Г. М. Алёкминская. К вопросу о создании культурно-национальной автономии мусульман тюрко-татар в Дальневосточной республике: 1921-1922 гг.

Решение национального вопроса в Дальневосточной республике представлялось довольно сложным. Основными направлениями национальной политики республики являлись разработка законодательной базы в области национального строительства, содействие национально-культурному и экономическому развитию национальных меньшинств. Статья посвящена изучению вопросов создания культурно-национальной автономии мусульман тюрко-татар в Дальневосточной республике в 1921-1922 гг. Приведены сведения о тюрко-татарском населении республики (с разбивкой по населенным пунктам), в том числе полосы отчуждения Китайско-Восточной железной дороги (Прибайкальской, Забайкальской и Амурской областей), а также об общественных и политических организациях тюрко-татар. Публикуются архивные документы из фондов Государственного архива Приморского края, раскрывающие особенности культурно-национального строительства в Дальневосточной республике. Вводятся в научный оборот временные положения о местных органах культурно-национального самоуправления мусульман тюрко-татар (национальные общества тюрко-татар, общее собрание членов местного национального общества, Совет общества), разработанные на основании закона об автономии национальных меньшинств. Представлен отчет о деятельности тюрко-татарского отдела Министерства по национальным делам.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
22.12.2017
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3/4 2017

Аннотация

Решение национального вопроса в Дальневосточной республике представлялось довольно сложным. Основными направлениями национальной политики республики являлись разработка законодательной базы в области национального строительства, содействие национально-культурному и экономическому развитию национальных меньшинств. Статья посвящена изучению вопросов создания культурно-национальной автономии мусульман тюрко-татар в Дальневосточной республике в 1921-1922 гг. Приведены сведения о тюрко-татарском населении республики (с разбивкой по населенным пунктам), в том числе полосы отчуждения Китайско-Восточной железной дороги (Прибайкальской, Забайкальской и Амурской областей), а также об общественных и политических организациях тюрко-татар. Публикуются архивные документы из фондов Государственного архива Приморского края, раскрывающие особенности культурно-национального строительства в Дальневосточной республике. Вводятся в научный оборот временные положения о местных органах культурно-национального самоуправления мусульман тюрко-татар (национальные общества тюрко-татар, общее собрание членов местного национального общества, совет общества), разработанные на основании закона об автономии национальных меньшинств. Представлен отчет о деятельности тюрко-татарского отдела Министерства по национальным делам.

 

Abstract.

The solution of ethnic issues in the multinational Far Eastern Republic seemed to be quite difficult. The basic lines of the national policy in the Far Eastern Republic were development of the legal framework in the field of national construction and assistance to the national-cultural and economic development of ethnic minorities. The article is devoted to the studying of issues of cultural-national autonomy formation for Turko-Tatar Muslims in the Far Eastern Republic in 1921-1922. The information on the Turko-Tatar population of the Far Eastern Republic (with breakdown into settlements of the Republic) is provided, including right-of-ways of the Chinese Eastern Railway (Pribaykalsky, Trans-Baikal and Amur regions), as well as the public and political organizations of Turko-Tatars. The archival documents from the fonds of State Archive of Pimorsky Region, revealing the peculiarities of the cultural-national construction in the Far Eastern Republic are submitted. Provisional regulations on local bodies of the cultural-national self-government of Turko-Tatar Muslims of the Far Eastern Republic (Turko-Tatar national associations, a general meeting of members of local national association, association council), developed on the basis of the law on ethnic minorities autonomy, are introduced for scientific discourse. The report on the activity of Turko-Tatar department of the Ministry of National Affairs.

 

Ключевые слова:

Дальневосточная республика, национальные меньшинства, тюрко-татары, Министерство по национальным делам, культурно-национальная автономия, органы культурно-национального самоуправления.

 

Keywords:

The Far Eastern Republic, ethnic minorities, Turko-Tatars, Ministry of National Affairs, cultural-national autonomy, cultural-national self-government bodies.

 

Решение национального вопроса в 1920-е гг. в многонациональной Дальневосточной республике (ДВР) представлялось довольно сложным. Национальную политику необходимо было выстраивать с учетом национальных и культурных интересов всех этнических групп, населявших республику в исследуемый период. Основными направлениями национальной политики ДВР являлись разработка законодательной базы в области национального строительства, содействие национально-культурному и экономическому развитию национальных меньшинств и туземных народностей.

