Р. М. Валеев, Д. Е. Мартынов. Наследие О. М. Ковалевского: «Восточная литература… предоставляет достаточно широкое поле для исследований…»

В статье рассматриваются итоги и перспективы изучения научного наследия монголоведа Осипа (Юзефа) Михайловича Ковалевского (1801-1878), чье имя связано со становлением научной школы монголоведения в России и в целом в Европе. Разнообразное и богатейшее наследие ученого привлекает все больше ученых, возрастает число публикаций, как в России, так и за рубежом – в Польше и Монголии – раскрывающих его многогранную деятельность не только как филолога, но историка и этнографа. Внимание уделяется обзору и публикации некоторых материалов из рукописного наследия О. М. Ковалевского. Поиск, систематизация и публикация писем отечественных востоковедов, в частности российского и польского монголоведа О. М. Ковалевского, связаны с исследовательской и просветительской традицией, идущей от первых публикаций ХIХ в. до современности. Исследования, посвященные эпистолярному и в целом рукописному наследию О. М. Ковалевского, составляют одну из замечательных страниц истории отечественного и европейского монголоведения XIX-ХХ вв. Они позволяют узнать много интересного и поучительного в биографии и наследии этого выдающегося ученого, мыслителя и человека. Исключительное место в ряду основоположников академичес-кого и университетского востоковедения, монголоведения и буддологии, способс-твовавших формированию российской и польской научной школ, принадлежит О. М. Ковалевскому.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
22.12.2017
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3/4 2017

Аннотация

В статье рассматриваются итоги и перспективы изучения научного наследия монголоведа Осипа (Юзефа) Михайловича Ковалевского (1801-1878), чье имя связано со становлением научной школы монголоведения в России и в целом в Европе. Разнообразное и богатейшее наследие ученого привлекает все больше ученых, возрастает число публикаций, как в России, так и за рубежом – в Польше и Монголии – раскрывающих его многогранную деятельность не только как филолога, но историка и этнографа. Внимание уделяется обзору и публикации некоторых материалов из рукописного наследия О. М. Ковалевского. Поиск, систематизация и публикация писем отечественных востоковедов, в частности российского и польского монголоведа О. М. Ковалевского, связаны с исследовательской и просветительской традицией, идущей от первых публикаций ХIХ в. до современности. Исследования, посвященные эпистолярному и в целом рукописному наследию О. М. Ковалевского, составляют одну из замечательных страниц истории отечественного и европейского монголоведения XIX-ХХ вв. Они позволяют узнать много интересного и поучительного в биографии и наследии этого выдающегося ученого, мыслителя и человека. Исключительное место в ряду основоположников академического и университетского востоковедения, монголоведения и буддологии, способствовавших формированию российской и польской научной школ, принадлежит О. М. Ковалевскому.

 

Abstract

The article examines the results and prospects of studying the scientific heritage by the prominent researcher of the Mongols ‒ Osip Mikhailovich Kovalevsky (Jozef Szczepan Kowalewski, 1801-1878), whose name is associated with the formation of the scientific school of Mongolian studies in Russia and Europe as a whole. The diverse and rich heritage of the scholar attracts more and more scientists; the number of his publications is increasing, both in Russia and abroad ‒ in Poland and Mongolia ‒ revealing his comprehensive activity not only as a philologist but also as a historian and ethnographer. The authors present the review of some materials from the manuscript heritage by O. M. Kovalevsky, which are to be published in the near future. The search, filing and publication of the letters by prominent Russian Orientalist scholars, in particular, O. M. Kovalevsky himself, are related to the research and educational tradition that comes from the first publications of the nineteenth century up to the present. The studies devoted to the epistolary and, in general, manuscript heritage by O. M. Kovalevsky, are one of the remarkable chapters of the history of the Russian and European Mongolian studies of the 19th and 20th centuries. They make it possible to learn a lot of interesting and enlightening about Kovalevsky’s biography and the heritage of this outstanding scientist, thinker, and person. O. M. Kovalevsky has a preeminent place among the founders of academic and university Oriental, Mongolian and Buddhist studies, which contributed to the formation of Russian and Polish schools of sciences.

 

Ключевые слова

Россия, Монголия, Китай, монголоведение, О. М. Ковалевский, монгольские народы.

 

Keywords

Russia, Mongolia, China, Mongolian Studies, O. M. Kovalevsky, Mongolian peoples.

 

Благодарность

Авторы выражают благодарность РФФИ; исследование выполнено в рамках гранта РФФИ, 17-01-00209/17-ОГОН. «Научное наследие российских востоковедов ХIХ века: О. М. Ковалевский и В. П. Васильев».

 

Изучение рукописного наследия, в том числе дневникового и эпистолярного, востоковедов России и Европы – традиционно важное исследовательское направление в отечественной и европейской востоковедной литературе и историографии. Российское востоковедение и общественная мысль о Востоке ХIХ-ХХ вв., включая монголоведение, представлены известными и забытыми именами, трудами ориенталистов и их уникальным наследием.

