А. Чувашия в составе Русского государства во II половине XVI и начале XVII вв. (очерк социально-политической истории) // Материалы по истории Чувашской АССР. ‒ Чебоксары: Чувашское государственное издательство, 1958. ‒ Вып. 1. ‒ С. 140.
  27. Книги разрядные, по официальным… ‒ 1853. ‒ Т. 1. ‒ С. 1144, 1357.
  28. Мустафина Д. А. Феодальное землевладение и социальные категории населения в Казанском уезде во II половине XVII в.: дис. … канд. ист. наук. ‒ Казань, 1985. ‒ С. 52.
  29. Книги разрядные, по официальным… ‒ 1855. ‒ Т. 2. ‒ С. 821, 924.
  30. Кадерова Т. Н. Организация обороны юго-восточных границ Российского государства и служилые люди в Мордовском крае во II половине XVI-XVII веков: дис. … канд. ист. наук. ‒ Саранск, 2001. ‒ С. 131.
  31. Водарский Я. Е. Указ. соч. ‒ С. 26; Книги разрядные, по официальным… ‒ 1853. ‒ Т. 1. ‒ С. 1144, 1357; 1855. ‒ Т. 2. ‒ С. 88, 193, 290, 355, 821, 924; РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 6445, л. 846-846 об.; д. 6479, л. 2 об., 6, 11-11 об., 16 об.; оп. 4, д. 5124, л. 4 об.; Сташевский Е. Указ. соч. ‒ С. 74.
  32. Левыкин А. К. Русские городовые пушкари второй половины XVII века // Вопросы истории. ‒ 1985. ‒ № 3. ‒ С. 177; Кадерова Т. Н. Указ. соч. ‒ С. 130.
  33. РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 6479, л. 25.
  34. Терехина Ю. В. Даточные люди Московского государства в середине XVI-XVII вв.: дис. … канд. ист. наук. ‒ Казань, 2010. ‒ С. 111.
  35. Малов А. В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории. 1656-1671 гг. ‒ М.: Древлехранилище, 2006. ‒ С. 39.
  36. Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XVIII веке (очерки). ‒ М.: Военное издательство Минобороны СССР, 1958. ‒ С. 22-23.
  37. Там же. ‒ С. 23.
  38. РГАДА, ф. 350, оп. 2, д. 1127, л. 58-59 об., 72-86.

 

Список литературы

Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XVIII веке (очерки). ‒ М.: Военное издательство Минобороны СССР, 1958. – 645 с.

Водарский Я. Е. Сметный список военных сил России 1651 г. // Дворянство России и его крепостные крестьяне XVII – I половины XVIII вв. ‒ М.: Издательство Института истории СССР АН СССР, 1989. – С. 8-33.

Голикова Н. Б. Очерки по истории городов России конца XVII ‒ начала XVIII вв. ‒ М.: Издательство Московского университета, 1982. – 215 с.

Димитриев В. Д. К вопросу о заселении юго-восточной и южной частей Чувашии // Ученые записки НИИЯЛИ и экономики при Совете Министров Чувашской АССР. ‒ Чебоксары: Чувашское государственное издательство, 1956. ‒ Вып. 14. – С. 173-218.

Кадерова Т. Н. Организация обороны юго-восточных границ Российского государства и служилые люди в Мордовском крае во II половине XVI-XVII веков. Дис. … канд. ист. наук. ‒ Саранск, 2001. – 226 с.

Левыкин А. К. Русские городовые пушкари второй половины XVII века // Вопросы истории. ‒ 1985. ‒ № 3. – С. 176-180.

Лемайкина Л. М. Культура русского уездного города: проблемы эволюции и типологии: на примере городов мордовского края XVII ‒ начала XX вв.: дис. … канд. ист. наук. ‒ Саранск, 2000. – 231 с.

Малов А. В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории. 1656-1671 гг. ‒ М.: Древлехранилище, 2006. – 624 с.

Мартынов П. Город Симбирск за 250 лет его существования: систематический сборник исторических сведений о г. Симбирск. ‒ Симбирск: Типолитография А. Т. Токарева, 1898. – 400 с.

Мустафина Д. А. Феодальное землевладение и социальные категории населения в Казанском уезде во II половине XVII в. Дис. … канд. ист. наук. ‒ Казань, 1985. – 248 с.

Нестеров В. А. Чувашия в составе Русского государства во II половине XVI и начале XVII вв. (очерк социально-политической истории) // Материалы по истории Чувашской АССР. ‒ Чебоксары: Чувашское государственное издательство, 1958. ‒ Вып. 1. – С. 129-149.

Никонов В. А. История освоения Среднего Поволжья по материалам топонимии // Вопросы географии. ‒ 1960. ‒ № 50. – С. 172-194.