Доля национальных меньшинств ДВР составляла порядка 30 % всего населения. На территории республики проживали наряду с русскими, составлявшими основную массу населения, буряты (100,8 тысяч), корейцы (не менее 700 тысяч), украинцы (не менее 350 тысяч), евреи (около 12 тысяч)1. Из объяснительной записки к законопроекту о местных органах культурно-национального самоуправления тюрко-татар, проживавших на территории ДВР, по состоянию на 1922 г. тюрко-татарское население республики представляло по численности довольно значительную национальную группу – около 10 тысяч человек2. Большая часть тюрко-татарского населения проживала в городской местности (г. Чита, г. Верхнеудинск).

Конституция Дальневосточной республики, принятая Учредительным собранием 27 апреля 1921 г., устанавливала право национальных меньшинств на создание культурно-национальной автономии, которая должна была осуществляться публично-правовыми органами национального самоуправления, избираемыми всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием с применением пропорционального представительства. Согласно статьи 115 Конституции ДВР, для претворения в жизнь закона о культурно-национальной автономии, в целях руководства и контроля органами национального самоуправления было создано Министерство по национальным делам (Миннацдел). Главной задачей его деятельности провозглашалось способствование мирному сожительству всех национальных меньшинств и туземных народностей ДВР, содействие их материальному благосостоянию и духовному развитию3.

Для решения указанных задач Министерством по национальным делам был разработан законопроект об автономии национальных меньшинств, согласно которому национальные меньшинства получали возможность объединения в автономные национальные союзы с образованием представительных и исполнительных органов самоуправления. Согласно временному положению о местных органах культурно-национального самоуправления мусульман тюрко-татар ДВР, органами культурно-национального самоуправления тюрко-татар были определены тюрко-татарские национальные общества; общие собрания; советы обществ. По проекту общим собраниям принадлежали распорядительные права и высший контроль над исполнительными органами и культурно-национальными учреждениями. Советы являлись высшими местными исполнительными органами тюрко-татарского самоуправления4.

В каждом населенном пункте Дальневосточной республики были образованы общественные и политические национальные организации, призванные представлять интересы тюрко-татар в их стремлении к обретению собственной автономии – национальные управления, культурно-просветительские общества, мусульманские клубы. Тюрко-татары, как и представители других национальных меньшинств, должны были стать самостоятельными в решении национальных, культурных, религиозных, финансовых и других вопросов. Разработка и принятие по данным вопросам соответствующих положений и законопроектов подлежали исключению из ведения областных городских управлений и передачи в самостоятельные органы нации. Определялись правомочия тюрко-татарской нации в обложении налогами каждого его члена для удовлетворения национально-культурных, религиозных и других нужд. В пределах культурно-национальной автономии предполагалось использование тюрко-татарского языка в школах, судах и в быту. Тюрко-татарское население Дальневосточной республики наделялось правом открытия в населенных пунктах ремесленных школ, музеев, библиотек-читален, национальных школ 1, 2, 3 ступеней, и т. п. Учащимся в государственных школах предоставлялось право обучаться родному языку, литературе, истории и религии. Тюрко-татарская нация получала право принимать участие в делах управления страной, в том числе издании государственных законов, создании судов и т. д.5

Вместе с тем национальная политика в Дальневосточной республике отличалась противоречивостью и непоследовательностью. Несмотря на то, что она являлась формально независимым государством, руководство Дальбюро РКП(б) стремилось реализовать программные установки партийного руководства РСФСР. Проводимая с декабря 1921 г. новым руководством Миннацдела (коммунисты М. И. Амагаев, Н. А. Мер) национальная политика сопровождалась отсутствием финансовых средств, нехваткой квалифицированных кадров, нежеланием правительства своевременно решать возникавшие проблемы. Так, главной проблемой в работе тюрко-татарского отдела являлся сбор материалов о существующих тюрко-татарских организациях, о количестве тюрко-татар и др. При этом в отделе был закреплен единственный работник, что затрудняло решение текущих задач, требовалось привлечение специалистов из Татарской республики. Однако недостаток средств и бездействие правительства не дали этому осуществиться. По этой же причине не было организовано совещание дальневосточных тюрко-татарских общественных и политических организаций6.