Поиск, систематизация и публикация писем отечественных востоковедов, в частности российского и польского монголоведа О. М. Ковалевского (1801-1878), связаны с исследовательской и просветительской традицией, идущей от первых публикаций ХIХ в. до современности. Исследования, посвященные эпистолярному наследию О. М. Ковалевского, составляют одну из замечательных страниц истории отечественного и европейского монголоведения XIX-ХХ вв. Они позволяют узнать много интересного и поучительного в биографии и наследии этого выдающегося ученого, мыслителя и человека[1].

Исключительное место в ряду основоположников академического и университетского востоковедения, монголоведения и буддологии, способствовавших формированию российской и польской научной школ, принадлежит О. М. Ковалевскому.

Отечественные исследователи, изучающие историю востоковедения и монголоведения, создают работы, посвященные биографиям и трудам российских востоковедов, на основе их эпистолярного наследия. Анализ преподавательской, исследовательской и общественной деятельности ученых-востоковедов с использованием этой уникальной источниковой базы позволяет осветить сложный и противоречивый путь развития востоковедения и монголоведения в России и оценить вклад ученых в науку о Востоке. Изучение научных биографий ориенталистов России с привлечением опубликованных и неизвестных писем или переписки – важная историографическая и культурная традиция ХIХ-ХХ вв. Эпистолярное наследие российских востоковедов и монголоведов имеет огромное познавательное и мировоззренческое значение.

Именно эпистолярное и в целом рукописное наследие отечественных востоковедов позволяют осмыслить их биографии в историческом, социально-политическом и нравственно-психологическом аспектах. Перспективными остаются направления и итоги совместной комплексной исследовательской работы – поиска, изучения и издания эпистолярного наследия выдающихся основоположников российского востоковедения, в том числе О. М. Ковалевского, из фондов российских и европейских архивных центров. Эти бесценные материалы, представляющие большую значимость для социальной истории российского и европейского востоковедения, исполнения нравственного долга перед предшественниками, привлекут внимание специалистов и широкой читательской аудитории.

Для отечественной востоковедной традиции исследования эпистолярного наследия ученых и практиков характерны следующие направления: активное привлечение данного жанра для изучения жизни и творчества востоковедов и монголоведов; письма и переписка ученых позволяют осмыслить их наследие в общественном и личностном контексте историко-культурных эпох и периодов, в окружении и диалоге современников – друзей и коллег; традиционные житейские биографии востоковедов и их научное творчество дополняются личностно-психологической атмосферой; осуществляются поиск, систематизация и публикация переписки востоковедов и т. д.

Жизнь, научная биография и эпистолярное наследие (в том числе рукописные дневники), монголоведа и ректора Казанского университета О. М. Ковалевского включают три основных периода – казанский (1826-1862), этап научных путешествий по Сибири, Монголии и Китаю (1828-1833), варшавский (1862-1878). Известное и неопубликованное рукописное наследие О. М. Ковалевского связано с первыми двумя периодами его монголоведной деятельности. Например, только в Национальном архиве Республики Татарстан хранится более 200 дел, относящихся к педагогической, научной и общественной деятельности, в том числе рукописные материалы казанского периода жизни.

Эпистолярное наследие О. М. Ковалевского ярко свидетельствует о том, что жизнь и деятельность ученого в России, Монголии, Китае и Польше – это период напряженных профессиональных, духовных и личностных исканий и потерь, проявившихся в педагогической, научной, просветительской и административной деятельности, а также в работах, вошедших в золотой фонд отечественного и мирового монголоведения.

Использование эпистолярного наследия О. М. Ковалевского прослеживается в отечественных энциклопедических изданиях, рецензиях, статьях, очерках и монографиях, в которых раскрывается феномен основателя кафедры монгольской словесности в Казанском университете, что позволяет объективно осветить жизненный путь и образ ученого. В отечественной историографии отмечены следующие хронологические рубежи общественного и научного интереса к архивному и научному эпистолярному наследию О. М. Ковалевского: первая половина ХIХ – начало ХХ в., 1930-1960-е гг., 1970-1990-е гг. и 2000-е гг.

Данная традиция и преемственность заметны в известных или забытых даже специалистами разнообразных публикациях ХХ – начала ХХI в.

На предварительном этапе письма и переписка О. М. Ковалевского выявлены нами в основных архивных и культурных центрах Казани, Москвы, Санкт-Петербурга. Это фонды Национального архива Республики Татарстан, Санкт-Петербургского филиала Архива РАН, Архива востоковедов Института восточных рукописей РАН (Санкт-Петербург) и др. Представляется важным дальнейшее расширение списка научных и культурных центров в России и Европе.

Обратим внимание на следующие интересные материалы и оценки.

В начале своей монголоведной деятельности, в 1834 г., заведующий кафедрой монгольской словесности О. М. Ковалевский писал попечителю Казанского учебного округа М. Н. Мусину-Пушкину: «Казанский университет… имеет ныне в своей библиотеке богатое собрание монгольских, маньчжурских, тибетских и китайских книг, отчасти способствующих изучению языков, отчасти объясняющих степень образованности народов Восточной Азии. Столь драгоценное, с неимоверным трудом сделанное приобретение должно быть предметом не одного только любопытства, но и ученых исследований. Укажу здесь на монгольские сочинения,.. в коих сокрыты сведения, весьма немногим еще доступные по причине незнания языков, сведения, могущие раскрыть нам веру, философию и историю приверженцев буддизма в древней Индии, Китае, Тибете и Монголии»[2].