Пашина Е. В. Из истории Старой Тетюшской (Карлинской) и Новой Тетюшской засечных черт (вторая половина XVI ‒ середина XVII вв.) // Из истории и культуры народов Среднего Поволжья: сборник статей. ‒ 2014. ‒ Вып. 4. ‒ С. 146-175.

Порфирьев С. Роспись служилым людям по области Казанского Дворца на 7146 (1637) год // Известия общества археологии и этнографии. ‒ 1912. ‒ Т. 28. ‒ Вып. 4-5. – С. 456-467.

Сороколетов Ф. П. История военной лексики в русском языке XI-XVII вв. ‒ М.: Наука, 1970. – 383 с.

Сташевский Е. Смета военных сил Московского государства на 1632 г. (Сметный список 140 году) // Военно-исторический вестник. ‒ 1910. ‒ № 9-10. – С. 49-85.

Терехина Ю. В. Даточные люди Московского государства в середине XVI-XVII вв. Дис. … канд. ист. наук. ‒ Казань, 2010. – 204 с.

 

References

Beskrovny L. G. Russkay armiya i flot v XVIII veke (ocherki) [The Russian army and naval forces in the 18th century (essays). In Russ.]. Moscow, Military publishing house of the USSR Ministry of Defence publ., 1958, 645 p.

Vodarsky Ya. E. Smetniy spisok voennih sil Rossii 1651 g. [An estimated list of the armed forces of Russia in 1651. In Russ.]. IN: Dvoryanstvo Rossii i ego krepostniye krestyane XVII – i poloviny XVIII vv. [The nobility of Russia and the peasant serfs of the 17th ‒ first half of the 18th century. In Russ.]. Moscow, Publishing house of the USSR Institute of History of the USSR Academy of Sciences publ., 1989, pp. 8-33.

Golikova N. B. Ocherki po istorii gorodov Rossii kontsa XVII ‒ nachala XVIII vv. [Essays on the history of the Russian cities in the late 17th  ‒ early 18th century. In Russ.]. Moscow, Moscow State University publ., 1982, 215 p.

Dimitriev V. D. K voprosu o zaselenii yugo-vostochnoy i yuzhnoy chastey Chuvashii [Revisiting the settling of the south-eastern and southern parts of Chuvashia. In Russ.]. IN: Ucheniye zapiski NIIYaLI i ekonomiki pri Sovete Ministrov Chuvashskoy ASSR [Transactions of Scientific Research Institute of Language, Literature, History and Economy under the Council of Ministers of the Chuvash ASSR. In Russ.]. Cheboksary, Chuvash state publishing house publ., 1956, vol. 14, pp. 173-218.

Kaderova T. N. Organizatsiya oboroni yugo-vostochnih granits Rossiyskogo gosudarstva i sluzhilie lyudi v Mordovskom kraye vo II polovine XVI-XVII vekov. Dis. … kand. ist. nauk [Defense formation on the south-eastern borders of the Russian state and the service people in Mordovian region in the latter half of the 16th – 17th century. Cand. Hist. Sci. diss. In Russ.]. Saransk, 2001, 226 p.

Levykin A. K. Russkie gorodovie pushkari vtoroy polovini XVII veka [Russian gorodovye artillerymen of the latter half of the 17th century. In Russ.]. IN: Voprosy istorii [History issues. In Russ.]. 1985, pp. 176-180.

Lemaykina L. M. Kultura russkogo uezdnogo goroda: problemi evolyutsii i tipologii: na primere gorodov mordovskogo kraya XVII – nachala XX vv.: dis. … kand. ist. nauk [The culture of the Russian district city: problems of evolution and typology, the case of Mordovian region cities of the 17th ‒ early 20th century. Cand. Hist. Sci. diss. In Russ.]. Saransk, 2000, 231 p.

Malov A. V. Moskovskie vibornie polki soldatskogo stroya v nachalniy period svoey istorii. 1656-1671 gg. [Moscow vibornye (selected) regiments of the soldier formation during the initial stage of its history. 1656-1671. In Russ.]. Moscow, Drevlehranilishche publ., 2006, 624 p.

Martynov P. Gorod Simbirsk za 250 let ego sushchestvovaniya: sistematicheskiy sbornik istoricheskih svedeniy o g. Simbirsk [Simbirsk over the 250 years of its existence: the historical data digest on Simbirsk city. In Russ.]. Simbirsk, Tipolitografiya A. T. Tokareva publ., 1898, 400 p.

Mustafina D. A. Feodalnoe zemlevladenie i sotsialnie kategorii naseleniya v Kazanskom uezde vo II polovine XVII v.: dis. … kand. ist. nauk [The feudal land tenure and social categories of the population in Kazan county in the latter half of the 17th  century.: Cand. Hist. Sci. diss. In Russ.]. Kazan, 1985, 248 p.