После принятия 29 ноября 1922 г. Народным собранием ДВР решения о самороспуске и воссоединении с Советской Россией, национальная политика в Дальневосточной республике окончательно была приведена в соответствие с политикой советского руководства. Закон «Об автономии национальных меньшинств» не был принят. Отменена Конституция ДВР, расформировано Министерство по национальным делам, ликвидированы национальные отделы. Установление советской власти на территории бывшей Дальневосточной республики утвердило принципы территориального подхода к решению национального вопроса.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Нам И. В. Культурно-национальная автономия в истории России: документальная антология. Т. 2. Дальний Восток. 1921-1922. – Томск, 1998. – С. 108.
  2. Государственный архив Приморского края (ГА ПК), ф. Р-1468, оп. 1, д. 6, л. 185.
  3. Там же, л. 34.
  4. Там же, л. 185.
  5. Там же, д. 128, л. 25-25 об.
  6. Там же, д. 127, л. 1-2.

 

№ 1. Сведения о тюрко-татарском населении Дальневосточной республики по состоянию на 1921-1922 гг.

 

Наименование

населенного пункта

Наличие национальной

организации

Кол-во

тюрко-

татар, совершен

нолетние

(чел.)

Кол-во

тюрко-

татар, несовершен

нолетние

(чел.)

Всего

(чел.)

г. Чита

Приходский комитет

Школьная комиссия

Мусульманский клуб

700

200

900

г. Верхнеудинск

Национальное

управление

600-700

150-200

750-900

г. Троицкосавск

Национальное

управление

200-280

80-120

280-400

г. Маньчжурия

Национальное

управление

г. Харбин

Национальное

управление

700-800

300-400

1000-1200

г. Хайлар

70-90

30-40

100-130

г. Хабаровск

Тюрко-татарское общество

г. Благовещенск

г. Алексеевск-Суражевск

Тюрко-татарское общество

80-120

50-70

130-190

Станция Оловянная

50-80

30-40

80-120

Черновские копи

35-50

35-50

Село Ново-Кургатай

Национально-культ. орг-я

Приходский комитет

200

140

340

Станция Бада

40

40

80

Всего

 

2 640-3 010

1 055-1 300

3 695-4 310

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 126, л. 36.

 

№ 2. Сведения о количестве тюрко-татарского населения на территории Дальневосточной республики полосы отчуждения Китайско-Восточной железной дороги по состоянию на 1921-1922 гг.

 

Наименование

населенного пункта

Количество тюрко-татар (чел.)

Прибайкальская область

Верхнеудинск

900

Троицкосавск

550

Станция Бада

87

Забайкальская область

Чита

1 116

Черновские копи

87

Елизаветинское

162

Ново-Кургатай

350

Станция Оловянная

102

Сретенск

140

Нерчинск

200

Домна

65

Амурская область

Благовещенское татарское общество

450

Свободненское татарское общество

Суражевское татарское общество

Зейское татарское общество

Ново-уфимское татарское общество

Всего

4 209

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 126, л. 42.

 

№ 3. Из временного положения о местных органах культурно-национального самоуправления мусульман тюрко-татар Дальневосточной республики

1921 г.

Издано на основании статьи 27 Закона об автономии национальных меньшинств и сохраняет свою силу впредь до разработки и издания постоянного положения Учредительным Национальным собранием.

Общие положения.

  1. Все мусульмане тюрко-татары, проживающие на территории ДВР в местах поселения – городе, деревне, станции и т.д., без различия пола, достигшие совершеннолетия (18 лет) и не лишенные гражданских прав, образуют Национальное общество с выборными органами самоуправления.

Примечание: тюрко-татарами считаются все лица, записанные таковыми в метрических свидетельствах, посемейных списках, других гражданских актах.

