Р. О. Абилова. Уильям Крафт Брумфилд в Казани: 1985-2003 гг.

В статье рассматривается источниковый потенциал фотодокументов в изучении истории ТАССР. Вводятся в научный оборот фотографии, сделанные американским историком архитектуры и фотографом, профессором Тулейнского университета Уильямом К. Брумфилдом в Казани в 1985 г. За время визита Брумфилд успел сделать 156 цветных и 120 черно-белых фотографий. В настоящее время черно-белые негативы и отпечатки хранятся в Национальной галерее искусства в Вашингтоне, цветные – у Брумфилда. Значительная часть фотографий посвящена храмовой и гражданской архитектуре Казани. Оцифрованные цветные изображения доступны на сайте «Cultinfo.ru». Была проведена большая работа по атрибуции фотографий: практически все сфотографированные объекты архитектуры сопровождаются развернутой информацией – адрес, владелец в дореволюционный период, современное состояние; в некоторых случаях – дата постройки, архитектор, известные жители. Также в статье публикуются воспоминания Брумфилда о поездках в Казань в 1985 и 2003 г.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
07.12.2020
Purchase an electronic version:
0 rub
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 4 2020
Ознакомительная часть статьи

Празднование 100-летия образования Татарской АССР способствует презентации истории республики в разных формах: научно-популярных публикаций, издания документальных источников, выставок, специальных медиапроектов и др.1 Важное место в их реализации занимает фотография, которая используется не только как иллюстративный материал, но и как исторический источник. Кураторы и редакторы подобных проектов чаще всего обращаются к коллекциям российских архивов, музеев, библиотек и частным собраниям. Большое значение для этих проектов имеют работы участников фотогруппы «Тасма»2, которые создавали фотолетопись жизни республики, начиная с 1970-х гг. В меньшей степени задействованы фотографии зарубежных коллекций. Во многом это связано с трудностями их выявления, доступа и права на публикацию. Тем не менее, фотографии, сделанные иностранцами в ТАССР, обладают большой источниковой ценностью в изучении истории нашего региона. Несмотря на то что долгое время Казань не значилась в официальных маршрутах для посещения иностранными туристами3, в зарубежных коллекциях хранятся тысячи фотографий их визитов4. Значимость зарубежных фотоколлекций увеличивается рядом обстоятельств. В первой половине ХХ в. фототехника была дорогостоящим и дефицитным товаром для советских граждан, а иностранцы в это время имели возможность путешествовать по СССР с фотокамерами и запасом пленок. Во второй половине ХХ в., когда черно-белая фотография получила распространение среди советского населения, иностранные визитеры уже начали использовать цветную пленку. Таким образом, зарубежные коллекции могут существенно расширить источниковую базу в изучении истории нашей республики. В данной публикации вводятся в научный оборот фотографии американского историка архитектуры и фотографа, профессора Тулейнского университета Уильяма Крафта Брумфилда5, сделанные во время первого визита в Казань в 1985 г. Фотографии сопровождаются его воспоминаниями о поездках в 1985 и 2003 гг.6

Поводом для первого визита в Казань стало участие Брумфилда в качестве лектора в круизе по Волге, организованном для выпускников университетов США. Поездка выполняла социальную и образовательную функции, и Брумфилд был приглашен выступить с лекциями о русской культуре и истории для своих соотечественников. Он прилетел в Казань утром 9 июля, а на следующий день отправился в круиз вниз по Волге на трехпалубном теплоходе «Феликс Дзержинский». За полтора дня Брумфилд успел сделать 156 цветных и 120 черно-белых фотографий. Значительная часть изображений посвящена храмовой и гражданской архитектуре Казани. Съемка проходила на два фотоаппарата Nikon FE (с использованием объективов 50mm, 200mm и 28mm PC Nikkor) и на разные типы пленок компании «Кодак» – черно-белую негативную и цветную слайдовую («Kodachrome» и, преимущественно, «Ektachrome»). Подобный подход к съемке был обусловлен дальнейшим предназначением фотоснимков. В этот период началось долгосрочное сотрудничество Брумфилда с Национальной галереей искусства в Вашингтоне, заинтересованной в пополнении своей коллекции его работами. Согласно действующим на тот период принципам комплектования, галерея принимала на хранение только черно-белые негативы. Это объясняет дублирование снимаемых объектов Брумфилдом двумя фотокамерами: черно-белые изображения делались для галереи, цветные – для личного архива. По завершении поездки черно-белые негативы и отпечатки перешли на хранение в Национальную галерею искусства, а цветные слайды остались у Брумфилда7.