В своем письме на французском языке, от 21 января 1838 г., сохранившемся в фонде Санкт-Петербургского филиала Архива РАН, О. М. Ковалевский писал академику Х. Д. Френу: «Восточная литература, безусловно, предоставляет достаточно широкое поле для исследований, и я не теряю надежду, что смогу с некоторой долей успеха продолжать свою деятельность, если Ваше Превосходительство окажет мне честь своими советами. А Ваши глубокие знания и осведомленность сделают их еще более ценными. Я не упущу возможность представить на Ваше рассмотрение несколько статей, как только их закончу, и надеюсь, что Ваше Превосходительство включит их в журнал Академии, если она посчитает их достойными, сообщив мне о своем мнении по этому поводу».

Утвержденный 3 мая 1855 г. Александром II на должность ректора, О. М. Ковалевский 30 июня 1855 г., в переломный период деятельности университетского сообщества, сообщал министру народного просвещения А. С. Норову: «Вашему высокопревосходительству благоугодно было указать мне на то значение, какое желательно доставить Казанскому университету на рубеже Азии и Европы, в видах распространения образованности, основанной на твердых началах народного просвещения, в отдаленных частях нашего обширного отечества. Призванный Вами сюда на короткое время, не имея под рукой сведений о состоянии высшего учебного заведения, к сожалению, я вынужден на сей раз ограничиться несколькими общими мыслями в полной уверенности, что они при отеческом Вашем внимании к нашим местным нуждам и неисправностям не останутся как via de videvia и послужат предметом дальнейшего размышления, целью и способам постепенных улучшений»[3].

Анализ и обобщение имеющихся на данный момент исследований по проблеме рукописного (дневникового и эпистолярного) наследия монголоведа О. М. Ковалевского позволяют: во-первых, ввести в научный оборот новые, неизвестные личные письма О. М. Ковалевского и его переписку с коллегами, оценить направления их научных и личных связей; во-вторых, осветить и существенно дополнить научную биографию и наследие ученого и его коллег; в-третьих, сохранить и продолжить преемственность в изучении эпистолярного наследия ученого и просветителя на основе рукописных материалов; в-четвертых, в ходе исследовательской работы появляется возможность уточнить и дополнить описание и содержание уже опубликованных писем О. М. Ковалевского и его адресатов.

На современном этапе представляется перспективным совместный исследовательский проект ученых ведущих гуманитарных центров России и Европы, направленный на поиск, изучение, систематизацию и публикацию эпистолярного и в целом рукописного наследия О. М. Ковалевского.

В продолжение наших публикаций предоставляем читателям журнала возможность ознакомиться с некоторыми рукописными материалами, связанными с биографией и научным наследием О. М. Ковалевского.

 

 

№ 1. Письмо О. М. Ковалевского академику Х. Д. Френу[4]

13 января 1838 г.

г. Казань

Ваше Превосходительство!

Честь, оказанная мне Академией наук, принимающей меня в свои члены, является для меня еще более лестной, если учесть, что эта новость мне доставлена посредством такого выдающегося ученого, как Ваше Превосходительство. Я не могу выразить словами всю ту благодарность, которая меня охватила, поскольку я глубоко убежден, что этой высокой милостью я обязан Вашему вмешательству и Вашим добрым услугам. Это как самая приятная, так и самая почетная награда, на которую мне могли позволить надеяться мои скромные труды. Также я собираюсь удвоить свои усилия и деятельность, чтобы быть достойным и оправдать Ваше хорошее мнение обо мне.

Восточная литература, безусловно, предоставляет достаточно широкое поле для исследований, и я не теряю надежду, что смогу с некоторой долей успеха продолжать свою деятельность, если Ваше Превосходительство окажет мне честь своими советами. А Ваши глубокие знания и осведомленность сделают их еще более ценными.

Я не упущу возможность представить на Ваше рассмотрение несколько статей, как только их закончу, и надеюсь, что Ваше Превосходительство включит их в журнал Академии, если она посчитает их достойными, сообщив мне о своем мнении по этому поводу.

Прошу Вас принять уверения в моем высоком расположении и глубоком уважении, с которыми имею честь оставаться скромным и покорным слугой Вашего Превосходительства,

Жозеф Этьен Ковалевский.

Санкт-Петербургский филиал Архива РАН, ф. 778, оп. 2, д. 149, л. 10-11.

На французском языке.

 

№ 2. Письмо О. М. Ковалевского А. М. Бутлерову[5]

20 декабря 1857 г.

г. Казань

Милостивый государь, Александр Михайлович!

Вместе с сим отправляем 60 р[ублей] в департамент нашего министерства для передачи Вам на приобретение двух приборов Ф. Мора[6], волюметрических для университетского технологического кабинета, согласно Вашему письму от 29/17 сентября н[астоящего] г[ода]. Итак, Вы будете добры, потрудитесь выбрать, купить и выслать в наше правление.

