Р. Б. Гайнетдинов. Новые свидетельства о формировании 825-го батальона Волго-татарского легиона

В статье приведены сведения об особенностях вербовки военнопленных тюркских национальностей в легион «Идель-Урал», сведения о структуре, вооружении и личном составе 825‑го батальона легиона, полученные на основании изучения фильтрационного дела Луганского областного архива на бывшего легионера батальона М. З. Дежуру, назвавшегося в плену татарином А. И. Незамовым. В фильтрационном деле содержатся два протокола допросов М. З. Дежуры в СМЕРШе, где он описывает подробности его вербовки в батальон, некоторые особенности своего пребывания в нем, приводит фамилии командиров подразделений батальона.
ARTICLE TYPE:
Научная статья
ARTICLE LANGUAGE:
Русский
PUBLICATION DATE:
05.11.2020
Purchase an electronic version:
0 rub
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 1 2020
Ознакомительная часть статьи

В ходе второй мировой войны, к концу 1941 г., вследствие изменения военной ситуации на Восточном фронте, происходит поворот идеологов национал-социализма по отношению к тюркским национальностям России.

К этому времени существовало Министерство по делам оккупированных восточных территорий, созданное, по заявлениям гитлеровских руководителей, «для освоения завоеванного жизненного пространства великой германской нации на Востоке». Поначалу Гитлер был категорически против создания вооруженных сил из числа покоренных народов Советского Союза. «Нашим железным принципом является и всегда должно оставаться непоколебимое правило: никогда не допускать, чтобы кто‑либо иной, кроме немцев, носил оружие» – заявлял фюрер1.

Поражение гитлеровцев под Москвой, провал плана «молниеносной войны» изменили планы немецкого командования по отношению к военнопленным тюркских и других нерусских национальностей. Неудачи на Восточном фронте, где одна за другой перемалывались отборные немецкие дивизии, привели к тому, что немецкая армия стала ощущать острый недостаток в живой силе. Война приобретала явно затяжной характер. Именно тогда рейхсминистр оккупированных территорий Востока Альфред Розенберг предложил Гитлеру использовать военнопленных разных национальностей Советского Союза против собственной родины.

В марте 1942 г. фюрер подписал приказ о создании грузинского, армянского, азербайджанского, туркестанского и горского (из народов Дагестана) легионов. Приказ о создании Волго-татарского, или как называли его сами легионеры, легиона «Идель-Урал», был подписан намного позднее, в августе 1942 г.2

Всего в 1942‑1943 гг. было сформировано семь боевых батальонов Волго-татарского национального легиона с нумерацией, начиная с 825‑го по 831‑й, но в боевых действиях участвовало только четыре из них (825-828). Из указанных подразделений наиболее известна судьба 825‑го батальона, в связи с переходом его на сторону партизан в феврале 1943 г., сразу же по прибытии в Витебскую область Белоруссии для участия в карательной операции. На Восточный фронт также направлялся 827‑й батальон, но многочисленные случаи дезертирства в нем, а также в 826‑м и 828‑м батальонах, заставили немецкое командование перебрасывать ненадежные батальоны на Западный фронт. Но и здесь не прекращались переходы легионеров в отряды французских партизан-макизаров. В итоге немцами были разоружены 826‑й и 827‑й батальоны, а 828‑й расформирован. Остальные батальоны в боевых действиях применены не были и использовались во вспомогательных, преимущественно охранных, функциях.

В последние два десятилетия историками и обществоведами И. А. Гилязовым, Р. А. Мустафиным, Р. Б. Гайнетдиновым (Казань), А. А. Ахтамзяном, М. С. Хакимовым (Москва) и И. А. Шишковой (Витебск) было опубликовано довольно много исторических свидетельств о формировании в 1942‑1944 гг. батальонов легиона «Идель-Урал» (Волго-татарского легиона) на территории оккупированной Польши. Однако поиск не закончен, и постоянно находятся новые материалы, причем, иногда в самых неожиданных местах. Таковыми являются материалы Луганского областного архива, полученные совсем недавно, в 2018 г.

Обстоятельства их обнаружения следующие. В январе 2018 г. к автору этих строк обратился с письмом научный сотрудник Луганского краеведческого музея Рубченко Артем Владимирович, который сообщал, что сфера его научных интересов – Великая Отечественная война, особенно 1941 г. В последнее время исследователь занимался историей 214‑й стрелковой дивизии, которая была сформирована в 1941 г. в городе Ворошиловграде (ныне Луганск) и погибла в октябре 1941 г. в ходе окружения под Вязьмой. Работая в областном архиве, ему удалось найти некоторые фильтрационные дела на военнослужащих дивизии, которые прошли немецкий плен и выжили.