В настоящее время оцифрованные цветные фотоизображения Казани доступны на русскоязычном сайте «Cultinfo», где представлен отдельный раздел «Документальная фотография из коллекции Уильяма Брумфилда»8. В начале 2000‑х гг. на нем было размещено большинство фотографий, сделанных во время визитов в 1985, 2003 и 2004 гг.9 Они тематически поделены на три части – виды, церковная архитектура, гражданская архитектура, которые, в свою очередь, упорядочены в алфавитном порядке. Названия фотографий отражают место съемки, номер ролика пленки и номер кадра на пленке. В сопроводительных подписях указана точная дата съемки – день, месяц и год. Благодаря этим данным можно восстановить последовательность съемки и маршрут передвижения Брумфилда по Казани. Важно отметить, что разработчики сайта и сам автор фотографий проделали большую работу по систематизации и атрибуции материала. Практически все сфотографированные объекты архитектуры сопровождаются развернутой информацией: адрес, владелец в дореволюционный период, современное состояние; в некоторых случаях – дата постройки, архитектор, известные жители.

Эти фотографии позволяют увидеть трансформацию города за прошедшие 35 лет. На них запечатлены здания, которые позднее были перестроены, реконструированы или разрушены. Например, сфотографированные дома на ул. Баумана под номерами 20, 22, 24, 26 были снесены, а четырехэтажное здание Национального музея РТ лишилось двух верхних этажей в результате пожара в 1987 г. На территории Казанского Кремля Брумфилд сделал серию снимков реконструкции Благовещенского собора, в том числе несколько фотографий с нетипичного ракурса – со стороны Консисторской башни во дворе Присутственных мест.

Фотографии зафиксировали транспортную инфраструктуру центральных улиц: разнообразие городских средств передвижения, остановочные площадки, дорожное покрытие. Например, на них можно увидеть оживленное движение личного и общественного транспорта по улице Баумана, которая спустя год стала пешеходной зоной. По некоторым фотоснимкам даже можно определить номера автобусных и троллейбусных маршрутов, которые проходили по этой улице. Они также демонстрируют ее функциональную структуру: наличие таксофонов, торговых киосков, аптек, магазинов хозяйственных товаров, предприятий бытового обслуживания населения и т. д. Ценность фотографий Брумфилда заключается еще и в том, что они отражают цветовую грамму городской среды: цвет фасадов зданий, вывесок, транспорта и др. На них также можно рассмотреть оформление города советской символикой – красными флагами с серпом и молотом, стенгазетами, плакатами.

Несмотря на то, что основным объектом фотосъемки Брумфилда являлась архитектура, фотографии показывают его интерес и к жителям Казани. Об этом свидетельствуют серии снимков молодоженов на ул. М. Джалиля и детей на территории Кремля. В отдельных случаях городская жизнь вмешивалась в его кадры, внося коррективы: пока Брумфилд пытался найти наиболее удачный ракурс для съемки Никольского кафедрального собора со стороны ул. Профсоюзной, в его объектив попала лошадь с телегой, загруженной свежим сеном. В результате он запечатлел сцену, которую невозможно увидеть в центре города в наши дни.