Пользуясь сим случаем, решаюсь прибавить несколько строчек, чтобы сообщить Вам, страннику по заморским землям, что все казанцы, несмотря на эпидемический грипп, благодаря Бога, живут по-старому, а добрые Ваши друзья часто об Вас поминают, повторяя разные сведения о Ваших похождениях. 12 ноября Э. А. Грубер[7] определен к нам попечителем и в начале января будет уже в Казани, а вместо Ланге поступает [к] нам Филонов [?], занимающий Вашу квартиру. Для преподавания русской истории прибыл к нам из Москвы Нил Попов, и после Нового года явится на кафедру. Микшевич[8] ‒ весьма милый и умный человек: его все полюбили от мала до велика. Равным образом и Вёдров своей откровенностью приобрел уважение. На них никто еще не заметил следов интриги, о которой так много разглагольствовали по всем углам. Что же касается Ешевского[9], он уже избран в Моск[овский] университет в прежнем звании […] испр[авляющий] д[олжность] э[кстраординарного] проф[ессора] Киттары там же пристроился. Следовательно, все наши в настоящее время не в потере, а нам остается работать с новыми лицами в Казани. Вчера медицинский факультет представил и совет одобрил Лагела со званием адъюнкта, безмездным[10] [безвозмездным. – Р. В.] преподавателем фармации, а Грахе[?] весьма вежливо отказано. Не знаю, получили Вы мое письмо, отсюда посланное в ответ на Ваше франкфуртское. Деньги химического кабинета буду караулить по возможности на предположенные Вам расходы, так чтобы Вы не имели ни малейшего повода к ропоту на мотовство правления. Да, чуть не позабыл было сказать Вам, что Булич около Нового года будет в Палермо. От него я имею из Мюнхена премилое, преумное, прелюбоп[ыт]ное письмо, которое знакомит нас со всеми впечатлениями путешественника и дает понятие о взгляде его на виденные им племена. Его письмо переходит из рук в руки и так подстрекнуло наше любопытство, что мы с жадностью ожидаем продолжения из Палермо. Сегодня пишу к Эверсманну[11] в Алжир, полагая, что мои строчки захватят его там. Вы, почтенные странники, так рассыпались по дивному Божьему миру, что трудно угадать, где возможно Вас на минутку остановить своей болтовней и выпросить у Вас несколько слов для приволжских домоседов.

Будьте здоровы и веселы! От души Вам желает того преданный Вам О. Ковалевский. Вагнеры, Петр и Николай[12], и Ольга Андреевна теперь в Москве встречают Евар[еста] А. Андреевича.

Санкт-Петербургский филиал Архива РАН, ф. 22, оп. 2, д. 117, л. 1.

 

 

№ 3. Письмо О. М. Ковалевского Е. П. Ковалевскому[13]

6 марта 1858 г.

г. Казань

Милостивый государь, Егор Петрович!

Извините великодушно, что я второй раз в жизни решаюсь утруждать Вас своей особою. Теперь дело идет не только о моей чести, не упоминая куска хлеба, кровавым трудом добываемого, но и об университете, которому я более 30 лет прослужил без малейшего упрека совести. В прошедшем году я имел счастье видеть в наших стенах трех визитеров, очень подробно вникавших в положение университета, флигель-адъютанта графа Перовского, тайного советника Грубера (теперь попечитель Казанского) и Его императорского Высочества принца Ольденбургского, которые остались весьма довольными по всем частям управления. Да и во всю мою службу, кроме милостей свыше, я не испытывал никакого негодования со стороны начальства. Удостоившись звания ректора, в течение трехлетия я удвоил свои занятия, чтобы поднять университет, постепенно расстраивавшийся от разных причин в продолжение почти 15-летия. В том, что я успел сделать, пусть говорят другие, а за невозможное, без средств и крепкой опоры, никто не отвечает.

На Масленице студентам здешнего медицинского факультета вздумалось сочинить письмо к одному заслуженному профессору с советом ему оставить кафедру, в видах улучшения преподавания физиологии. Это письмо немедленно передано было мною г[осподину] попечителю в его распоряжение. Я не стану описывать меры, которые приняты были к окончанию этого дела. Наконец, вследствие письма г[осподина] министра нашего, поручено было мне убедить молодых людей извиниться перед старцем в своем неуместном поступке. Исход происшествия оказался таким, какого и ожидать нужно было. Многие студенты чистосердечно раскаялись, остальные присмирели, профессор снова явился на кафедру и стал продолжать свое преподавание по прежнему порядку. Вслед за сим распространился слух по городу, что для меня привезена отставка. Не чувствуя за собою никакой вины, я в тот же день обратился к г[осподину] попечителю с просьбой вывести меня из фальшивого положения в отношении ко всем окружающим меня лицам, и из слов г[осподин] Грубера узнал, что г[осподин] министр сильно на меня негодует за то, что я не предвидел, не предупредил происшествия. Признаюсь, этот незаслуженный удар подействовал на меня так, что я решился 1 марта представить прошение об увольнении меня от службы. Вы легко можете себе вообразить впечатление, произведенное этим на профессоров и студентов.

