А. А. Арсланова. Уникальные списки «Тазкират ал-аулийа» (Поминания святых) Фарида ад-Дина Аттара в собрании Научной библиотеки и

Cтатья посвящена двум уникальным спискам сочинения Фарида ад-Дина Аттара «Тазкират ал-аулийа» (Поминания святых) в собрании Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского Казанского федерального университета. Это выдающееся агиографическое произведение было создано в начале XIII в. и представляет собой прозаическую антологию с жизнеописаниями, изречениями, чудесными деяниями (карамат) и историей святых суфиев раннего ислама (VII-XI вв.). Оно стало одним из самых почитаемых на Востоке и принесло славу его автору. Недавно обнаруженный, уникальный список под шифром 819ф был переписан в 1 день (гурра) мухаррама 680 г. х., что соответствует понедельнику 28 апреля 1281 г. Таким образом, на сегодняшний день – это самая старая рукопись на персидском языке в фондах библиотеки Казанского федерального университета. Более того, можно утверждать, что в настоящее время она является самой старой в мире, поскольку в иранском издании (Тегеран, 1970) этого произведения старейшим указан список, хранящийся в Турции (692/1291 г.), то есть, вышедший десятью годами позже казанского. Таким образом, списки «Тазкират ал-аулийа» Фарида ад-Дина Аттара являются ценнейшими жемчужинами и предметом необычайной гордости коллекции Казанского федерального университета.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
26.10.2020
Purchase an electronic version:
0 rub
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3 2020
Ознакомительная часть статьи

В последнее время в обществе все заметнее рост национального самосознания, интереса к истокам собственной идентичности, внимания к богатому духовному наследию предков. В этой связи, несомненно, огромную роль играет рукописное собрание Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского Казанского федерального университета, которое является одним из крупнейших в России. Библиотека имеет долгую, богатую и порой драматичную историю формирования своих фондов, располагает старейшей и самой большой из арабографических рукописных коллекций Казани. Здесь на протяжении многих десятилетий скрупулезно, без суеты работали и работают компетентные специалисты – настоящие профессионалы-археографы, бескорыстно преданные своему делу. Современное собрание рукописей фонда систематически пополнялось разными путями, в том числе, во многом благодаря усилиям постоянной Научно-археографической экспедиции (созданной в 1963 г. профессором М. А. Усмановым, возглавлявшим ее в течение 25 лет), предпринятым совместно с Национальной библиотекой Республики Татарстан. С 1963 г. эта экспедиция планомерно обследовала более 900 населенных пунктов Татарстана и других республик и областей России, с целью выявления и приобретения арабографических книг на татарском, арабском, персидском и тюркских языках1. В настоящее время в фонде Восточного сектора инвентаризировано более 13 500 единиц хранения, среди них 826 – на персидском языке, имеющих огромное культурное и научное значение. Кроме того, здесь хранится более 3 тысяч единиц хранения еще необработанных рукописей и документальных памятников2. Надо сказать, что работа по их инвентаризации и введению в научный оборот никогда не прекращалась и продолжается в настоящее время.

В свое время нами, в частности, было предпринято описание инвентаризированных персидских рукописей3, которое своей главной целью имело, насколько возможно, открыть этот фонд, сделав его доступным для широкого круга специалистов и читателей. Понятно, что научное описание является основной формой не только раскрытия фондов, но и сохранения коллекций, оно «также значительно расширяет круг исследователей письменных памятников, ибо, в отличие от печатной книги, рукопись всегда уникальна и привязана, образно выражаясь, к своему месту хранения»4.

Персидские рукописные книги в коллекции составляют примерно 5-10 % от всей восточной коллекции и хронологически охватывают огромный период – с XIII по XIX вв. В основном, они представляют собой списки сочинений, известных по другим опубликованным каталогам и справочникам. Много списков известных персидских сочинений, например, таких выдающихся персидских классиков, как Фарид ад-Дин Аттар (1120-1229), Саади Ширази (ум. 1292), Абд ар-Рахман Джами (1414-1492), Хафез (1325-1390) и многие другие.