Таким образом, фотоколлекция Брумфилда представляет собой большой источниковый потенциал для исследователей. Значительная часть работы по атрибуции фотографий уже была проведена, и, следовательно, они готовы к дальнейшему осмыслению.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. 100-летие образования Татарской АССР: Сборник документов и материалов: в 3 т., т. 1 / Авт.-сост. З. С. Миннуллин, науч. ред. Р. Р. Фахрутдинов, Р. Р. Хайрутдинов. – Казань: Заман, 2017. – 520 с.; 100-летие образования Татарской АССР. Сборник документов и материалов: в 3 т., т. 2. / Авт.-сост. З.  С. Миннуллин, Р.  Г. Шарафеева; науч. ред. Р.  Р. Фахрутдинов, Р.  Р. Хайрутдинов. – Казань: Заман, 2019. – 384 с.; Татарская АССР: История создания (1917 - 1920 гг.) / Авт.-сост. З.  С.  Миннуллин, науч. ред. Р.  Р.  Фахрутдинов, Р.  Р.  Хайрутдинов. – Казань: Заман, 2017. – 208 с.; Татарская АССР: История развития (1920-1990 гг.) / Сост. А. Г. Галлямова, С. Н. Горохов, А. Ш. Кабирова, М. И. Левина, И. И. Ханипова, И. Ф. Шафиков. – Казань: Изд-во «Заман», 2019. – 208 с.; Татарстану – 100 лет: иллюстрированные энциклопедические очерки. – Казань: Институт татарской энциклопедии и регионоведения АН РТ, 2019. – 600 с.; Цвети, священная земля моя! / Авт. Р. В. Шайдуллин и др. – Казань: Издательство «Заман», 2020. – 408 с.; и др.

2. Тасма. Казанская фотогруппа. – Казань, 2014. – 144 с.

3. О пребывания иностранных туристов в Советском Союзе см.: Багдасарян В. Э., Орлов И. Б. Советское зазеркалье: иностранный туризм в СССР в 1930-1980-е годы. – М.: Форум, 2007. – 255 с.; Дэвид-Фокс М. Витрины великого эксперимента: культурная дипломатия Советского Союза и его западные гости, 1921-1941 годы. – М.: Новое литературное обозрение, 2015. – 561 с.; Он же. Пересекая границы: модерность, идеология и культура в России и Советском Союзе. – М.: Новое литературное обозрение, 2020 г. – 464 с.; Голубев А. В. «...Взгляд на землю обетованную»: из истории советской культурной дипломатии, 1920-1930-х гг. – М.: Ин-т рос. истории РАН, 2004. – 272 с.; Куликова Г. Б. Новый мир глазами старого. Советская Россия 1920-1930-х годов глазами западных интеллектуалов: очерки документированной истории. – М.: Институт российской истории РАН, 2013. – 368 с.; Орлов И. Б., Попов А. Д. Сквозь «железный занавес». Sее USSR!: иностранные туристы и призрак потемкинских деревень. – М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2018. – 488 с.; и др.

4. О фотографиях Казани, сделанных иностранцами см.: Абилова Р. О., Крашенинникова Т. П. Казанские адреса Франка Уитсона Феттера // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2019. – № 1. – С. 58-76; Крашенинникова Т. П., Абилова Р. О. Франк Уитсон Феттер: «Мне очень повезло, что я добрался и живу в Казани» (1930 г.). // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2015. – № 3/4. – С. 66-93; Images of Russian and Caucasus Region 1929-1933 from the William Osgood Field Collections. [On-line]. Available at: http://digital.library.wisc.edu/1711.dl/wiarchives.uw-agsl-agslmss0010; Отдел кадров. Казань середины 1980-х глазами Томаса Фишера. Электронный ресурс. Режим доступа: https://inde.io/article/31156-otdel-kadrov-kazan-serediny-1980-h-glazami-tomasa-fishera; и др.

5. Уильям Крафт Брумфилд (1944 г.р.) – американский профессор славистики в Тулейнском университете, историк русской архитектуры, фотограф, член Российской академии архитектуры и строительных наук, почетный член Российской академии художеств, обладатель стипендии Гуггенхайма, лауреат премии Фонда имени академика Д. С. Лихачева, кавалер «Ордена Дружбы». Автор многочисленных монографий и альбомов о российской архитектуре: Gold in Azure: One Thousand Years of Russian Architecture. – Boston, Mass.: D. R. Godine, 1983. – 429 p.; Lost Russia: photographing the ruins of Russian architecture. – Durham: Duke University Press, 1995. – 132 p.; Architecture at the end of the earth: photographing the Russian North. – Durham: Duke University Press, 2015. – 245 p.; Journeys through the Russian Empire. The Photographic Legacy of Sergey Prokudin-Gorsky. – Durham: Duke University Press, 2020. – 528 p.; и др.

