Е. Долгов. «О преблагополучная ты, Казань!»: император Павел I и казанские губернские власти по воспоминаниям и дневникам современников

Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
08.12.2016
Приобрести электронную версию:
39 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3/4 2016
Ознакомительная часть статьи

Вступление на престол Павла Петровича после внезапной кончины Екатерины II для русского общества того времени было «ударом грома при ясном небе». О последнем периоде 34-летнего царствования «северной Семирамиды» безымянный современник писал: «На корме (государственного корабля. — Е. Д.), по мудрому выбору государыни находились мужи твердые, кормчие опытные, которые знали дело и не спали, между тем как все дремало и ликовало».

Новое правление сразу же ознаменовалось кадровыми переменами высшей администрации в центре и на местах и беспощадной ломкой екатерининских органов государственной власти. Разумеется, Павел I занял трон «с искренним желанием добра народу во всем его целом, с готовыми проектами реформ, которые, по его мнению, должны были “исцелить” Россию, дать… направление ее… жизни». Однако практическое осуществление намеченных мероприятий не могло произойти без борьбы с прочно установившимися порядками и с большим количеством связанных с ними людей. Император и его помощники не участвовали в проведении областной реформы 1775 г. и имели возможность реально оценить ее недостатки. Кроме того, Павел I хотел все держать в своих руках, поэтому он нуждался в гибких и исполнительных чиновниках, а не в представителях общества. Централизация являлась одной из главных целей его деятельности по отношению к местным учреждениям. Последние стоили дорого и при хроническом дефиците государственного бюджета необходимо было сократить расходы, чтобы использовать средства для дальнейшей модернизации страны. Реализуя возможности «просвещенного деспотизма», царь упорно стремился придать импульс заявленным преобразованиям в духе Петра Великого. Указом от 12 декабря 1796 г. в России упразднились наместничества, а большинство должностей генерал-губернаторов (наместников) ликвидировалось. Отныне губернатор совмещал функции главного начальника и администратора в крае, а наместническое правление было переименовано в губернское. На губернатора возлагались «обязанности активного управления и… по надзору за учреждениями и должностными лицами». В лице губернских руководителей Павел I желал видеть ответственных правителей, возлагая на них с каждым годом все больше прав и обязанностей. Кроме административно-полицейских функций, они несли ответственность по фискальным и судебным делам. Так, казенные и частные убытки, происходившие из-за «упущений» местной администрации, например от грабежей, главы губерний возмещали из собственных средств. Малейшая ошибка, недомолвка в донесениях или злоупотребление властью, доходившие до государя, тотчас влекли за собой выговор или увольнение и исключение «от службы». Павел I смотрел на Россию как на свое хозяйство и заботился о насущных нуждах населения, о развитии торговли и промышленности. Рядом указов он предписал построить во всех казенных и помещичьих селениях запасные хлебные магазины с годовым запасом зерна, а также распорядился о дешевой продаже соли во всех губерниях. Согласно документам конца XVIII — начала XIX в., вышеупомянутые меры достигали конечной цели. В стране царил образцовый порядок, проявление произвола с чьей бы то ни было стороны немедленно пресекалось. «За пересудами и за различною тогдашнею, отчасти до сей поры памятною, былью в кругах службы, — писал сенатор Ф. П. Лубяновский, — не без удовольствия вспоминаешь, что… народ бодрый… благоденствовал,.. когда дешевы хлеб, соль и вино, да на плечах зипун и тулуп,.. не тяжелые к тому рекрутские наборы и подати умеренные».

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
39 руб.
Другие статьи
Общественно-правовые явления этносов имеют как общие черты, так и свои особенности, которые произрастают из предшествующих и трансформируются в новые формы.
История Чистополя как городского поселения начинается с 1781 г., когда село Чистое Поле согласно указу Екатерины II было преобразовано в уездный город Казанской губернии.
Публикуемые документы отражают одну из страниц повседневной жизни российского общества, связанную с особенностями права владения феодально-зависимым населением и осуществления собс
В процессе адаптации Крыма к реалиям Российской империи важнейшую роль играли представители российской императорской династии Романовых.
Важнейшей задачей внутренней национальной политики Российской империи пореформенного периода являлась интеграция нерусских народов, так называемых «инородцев» в российское социокул
После судебной реформы второй половины XIX в. представители судебного ведомства Российской империи активно занимались общественной деятельностью.