Но Вам, вероятно, неизвестно, что университетским уставом ректор устранен от полиции над студентами, а я имею, кроме того, перед глазами предписания бывшего нашего попечителя В. П. Молоствова, который вознегодовал на моего предшественника, покойного И. М. Симонова, за то, что сей последний в довольно важном случае сделал от себя распоряжение об усилении секретного надзора за одним молодым человеком, заподозренным уже в другом университете. Впрочем, мне неизвестно, до какой степени мои собраты, ректоры русских университетов, обладают даром предвидения: но три года тому назад я словесно и письменно счел долгом обратить внимание г[осподина] министра на раздвоение университетской власти, повлекшее за собою много зла, по крайней мере у нас, в Казани.

Вот Вам, почтеннейший Егор Петрович, грустная страница в биографии моей под конец жизни, посвященной науке и полезному труду! Здесь одна лишь сущая правда, без которой я не позволил бы себе утруждать Ваше внимание.

Теперь спросите, в чем же заключается моя усерднейшая просьба? В одном только: узнать обстоятельно, из какого источника произошло негодование Авраама Сергеевича на меня, и на чем оно основано?

Г. Грубер письма, полученного им, мне не показывал. Осчастливьте меня и мое семейство одною строчкою. Искреннейше Вам преданный О. Ковалевский.

Отдел рукописей Российской национальной библиотеки, ф. 356, д. 233, л. 1-1 об.

 

№ 4. Заявление профессора Н. Н. Булича[14] в Совет Казанского университета

29 апреля 1878 г.

28 мая настоящего года предположено празднование в Варшавском университете пятидесятилетия службы и ученой деятельности декана историко-филологического факультета Осипа Михайловича Ковалевского. Кому из нас, старых членов Казанского университета, неизвестно, что самая большая часть этой службы и этой деятельности, доставившей Осипу Михайловичу почетное имя в европейской науке и увеличившей славу восточного отделения Казанского университета, происходила у нас. Пятьдесят лет тому назад, 25 мая 1828 года, Ковалевский, живший уже в Казани более трех лет и променявший, под влиянием новой умственной сферы, окружившей его в нашем городе, прежние занятия свои классической филологией на изучение Востока, был командирован в Иркутск для ознакомления на месте с языком монгольским. Более четырех лет продолжалось его трудное, полное лишений, но богатое результатами странствование в степях Забайкальских, по Монголии и Китаю до Пекина. Плодами этого странствия, не говоря о множестве статей Ковалевского, посвященных изучению Востока, были его знаменитые труды: «Монгольская хрестоматия», «Монгольско-российско-французский словарь», а для университета − создание кафедры монгольского языка, которую занимал он, до самого упразднения восточного отделения в нашем университете, в течение двадцати лет.

Мне нет надобности говорить об известности Ковалевского как ученого ориенталиста: она давно уже признана и представителями восточной науки, и академиками, но Осип Михайлович так долго и в таких разнообразных отношениях служил Казанскому университету как профессор, редактор ученых изданий, декан, ректор; его жизнь так много лет тесно и неразрывно была связана с организмом университета, где до сих пор живы следы его служения, что выбор его в почетные члены нашего университета, о котором я имею честь заявить совету, будет не признанием давно всеми признанных ученых заслуг Ковалевского, а только воспоминанием его многолетней, в высшей степени славной и полезной для университета деятельности. Напоминая теперь об этой деятельности, я позволяю себе высказать желание, чтоб выбор наш послужил и выражением глубокого уважения славному ученому, и сердечным приветом маститому старцу от далекого университета, где прошли самые плодотворные годы его жизни и куда, может быть, переносят его часто воспоминания.

НА РТ, ф. 977, оп. Совет, д. 6486, л. 2-2 об.

 

№ 5. Письмо О. М. Ковалевского Е. Г. Осокину

28 июня 1878 г.

г. Варшава

Милостивый государь, Евграф Григорьевич[15]!

Обращаюсь к Вам, как к своему старому, достопочтенному сослуживцу, а теперь представителю Казанского университета, с покорнейшей просьбою принять на себя труд засвидетельствовать чувства моей сердечной и неизменной благодарности за удостоение меня столь почетного звания, которым я не перестану гордиться как лучшей наградою за мое продолжительное, посильное служение в приволжском крае, и которое неразрывно связывает остаток дней моих с незабвенным для меня университетом. Глубоко тронутый вниманием по мне г[осподинов] членов совета, руку многоуважаемого мною Николая Никитича крепко прижимаю к своему сердцу за его дружеское слово к самому знаменательному дню моей жизни.

С чувствами глубочайшего уважения и неизменной преданности Вашего Превосходительства, милостивого государя, покорнейший слуга О. Ковалевский.

НА РТ, ф. 977, оп. Совет, д. 6486, л. 1.