6. Авторизованный перевод воспоминаний с английского языка выполнен Р. О. Абиловой.

7. В ближайшее время планируется передача цветных слайдов в Национальную галерею искусства в Вашингтоне. Их сканы поступили в коллекцию галереи еще в начале 2000-х гг.

8. Этот сайт посвящен культуре в Вологодской области. Брумфилда связывает многолетнее плодотворное сотрудничество с этим регионом. С 2005 г. в издательстве «Три квадрата» выходит специальная серия книг под его авторством об исторических городах Вологодской области. На упомянутый сайт одними из первых были загружены фотографии, сделанные в Татарстане, так как они были оцифрованы раньше других изображений (см.: Электронный ресурс. Режим доступа: http://cultinfo.ru/brumfield/photoarchive/tatarstan/index.htm#660).

9. В 2004 г. Брумфилд совершил три поездки в Татарстан и посетил районы республики.

Воспоминания У. К. Брумфилда
о фотографической работе в Татарстане: 1985-2003 гг.

За пятьдесят лет работы в России мне особенно запомнился 1985 год, когда Национальная галерея искусства в Вашингтоне начала пополнять свой фотографический архив моими фотографиями. 1985 год был также годом, когда Библиотека Конгресса пригласила меня организовать их первую выставку цветных фотографий Сергея Прокудина-Горского1. И это был год, когда большая часть огромного пространства России начала открываться для посетителей из западных стран. 1985 год был годом моей первой поездки по Волге и годом первого визита в Казань – чудесный город, который раньше мне казался таким далеким.

Но это было не первое мое путешествие в Россию. У меня уже был большой опыт работы в качестве исследователя и фотографа в России. Этот путь начался летом 1970 г., когда я совершил первую поездку в Советский Союз в качестве участника обменной программы преподавателями языков между США и СССР. Будучи аспирантом факультета славянских языков и литературы Калифорнийского университета в Беркли, я плохо разбирался в фотографии или России как физическом пространстве. Поэтому с некоторым волнением и беспокойством я купил свою первую маленькую камеру (универсальную Konica C35 с объективом 38 мм) вместе с несколькими роликами пленки «Kodachrome» и отправился в большое приключение. Фотографические результаты поездки поразили меня как своим качеством, так и содержанием. Тогда я понял, какой огромный потенциал может иметь фотоаппарат для моего понимания и интерпретации России.

Я вернулся в Советский Союз в сентябре 1971 г. для работы над диссертационным исследованием о русской литературе и истории в Ленинградском государственном университете. Вооружившись надежной камерой Konica и большим количеством роликов цветной пленки, я сделал более тысячи фотографий за последующие девять месяцев. После получения докторской степени (PhD) осенью 1973 г., я преподавал на факультете славянских языков Гарвардского университета, где были организованы первые выставки моих черно-белых и цветных фотографий. В конце 1970-х гг. я заключил контракт на книгу о русской архитектуре с бостонским издательством «David R. Godine». Книгу нужно было проиллюстрировать моими фотографиями, а для этого мне необходимо было вернуться в Россию для завершения фотосъемки. Преодолевая множество трудностей, я смог сделать фотографии для книги уже будучи директором американской учебной программы «American Council of Teachers of Russian»2 в Москве с сентября 1979 г. по май 1980 г. Пользуясь каждой возможностью, я путешествовал со студентами, благодаря чему я пополнил свою коллекцию еще на шесть тысяч фотографий, включая сотни изображений на среднеформатной пленке. Около половины фотографий представляли собой черно-белые изображения, сделанные для документальных целей. Это был трудный, но продуктивный период.

Вернувшись в Кембридж (штат Массачусетс) летом 1980 года, я целый год писал книгу, несмотря на сокращение моей должности на факультете славянских языков в Гарварде. Это было очень сложное время, но меня вдохновляла работа с фотографиями. Летом 1981 г. я случайно нашел должность преподавателя в моей альма-матер, Тулейнском университете в Новом Орлеане. Еще два напряженных года потребовалось для верстки и финансирования этого первого всеобъемлющего обзора русской архитектуры на английском языке. Когда осенью 1983 г. наконец-то вышла богато иллюстрированная книга «Gold in Azure: One Thousand Years of Russian Architecture»3, я испытал огромное облегчение и удовлетворение от того, что моя идея воплотилась.

