Л. А. Бушуева. 1917 год в жизни университетского сообщества Казани

В статье рассмотрена университетская корпорация Казани в год Великой революции 1917 г. Революционные события этого времени вызвали кардинальную перестройку многих сфер жизни страны; они привели к серьезным изменениям и в высшей школе. В данном исследовании предпринята попытка показать, каким образом новая политическая ситуация повлияла на различные группы корпорации Казанского университета, а именно: на преподавателей, студентов, университетскую администрацию. Практически сразу после прихода к власти Временное правительство приняло ряд мер, направленных на демократизацию высших учебных заведений. Так, среди первых шагов Министерства народного просвещения можно назвать передачу управления университетами профессорским советам, возвращение в вузы «политически неблагонадежных» профессоров и преподавателей, уволенных министром Л. А. Кассо, а также постановку вопроса о расширении социального состава поступающих в государственные университеты и институты. В статье прослеживается отношение профессорско-преподавательского состава и студенчества Казанского университета к новшествам. Автором отмечается различное восприятие преобразований. Если «учителя» считали демократизацию университетской жизни закономерным итогом борьбы не одного поколения ученых за внутреннюю самостоятельность университетов, то «ученики», как никогда ранее, также почувствовали свое право на активную роль в судьбе своей alma mater. В центре внимания исследования находится конфликт между профессорским советом и студенческими организациями, боровшимися за представительство в общеуниверситетском совете и советах факультетов. Автором также затронут вопрос о переменах в личном составе казанских преподавателей, инициированных министром народного просвещения А. А. Мануйловым. Отдельно рассмотрено состояние Казанского университета накануне октябрьских событий 1917 г., а также прослеживается реакция университетского сообщества на свершившийся октябрьский переворот 1917 г.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
16.06.2017
Приобрести электронную версию:
39 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 1/2 2017
Ознакомительная часть статьи

     К началу 1917 г. Казанский университет входил в число старейших учебных заведений страны и являлся одним из крупнейших провинциальных научных и образовательных центров. Университет состоял из четырех факультетов: историко-филологического, медицинского, физико-математического и юридического. В 1917 г. здесь числилось 79 профессоров и 74 приват-доцента. Как и другие аналогичные учебные заведения, он обладал определенной автономией в управлении, которая основывалась на Уставе 1884 г., Временных правилах от 27 августа 1905 г. и сенатском указе министру народного просвещения от 28 ноября 1908 г. Главным органом управления в корпорации был университетский совет во главе с ректором, состоящий исключительно из профессоров – ординарных и экстраординарных. Совет имел право свободного выбора членов коллегии: профессоров, приват-доцентов, а после выхода «Временных правил» и администрации университета: ректора, проректора, деканов факультета. В совете обсуждались и утверждались учебные планы, ученые степени и многие другие вопросы университетской жизни. Решение профессорского совета по законодательству могло опровергнуть Министерство народного просвещения1. Важной частью университетского сообщества являлись приват-доценты. Они составляли почти половину преподавательского состава, несли существенную учебную и исследовательскую нагрузку; однако по-прежнему не входили в число штатных преподавателей и не имели права даже присутствовать на заседаниях факультетов. 
     Военное положение оказало влияние и на количественный состав студентов Казанского университета. Сложная обстановка во многих образовательных центрах, прежде всего в Петрограде и Юрьеве, вынудила министерских чиновников ввести территориальные ограничения на прием в университеты2. С 1916 г. в Казанский университет принимали выпускников средних учебных заведений только Казанского учебного округа, за исключением историко-филологического и физико-математического факультетов, куда могли попасть учащиеся гимназий, духовных семинарий Сибири и Туркестанского генерал-губернаторства3. Также отличительной чертой жизни казанских учащихся этого периода можно назвать рост влияния радикальных студенческих организаций. В Казанском университете они функционировали на базе таких легальных объединений, как землячества, научные кружки, студенческие кооперативы, столовые. Координировал деятельность подпольных кружков строго законспирированный Коалиционный комитет. Несмотря на свою малочисленность, представители радикального студенчества Казани отличались довольно высокой активностью. Именно в этой среде происходило становление таких будущих лидеров революционного движения края, как И. Н. Волков, Г. О. Олькеницкий, К. Ю. Шнуровский. Умело используя нараставшие антивоенные настроения, представители нелегальных организаций усиливали оппозиционный настрой студенчества. 
     Если в начале Первой мировой войны университетское сообщество демонстрировало патриотические настроения, то к 1917 г., вместе с неудачами российских войск на фронте и катастрофическим ухудшением экономического положения в стране, патриотическая эйфория сменилась тягостными тревожными ожиданиями. О них нелегко было открыто говорить даже в кругу «своих». Так, поздравляя с наступившим новым 1917 г. профессора Д. А. Корсакова, декан историко-филологического факультета С. П. Шестаков писал: «Спешу, в свою очередь, сердечно пожелать… в этом году здоровья и душевного спокойствия, столь необходимое в наше время… Что касается войны и политики, два раза принимался писать Вам на эти темы,.. взявшись за это письмо,.. Наверное, мудрее теперь: терпеть, ждать, молиться… Богу за Россию и Царя и гораздо больше молчать, чем говорить, если это слово не имеет практического применения, а есть только взрыв накопившегося чувства. Сию мудрую политику все более и более признаю… правильной»4.
     1 марта 1917 г. в Казани стало известно о революционных событиях в Петрограде. 2 марта состоялось экстренное заседание совета Казанского университета, уже переставшего быть императорским, на котором университетские преподаватели, вслед за главами бывших императорских органов власти Казани и Казанской губернии, заявили о своей полной поддержке Временному комитету Государственной думы. Свою главную задачу в новой политической ситуации преподавательская корпорация видела в сохранении порядка внутри университета. Ректор университета Г. Ф. Дормидонтов в своем обращении к коллегам отмечал: «Мы переживаем события столь чрезвычайные, находимся при обстоятельствах столь исключительных, что, считая себя ответственными за судьбу родного нам университета и фактически не имея в руках ни власти, ни достаточного авторитета для охраны нашей almae matris от могущих ныне угрожать ей опасностей, я позволил экстренно созвать вас сегодня, чтобы общими силами обсудить создавшееся положение и предусмотреть угрожающие университету опасности, а также изыскать средства избежать таковых»5.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
39 руб.
Другие статьи
Первую мировую войну от всех предыдущих военных кампаний отличали невероятные масштабы пленения. За все годы военных действий в плену оказалось восемь миллионов военнослужащих и бо
К 1917 г. дворяне хотя и перестали пользоваться налоговыми и правовыми преимуществами, как это было в XVIII-XIX вв., и практически сравнялись в правах с другими сословиями, но на д
 Одним из наиболее известных центров православия в Среднем Поволжье в дореволюционный период являлся Свияжский Успенско-Богородицкий монастырь, основанный в июле 1555 г.1 Во второй
 Изучение Казанского ханства, в особенности его этносоциальной истории, всегда было затруднено из-за явной недостаточности источников1. Западноевропейские нарративные источники XV
Судебная реформа 1864 г. явила собой преобразование всей судебной системы, порядка уголовного и гражданского процессов в России. Были внесены существенные изменения в судоустройств
К началу Первой мировой войны медицинский факультет Казанского университета имел 110-летнюю историю и сложившиеся традиции подготовки профессиональных медицинских кадров высшей ква