  1. В тех населенных пунктах, где число мусульман тюрко-татар, имеющих избирательное право, менее 25 человек, самоуправленческие Национальные общества образоваться не могут. Население таких пунктов входит в состав ближайшего Национального общества.
  2. Местные органы Национального общества являются носителями прав публичных и частных, со всеми присвоенными последним правами и обязанностями.
  3. Местное Национальное общество вправе приобретать, продавать, закладывать, сдавать в аренду участки земли и строения, а также вступать через свои попечительские органы или уполномоченных последнему лиц, во всякого рода дозволенные законом заключения и сделки, заключать договора, совершать займы и всякого рода акты имущественного характера.
  4. В отношении взимания гербовых, почтово-телеграфных и других сборов, органы национального самоуправления тюрко-татар приравниваются к органам местного самоуправления.
  5. Для нужд Национального общества тюрко-татар, кроме средств, полученных от общегосударственных учреждений и местных органов самоуправления и доходов, полученных от предприятий, пожертвований и т.д., местные органы самоуправления тюрко-татар имеют право принудительного обложения своих членов, взимаемых на общем основании.
  6. Местное Национальное общество мусульман тюрко-татар предметами своей компетенции ведает самостоятельно, подчиняясь лишь общим законам и Министерству по национальным делам и имеет право издавать при условии не нарушения основного и других законов республики, постановления, имеющие общеобязательную силу для всех членов общества, наравне с государственными и местными законами и постановлениями.
  7. К предметам ведения Национального общества тюрко-татар относятся:

а) право представительства через свои исполнительные органы Национального общества перед государственными и общественными учреждениями республики; б) защита прав национального органа и нации в государственных и общественных учреждениях; в) ведение списков членов Национального общества, которые составляют часть национального кадастра; г) организация, ведение и развитие школьного образования, дошкольного и внешкольного воспитания членов местного Национального общества во всех его формах на началах, установленных законом; д) организация и развитие национальных учреждений искусства – театров, музеев и т.д., сбор и изучение памятников национальных культур и истории; е) развитие и распространение среди членов Национального общества прикладных знаний и профессионального технического оборудования; ж) обеспечение обслуживания соответствующих культурных нужд членов Национального общества в национальных, общегосударственных, воспитательных, образовательных, культурно-просветительных учреждениях; з) всемерное содействие поднятию общего уровня духовной и материальной культуры членов общества; и) обслуживание религиозных нужд тюрко-татарского населения, наблюдение и руководство за удовлетворением этих нужд; к) оказание социальной помощи тем или иным путем бессемейному тюрко-татарскому населению, презрение престарелых, детей, калек и т. д.; л) обложение членов общества на нужды последнего в соответствии с законом о культурно-национальной автономии; м) издание учебной, просветительской, художественной и научной литературы, периодической печати на национальном и другом языке; н) организация национальной статистики, статистических и научных обследований жизни, потребностей членов Национального общества, оказание юридической помощи тюрко-татарскому населению; о) регистрация и ведение (выполнения функций регистрационных камер) метрических записей о рождении, браков, разводов, смерти и других функций по установленной законом форме; п) разработка и осуществление мероприятий по поднятию общего благосостояния членов Национального общества; р) все прочие вопросы, относящиеся к развитию культурно-национальной жизни членов Национального общества.

9. Вся полнота власти по всем вопросам, входящим в круг ведения местного Национального общества, принадлежит Совету общества. Примечание: за исключением вопросов приобретения, продажи имущества, установления размера налогов.

10. Каждый гражданин, принадлежащий к тюрко-татарской народности, путем подачи письменного заявления в соответствующие органы национального самоуправления может быть включен в список членов общества и исключен из него.

11. Граждане тюрко-татарской народности, подавшие заявление о включении или исключении из состава общества, противоречащие требованиям, могут подать заявление не ранее чем через год. Примечание: Общее собрание членов общества тех или иных лиц указанный срок может сократить.

12. Списки членов местного Национального общества должны вывешиваться на видном месте для всеобщего обозрения.

13. Все члены Национального общества обязаны беспрекословно подчиняться, выполнять требования и постановления Общего собрания членов общества, а также и органов самоуправления.

14. Члены общества, не выполняющие тех или иных требований органов самоуправления, Общего собрания, привлекаются к выполнению принудительным порядком.

15. Члены местного общества тюрко-татар, действующие в ущерб интересам последнего, по постановлению органа самоуправления или Общего собрания членов исключаются из списка членов общества.

16. Члены Национального общества при переписи места жительства обязаны поставить в известность об этом местный орган национального самоуправления и получить соответствующую справку.

Общее собрание членов местного Национального общества.

17. Общее собрание членов Национального общества созывается: очередное один раз в три месяца, а чрезвычайное: а) по постановлению высшего органа национального самоуправления, принятым не менее чем половиной всего состава, б) по требованию контрольно-ревизионной комиссии, в) по письменному заявлению одной десятой членов общества.