Как только книга была опубликована, я вернулся в Россию в качестве старшего научного сотрудника, чтобы работать с такими специалистами, как Алексей Комеч4 из Государственного института истории искусств, и заниматься более подробной фотографической документацией. В это время появлялись идеи новых проектов, но до выхода следующей книги прошло еще семь лет. Россия меня не разочаровала. Несмотря на сложные политические обстоятельства 1984 г., я продолжал фотографировать. Я заметил по телевизору выступления молодого и энергичного политика, который красноречиво и убедительно выступал, в отличие от других членов Политбюро, которые казались кандидатами на замену больному Константину Черненко. Сначала я мало понимал, насколько принципиально «новое мышление» Михаила Горбачева повлияет на мою работу в России, но это произошло. К моему удивлению и радости, весной 1985 г. меня выбрали для участия в качестве лектора в одном из первых круизов по Волге, спонсируемых США. Речной круиз из Казани в Ростов-на-Дону проходил с 9 по 18 июля, а весь маршрут включал Ленинград и Москву и длился с 5 по 21 июля.

По возвращении в Новый Орлеан у меня был всего месяц, чтобы проявить множество новых пленок и подготовиться к переезду. Фотографический архив Национальной галереи искусства начал собирать мои работы в марте 1985 года, и, по совпадению, я согласился на должность приглашенного преподавателя в Университете Вирджинии на 1985-86 учебный год. Это позволяло мне ездить на поезде дальнего следования, известном как «Southern Crescent»5 (он отправлялся из Нового Орлеана), из Шарлоттсвилля, в двух с половиной часах пути, в Вашингтон. Раз в неделю (обычно по вторникам) я вставал очень рано и шел на станцию, чтобы около 6:00 сесть на поезд и приехать в Вашингтон около 8:30. От грандиозного вокзала «Юнион» я совершал короткую прогулку к великолепному новому восточному крылу Национальной галереи искусства, в котором находились библиотека и фотоархив. Иногда мне удавалось побывать в Библиотеке Конгресса, где я познакомился с собранием Прокудина-Горского.

Несмотря на активную работу, поездка по Волге оставалась у меня в памяти, и я начал систематизировать свои мысли о путешествии в виде эссе. Статья под названием «Mother Volga» была опубликована в осеннем выпуске журнала «Tulanian» (официальный журнал Тулейнского университета) 1986 г. Подготавливая эти воспоминания, я снова открыл этот выпуск, и решил рассказать о своих первых впечатлениях о Казани для нового поколения читателей. Я написал следующее:

«Сегодня Волга принадлежит туристам и торговле. Она была приручена и умиротворена серией плотин, но остатки ее яркого и бурного прошлого сохранились – особенно в Казани, где начинается наше путешествие.

Казань издавна имела репутацию оживленного речного города, процветавшего в XIX веке как перекресток торговых путей из Сибири, Азии и Центральной России. Он сохраняет большую часть этого разнообразия и цвета, в значительной степени из-за этнического состава населения. Как столица Татарской Автономной Республики, город одновременно является европейским и азиатским. Сами татары представляют собой смесь этнических групп, включая волжских булгар, русских, финно-угорских племен и группу татар, связанную с монгольскими нашествиями.

Кажется, Казань и ее окрестности – один из немногих регионов Советского Союза, который функционирует как этнический плавильный котел. Большая часть неславянского населения страны является наследием экспансии Российской империи в XVIII-XIX веках, и Советы умело защищали форму культурной, если не политической, автономии, которая сохранила этнические различия в Центральной Азии, Кавказе и не только. В некоторых случаях наплыв русских создавал напряженность, но казанские татары были связаны с Москвой на протяжении стольких столетий, что между русскими и нерусскими нет заметного барьера. Результат – необычный пример культурной самобытности, сохраненной в условиях практически полной интеграции.

