Х. З. Багаутдинова. Основные вехи истории д. Ташкичу (XVIII – начало ХХ в.)

В статье рассмотрены основные вехи истории д. Ташкичу (Арского района Республики Татарстан). На разнообразном историческом материале показаны развитие исламских религиозных институтов деревни, система конфессионального образования, социально-экономического положения местных жителей в XVIII – начале ХХ в. Большое внимание уделено биографическим данным известных деятелей татарского просвещения, проживавших в Ташкичу в разное время. В частности показана религиозно-просветительская деятельность местных имамов: Габдессаляма Ураи, Шамсетдина Габдрашита, Багаутдина Субхана (Марджани), Садретдина Марджани, воспитанника местного медресе Габдуллы Галеева (Батырши).
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
22.12.2017
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3/4 2017

Аннотация

В статье рассмотрены основные вехи истории д. Ташкичу (Арского района Республики Татарстан). На разнообразном историческом материале показаны развитие исламских религиозных институтов деревни, система конфессионального образования, социально-экономического положения местных жителей в XVIII ‒ начале ХХ в. Большое внимание уделено биографическим данным известных деятелей татарского просвещения, проживавших в Ташкичу в разное время. В частности, показана религиозно-просветительская деятельность местных имамов: Габдессаляма Ураи, Шамсетдина Габдрашита, Багаутдина Субхана (Марджани), Садретдина Марджани, воспитанника местного медресе Габдуллы Галеева (Батырши).

 

Abstract

The article describes the main development stages of the history of Tashkichu village (Arskiy region, the Republic of Tatarstan). Using the various historical material, the development of Islamic religious institutions of the village, the confessional education system and the socio-economic status of the local population in the 18th – early 20th century are shown. Close attention is paid to the biographiсal details of the prominent Tatar educators lived in Tashkichu at different times, including the religious and educational activities of the local imams, namely: Gabdessalyam Urai, Shamsetdin Gabdrashit, Bagautdin Subkhan (Mardzhani), Sadretdin Mardzhani and the student of the local madrasah Gabdulla Galeev (Batyrshi).

 

Ключевые слова

История д. Ташкичу, Заказанье, Ш. Марджани, татарские деревни, социокультурное развитие татар.

 

Keywords

History of Tashkichu village, Zakazanye, Sh. Mardzhani, Tatar villages, sociocultural development of the Tatars.

 

Благодарность:

Статья подготовлена в рамках Государственной программы Республики Татарстан «Сохранение национальной идентичности татарского народа (2014-2019 годы)» по теме «Историко-культурные исследования татарских сел Республики Татарстан».

 

Одним из районов компактного проживания казанских татар, сыгравшем значимую роль в развитии их идентичности, культуры и религиозного просвещения может считаться историко-культурная область северо-восточного Заказанья, со времен Казанского ханства входившая в состав Алатской даруги, а с конца XVIII в. ставшая частью Казанского уезда Казанской губернии. Здесь расположено большое количество татарских деревень, в которых на протяжении многих столетий сохраняются татарские культурные традиции, обычаи и язык. Среди местных населенных пунктов выделяется д. Ташкичу, жители которой оставили заметный след в истории местного края и татарского народа в целом. Достаточно сказать, что в этом селении в разное время жили и занимались просветительской деятельностью такие видные деятели татаро-мусульманской культуры и науки, как Багаутдин Субхан, Габдессалям Урай (Уразмухаммат), Шамсетдин Габдрашит, Башир Габдеррахим, Шигабутдин и Садретдин Марджани и др.

По данным первого историографа этой деревни, татарского историка и богослова Ш. Марджани, Ташкичу была основана около 1717 г. выходцами из деревень Ашит и Пимар[1]. Местные татары имели тесные родовые связи с жителями соседних селений Пичментау, Сюрда, Мамся, Старый Тазлар (Таш-Чишма), о чем свидетельствует совместное празднование ими «Ашит джиены»[2]. Считается, что основателем деревни был Туйхужа бин Туйкя, происходивший из д. Ашит[3].