18. Для законности Общего собрания, созываемого в первый раз, необходимо присутствие одной пятой всех членов общества. Вторичное Общее собрание считается законным при всяком наличном количестве членов общества.

19. Все вопросы на Общем собрании членов общества решаются простым большинством голосов.

20. Общее собрание членов местного Национального общества, заслушав доклад, отчет органов самоуправления, может соответствующими резолюциями сделать органам национального самоуправления необходимые указания, обязательные к выполнению.

21. Председателем Общего собрания членов не могут быть только члены Управления.

Совет Общества.

22. Местное общество мусульман тюрко-татар для управления своими делами, представительства и защиты интересов общества избирает орган общественной власти в лице Совета общества.

23. Совет общества имеет право созыва совещаний, конференций, съездов с другими местными органами самоуправления и разными общественными учреждениями по вопросам, входящим в компетенцию местных органов, а также в этих целях образованных союзов и т. д.

24. Совет общества мусульман тюрко-татар избирается сроком на один год, всеобщим, прямым, тайным, равным голосованием с применением принципа пропорционального представительства и объявлением кандидатских списков.

25. В пунктах, населенных тюрко-татарами, где невозможно проведение выборов в Совет общества по спискам, допустимы персональные выборы (всеобщим, прямым, тайным, равным голосованием) с разрешения центрального национального органа, если такового нет, то Министерства по национальным делам.

26. В местные Советы общества тюрко-татары избираются: в пунктах, где число тюрко-татар, имеющих избирательное право не менее 25 человек – 5 человек, от 25 до 100 человек – 7, свыше 100 до 500 на каждые 50 членов общества один, а свыше пятисот на каждые сто один.

27. Совет общества из своей среды избирает Президиум в составе председателя, помощника товарища председателя, секретаря и казначея.

28. Секретарь Совета общества тюрко-татар ведет протоколы заседания Совета, Управления, а также заведует делопроизводством общества.

29. Президиум Совета общества является в тоже время и Национальным управлением. Примечание 1. Членами управления являются также и председатели комиссий. Примечание 2. Председателем управления может быть и не председатель Президиума Совета.

30. Советы обществ тюрко-татар, состав которых менее 9 человек (членов), Управление и комиссии не избирают, а выполняют функцию последних сами.

31. Национальное управление тюрко-татар в своей деятельности руководствуется директивами Совета общества.

32. Национальное управление заведует делами хозяйства общества, согласно постановлениям Совета, ведет текущие дела хозяйства, изыскивает меры к его улучшению, собирает нужные материалы и сведения, исполняет определения, составляет сметы общества, взымает сборы и налоги, производит расходы согласно постановлениям Совета, отвечает на суде по делам общества.

33. Все делопроизводство общества концентрируется в канцелярии Управления. Примечание: канцелярия Управления выполняет также работу регистрационных камер. […]

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 6, л. 181-184.

 

№ 4. Из отчета о деятельности тюрко-татарского отдела Министерства по национальным делам за период

С 20 июля по 20 сентября 1921 г.

Тюрко-татарский отдел Министерства по национальным делам приступил к работе с 20 июля со дня назначения Р. Х. Тюменева заведующим. До этого отдел функционировал при сотрудничестве гражданина Камала. О сделанном в отделе за время деятельности нечего было сообщить, так как в деле ничего не нашел кроме программы открывающихся «Педагогических двухмесячных курсов порезервов по подготовке мусульман в НРА». Не имея в своем распоряжении материалов о тюрко-татарских организациях республики, не было возможности установить между ними и отделом связи, принято решение командировать от Миннацдела на места с тюрко-татарским населением специальных инструкторов в целях ознакомления тюрко-татар с Миннацделом, его отделами и задачами, для сбора материала о существующих тюрко-татарских организациях, о количестве тюрко-татар и др. Но недостаток средств и неимение возможности пригласить работников не дали этому осуществиться. Переведены с русского на тюрко-татарский язык и разосланы по всему Дальнему Востоку, где проживают тюрко-татары, обращения министра ко всем нерусским национальностям и тюрко-татарскому населению Приморья и полосы отчуждения КВЖД. По мере получения от Министерства юстиции сведений о заключенных в Читинской областной тюрьме тюрко-татарах, после рассмотрения этих сведений отдел устанавливал отношения с соответствующими ведомствами относительно арестованных и содержащихся в тюрьме без предъявления обвинений, долго-сидящих без разбирательства дела и т. д.