Старый город Казани с Кремлем (крепостью) XVII века практически не пострадал, несмотря на послевоенное обновление города, которое нанесло ущерб многим историческим российским городам. Большинство из миллиона и более жителей Казани живут в современных жилых домах в новых районах города, но вы все еще можете увидеть церковь, где в молодости пел великий бас Шаляпин, а также величественные неоклассические здания Казанского университета, одного из российских старейших (1804 г.) и самого престижного. Среди его выпускников и преподавателей – Лев Толстой (который отчислился после нескольких лет бессистемных усилий), Николай Лобачевский (один из основоположников неевклидовой геометрии) и Ленин. Казань также была городом огромного богатства, и особняки недавно богатых людей демонстрируют все мыслимые экстравагантности, которые можно было купить на рубеже веков»6.

Прочтение слов, написанных 35 лет назад, производит любопытное впечатление. Многое изменилось в мире, и особенно в России. Однако я думаю, что в целом мое восприятие выдержало проверку временем. Есть несколько моментов, которые я бы изменил, например, фразу «Старый город Казани... несмотря на послевоенное обновление городов, которое нанесло ущерб многим историческим российским городам, он практически не пострадал». Моя работа в 2004 году показала, что Казань присоединилась к другим российским городам, и что многие здания XIX века больше не считались достойными сохранения. Тем ценнее фотографии, которые я сделал в 1985 году. Вернемся в тот яркий летний день и попробуем воссоздать мое первое знакомство с Казанью.

Мы прилетели из Ленинграда поздним утром 9 июля и сразу разместились на круизном теплоходе «Феликс Дзержинский» (в этом есть некая ирония для группы западных туристов). Затем мы пообедали в ярко оформленном ресторане на улице Баумана. После обеда наши советские гиды организовали для группы мероприятия, а я в это время смог самостоятельно осмотреть центр города. По порядковым номерам моих фотографий видно, что я гулял в районе улиц Чернышевского и Баумана. Я помню, что особенно восхищался Покровской церковью с ее яркими куполами и колокольней. Я также сфотографировал здания светской архитектуры, такие как неоклассический дом Щетинкина, грандиозное сооружение Смоленцева и другие образцы эклектичной архитектуры в районе улицы Баумана. Меня, как исследователя архитектуры, заинтересовали советские здания, например, Дом печати. Конечно, я не мог пропустить краснокирпичную колокольню Богоявленской церкви, которая занимает доминирующее положение на улице. Самыми интересными с исторической точки зрения постройками были Петропавловский собор и его колокольня, построенные в стиле барокко во времена правления Петра Великого. Один из местных гидов (к сожалению, я не помню его имени) увидел мой интерес к истории русской архитектуры. Он помог мне сориентироваться в городе и посоветовал в конце дня сфотографировать несколько традиционных домов в старом татарском квартале. Этот день закончился фотосъемкой в районе улицы Татарстан. Добавлю, что наша группа посетила в этот вечер постановку татарской оперетты, возможно, в Театре оперы и балета.

Следующий день я провел с группой, фотографируя осмотр Кремля (включая башню Сююмбике) и территорию вокруг Казанского университета. Затем была организована экскурсия в особняк Юшковой начала ХХ века. Там я сфотографировал интерьер, в том числе замечательные японские витражи из Парижа. Днем на круизном теплоходе мы отправились из Казани в Ульяновск (бывший Симбирск), который был следующей остановкой нашего путешествия по Волге.

Несмотря на краткосрочность моего визита в Казань, я смог сделать хорошие фотографии, которые позднее включил в свою книгу «A History of Russian Architecture»7, впервые опубликованную издательством «Cambridge University Press» в 1993 году. Эти фотографии значительно расширили охват моей книги. 156 цветных фотографий Казани также были размещены на сайте, созданном для моей работы департаментом культуры Вологодской области. Теперь они доступны для широкой аудитории8.

Мой второй визит в Казань состоялся лишь 18 лет спустя. В течение этого промежутка времени я был занят изучением и фотографированием центральной и северной частей России, которые я начал систематически исследовать в начале 1990-х годов. Одним из первых значимых результатов моей работы на севере стала большая персональная выставка фотографий, организованная Давидом Саркисяном9 в Музее архитектуры имени А. В. Щусева в Москве. Открытая в начале сентября 2001 г. красивым каталогом, выставка занимала несколько залов на втором этаже музея. Одним из важнейших итогов этой выставки стало мое избрание в мае 2002 г. иностранным членом Российской академии архитектуры и строительных наук. Оказанная российскими коллегами честь вернула меня в Казань в мае 2003 г. на ежегодную конференцию академии (она проводится каждый год в другом городе).