Данные Ш. Марджани подтверждаются сохранившимися среди жителей историческими преданиями. В рукописных материалах научных экспедиций 1946-1948 гг. казанского этнографа Н. И. Воробьева зафиксирована информация о том, что по сведениям сторожила деревни ‒ «бывшего муллы Мукмина»[4], их предки переехали сюда около 200 лет тому назад. До них здесь жили марийцы. Сохранилось место религиозного культа ‒ «черемисская киреметь», где они проводили религиозные обряды. До прихода татар это поселение было известно как «Починок по речке Ташкичу». Первое упоминание в исторических источниках от 1678 г.[5]

Переселенцы выбрали весьма удачное место для основания деревни. Ташкичу расположена в одном из живописных уголков Татарстана, на левом берегу р. Ашит ‒ притока р. Илеть, недалеко от оживленного торгового тракта из Казани в Малмыж и Уржум. В XVIII в. близлежащую местность покрывали густые хвойные леса, которые в ходе хозяйственного освоения постепенно расчищались, уступая место хлебным полям и сенокосам. Особое географическое положение деревни было подчеркнуто в его названии. По мнению известного дореволюционного исследователя татарских селений, статиста и топонимиста И. А. Износкова, название деревни «Ташкичу» происходит от татарских слов «таш» ‒ камень, и «кичу» ‒ переход, брод[6] (т. е. каменистый перекат через р. Ашит). В документальных источниках упоминаются такие названия деревни, как: Ходайгөл (в русифицированном варианте ‒ Кудайгулово), Ходайколы, Ходайгөл бушлыгы, Ходайколый хәрабәсе (Кудайгуловская пустошь). Надо отметить, что в официальных русскоязычных статистических и делопроизводственных материалах дореволюционного периода оба названия ‒ Ташкичу (Ташкич) и Кудайгулово повсеместно фиксируются параллельно, это говорит о том, что оба названия использовались местными жителями для обозначения своей деревни. Важен и тот факт, что населенный пункт часто именовался в документах, как «Кудайгуловская пустошь». По всей видимости, ко времени прихода сюда татар местность была оставлена первопоселенцами из числа марийцев, что и было зафиксировано в ее названии.

Местные жители отличались глубокой религиозностью и стремлением к сохранению своих традиций и конфессиональной идентичности. Вскоре после основания деревни, ташкичинцы возвели деревянную мечеть. В «Экстракте в Правительствующий сенат ис Казанской губернской канцелярии о татарских мечетях» (1742 г.) сказано: «была одна мечет[ь] при сороки дворах, которая сломана… А по скаске той деревни жителей показано: в котором де году оная мечет[ь] построена была ‒ не помнят»[7].

При мечети функционировало медресе, получившее широкую известность своим высоким образовательным уровнем. Одним из ее руководителей был известный татарский религиозный деятель и педагог ахун Габдессалям Урай (1700-1762/1763). Он стремился привить своим ученикам не только знания о мусульманском вероучении, но и определенную самостоятельность суждений при интерпретации богословских текстов. Его шакирды стали авторами ряда оригинальных теософских произведений, таких как «Шәрхе Гавамил» (Шарх Гавамил) ‒ учебник по синтаксису, «Җәмигыр-рөмүз» (Джами ар-румуз) ‒ собрание знаков. Среди воспитанников медресе руководитель татаро-башкирского восстания 1755 г.[8], автор знаменитого письма-воззвания «Тахризнамэ» к императрице Елизавете Петровне ‒ мулла Габдулла Галиев (Батырша) (1715-1762).

В годы массового обращения в христианство нерусских народов Среднего Поволжья во второй трети XVIII в. мечеть д. Ташкичу была разрушена. Несмотря на принуждение к принятию православия, предоставляемые государством льготы за крещение и фискальное давление на не крестившихся, местные жители проявили стойкость в отстаивании своего права принадлежности к умме[9]. После ликвидации Новокрещенской конторы (1764 г.) и объявления императрицей Екатериной II указа о веротерпимости (1773 г.), ташкичинцы восстановили религиозную жизнь своей махалли ‒ на средства Давыда бин Ишми в деревне была выстроена новая деревянная мечеть[10].