В целях скорейшего осуществления культурно-национальной автономии тюрко-татар ДВР, ввиду технической невозможности в течение короткого времени созвать общий съезд (или национальное собрание) было решено созвать в городе Чите к 15 сентября совещание представителей общественных и политических организаций тюрко-татар ДВР. На места уже были посланы приглашения, но за неразрешенностью до сих пор в Совете министров вопроса об отпуске правительством средств, необходимых на расходы, связанные с созывом совещания, последнее отложено до середины октября, нет уверенности, что оно будет еще отсрочено.

Совместно с заведующим еврейского отдела гр. Матусом поднят [...] вопрос о вероучении в национальных школах, создавшийся в связи с тем, что как выяснилось, содержание национальных школ на предстоящий учебный год почти целиком ляжет на плечи самих тюрко-татар и еврейского населения, требующих в громадном большинстве допущения в свои школы преподавания религии, в противном случае школы могут остаться без средств, следовательно закрытыми.

Вследствие почти полного отсутствия во всех тюрко-татарских школах учебников и учебных пособий нужно было командировать за последними в Казань от Миннацотдела представителя, но отсутствие средств похоронило осуществление этой нужды.

Приближаются дни созыва совещания представителей дальневосточных тюрко-татарских общественных и политических организаций, но необходимые проекты по вопросам, намеченным в программе, не сделаны и не делаются. Причина – в отделе только один человек, постоянно занятый повседневной текущей работой, а от приглашенных из Совроссии граждан Ахтямовых ответа нет. Можно было бы пригласить работников из полосы отчуждения, но из-за недостатка средств возможности нет. Тюрко-татарским отделом сделано очень мало, и нет уверенности в том, что положение улучшится в будущем – недостаток средств и работников.

Заведующий Р. Х. Тюменев (подпись).

ГА ПК, ф. Р-1468, оп. 1, д. 127, л. 1-2.

 

 

Сведения об авторе:

Алёкминская Гульнара Михайловна, кандидат исторических наук, доцент Департамента социальных и психологических наук Дальневосточного федерального университета, е-mail: gulya_alekminskaya@mail.ru.

 

About the author:

Gulnara M. Alekminskaya, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor of Department of social and psychological sciences at Far Eastern Federal University, е-mail: gulya_alekminskaya@mail.ru.

 

В редакцию статья поступила 04.10.2017 г., опубликована:

Алёкминская Г. М. К вопросу о создании культурно-национальной автономии мусульман тюрко-татар в Дальневосточной республике: 1921-1922 гг. // Гасырлар авазы – Эхо веков. ‒ 2017. ‒ № 3/4. ‒ С. 112-121.

 

Submitted on 04.10.2017, published:

Alekminskaya G. M. K voprosu o sozdanii kulturno-natsionalnoy avtonomii musulman tyurko-tatar v Dalnevostochnoy respublike: 1921-1922 gg. [Revisiting the creation of the cultural-national autonomy of Turko-Tatar Muslims in the Far Eastern Republic: 1921-1922. In Russ.]. IN: Gasyrlar avazy ‒ Eho vekov, 2017, no. 3/4, pp. 112-121.

OTHER ARTICLES
Тема строительства Казанского обвода долгие годы в силу особой значимости объекта и секретности документов не была предметом специального исторического исследования.
Вторжение гитлеровской Германии, начавшееся в июне 1941 г., потребовало от высшего политического и военного руководства СССР
Тема строительства оборонительных рубежей, участие в этой работе жителей тыловых регионов СССР мало изучена как в отечественной, так и в региональной историографии. Некоторые сюжет
Первое упоминание о Тетюшах в «Разрядных книгах» относится к 1571 г. Крепость была построена на правом берегу реки Волги как сторожевой пограничный пункт на территории «Дикого поля
Известный просветитель Исмаил Гаспринский (1851-1914) был патриотом России и тюркских народов страны. Эти черты позволяли ему публично выражать свое мнение и ратовать за лучшую жи
В статье рассматривается влияние революционных событий 1917 г. на жизнь уездного города Чистополя с целью выявления особенностей и характерных черт.