Д. А. Мустафина, И. А. Мустакимов. Крымский юрт и Блистательная Порта: историография взаимоотношений в эпоху правления Девлет-Гирея (Отражение крымско-османских отношений в отечественной историографии до начала 90-х гг. ХХ в.)

Статья посвящена анализу совокупности научных трудов, созданных отечественными исследователями в период с XVIII в. по 90-е гг. XX столетия и отражающих проблему взаимоотношений Крымского ханства с Османским государством во второй половине XVI в. Этот аспект межгосударственных связей в Восточной Европе до настоящего времени не становился объектом специального исследования. Хотя интерес к истории Крымского ханства, позиционировавшего себя в качестве основного политического наследника Улуса Джучи, существовал и усиливался с обострением международных противоречий в Восточной Европе и в связи с необходимостью получения выхода в Черное море. Взгляды ранних историков (А. И. Лызлов, А. И. Манкиев) оказали влияние на дворянских историков (В. Н. Татищев, Н. М. Карамзин) и способствовали сложению схемы, согласно которой Крым являлся сателлитом Османской Порты и вел агрессивную политику. Труды Богуша-Сестренцевича и С. М. Соловьева открыли новую страницу в изучении проблемы и заложили основы двух концепций, выдвинув на первый план степень самостоятельности Крыма от султана. Эти представления были наполнены новым содержанием, благодаря исследованию В. Д. Смирнова. Он пришел к выводу о полной зависимости Крымского ханства от Порты, и указал на благоприятное стечение обстоятельств для ведения ханом Девлет-Гиреем самостоятельной политики. Однако в отечественной историографии надолго закрепился лишь вывод о полной зависимости политики Крыма от Порты. Так, обратившись к изучению международных отношений в XVI-XVII вв., Н. А. Смирнов развил тезис о крымском хане как послушном исполнителе политической воли султана. Концепция Н. А. Смирнова вызвала резкую критику А. А. Новосельского, обосновавшего существование двух тенденций в политической жизни Крыма: необходимостью следовать в фарватере внешней политики Османской империи и несовпадении интересов Крыма с внешнеполитическими устремлениями Османского государства. Однако тенденциозное восприятие Крыма и Турции в качестве потенциальных агрессивных противников России, сложившееся в дореволюционную эпоху, изжито не было. Дальнейшее развитие получил и тезис о полной зависимости политики Крыма от Порты (И. Б. Греков, Е. Н. Кушева, С. О. Шмидт и др.). Однако обращение к историографии взаимоотношений государств Восточной Европы показывает, что отечественные историки не ставили целью изучение отношений Крымского ханства и Османской империи и касались их лишь опосредованно при исследовании вопросов истории XV-XVII вв., что делает специальное изучение указанной проблемы насущной задачей.
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
16.06.2017
Приобрести электронную версию:
39 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 1/2 2017
Ознакомительная часть статьи

Интерес к прошлому Крыма и его взаимоотношений с другими странами, в том числе и с Турцией, не был постоянным. Он возрастал в переломные, определяющие ход исторического процесса моменты, и угасал в период затишья международных противоречий. Изучение истории отношений Османского государства и Крымского ханства правомерно отсчитывать с конца XVII в. Этому способствовало сложение внутриполитической и международной ситуации, благоприятной для решения внешнеполитических задач России на юге.

Стремлением осмыслить опыт взаимоотношений Московского государства с Золотой Ордой, Казанским и Крымским ханствами перед последним рывком, направленным на завершение процесса объединения постордынских государств под политическим верховенством России, с одной стороны, и получение выхода в Черное море, с другой стороны, было продиктовано появлением «Скифской истории» стольника А. И. Лызлова. В этом сочинении, в сущности посвященном международным отношениям периода средневековья, на основе доступных автору круга источников, трудов западных путешественников и историков впервые была предпринята попытка показать этапы политического противостояния Руси (России) с Золотой Ордой, постордынскими государствами, в том числе с Крымским ханством и Османской империей. При этом Лызлов обратил внимание на то, что Крымское ханство, отделившись от Большой Орды, довольно скоро, в 1475 г. оказалось в вассальной зависимости от Османского государства, проводившего агрессивную политику, в русле которой действовали и крымские ханы.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
39 руб.
Другие статьи
 К началу 1917 г. Казанский университет входил в число старейших учебных заведений страны и являлся одним из крупнейших провинциальных научных и образовательных центров. Университе
Первую мировую войну от всех предыдущих военных кампаний отличали невероятные масштабы пленения. За все годы военных действий в плену оказалось восемь миллионов военнослужащих и бо
К 1917 г. дворяне хотя и перестали пользоваться налоговыми и правовыми преимуществами, как это было в XVIII-XIX вв., и практически сравнялись в правах с другими сословиями, но на д
 Одним из наиболее известных центров православия в Среднем Поволжье в дореволюционный период являлся Свияжский Успенско-Богородицкий монастырь, основанный в июле 1555 г.1 Во второй
 Изучение Казанского ханства, в особенности его этносоциальной истории, всегда было затруднено из-за явной недостаточности источников1. Западноевропейские нарративные источники XV
Судебная реформа 1864 г. явила собой преобразование всей судебной системы, порядка уголовного и гражданского процессов в России. Были внесены существенные изменения в судоустройств