Постепенно деревня расширялась, увеличивалась и численность местных жителей. Если по данным третьей государственной ревизии (1762 г.) в д. Ташкичу насчитывалось 342 души ясачных татар[11], то по пятой ревизии (1795 г.) здесь проживало уже 525 ясачных татар и один некрещенный чувашин[12]. Седьмая ревизия (1816 г.) зафиксировала среди жителей селения 594 души ясачных татар[13], восьмая ревизия (1834 г.) ‒ 714 душ ясачных и 17 служилых татар при 113 дворах[14]. Таким образом, Ташкичу превращается в крупное татарское селение Заказанья[15].

Естественный прирост населения способствовал появлению идей о строительстве новой, каменной мечети. Первоначально данный проект решается реализовать Ибрагим бин Ахмар. Но некоторые сельчане выступили против этой кандидатуры, предложив финансирование строительства мечети, жителю д. Служилая Ура, купцу и меценату Сулейману бин Назиру Хозясеитову[16]. Двухэтажное каменное здание мечети было возведено в 1817 г. и официально открыто в 1819 г.[17] Купцы из рода Хозясеитовых, выступая попечителями культового здания, продолжали оказывать финансовую помощь мечети и после ее открытия. В частности, в 1879 г. Мухаметсадык Хозясеитов провел ремонт здания мечети, оградил ее территорию, повесил фонари[18]. Здание старой деревянной мечети было разобрано и перевезено в д. Старая Атня.

При новой мечети служили два имама и муэдзин (азанче). Первым имамом каменной мечети был избран уроженец д. Кшкар Казанского уезда Казанской губернии Шамсетдин бин Габдрашит. Оставшийся круглым сиротой в раннем возрасте, он был усыновлен купцом д. Ташкичу Баязитом бин Ибрагимом. Отчим постарался дать хорошее образование приемному сыну (своих детей у него не было). После завершения религиозного обучения в Бухаре, Шамсетдин Габдрашит был определен на должность муллы и мударриса в д. Ташкичу. В 1820-х г. Ш. Габдрашит отправился в хадж. В Египте он познакомился с местным правителем Ибрагимом пашой. Высоко оценив знания имама, визирь пригласил татарского имама преподавать персидский язык студентам каирского университета Аль-Азхар. Проработав здесь около семи лет, в 1833 г. Шамсетдин Габдрашит умер. Похоронен он на чужбине[19].

В связи с отъездом в хадж Ш. Габдрашита и смертью второго муллы Абдусалям бин Абдрахмана на должность имама махалли д. Ташкичу и мугаллима местной медресе был приглашен Багаутдин бин Субхан (1787-1856), отец Ш. Марджани[20]. Выбор ташкичинцев был не случаен ‒ к этому времени Б. Субхан получил известность как знаток исламского вероучения, педагог и просветитель. Он был уроженцем д. Чаки аль-Кубра Казанского уезда Казанской губернии (ныне д. Большие Яки Зеленодольского района Республики Татарстан). После двенадцатилетнего обучения в бухарском медресе «Турсуния» ученый-богослов Багаутдин бин Субхан в 1814-1821 гг. исполнял обязанности имам-хатиба в д. Ябынчы Казанского уезда. Переехав в Ташкичу, он восстановил процесс обучения в медресе. Вскоре, благодаря его неординарным способностям и глубоким знаниям, это учебное заведение стало широко известно среди мусульман региона. Сюда на обучение начали приезжать шакирды из разных уголков Поволжья и Приуралья. Среди выпускников ташкичинского медресе было много известных татарских богословов, в том числе и великий татарский мыслитель Шигабутдин Марджани[21].