В связи с нашей темой особенно интересен знаменитый суфийский поэт Абу Хамид Мухаммад ибн Абу Бакр Ибрахим ибн Абу Йакуб Исхак ибн Ибрахим Фарид ад-Дин Аттар Нишапури, который родился около 1141 г.5 в Нишапуре (Иран), где он и умер, скорее всего, в 1228/29 г. Принято считать, что он прожил долгую жизнь, но конец его был трагическим, вследствие вторжения Чингис-хана в Нишапур, когда по его жестокому приказу воины беспощадно уничтожали жителей города. Однако Е. Э. Бертельс опроверг эту информацию и отметил, что «Фаридаддин Аттар (1119-1230), уроженец Нишапура, был сын врача и унаследовал от отца его профессию вместе с обширным складом врачебных снадобий, где между приемами пациентов и написал важнейшие из своих произведений. Биографы рассказывают о нем множество различных анекдотов, изобилующих всякими сверхъестественными подробностями и не дающих возможности установить истинную его биографию. Достоверно лишь то, что в Нишапуре он подвергся гонению за свои крайние шиитские убеждения, был приговорен к смертной казни и спасся бегством, утратив все свое достояние и на старости лет превратившись в бездомного скитальца. Умер он в изгнании, по всей вероятности, в Мекке. Рассказы персидских биографов о его гибели от руки монголов приходится признать вымыслом. Плодовитость Аттара необычайна – до нас дошел, кроме значительного числа поэм его, еще большой лирический диван и сборник, заключающий в себе несколько тысяч четверостиший»6.

Надо отметить, что 2020 г. стал для библиотеки Казанского университета чрезвычайно удачным и значительным в плане открытий. Так, во время плановой работы по инвентаризации арабографических рукописей в фондах Восточного сектора был обнаружен и идентифицирован сенсационно редкий и крайне ценный список сочинения великого Аттара «Тазкират ал-аулийа» (Поминания святых; или Поминание друзей Божьих). Данное выдающееся агиографическое произведение было создано в начале XIII в. и представляет собой прозаическую антологию с жизнеописаниями, изречениями, чудесными деяниями (карамат) и историей святых суфиев раннего ислама (VII-XI вв.)7. Биографии персонажей, семидесяти двух святых, в том числе женщины (Рабия аль-Адавия), выбраны Аттаром в соответствии с их духовным статусом8.

Исследователями особо отмечено, что это произведение, благодаря литературному таланту Аттара, стало одним из самых почитаемых на Востоке, а слава об авторе быстро распространилась повсюду. Его произведение обрело огромную популярность, став достоянием широкого читателя не только в Иране, но и в странах персоязычного культурного ареала – в Индии, Турции, Пакистане, Средней Азии. Считается, что всего Аттар написал 114 книг по суфизму, но самой известной из них все же является именно «Тазкират ал-аулийа», которая вошла не только в суфийскую традицию, но и обогатила персидскую литературу в целом9.

Обычно во многих списках «Тазкират ал-аулийа» состоит из авторского введения и 97 глав – зикров («поминаний»). Все исследователи согласны в том, что первые 72 главы принадлежат перу самого Аттара, но относительно остальных существуют разногласия. Каждая глава посвящена одному персонажу и истории его суфийского пути. «Эти жизнеописания ценны, в первую очередь, не исторической достоверностью – часто они отражают не реальные исторические факты, но традицию, сложившуюся вокруг этих имен. Именно это и делает “Тазкират ал-аулийа” драгоценным источником по истории культуры, суфийской мысли и практики»10. Из данного произведения можно получить объемное представление в целом «о религиозных взглядах и литературных склонностях автора»11.

Сохранившиеся рукописи произведения, датируемые до конца XV в., включая самые ранние, заканчиваются 72-й главой (о Халладже), за которой следует обычная кода, сигнализирующая о концовке книги, с упоминанием имени писца и даты завершения списка. Однако в более поздних рукописях, начиная с XVI-XVII вв., имеется обширное добавление с дополнительными биографиями еще 20-25 персонажей. При этом материал расположен без очевидной системы, не в хронологическом порядке и отличается в разных списках. При составлении своего сочинения Аттар использовал как арабские, так и персидские письменные источники. При этом порой отклонялся от них и мастерски вносил собственные детали, демонстрируя свой необыкновенный талант рассказчика.