Nesterov V. A. Chuvashiya v sostave Russkogo gosudarstva vo II polovine XVI i nachale XVII vv. (ocherk sotsialno-politicheskoy istorii) [Chuvashia as part of the Russian state in the latter half of the 16th and early 17th century (a socio-political history essay). In Russ.]. IN: Materialy po istorii Chuvashskoy ASSR [Materials on the history of the Chuvash ASSR. In Russ.]. Cheboksary, Chuvash state publishing house publ., 1958, rel. 1, pp. 129-149.

Nikonov V. A. Istoriya osvoeniya Srednego Povolzhya po materialam toponimii [History of the development of the Middle Volga region, a case study of toponymy. In Russ.]. IN: Voprosy geografii [Geography issues. In Russ.], 1960, no. 50, pp. 172-194.

Pashina E. V. Iz istorii Staroy Tetyushskoy (Karlinskoy) i Novoy Tetyushskoy zasechniyh chert (vtoraya polovina XVI ‒ seredina XVII vv.) [Excerpts on the history of the Old Tetyushskaya (Karlinskaya) and New Tetyushskaya abatis fortification lines (the latter half of the 16th ‒ mid 17th century). In Russ.]. IN: Iz istorii i kultury narodov Srednego Povolzhya: sbornik statey [Excerpts on the history and culture of the peoples of the Middle Volga region: collection of articles. In Russ.], 2014, vol. 4, pp. 146-175.

Porfiryev S. Rospis sluzhiliym lyudyam po oblasti Kazanskogo Dvortsa na 7146 (1637) god [The document signed to the service people of Kazan Palace area for 7146 (1637). In Russ.]. IN: Izvestiya obshchestva arheologii i etnografii [Proceedings of the society of archeology and ethnography. In Russ.],1912, vol. 28, issue 4-5, pp. 456-467.

Sorokoletov F. P. Istoriya voennoy leksiki v russkom yazyke XI-XVII vv. [The history of the Russian military vocabulary of the 16th-17th centuries. In Russ.]. Moscow, Science publ., 1970, 383 p.

Stashevsky E. Smeta voennih sil Moskovskogo gosudarstva na 1632 g. (Smetniy spisok 140 godu) [The estimate of military forces of the Muscovite state for 1632. (The estimated list of year 140). In Russ.]. IN: Voenno-istoricheskiy vestnik [Military-historical herald], 1910, no. 9-10, p. 49-85.

Terekhina Yu. V. Datochnie lyudi Moskovskogo gosudarstva v seredine XVI-XVII vv. Dis. … kand. ist. nauk [Datochniye (conscripted) people of the Moscovite state in the mid 16th -17th century: Cand. Hist. Sci. diss. In Russ.]. Kazan, 2010, 204 p.

 

Сведения об авторе

Пашина Екатерина Владимировна, лаборант-исследователь музея археологии, Институт археологии им. А. Х. Халикова Академии наук Республики Татарстан, e-mail: eka11pa@mail.ru.

 

About the author

Ekaterina V. Pashina, Research Laboratory Assistant at Museum of Archeology, A. Kh. Khalikov Institute of Archeology of the Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan, e-mail: eka11pa@mail.ru.

 

В редакцию статья поступила 27.01.2017 г., опубликована:

Пашина Е. В. Состав и численность ратных сил крепости Тетюши во II четверти XVII ‒ начале XVIII в. // Гасырлар авазы – Эхо веков. ‒ 2017. ‒ № 3/4. ‒ С. 56-70.

 

Submitted on 27.01.2017, published:

Pashina E. V. Sostav i chislennostʹ ratnyh sil kreposti Tetyushi vo II chetverti XVII ‒ nachale XVIII v. [The composition and size of the armed forces of Tetyushi fortress in the second quarter of the 17th ‒ early 18th century. In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2017, no. 3/4, pp. 56-70.

OTHER ARTICLES
Тема строительства Казанского обвода долгие годы в силу особой значимости объекта и секретности документов не была предметом специального исторического исследования.
Вторжение гитлеровской Германии, начавшееся в июне 1941 г., потребовало от высшего политического и военного руководства СССР
Тема строительства оборонительных рубежей, участие в этой работе жителей тыловых регионов СССР мало изучена как в отечественной, так и в региональной историографии. Некоторые сюжет
Известный просветитель Исмаил Гаспринский (1851-1914) был патриотом России и тюркских народов страны. Эти черты позволяли ему публично выражать свое мнение и ратовать за лучшую жи
В статье рассматривается влияние революционных событий 1917 г. на жизнь уездного города Чистополя с целью выявления особенностей и характерных черт.
Автором статьи проведено исследование по изучению видового разнообразия пищевых суррогатов, употребляемых населением Поволжья в 1920-е гг.