 

 

 


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1]. Любимов А. О неизданных трудах о. Иакинфа и рукописях проф. Ковалевского, хранящихся в библиотеке Казанской духовной академии // Записки Восточного отделения Императорского русского археологического общества. ‒ СПб., 1908. ‒ Т. 18. ‒ С. 061-064; Петров А. А. Рукописи по китаеведению и монголоведению, хранящиеся в Центральном архиве АТССР и в библиотеке Казанского университета // Библиография Востока. ‒ М., 1937. ‒ Вып. 10. ‒ С. 139-155; Румянцев Г. Н. Неизвестная рукопись О. М. Ковалевского // Записки Бурято-Монгольского государственного научно-исследовательского института культуры и экономики. Выпуск VII. ‒ Улан-Удэ, 1947. ‒ С. 139-142; Чимитдоржиев Ш. Б. Фонд О. М. Ковалевского в библиотеке Вильнюсского университета // Народы Азии и Африки. ‒ 1990. ‒ № 2. ‒ С. 137-140; Чугуевский Л. И. Архив востоковедов // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. Материалы по истории отечественного востоковедения. ‒ М., 1990. ‒ Ч. 3. ‒ С. 41-42; Валеев Р. М., Ермакова Т. В., Кульганек И. В. Монголовед О. М. Ковалевский: биография и наследие (1801-1878). ‒ Казань, 2004. ‒ 288 с.; Россия – Монголия – Китай: дневники монголоведа О. М. Ковалевского. 1830-1831 гг. / Подготовка к изданию, предисловие, глоссарий, комментарий и указатели Р. М. Валеева, И. В. Кульганека. – Казань, СПб., 2005-2006. ‒ 104 с.

[2]. Национальный архив Республики Татарстан, ф. 92, оп. 1, д. 4198, л. 1-2 об.

[3]. Фролова С. О. М. Ковалевский и В. П. Молоствов о состоянии Казанского университета 150 лет назад // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2007. ‒ № 1. ‒ С. 157-169.

http://www.archive.gov.tatarstan.ru/magazine/res/imgs/0.gif

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

[4]. Френ Христиан Данилович (Христиан Мартин; Christian Martin Frähn) (1782-1851) ‒ востоковед, арабист, тюрколог, нумизмат. Ординарный академик по восточным древностям (1817). Директор Азиатского музея (1818-1842).

[5]. Бутлеров Александр Михайлович (1828-1886), химик, академик Петербургской АН (1874), основоположник и глава российской школы химиков-органиков, общественный деятель. В 1849 г. окончил Казанский университет и был оставлен на кафедре химии для подготовки к профессорскому званию. Читал лекции по физике и физической географии, неорганической химии. В 1851 г. защитил магистерскую диссертацию, в 1854 в Московском университете защитил докторскую диссертацию. В 1858 г. ординарный профессор, в 1860-1863 гг. дважды назначался ректором Казанского университета. С 1868 г. профессор Петербургского университета. В 1885 г. вышел в отставку, но продолжал читать в университете специальные курсы лекций по химии. В 1857 г. посетил лаборатории и научные центры Германии, Австрии, Италии, Франции, Швейцарии и Англии.

[6]. В тексте письма сверху дописано.

[7]. В письме инициал имени написан Э. А. Грубер. Грубер Эварест Андреевич – попечитель Казанского учебного округа с 12 ноября 1857 г. до своей кончины 23 апреля 1859 г.

[8]. Микшевич Юлий Октавиан (Антонович) (1824-1878) – юрист, экономист, доктор исторических наук и политической экономии (1856), действительный статский советник (1873). Окончил Дерптский университет (1848); в 1853-1855 гг. – приват-доцент кафедры географии, этнографии и статистики данного университета. С 1857 г. – ординарный профессор кафедры политической экономии и статистики, в 1863-1873 гг. – декан юридического факультета Казанского университета.

[9]. Ешевский Степан Васильевич (1829-1865) – историк, магистр всеобщей истории (1855), коллежский советник (1863). В 1846-1847 гг. студент Казанского университета. Окончил Московский университет (1850). В 1850-1853 гг. учитель Николаевского сиротского института при Московском воспитательном доме. В 1853-1855 гг. адъюнкт Ришельевского лицея (г. Одесса). В 1855-1857 гг. адъюнкт, экстраординарный профессор кафедры русской истории Казанского университета, с 1858 г. ‒ кафедры всеобщей истории Московского университета. Инициатор создания этнографического музея Казанского университета (1856), которому пожертвовал свою коллекцию.

[10]. Так в тексте письма.

[11]. Эверсман Эдуард Александрович (1794-1860) – натуралист, врач, путешественник, доктор философии (1814), доктор медицины (1816), член-корреспондент Петербургской АН (1842). Образование получил в Германии. В 1816 г. переехал в Россию и работал врачом на оружейной фабрике в г. Златоуст (1818-1820). Участвовал в первых экспедициях в Бухару и на Устюрт, одним из первых обследовал регионы Российской империи от Казанской губернии до Арала, Прикаспия и Предкавказья. С 1828 г. в Казанском университете ‒ профессор кафедры ботаники и зоологии, с 1837 г. ‒ первый зав. кафедрой зоологии, профессор кафедры. Заведовал Зоологическим музеем и пополнил его коллекции многими видами птиц, млекопитающих и др.