В 1908 г. в Лейдене был издан перевод «Тазкират ал-аулийа» (Рассказы о святых Персии, Египта и Аравии) на английский язык – в двух частях, со вступительной статьей доктора Николсона из Кембриджского университета12. Труд был высоко оценен на Западе исследователями, пишущими об исламском мистицизме, эту работу они использовали как незаменимое руководство и неоднократно обращались к ней.

Как заметила Н. Ю. Чалисова, «Мирза Мухаммад Казвини в персидском предисловии к изданию Р. Николсона подчеркивает, что значение памятника велико, по крайней мере, по четырем причинам: во-первых, это один из самых ранних образцов новоперсидской художественной прозы; во-вторых, это лишь третье персидское сочинение на данную тему, хотя арабских к XIII в. существовало уже множество; в-третьих, книга беспримерна с точки зрения сохранения деталей и подробностей образа жизни праведников и аскетов, а также сохранения их речений; в-четвертых, к стилю именно “Тазкират ал-аулийа” применимы два определения – простота (садэги) и красота (ширини). И это понятно, ведь цель книги – наставлять и поучать народ (того самого “великого немого”), а при изощренности стиля цель не могла быть достигнута… Таким образом, стимулом к написанию агиографических сочинений служила мысль о пользе и благости поминания святых старцев (развитию этой мысли Аттар посвящает большую часть предисловия к сборнику). Каждый отдельный зикр – это памятка о конкретном святом, набор того, что следует помнить о нем и поминать из его речей»13. По мнению исследователя творчества Аттара Т. А. Заглубоцкой, казалось бы «хаотичное переплетение эпизодов жизни, исторических анекдотов и речений шейха на самом деле подчинено общему замыслу всего произведения и построено по единой для всех зикров модели: краткое вступление в виде рифмованного зачина, содержащего набор панегирических характеристик шейха, затем начало духовного пути, рассказ о поступках, чудесах, речениях, ответы на вопросы учеников и окружающих. “Зикр” завершается описанием смертного часа и посмертным явлением персонажа»14.

В собрании библиотеки Казанского федерального университета имеется два списка рассматриваемого произведения Аттара, хранящихся под шифрами: 819ф и 80ф.

Недавно обнаруженный, уникальный список под шифром 819ф, к сожалению, не полон – отсутствует начало. Но, к нашему большому счастью и удаче, сохранился последний лист с датированным колофоном, где указано, что список переписан в 1-й день (гурра) мухаррама 680 г. х., что соответствует понедельнику 28 апреля 1281 г. Таким образом, на сегодняшний день – это самая старая рукопись на персидском языке в фондах библиотеки Казанского федерального университета. До обнаружения данного списка, старейшим по суфизму (и в коллекции персоязычных рукописей в целом) считался полный список 1360 г. сочинения «Мирсад ал-уббад мин aл-мабда ила-л-маад» («Путь рабов [Аллаха] от здешней жизни к будущей»), автором которого является Наджм ад-Дин Дайа ар-Рази (ум. в 654/1256). Более того, по всей видимости, можно утверждать, что наша рукопись «Тазкират ал-аулийа» в настоящее время является вообще самой старой в мире, поскольку в иранском издании (Тегеран, 1970) этого произведения старейшим указан список, хранящийся в Турции (692/1291 г.)15, то есть, вышедший десятью годами позже казанского. По мнению О. М. Ястребовой, «Почерк, орфография и оформление вполне соответствуют дате, я бы сказала, что список переписан, скорее, на востоке (Мавераннахр, современный Афганистан, может быть, и Северная Индия), так как нет “зал-и фарси”. В иранском издании “Тазкират ал-аулийа” самый старый использованный список датируется 692 г. х. и хранится в Турции. В этом списке, как и в казанском, текст заканчивается разделом о Халладже; в более поздних имеются добавления. Похоже, ваш список претендует на то, чтобы быть самым старым!»16. Также в колофоне указано имя переписчика – им был некий Шихаб ад-Даула Аби Бакр ибн Кивам ад-Дин Али ибн Шихаб ад-Даула ибн Низам ад-Даула.