Одно из таких дел описывает уникальную судьбу бывшего военнослужащего еврейской национальности Дежуры Михаила Захаровича, 1911 года рождения, проживавшего до войны в г. Ворошиловграде и призванного оттуда же в армию, служившего поваром в инженерно-техническом батальоне 214‑й дивизии.

Впоследствии он попал в плен и, будучи на территории Белоруссии в концлагере, записался добровольцем в формируемый батальон Волго-Уральского легиона, назвавшись татарином, чтобы избежать неминуемой гибели ввиду своей национальности. Находясь в составе первого батальона легиона, который значился в немецких списках под № 825, Дежура в феврале 1943 г. переходит вместе с батальоном на сторону белорусских партизан. Впоследствии оказывается в фильтрационном лагере, проходит фильтрацию без последствий. После войны прибыл на постоянное место жительства в г. Ворошиловград (Луганск).

На основании данных сведений, полученных от исследователя А. В. Рубченко, Государственным комитетом Республики Татарстан по архивному делу был направлен запрос № 01‑03 / 0157 от 27 января 2018 г. в Государственную архивную службу Луганской Народной Республики, откуда был получен положительный ответ за № Г / 77 / 3 от 19 февраля 2018 г.

На основании изучения поступивших материалов из архивного фильтрационного дела установлено, что Дежура Михаил Захарович 26 августа 1941 г. в районе Великих Лук попал в немецкий плен и, находясь в различных лагерях, чтобы избежать неминуемого расстрела, представляется сначала украинцем, а потом татарином – Незамовым Али Исхаковичем из Астрахани. В результате этого он оказывается в Волго-татарском легионе, в 825‑м батальоне (служил поваром), и в феврале 1943 г. вместе с батальоном перешел на сторону партизан в Витебской области Белоруссии. После воссоединения партизанского соединения с частями Красной Армии, в июле 1943 г. он попал в проверочно-фильтрационный лагерь № 174 отдела контрразведки «СМЕРШ», откуда в октябре был направлен в райвоенкомат из‑за отсутствия достаточных материалов для привлечения его к уголовной ответственности.

К сожалению, материалы довольно тонкого архивного дела на бывшего легионера М. З. Дежуру содержат только сведения до момента перехода батальона на сторону партизан, и фактически не дают судить об организованной подготовке восстания и дальнейших действиях бывших легионеров в составе партизанских отрядов. В фильтрационном деле имеются лишь два протокола его допросов в СМЕРШе. В них рядовой Дежура описывает подробности вербовки в батальон, некоторые особенности пребывания в нем, а также структуру батальона и его вооружение, приводит фамилии некоторых командиров структурных подразделений батальона.

В частности, он сообщает, что 27 июня 1942 г. в лагере под Витебском, где находился Дежура, немцы разбили военнопленных по национальностям, как‑то: татары, грузины, армяне, казахи и другие военнопленные нерусских национальностей, которых направили на врачебную комиссию, где на всех заполнили карты с биографическими сведениями. Дежура назвался татарином Незамовым. После военнопленных содержали в казармах раздельно по национальностям. Дежура попал в казарму к татарам3.

В сентябре 1942 г. их вывезли на поезде в лагерь под Варшавой, где сразу же начались военные занятия, а через две недели им выдали французскую трофейную форму. Учеба продолжалась до 10 февраля 1943 г., и 14 февраля батальон выехал в район города Витебска для подавления партизанского движения. 22 февраля 1943 г. 825‑й батальон Волго-татарского легиона перешел на сторону партизан4.

По показаниям М. З. Дежуры, было сформировано четыре боевых батальона. Командовал легионом штаб, состоявший полностью из немцев (около 30 человек). Во главе штаба стоял майор Гофман. В каждом батальоне насчитывалось около 900 человек. В первом, 825‑м батальоне, в котором состоял Дежура, было 872 человека. Каждый батальон состоял из четырех рот, рота из четырех взводов, взвод имел отделения. Командирами батальонов, рот и взводов были назначены татары, среди них командир второй роты Зинатулин, начальник штаба Мухамедов. Немецкое командование прикрепило к каждому командиру батальона и роты своих офицеров, с которыми татары согласовывали все свои действия.

На вооружении батальона были две пушки 45 мм, 8 станковых и 18 ручных пулеметов, все оружие русского образца5.

В декабре 1942 г. батальон принял присягу. На церемонии выступил майор Гофман, который сказал, что созданный Волго-татарский легион совместно с немецким командованием должен вести борьбу с коммунизмом, и после того, как они одержат победу, легионеры будут отпущены домой и будут считаться привилегированными6.