[12]. Вагнер Петр Иванович (1799-1876) ‒ геолог, отец писателя и зоолога Н. П. Вагнера. Учился в Дерптском и Виленском университетах. В 1840 г. был назначен экстраординарным профессором минералогии и геогнозии в Казанском университете, занимался геологическими исследованиями в Казанской, Саратовской, Симбирской и Оренбургской губерниях. В 1865 г. Вагнер уволился со званием заслуженного профессора и переехал в Москву. Вагнер Николай Петрович (1829-1907) ‒ зоолог, писатель. В 1842-1845 гг. учился во 2-й Казанской гимназии, в 1845-1849 гг. – на отделении естественных наук физико-математического факультета императорского Казанского университета. В 1852-1870 гг. в Казанском университете – адъюнкт, магистр, доктор (1855). С 1858 г. совершал  научные командировки. С 1860 г. ‒ профессор зоологии, с 1862 г. ‒ ординарный профессор зоологии Казанского университета. В 1861-1864 гг. ‒ редактор «Ученых записок Казанского университета». В 1870-1885 гг. ‒ профессор Санкт-Петербургского университета.

[13]. Ковалевский Егор Петрович (1809/1811-1868) ‒ путешественник, писатель, дипломат, востоковед, почетный член Петербургской Академии наук (1857). Брат Евграф Петрович Ковалевский (1790-1867) ‒ государственный деятель; горный инженер, директор Горного корпуса, в 1830-1836 гг. ‒ Томский губернатор и главный начальник Колыванских и Алтайских заводов, сенатор; в 1856-1858 гг. – попечитель Московского учебного округа, в 1858-1861 гг. ‒ министр народного просвещения.

[14]. Булич Николай Никитич (1824-1895) – литературовед, член-корреспондент Петербургской АН (1883). Окончил философский факультет Казанского университета (1845). С 1850 г. в Казанском университете, с 1854 г. ‒ профессор, в 1862-1864, 1875-1878 и 1881-1882 гг. – декан историко-филологического факультета, в 1864-1871 гг. – проректор, в 1882-1884 гг. – ректор.

[15]. Осокин Евграф Григорьевич (1819-1880) ‒ ученый в области политической экономии, истории права и финансов, писатель и общественный деятель, профессор и ректор Казанского императорского университета (1863-1872, 1876-1880).

 

Список литературы

Любимов А. О неизданных трудах о. Иакинфа и рукописях проф. Ковалевского, хранящихся в библиотеке Казанской духовной академии // Записки Восточного отделения Императорского русского археологического общества. ‒ СПб., 1908. ‒ Т. 18. ‒ С. 61-64.

Петров А. А. Рукописи по китаеведению и монголоведению, хранящиеся в Центральном архиве АТССР и в библиотеке Казанского университета // Библиография Востока. ‒ М., 1937. ‒ Вып. 10. ‒ С. 139-155.

Румянцев Г. Н. Неизвестная рукопись О. М. Ковалевского // Записки Бурято-Монгольского государственного научно-исследовательского института культуры и экономики. ‒ Улан-Удэ, 1947. ‒ Выпуск VII. ‒ С. 139-142.

Чимитдоржиев Ш. Б. Фонд О. М. Ковалевского в библиотеке Вильнюсского университета // Народы Азии и Африки. ‒ 1990. ‒ № 2. ‒ С. 137-140.

Чугуевский Л. И. Архив востоковедов // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. Материалы по истории отечественного востоковедения. ‒ М., 1990. ‒ Ч. 3. ‒ С. 41-42.

Валеев Р. М., Ермакова Т. В., Кульганек И. В. Монголовед О. М. Ковалевский: биография и наследие (1801-1878). ‒ Казань, 2004. ‒ 288 с.

Россия – Монголия – Китай: дневники монголоведа О. М. Ковалевского. 1830-1831 гг. / Подготовка к изданию, предисловие, глоссарий, комментарий и указатели Р. М. Валеева, И. В. Кульганек. – Казань, СПб., 2005-2006. ‒ 104 с.

Фролова С. О. М. Ковалевский и В. П. Молоствов о состоянии Казанского университета 150 лет назад // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2007. ‒ № 1. ‒ С. 157-169.

http://www.archive.gov.tatarstan.ru/magazine/res/imgs/0.gif

 

References

Lubimov A. O neyizdannyh trudah o. Iakinfa i rukopisyah prof. Kovalevskogo, hranyashchihsya v biblioteke Kazanskoy duhovnoyi akademii [On the unpublished works by Rev. Hyacinth and manuscripts by prof. Kovalevsky, kept in the library of the Kazan Theological Academy. In Russ.]. IN: Zapiski Vostochnogo otdeleniya Imperatorskogo russkogo arheologicheskogo obshchestva [The notes of the Oriental department of the Imperial Russian Archaeological Society. In Russ.]. Saint-Petersburg, 1908, vol. 18, pp. 61-64.

Petrov A. A. Rukopisi po kitayevedeniyu i mongolovedeniyu, hranyashchiyesya v Tsentralnom arhive ATSSR i v biblioteke Kazanskogo universiteta [Manuscripts on Chinese and Mongolian Studies, kept in the Central Archives of the Tatar Autonomous Soviet Socialist Republic and the library of Kazan University. In Russ.]. IN: Bibliografiya Vostoka, 1937, issue 10, pp. 139-155.