После смерти Багаутдина хазрата, махаллю возглавил его сын Садретдин. Наряду с руководством религиозной жизнью прихода он активно занимался преподавательской деятельностью в медресе. В это время ташкичинская медресе являлась культурно-образовательным центром Заказанья. По официальным данным в 1875 г. здесь получало образование 35 мальчиков, а 28 девочек обучались в доме абыстая ‒ жены Садретдина[22]. В июле 1890 г. своему престарелому отцу начал помогать в мечети Абдулмукмин бин Садретдин, ставшим вторым имам-хатыбом прихода[23].

По наблюдениям современников, ташкичинцы жили «достаточно»[24]. Деревня считалась зажиточной, из нее происходили крупные татарские купцы и торговцы. Развитию торговой деятельности способствовало близкое расположение тракта и крупных городских центров, таких как Казань и Арск. Низкое плодородие почв и малоземелье также вынуждало крестьян искать дополнительные способы обеспечения жизни.

Малоземелье было одним из основных факторов низкого благосостояния крестьянских хозяйств и причиной усиления миграционных процессов. Это явление можно наглядно проследить по данным государственной статистики второй половины XIX ‒ начала ХХ в. Так, в 1876 г. в д. Ташкичу-Кудайгулова пустошь при речке Ашите проживало 424 души мужского пола и 445 женского пола. За указанный год в деревне было заключено восемь браков, родилось 34 ребенка, умерло 26 человек. Естественный прирост населения составил 0,5 %[25]. В 1885 г. при 127 дворах проживало 487 душ мужского пола и 433 женского пола. Таким образом, за десятилетие число жителей увеличилось на 51 человека. В этот период за местной поземельной общиной было закреплено 2 396 десятин пахотной земли и сенокоса и 175 десятин леса «в даче пустошь Худайгуловская»[26]. Исходя из этих данных, на одну душу мужского пола приходилось 4,9 десятин. Фактически, такой небольшой надел земли не позволял крестьянам полностью обеспечивать свои семьи. В связи с этим, многие искали приработки на стороне, переселялись в города и другие селения. Из 920 человек, зафиксированных в 1885 г. в Ташкичу, 62 фактически не проживали там, а 52 регулярно занимались отходничеством[27]. В ведомостях о магометанских приходах за 1897 г. было обозначено наличие в д. Ташкичу 154 дворов с 475 душами мужского пола и 426 женского пола[28], а по данным Первой всеобщей переписи здесь проживало 815 татар обоего пола[29]. Сопоставляя эти сведения с вышеприведенными материалами за 1876 и 1885 гг., можно сделать вывод о том, что численность населения Ташкичу во второй половине XIX в. постепенно уменьшалась. Такая же тенденция сохраняется в начале ХХ в., так в 1906 г. в д. Ташкичу проживало всего 842 человека[30].

Динамика численности жителей д. Ташкичу

(1762-1906 гг.)

 

 

 

 

Благодаря благоприятным внешним географическим условиям, предприимчивости и высокой социальной мобильности, адаптировались к изменяющимся социально-экономическим условиям жизни, переходу к товарно-денежным отношениям. В 1885 г. в деревне было зафиксировано наличие следующих промыслов: плотничный (два человека с общим доходом в 30 руб.), рогожный (134 человека ‒ 3 960 руб.), башмачный (один человек ‒ 40 руб.), кузнечный (один человек ‒ 50 руб.), извоз (шесть человек ‒ 30 руб.). В имелось две лавки, две водяные мельницы и одна кузница[31]. Предприимчивые жители вели торговые операции далеко за пределами Казанской губернии, ездили на ярмарки в Семипалатинск, Троицк и Оренбург[32]. В 1902-1906 гг. в деревне существовали торговые лавки. Ахметзянов занимался реализацией чая, сахара, бакалейных товаров; также он имел небольшую мануфактуру по выделке рогож с ежегодным оборотом в 350 рублей[33]; Гумер , наряду с продажей продуктов питания и бакалейных товаров, специализировался на продаже табака; Хусаинов имел свою лавку в и торговал на базарах в деревнях , и с. [34].