Затем Гофман приступил к чтению присяги на татарском и немецком языках, а легионеры повторяли за ним. Из текста присяги Дежура запомнил такие строки: «Я, солдат Волго-татарского легиона, беру на себя обязательство бороться с коммунизмом до последней капли крови». Затем у военнослужащих были отобраны военные билеты, в которых сделали отметку о принятии присяги7.

Дежура пояснил, что рядовой состав батальона получал 45 злотых в месяц, командир взвода – 55 злотых, командир роты – 90 злотых, командир батальона – 120 злотых. Денежное довольствие выдавали на руки8. Суточный паек составлял: 500 граммов хлеба, 25 граммов сливочного масла, 70 граммов комбинированного жира, один литр кофе, один литр чая, три сигареты9.

Других сведений, касающихся предмета нашего исследования, в материалах фильтрационного дела не содержится.

Следует отметить, что сведения, изложенные бывшим легионером, достаточно объективны и подтверждаются другими источниками. В этом плане они могут быть отнесены к ценным источникам, представляющим внутреннюю структуру легиона «Идель-Урал».

В частности, фактические данные, приведенные Дежурой на допросах, практически совпадают с данными исследователя истории легиона, доктора исторических наук И. А. Гилязова10. Исследователь, на основании немецких архивных источников, сообщает, что уже в конце августа 1941 г. комиссии по работе с военнопленными начали в лагерях свою работу по отбору военнопленных в легионы11.

Совпадают с данными Дежуры и сведения о численности личного состава и структуре батальонов, приводимые И. А. Гилязовым12. Абсолютное совпадение присутствует и в данных о денежном довольствии рядового, сержантского и офицерского составов батальона.

Из сравнения с показаниями партизанских командиров, принявших на свою сторону 825‑й батальон 22‑23 февраля 1943 г. 13, также свидетельствует, что рядовой Дежура указал достаточно достоверные сведения о вооружении батальона, а также о датах подготовки и выезда батальона в Белоруссию.

Таким образом, сравнительно-сопоставительное исследование показаний рядового Дежуры, данных им во время следствия в органах «Смерш», с документальными данными, выявленными позднее исследователями, еще раз говорят о правдивости показаний подследственного, а приведенные им фактические данные являются достоверными и представляют историческую ценность.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. «Совершенно секретно! Только для командования!» Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. – Москва: издательство «Наука», 1967. – С. 105.

2. Мустафин Р. А. По следам оборванной песни. – Казань: Татарское книжное издательство. – 2004. – С. 82.

3. Луганский государственный областной архив, ф. Р-3747, оп. 1, д. 104822, л. 8‑8 об.

4. Там же, л. 8 об.

5. Там же, л. 9‑9 об.

6. Там же, л. 9 об.

7. Там же, л. 10.

8. Там же.

9. Гилязов И. А. На другой стороне (Коллаборационисты из поволжско-приуральских татар в годы второй мировой войны. – Казань: изд-во «Мастер-Лайн», 1998. – 252 с.; он же. Легион «Идель-Урал». Представители народов Поволжья и Приуралья под знаменами «третьего рейха». – Казань: Татарское книжное издательство, 2005. – 383 с.

10. Гилязов И. А. Легион «Идель-Урал»… – С. 121.

11. Там же. – С. 135, 137.

12. Там же. – С. 138.

13. Гайнетдинов Р. Переход 825‑го батальона легиона «Идель-Урал» на сторону белорусских партизан // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2005. – № 1 / 2 – С. 23‑30; он же. Новые документы о переходе 825‑го батальона Волго-Уральского легиона на сторону партизан // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2009. – № 1 / 2. – С. 58‑72.

 

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
OTHER ARTICLES
Документальный материал позволяет представить особенности женской фронтовой судьбы, выделить трудности, которые выпали на долю фронтовичек, специфику адаптации в послевоенный перио
Воскресить память о войне помогают письма с фронта. На основе хранящихся в фондах Госархива Республики Татарстан военных писем от женщин-фронтовичек, адресованных Председателю През
В статье представлены документы из фонда Ш. З. Ракипова, хранящегося в Государственном архиве Республики Татарстан - переписка писателя с ветеранами Великой Отечественной вой­ны и
В статье рассматривается история образования и деятельность казанского ОКБ № 16 (Особого конструкторского бюро на авиационном заводе № 16) в сфере разработки отдельных видов вооруж
На примере театральных коллективов Среднего Поволжья, изучен вклад работников культуры в становление общественного мнения местного населения в годы ВОВ. Выявлены как единообразие,
Анализируется история становления и развития мусульманской общины в административном центре Мензелинского уезда: факты привлечения мусульманских священнослужителей для нужд городск