Rumyantsev G. N. Neizvestnaya rukopis O. M. Kovalevskogo [An unknown manuscript by O. M. Kovalevsky. In Russ.]. IN: Zapiski Buryat-Mongolskogo gosudarstvennogo nauchno-issledovatelskogo instituta kultury i ekonomiki [Notes of the Buryat-Mongolian Scientific Research Institute of Culture and Economics. In Russ.], 1947, issue VII, pp. 139-142.

Chimitdordjiev Sh. B. Fond O. M. Kovalevskogo v biblioteke Vilnusskogo universiteta [Fonds of O. M. Kovalevsky in the Library of Vilnius University. In Russ.]. IN: Narody Azii i Afriki [Peoples of Asia and Africa. In Russ.], 1990, issue 2, pp. 137-140.

Chuguevsky L. Yi. Arhiv vostokovedov [Archive of Orientalists. In Russ.]. IN: Pismennye pamyatniki i problemy istorii kultury narodov Vostoka. Materialy po istorii otechesvennogo vostokovedeniya [Written artifacts and problems of the history of Oriental peoples’ culture. Materials on the history of the Russian Oriental studies. In Russ.]. Moscow, 1990, part 3, pp. 41-42.

Valeev R. M., Yermakova T. V., Kulganek YI. V. Mongoloved O. M. Kovalevskiy: biografiya i naslediye (1801-1878) [O. M. Kovalevsky as Mongologist: The Biography and Scientific Heritage (1801-1878). In Russ.]. Kazan, 2004, 288 p.

Rossiya – Mongoliya – Kitay: Dnevniki mongoloveda O. M. Kovalevskogo. 1830-1831. Podgotovka k izdaniyu, predislovie, glossarii, kommentarii i ukazateli R. M. Valeeva, I. V. Kulganek [Valeev R. M., Kulganek I. V. (eds.) Russia – Mongolia – China: Travel diaries by Mongologist O. M. Kovalevsky. In Russ.]. Kazan, Saint-Petersburg, 2005-2006, 104 p.

Frolova S. O. M. Kovalevsky i V. P. Molostvov o sostoyanii Kazanskogo universiteta 150 let nazad [O. M. Kovalevsky and V. P. Molostvov about the state of Kazan University 150 years ago. In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2007, no. 1, pp. 157-169.

 

Сведения об авторах

Валеев Рамиль Миргасимович, доктор исторических наук, профессор кафедры алтаистики и китаеведения Института международных отношений, истории и востоковедения Казанского федерального университета, e-mail: valeev200655@mail.ru.

 

Мартынов Дмитрий Евгеньевич, доктор исторических наук, профессор кафедры алтаистики и китаеведения Института международных отношений, истории и востоковедения Казанского федерального университета, e-mail: dmitrymartynov80@mail.ru.

 

About the authors

Ramil’ M. Valeev, Doctor of Historical Sciences, Professor at Department of Altai and Chinese Studies, Kazan Federal University, Institute of International Relations, History and Oriental Studies, e-mail: valeev200655@mail.ru.

 

Dmitriy E. Martynov, Doctor of Historical Sciences, Professor at Department of Altai and Chinese Studies, Kazan Federal University, Institute of International Relations, History and Oriental Studies, e-mail: dmitrymartynov80@mail.ru.

 

В редакцию статья поступила 27.07.2017 г., опубликована:

Валеев Р. М., Мартынов Д. Е. Наследие О. М. Ковалевского: «Восточная литература… предоставляет достаточно широкое поле для исследований…» // Гасырлар авазы ‒ Эхо веков. – 2017. ‒ № 3/4. ‒ С. 194-207.

 

Submitted on 27.07.2017, published:

Valeev R. M., Martynov D. E. Nasledie O. M. Kovalevskogo: “Vostochnaya literatura… predostavlyaet dostatochno shirokoe pole dlya issledovaniy…” [Osip M. Kovalevsky’s scientific heritage: “Oriental literature… provides quite a wide area for research…”. In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2017, no. 3/4, pp. 194-207.

OTHER ARTICLES
Тема строительства Казанского обвода долгие годы в силу особой значимости объекта и секретности документов не была предметом специального исторического исследования.
Вторжение гитлеровской Германии, начавшееся в июне 1941 г., потребовало от высшего политического и военного руководства СССР
Тема строительства оборонительных рубежей, участие в этой работе жителей тыловых регионов СССР мало изучена как в отечественной, так и в региональной историографии. Некоторые сюжет
Первое упоминание о Тетюшах в «Разрядных книгах» относится к 1571 г. Крепость была построена на правом берегу реки Волги как сторожевой пограничный пункт на территории «Дикого поля
Известный просветитель Исмаил Гаспринский (1851-1914) был патриотом России и тюркских народов страны. Эти черты позволяли ему публично выражать свое мнение и ратовать за лучшую жи
В статье рассматривается влияние революционных событий 1917 г. на жизнь уездного города Чистополя с целью выявления особенностей и характерных черт.