Подводя итог, отметим самобытный и многогранный характер исторического и культурного развития жителей деревни Ташкичу в XVIII ‒ начале ХХ в. На примере истории этого селения можно проследить особенности социокультурной жизни и деятельности татарского сельского населения Заказанья, их экономического положения, быта и общественной организации общества, оценить роль традиционных религиозных институтов в сохранении идентичности и культуры.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 


[1]. Надо отметить, что деревня Ташкичу-Кудайгулово пустошь упоминается в документах более раннего периода, в частности, в Ландратских книгах 1710 г.

[2]. Бурганова Н. Б. О системе народного праздника джиен у казанских татар (исследование и положение) // Исследования по исторической диалектологии татарского языка. – Казань, 1982. – С. 29.

[3]. Мәрҗани Ш. Мөстәфадел-әхбар фи әхвали Казан вә Болгар (Казан һәм Болгар хәлләре турында файдаланылган хәбәрләр). – Казан, 1989. – Б. 225.

[4]. Абдулмукмин Садретдинов (1865-1956), сын Садретдина Багаутдинова (брата Ш. Марджани).

[5]. Татарская энциклопедия. – Казань, 2010. – Т. 5. ‒ С. 598.

[6]. Износков И. А. Список населенных мест Казанского уезда с кратким описанием. – Казань, 1885. – С. 6.

[7]. Ислаев Ф., Галлямов Р. Татарские мечети Казанского уезда середины XVIII в. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2005. – № 1. – С. 306.

[8]. Юсупов М. Х. Шигабутдин Марджани как историк. – Казань, 1981. – С. 22.

[9]. Ислаев Ф., Галлямов Р. Указ. соч.

[10]. Мәрҗани Ш. Мөстәфадел-әхбар фи әхвали… – Б. 381.

[11]. РГАДА, ф. 350, оп. 2, д. 1148, л. 20.

[12]. Там же, ф. 1355, оп. 1, д. 402, л. 367 об.

[13]. НА РТ, ф. 324, оп. 740, д. 37, л. 52 об.

[14]. Там же, ф. 3, оп. 2, д. 26, л. 134-165; д. 28, л. 84-87.

[15]. Гарипова Ф. Г. Рухи башкалабыз. Мәшһүр татар авыллары. – Казан, 2005. – Б. 359.

[16]. Мәрҗани Ш. Мөстәфадел-әхбар фи әхвали… – Б. 382.

[17]. На сегодняшний день двухэтажная каменная мечеть входит в перечень объектов культурного наследия Республики Татарстан.

[18]. Салихов Р. Р. Служилая Ура: рождение татарского капитализма. – Казань, 2016. – С. 101.

[19]. Мәрҗани Ш. Мөстәфадел-әхбар фи әхвали… – Б. 275.

[20]. Там же. – Б. 315.

[21]. Юсупов М. Шигабутдин Марджани. – Казань, 2005. – С. 24.

[22]. НА РТ, ф. 1, оп. 3, д. 3538, л. 18.

[23]. Там же, ф. 2, оп. 2, д. 4033, л. 1-7.

[24]. Износков И. А. Указ соч. – С. 6.

[25]. Вечеслав Н. Н. Естественное приращение сельского населения Казанской губернии по приходам, с обозначением племенного его состава и отношений между полами. – Казань, 1875. – С. 38-39.

[26]. Износков И. А. Указ. соч. ‒ С. 6.

[27]. Там же.

[28]. НА РТ, ф. 2, оп. 2, д. 5568, л. 44 об.-45.

[29]. Список селений Казанской губернии / Сост. К. П. Берстель. – Казань, 1908. – С. 18.

[30]. НА РТ, ф. 119, оп. 1, д. 1028, л. 20.

[31]. Износков И. А. Указ. соч. ‒ C. 6.

[32]. НА РТ, ф. 324, оп. 740, д. 37, л. 52 об.

[33]. Там же, ф. 3, оп. 1, д. 13830, л. 678 об.-679.