Мы прибыли в Казань поездом из Москвы утром 28 мая и поселились в гостинице «Татарстан», удобно расположенной в центре города. В этот раз мои первые фотографии зафиксировали производящий сильное впечатление краснокирпичный фасад железнодорожной станции, относительно хорошо сохранившийся и ярко освещенный лучами утреннего солнца. После регистрации на съезд и встреч с коллегами я начал исследовать исторический центр Казани, который видел много лет назад. Моими первоочередными целями были улица Баумана и Кремль, в котором появилось новое крупное строение – мечеть Кул Шариф (в то время находившаяся в процессе стройки). В течение следующих четырех дней я сделал сотни фотографий на цветную и черно-белую 35 мм пленки. Вскоре все эти материалы перейдут в коллекцию Уильяма Брумфилда в Национальной галерее искусства10. Я ходил с фотоаппаратом по улицам Горького, Жуковского, Тукая, Волкова, Лесгафта и Айвазовского (последние улицы были особенно богаты деревянными домами). Заметным изменением стало количество мечетей, построенных после 1991 г. Фотографии новых и дореволюционных мечетей стали важным дополнением к моему архиву.

Рассматривая сотни фотоизображений сейчас – все они были каталогизированы, идентифицированы и вошли в мою коллекцию в Национальной галерее, – я поражаюсь продуктивности этой поездки. Конечно, пока я фотографировал на улице, российские коллеги посещали встречи и дискуссии на конференции. Я тоже присутствовал на конференции (особенно, когда был фуршет) и также посетил Национальную библиотеку Татарстана, которой я подарил некоторые из своих публикаций. Приоритетом в этой поездке для меня стала фотографическая документация, особенно после такого длительного отсутствия в Казани. В этой работе мне помогли татарстанские коллеги (например, Альфред Сулейманов11). Без их помощи я бы не смог так эффективно провести время и сориентироваться в городе.

Конференция завершилась речной экскурсией на остров Свияжск с его богатой дореволюционной архитектурой. Нас сопровождал президент Академии архитектуры и строительных наук Александр Кудрявцев12, который провел роскошный банкет на борту круизного теплохода. Одним из самых запоминающихся моментов во время речной прогулки был вид на высокий правый берег Волги и уединенный монастырь Святого Макария, который я смог сфотографировать с помощью телеобъектива. Прибыв в Свияжск в яркий солнечный день, мы поднялись по крутому склону, и я начал фотографировать. В Успенском и Иоанно-Предтеченском монастырях все еще продолжались столь необходимые реставрационные работы. Примерно через два часа экскурсий на острове группа вернулась в Казань, а затем вечерним поездом отправилась в Москву.

После обработки и идентификации сотен новых изображений из этого замечательного визита в Казань я начал включать их в свои публичные лекции. 27 и 28 марта 2004 г. я прочитал две лекции под названием «На восток в Казань» в зале Грэйс Райни Роджерс в Метрополитен-музее в Нью-Йорке. Этот элегантно оформленный зал, рассчитанный примерно на 700 мест, был одним из лучших мест для лекций и камерной музыки в Нью-Йорке, с мощным проектором и большим экраном, идеально подходящим для художественных презентаций. Лекции были частью программы, проводимой каждый сезон для членов Метрополитен-музея. Во время выступлений я говорил о культурном наследии Татарстана и его многочисленных связях с российской историей и культурой.

В следующем месяце (24 апреля) я прочитал курс из четырех лекций о татарах и Татарстане в рамках образовательной программы Смитсоновского института в Вашингтоне. Как и в Нью-Йорке, лекции сопровождались демонстрацией моих цветных фотографий Казани и Свияжска. Я думаю, что ни один американец в то время не давал более заметных публичных презентаций о татарах. К счастью, мои усилия вскоре принесли прямую пользу для дальнейшей работы в Татарстане. Среди тех, кто присутствовал на моих лекциях в Смитсоновском институте, был Линар Латыпов13, представитель Республики Татарстан в США (сотрудник Торгового представительства Российской Федерации в Вашингтоне). После моих лекций Латыпов предложил помочь организовать ответный визит в Татарстан, чтобы получить более широкое представление о богатом культурном наследии республики. В ходе нашей переписки мы смогли наладить контакты на высшем административном уровне в Казани, и в конце следующего месяца я вернулся в Россию на летнюю работу в Татарстане. Это путешествие станет темой следующей статьи о моем исследовании, посвященном истории архитектуры Татарстана.