Список переписан крупным аккуратным и красивым почерком мухаккак на плотной, нелощеной бумаге кремового оттенка, без водяных знаков. Два последних подклеенных листа другого качества – европейская бумага, более тонкая (с вержерами и понтюзо), более позднего, чем основного списка, времени, по всей вероятности, первой половины-середины XVI в. На одном из них в центре имеется филигрань размером в 7 см, в виде «якоря» в круге, над ним – «звезда». В рукописи 221 лист. Пагинация переписчика – черными чернилами, и современная – простым карандашом. Заголовки зикров – красными чернилами. Текст начинается с 46 листа. Кустодов нет. На странице 19 строк. Размеры страницы: 25×17 см. Размеры текста: 20×12 см; отстоит от бокового внешнего края на 3 см; написан черными чернилами. Переплет утерян. Ширина корешка: 5 см. Текст заключен в рамку красного цвета. Рукопись довольно ветхая, очень часто листы отходят от тетрадей. Видны водянистые пятна, дырки. Заметны редкие следы старой реставрации – некоторые листы подклеены. Список был приобретен во время археографической экспедиции 1968 г. под Астраханью – в деревне Яңа авыл у Халиуллы Евлеева, как указано в верхней части первого листа. На полях встречаются глоссы: неряшливо, черными чернилами, другой рукой. В верхней правой части оборота последнего листа имеется владельческая запись на персидском языке черными чернилами: «Подарена Мир Хабибом Валед Мир Фатх Аллаху Дарбанди». По всей видимости, список попал в Астраханскую область из Дагестана (Дербент?), а туда, в свою очередь, из восточной части распространения иранской культуры.

В нашем списке «братья божии» упоминаются в следующем порядке:

1. Ибрахим бин Адхам; 2. Бишар Хафи; 3. Зу-н-Нун Мисри; 4. Байазид Бистами; 5. Абд Аллах бин Мубарак; 6. Суфйан Саури; 7. Абу Шафик Балхи; 8. Имам Азам Абу Ханифа; 9. Шафеи Мотлаби; 10. Имам Ахмад Ханбал; 11. Дауд Тайи; 12. Харис Мухасиби; 13. Сулайман Дарайани; 14. Мухаммад Самак; 15. Ахмад Хараб; 16. Хатем Асам; 17. Сахл бин Абд Аллах бин Мубарак ат-Тустари; 18. Мааруф Кархи; 19. Сирри Сакати; 20. Фатх Мусалли; 21. Ахмад Хавари (?); 22. Ахмад Хидравийа; 23. Абу Тураб Нахшаби; 24. Яхйа бин Мааз Рази; 25. Шах Шуджа Кирмани; 26. Йусуф бин ал-Хусайн; 27. Абу Хафс Хаддад; 28. Хамдун Кассар; 29. Мансур Аммар; 30. Ахмад бин Асим ал-Интаки; 31. Абд Аллах бин Ханбик; 32. Джунайд Багдади; 33. Умар бин Усман Макки; 34. Абу Сайид Хираз; 35. Абу ал Хусйан Нури; 36. Усман Хири; 37. Абд Аллах Джила; 38. Абу Мухаммад Руайам; 39. Ибн Аттар; 40. Ибрахим бин Дауд Рамаки; 41. Йусуф Исбат; 42. Абу Йакуб Нахджувари; 43. Самнун Мухиб; 44. Абу Мухаммад Муртааш; 45. Абу Абд Аллах бин Мубарак Мухаммад Фазл; 46. Абу-л-Хасан Бушихи; 47. Хваджа Мухаммад Али Хаким Тирмизи; 48. Абу Бакр Варрак; 49. Абд Аллах бин Мубарак; 50. Али Сахл Сипахани; 51. Хайр ал-Нисадж; 52. Абу Хамза Хорасани; 53. Ахмад Масрук; 54. Абд Аллах бин Мубарак Ахмад Магзани; 55. Абу Али Джурджани; 56. Абу Бакр Катани; 57. Абд Аллах бин Мубарак; 58. Абу Мухаммад Джарири; 59. Хусайн Мансур Халладж.