[34]. Там же.

 

Список литературы

Бурганова Н. Б. О системе народного праздника джиен у казанских татар (исследование и положение) // Исследования по исторической диалектологии татарского языка. – Казань, 1982. – С. 29.

Мәрҗани Ш. Мөстәфадел-әхбар фи әхвали Казан вә Болгар (Казан һәм Болгар хәлләре турында файдаланылган хәбәрләр). – Казан, 1989. – Б. 225.

Салихов Р. Р. Служилая Ура: рождение татарского капитализма. – Казань, 2016. – С. 101.

Юсупов М. Х. Шигабутдин Марджани как историк. – Казань, 1981. – С. 22.

Юсупов М. Шигабутдин Марджани. – Казань, 2005. – С. 24.

 

References

Burganova N. B. O sisteme narodnogo prazdnika dzhien u kazanskih tatar (issledovanie i polozhenie) [On the system of the national holiday Dzhien at Kazan Tatars (research and regulation). In Russ.]. IN: Issledovaniya po istoricheskoy dialektologii tatarskogo yazyka [Studies on historical dialectology of the Tatar language. In Russ.]. Kazan, 1982, p. 29.

Mardzhani Sh. Mostafadel-ahbar fi ahvali Kazan va Bolgar (Kazan һam Bolgar hallare turynda faydalanylgan habarlar) [News on Kazan and Bolgar states. In Tatar.]. Kazan, 1989, p. 225.

Salikhov R. R. Sluzhilaya Ura: rozhdenie tatarskogo kapitalizma [Serving Ura: the birth of the Tatar capitalism. In Russ.]. Kazan, 2016, p. 101.

Yusupov M. H. Shigabutdin Mardzhani kak istorik [Shigabutdin Mardzhani as a historian. In Russ.]. Kazan, 1981, p. 22.

Yusupov M. Shigabutdin Mardzhani [Shigabutdin Mardzhani. In Tatar.]. Kazan, 2005, p. 24.

 

Сведения об авторе

Багаутдинова Халида Зиннатовна, научный сотрудник отдела историко-культурного наследия народов Республики Татарстан Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, e-mail: halida12_61@mail.ru.

 

About the author

Khalida Z. Bagautdinova, Research Associate at Department of Historical and Cultural Heritage of the Nations of the Republic of Tatarstan, Sh. Mardzhani Institute of History of Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan, e-mail: halida12_61@mail.ru.

 

В редакцию статья поступила 21.12.2016 г., опубликована:

Багаутдинова Х. З. Основные вехи истории д. Ташкичу (XVIII ‒ начало ХХ в.) // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. ‒ 2017. ‒ № 3/4. ‒ С. 267-275.

 

Submitted on 21.12.2016, published:

Bagautdinova Kh. Z. Osnovnye vehi istorii d. Tashkichu (XVIII ‒ nachalo XX v.) [The main stages of the history of Tashkichu village (the 18th ‒ early 20th century). In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2017, no. 3/4, pp. 267-275.

OTHER ARTICLES
Тема строительства Казанского обвода долгие годы в силу особой значимости объекта и секретности документов не была предметом специального исторического исследования.
Вторжение гитлеровской Германии, начавшееся в июне 1941 г., потребовало от высшего политического и военного руководства СССР
Тема строительства оборонительных рубежей, участие в этой работе жителей тыловых регионов СССР мало изучена как в отечественной, так и в региональной историографии. Некоторые сюжет
Первое упоминание о Тетюшах в «Разрядных книгах» относится к 1571 г. Крепость была построена на правом берегу реки Волги как сторожевой пограничный пункт на территории «Дикого поля
Известный просветитель Исмаил Гаспринский (1851-1914) был патриотом России и тюркских народов страны. Эти черты позволяли ему публично выражать свое мнение и ратовать за лучшую жи
В статье рассматривается влияние революционных событий 1917 г. на жизнь уездного города Чистополя с целью выявления особенностей и характерных черт.