Из личного архива Уильяма Брумфилда.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Сергей Михайлович Прокудин-Горский (1863-1944) – известный российский изобретатель, фотограф, пионер цветной фотографии в Российской империи. Коллекция его фотографий хранится в Библиотеке Конгресса США (см.: Prokudin-Gorskii Collectio. [On-line]. Available at: https://www.loc.gov/collections/prokudin-gorskii/about-this-collection/).

2. «Американский совет преподавателей русского языка и литературы» – профессиональная организация, созданная в 1974 г. Ее деятельность направлена на развитие научной работы и преподавания русского языка, обеспечение учебными материалами и укрепление контактов между специалистами.

3. Brumfield W. C. Gold in Azure. One Thousand Years of Russian Architecture. – Boston: David R. Godine, 1983. – 429 p.

4. Алексей Ильич Комеч (1936-2007) – заслуженный деятель искусств Российской Федерации, доктор искусствоведения, архитектурный критик, автор трудов по истории византийской и древнерусской архитектуры, истории и теории реставрации памятников архитектуры, директор Государственного института искусствознания в 1994-2007 гг.

5. Маршрут поезда «Southern Crescent» (Южный полумесяц) проходит между Нью-Йорком и Новым Орлеаном. Общая протяженность маршрута около 2 200 км.

6. Brumfield W. C. Mother Volga // Tulanian. – 1986. – № 3 (52). – P. 20-28.

7. Brumfield W. C. A History of Russian Architecture. – New York: Cambridge University Press, 1993. – 644 p.

8. Документальная фотография из коллекции Уильяма Брумфилда. Электронный ресурс. Режим доступа: http://cultinfo.ru/brumfield/photoarchive/tatarstan/index.htm#660.

9. Давид Ашотович Саркисян (1947-2010) – директор Государственного научно-исследовательского музея архитектуры им. А. В. Щусева в 2000-2010 гг.

10. Фотографии из коллекции У. К. Брумфилда в Национальной галерее искусства см.: Электронный ресурс. Режим доступа: https://www.nga.gov/research/library/imagecollections/features/architecture-moscow.html.

11. Альфред Мидхатович Сулейманов (1952 г. р.) – доктор технических наук, профессор Казанского государственного архитектурно-строительного университета, член-корреспондент Академии наук Республики Татарстан.

12. Александр Петрович Кудрявцев (1937 г. р.) – президент Российской академии архитектуры и строительных наук в 1999-2014 гг.

13. Линар Наилевич Латыпов (1955 г. р.) – советник при ректорате по международной деятельности Казанского федерального университета. Постоянный представитель Республики Татарстан и старший эксперт в торгпредстве Российской Федерации в США в 1994-2005 гг.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
OTHER ARTICLES
В статье исследовано политическое развитие Республики Татарстан в период от принятия Декларации о государственном суверенитете 30 августа 1990 г. до заключения 15 февраля 1994 г. д
В годы Великой Отечественной войны значение Татарской АССР как сельскохозяйственного региона значительно возросло. На трудовом фронте основные тяготы военного лихолетья легли на же
Статья посвящена женщинам Чувашской Рес­публики, участвовавшим в военных действиях на фронтах Великой Отечественной войны, и тем, кто ковал победу в тылу.
Перед автором стоит задача показать историческую ценность агиографических данных: о состоянии земледелия и ирригации, о взаимоотношениях между суфийскими шейхами и торговцами, о ро
Автор дает информацию об истории и развитии Юнусовского прихода, показывает социальный статус жителей, выделяет имена знатных родов. На материалах метрических книг приводится стати
Разрыв дипломатических отношений с Великобританией в 1927 г. был воспринят широкими общественными кругами в СССР как угроза очередной войны. Дефицит информации приводил к распростр