Таким образом, поминания святых суфиев, как и в целом ряде других ранних списков, заканчиваются Хусайн Мансуром Халладжем, к которому у автора было особое отношение, так как он находился под сильным влиянием этого выдающегося мистика-мученика. В глазах Аттара, который восхищался Халладжем, последний был совершенным мистиком, достигшим через мученичество вершины духовного пути. Он играет центральную роль в большей части мистических произведений Aттара, что повлияло в дальнейшем на восприятие образа Халладжа всеми последующими поколениями17.

В нашем фонде имеется еще один хороший, хотя и неполный список (утрачено начало, текст начинается с л. II) сочинения «Тазкират ал-аулийа» Аттара 1101/1690 г. под шифром 80ф. Переписчик, к сожалению, остался неизвестным. Список переписан мелким аккуратным насталиком на тонкой, лощеной (типа пергамента) бумаге кремового оттенка, без водяных знаков. Количество листов в рукописи: [I-III]+329. Первые три листа пагинированы простым карандашом латинскими цифрами. Далее следует пагинация переписчика черными чернилами. Имеются кустоды. На полях встречаются глоссы. На странице 23 строки. Размеры страницы: 22×12 см. Размеры текста: 17×8 см; он присутствует на листах II-327, отстоит от бокового внешнего края на 2,5 см; написан черными и красными чернилами. Фразы на арабском языке часто огласованы и выделены насхом гораздо более крупным почерком. Изящный, более поздний, чем основной блок тетрадей, переплет сделан из толстого картона, обтянутого темно-коричневой кожей. На крышках по бордюру тянется тонко выполненный тисненый растительный узор, по четырем углам – в виде отдельных цветков, в центре крышек имеется крупный, ромбовидный, тисненный цветочный декор. На корешке – горизонтальное тиснение из шести делений, между которыми декор в виде одиночных цветков. Размеры переплета: 22,5×12,5 см. Ширина корешка 3 см. Текст заключен в тройную рамку красно-синего цвета. На листах IV-1 имеется фихрист (оглавление), написанный красными чернилами. Рукопись находится в довольно хорошем состоянии, заметны следы старой, очень искусной и аккуратной реставрации – некоторые листы подклеены. Лист 150 порван и оторван; загнут угол листа 72, оторван угол листов 128, 129. В рукописи встречаются оттиски печати Центральной восточной библиотеки музея ТССР; вакуфной печати муллы Салах ад-Дина ибн муллы Исхака ал-Казани18 с указанием даты – 1292/1876 г. (л. II, 176 об., 326 об.). Имеются владельческие записи: с внутренней стороны верхней крышки переплета по центру выцветшими черными чернилами на татарском языке: «Мухаммад (неразборчиво) Йусуф улы Абу Сайид молки».

В нижней части того же листа указана цена: «Бер тəнгə».

В верхнем левом углу л. I черными чернилами, видимо, запись муллы Салах ад-Дина ибн муллы Исхака ал-Казани с указанием порядкового номера этой рукописи в его личной коллекции: «Номер 48 “Тазкират ал-аулийа”». Ниже черными чернилами на татарском языке: «Владелец Мустафа бин Мулла мурид (?) Мандуши».

Порядок упоминания святых в данном списке гораздо длиннее и отличается от рассмотренного выше под шифром 819ф:

1. Хазрат Абу Мухаммад Имам Джафар Садик; 2. хазрат Увайс Карани; 3. хазрат Хасан Басри; 4. хазрат Малик ибн Динар; 5. хазрат Мухаммад Васи; 6. хазрат Хабиб Аджами; 7. хазрат Абу Хазим Макки; 8. хазрат Утба бин ал-и(?); 9. хазрат Рабиа Адвийа; 10. хазрат Фузайл Айад; 11. хазрат Ибрахим Адхам; 12. хазрат Бишар Хафи; 13. хазрат Зу-н-Нун Мисри; 14. хазрат Байазид Бистами; 15. хазрат Абд Аллах бин Мубарак бин Мубарак; 16. хазрат Суфьян Саури; 17. хазрат Абу Али Шакик; 18. хазрат Имам Бу Ханифа; 19. хазрат Имам Шафеи; 20. имам Ахмад Ханбал; 21. хазрат Дауд Тайи; 22. хазрат Харис Мухасиби; 23. хазрат Мухаммад Аслам Туси; 24. хазрат Мухаммад Хараб; 25. хазрат Хатем Асам; 26. хазрат Сахл бин Абд Аллах бин Мубарак Тустари; 27. хазрат Мааруф Кархи; 28. хазрат Сирри Сакати; 29. хазрат Фатх Мусалли; 30. хазрат Ахмад Хавари (?); 31. хазрат Ахмад Хидравийа; 32. хазрат Абу Тураб Нахшаби; 33. хазрат Яхйа бин Маазх Рази; 34. хазрат Шах Шуджа Кирмани; 35. хазрат Юсуф ибн ал-Хусайн; 36. хазрат Абу Хафс Хаддад; 37. хазрат Хамдун Кассар; 38. хазрат Мансур Аммар; 39. хазрат Ахмад бин Асим ал-Интаки; 40. хазрат Абд Аллах бин Мубарак бин Ханбик; 41. хазрат Джунайд Багдади; 42. хазрат Умар бен Усман Макки; 43. хазрат Абу Сайид Хираз; 44. хазрат Абу-л-Хасан ан-Нури; 45. хазрат Усман ал-Хири; 46. хазрат Абд Аллах бин Мубарак ал-Джили; 47. хазрат Абу Мухаммад Руайам; 48. хазрат Ибн Атта; 49. хазрат Ибрахим бин Дауд Рамаки; 50. хазрат Йусуф Исбат; 51. хазрат Абу Йакуб Нахджувари; 52. хазрат Самнун Мухиб; 53. хазрат Абу Мухаммад Муртааш; 54. хазрат Абу Абд Аллах бин Мубарак Мухаммад Фазл; 55. хазрат Абу-л-Хасан Бусихи; 56. хазрат Али Хаким Тирмизи; 57. хазрат Абу Бакр Варрак; 58. хазрат Абд Аллах бин Мубарак; 59. хазрат Али бин Сахл Сифахани; 60. хазрат Мухаммад бин Хайр ал-Нисадж; 61. хазрат Абу-л-Хайр Икта; 62. хазрат Абу Хамза Хорасани; 63. хазрат Ахмад бин Масрук; 64. хазрат Абд Аллах бин Мубарак Ахмад Магзани; 65. хазрат Абу Али Джурджани; 66. хазрат Абу Бакр Катани; 67. хазрат Абу Абд Аллах бин Мубарак; 68. хазрат Абу Мухаммад Джарири; 69. хусайн Мансур Халладж; 70. хазрат Абу-л-Хасан Хиркани; 71. Абу Исхак Ибрахим бин Ахмад ал-Хаввас; 72. хазрат Абу Бакр Шибли; 73. Шайх Абу-л Аббас Кассаб; 74. Абу Бакр ал-Ийас; 75. хазрат Мумшад Динвари; 76. хазрат Шайх Абу Али Дикак; 77. хазрат Абу Наср Сирадж; 78. хазрат Абу Хамза Багдади; 79. хазрат Абу-л-Фазл Хасан; 80. хазрат Абу Али Такафи; 81. хазрат Абу Усман Магриби; 82. хазрат Ибрахим Шайбани; 83. хазрат Абу Бакр Саидлани; 84. хазрат Абу Умар бин Бахид (?); 85. хазрат Абу-л-Хасан Али ас-Сафи; 86. хазрат Абу Бакр Васти; 87. хазрат Абу Бар Фармади (?); 88. хазрат Абу Бакр Рудбари; 89. хазрат Абу-л-Хасан Али бин Хусри; 90. хазрат Абу-л-Исхак Шахрийари; 91. хазрат Абу-л-Аббас Сийари; 92. хазрат Абу-л-Касим Насрабади; 93. хазрат Абу-л-Аббас Нахаванди; 94. хазрат Абу Сайид Абу-л-Хайр.

Таким образом, оба рассмотренных списка «Тазкират ал-аулийа» Фарида ад-Дина Аттара являются ценнейшими жемчужинами и предметом необычайной гордости нашей коллекции. Недавно открытый и старейший в мире на сегодня список 1281 г., введенный в научный оборот, несомненно, станет важнейшим артефактом в деле дальнейшего изучения творчества выдающегося персидского поэта-мистика.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Миннуллин З. С. Археографические экспедиции Казанского государственного университета. 1990-1999 гг. // Тезисы докладов и сообщений Международного симпозиума «Уникальные рукописные книги из фондов Национальных библиотек стран-членов ТЮРКСОЙ». – Уфа, 1999. – С. 38-39.

2. Миннуллин З. С. Восточный сектор Отдела рукописей и редких книг Научной библиотеки Казанского университета // Библиотечный вестник. – Казань. – 1997. – № 1. – С. 23.

3. В 2005 г. нами был издан первый выпуск «Описания рукописей на персидском языке Научной библиотеки Казанского университета», количественно условно составляющий первую половину из числа единиц хранения, внесенных в инвентарные книги. Описание выполнено в соответствии с общими принципами, принятыми для составления каталога персидских и таджикских рукописей Института востоковедения РАН, на основе единой схемы-формуляра. Согласно этой схеме, описание каждой рукописи содержит максимально полную и доступную информацию о ней. Спустя 10 лет в 2015 г. издан второй выпуск «Описания», включающий вторую половину персоязычных инвентаризированных рукописных книг, и выполнен в соответствии с теми же принципами, которых мы придерживались при составлении предыдущего выпуска.

4. Кукушкина М. В. Итоги и перспективы научного описания рукописей и факсимильного издания памятников письменности в Библиотеке АН СССР // Проблемы научного описания и факсимильного издания памятников письменности: Материалы научной конференции / Под ред. М. В. Кукушкиной и С. О. Шмидта. – Л.: «Наука», 1981. – С. 24.

5. Надо сказать, что не сохранилось каких-либо автобиографических сведений автора. Поэтому существует определенная разноголосица во мнениях о его жизни. Так, годы жизни и смерти Аттара очень разнятся у разных исследователей. Как пишет Дениз Эгль, «Аттар – первый из поэтов-меценатов, о котором, по-видимому, никто не знает, первый проявил некоторую отстраненность по отношению к материальному миру. Мы мало что знаем о его жизни. Он якобы родился в 513/1119 г. в Нишапуре, где не жил всю свою жизнь и где умер в 586/1190 г., но эти даты до сих пор остаются предметом споров. Говорят, что он занимался наркотиками и с детства увлекался мистикой и лирикой святых» (см.: Aigle Denise. «Les biographies des saints de ῾Attār et de Ğāmī, prolongement des écrits fondateurs du soufism» // Anatolia Moderna V. – Paris, 1994. – Р. 9).

6. Бертельс Е. Э. Очерк истории персидской литературы. – Л.: Издание Ленинградского Восточного института им. А. С. Енукидзе, 1928. – С. 57.

7. Заглубоцкая Т. А. Жизнеописание Али Сахла Исфахани из «Тазкират-ал-аулийа» Аттара и суфийская агиографическая традиция // Ученые записки Худжандского государственного университета им. Акад. Б. Гафурова. Гуманитарные науки. – № 1 (42). – 2015. – С. 84.

8. Aigle Denise. “Les biographies des saints de ʿAṭṭār et de Ğāmī, prolongement des écrits fondateurs du soufism” // Anatolia Moderna V. ‒ Paris, 1994. ‒ Р. 12.

9. Как писал Е. Э. Бертельс: «Не подлежит сомнению, что сочинения Фарид ад-Дина Аттара оказали сильнейшее влияние на персидскую литературу. Хотя некоторые из его современников, по его собственному свидетельству, обвиняли его в болтливости из-за его чрезвычайной продуктивности, тем не менее, последняя способствовала все же распространению его славы во всех мусульманских странах. Сам Аттар сообщает, что он написал сорок книг и что общее число стихотворных строк этих произведений составляет 202 060 бейтов» (см.: Бертельс Е. Э. Хаййатнаме Фарид ад-Дина Аттара // Избранные труды. Суфизм и суфийская дитература. – М.: «Наука», 1965. – С. 421).

10. Заглубоцкая Т. А. Жизнеописание Али Сахла Исфахани из «Тазкират-ал-аулийа» Аттара и суфийская агиографическая традиция // Ученые записки Худжандского государственного университета им. Акад. Б. Гафурова. Гуманитарные науки. – № 1 (42). – 2015. – С. 84.

11. Кныш А. Д. Мусульманский мистицизм: краткая история / Пер. с англ. М. Г. Романов. – СПб.: «Издательство «ДИЛЯ», 2004. – С. 178.

12. Farid-al-DinʿAṭṭār. The Tadhkiratu 'l-awliya («Memories of the Saints») / Of Muḥammad ibn Ibrāhīm Faridu'd-Din 'Aṭṭar; edited in the original Persian, with prefaces, indices and variants, and a comparative table showing the parallel passages which occur in the Risalatu 'l-Qushayriyya of Abu 'l-Qāsim al-Qushayrī, by Reynold A. Nicholson; with critical introd. by Mīrzā Muḥammad B. 'Abdu' l-Wahhāb-i Qazwīnī. ‒ London, Luzc publ., 2 vols., 1905-1907.

13. Чалисова Н. Ю. «Зикр Малика Динара» из «Тазкират ал аулийа» Фарида ад-Дина Аттара // Суфизм в контексте мусульманской культуры. – М.: Наука; Главная редакция восточной литературы, 1989. – С. 141-142.

14. Заглубоцкая Т. А. Фарид ад-Дин Аттар «Поминание друзей божиих» (Тазкират ал-аулийа). Жизнеописание Абу Бакра Шибли // Ars Islamica: в честь Станислава Михайловича Прозорова / Пер. с персид. и коммент. Т. А. Заглубоцкой, сост. и отв. ред. М. Б. Пиотровский, А. К. Аликберов; Ин-т востоковедения РАН. – М.: Наука – Вост. лит., 2016. – С. 545-546.

15. Автор выражает глубокую благодарность кандидату филологических наук, научному сотруднику Отдела рукописей Российской национальной библиотеки, доценту кафедры иранской филологии Восточного факультета СПбГУ О. М. Ястребовой за поддержку и ценную консультацию при аттрибутировании казанского списка «Тазкират ал-аулийа».

16. Из личной переписки с О. М. Ястребовой.

17. Aigle Denise. «Les biographies des saints de Aṭṭār et de Ğāmī, prolongement des écrits fondateurs du soufism» // Anatolia Moderna V. ‒ Paris, 1994. ‒ Р. 13; Кныш А. Д. Мусульманский мистицизм: краткая история / Пер. с англ. М. Г. Романов. – СПб.: «Издательство «ДИЛЯ», 2004. – С. 175.

18. Мударрис Салах ад-Дин бин Исхак, талантливый педагог, выходец из Бухарской школы, признанный знаток шариата и восточных языков. Он собрал богатую библиотеку, которая славилась в Казани своим великолепным собранием редчайших изданий и рукописей, большинство из которых было приобретено во время путешествий в Ташкент, Бухару, Мекку, Турцию. По сведениям письменных источников, Салах ад-Дин бин Исхак располагал коллекцией из 667 сочинений в 734 томах, которую впоследствии продал своему ученику Галимджану Баруди. В дальнейшем рукописи из этой коллекции поступили в библиотеку Казанского университета в составе собрания Г. Баруди, подаренного им еще до 1917 г. библиотеке медресе «Мухаммадия».

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
OTHER ARTICLES
Приветственное слово Президента РТ к 25-летию журнала
Поздравление председателя Государственного комитета Республики Татарстан по архивному делу Г. З. Габдрахмановой к 25-летию журнала
Слово редактора Ф.Л. Гумарова к 25-летию журнала
Экскурс в историю журнала «Гасырлар авазы – Эхо веков» и пожелания редакции от автора
Воспоминание о первом редакторе и основателе журнала «Гасырлар авазы – Эхо веков» Дамире Рауфовиче Шарафутдинове
В статье представлены вехи биографии и творческой деятельности пионера советского краеведения в Набережных Челнах Анатолия Григорьевича Дубровского (1932-2019)