Загидуллина Д. Ф. Тема культа личности в татарской прозе периода «оттепели»

1960-е гг. в истории татарской литературы рассматриваются автором статьи как время смены художественных ориентиров. На материале анализа произведений отдельных прозаиков делается вывод о появлении в татарской литературе периода «запретных» тем, не соответствующих идеологическим требованиям литературы соцреализма. Выявлены две основные формы репрезентации «запретных тем» – непосредственное изображение трагических событий эпохи культа личности, и использование эзопова языка намеков и иносказаний. Во втором случае «запретные темы» образуют второй, скрытый, пласт повествования, определяющий специфику образной системы и формы выражения авторской позиции.
Автор:
Тип статьи:
Научная статья
Язык статьи:
Русский
Дата публикации:
28.09.2018
Приобрести электронную версию:
0 руб.
Статья представлена в издании
Гасырлар авазы - Эхо веков 3 2018
Ознакомительная часть статьи

К концу 1950-х гг. в татарской литературе, прошедшей этапы «красной» романтики строителей новой жизни с его героическим пафосом, патриотизма военного времени, послевоенной, возрожденной вокруг понятий «родина», «родная земля» лирико-сентиментальной установки, усиливается ощущение застоя. Для преодоления кризисных явлений было недостаточно применение новых мотивов и приемов, потребовалась смена художественной парадигмы. И этому поспособствовал целый ряд художественных явлений, появившихся в татарской литературе в результате «Оттепели», которые вслед за Владиславом Кулаковым можно было бы назвать «несоветскостью». Хотя произведения не затрагивали существующую идеологическую установку (их нельзя назвать антисоветскими), «период оттепели» стал достаточно сильным стимулом для смены ориентиров в татарской литературе. Вот как писал об этом А. Еники: «“Оттепель”, как известно, растопила не только меня, она во многих вдохнула жизнь… Например, пришедшие в послевоенные годы в литературу друг за другом и никак себя до того не проявлявшие такие молодые таланты, как Нурихан Фаттах, Аяз Гилязов, Шариф Хусаинов, Рафаэль Тухфатуллин, Ахсан Баян, Мухаммет Магдеев, именно под воздействием «хрущевской оттепели» как-то дружно раскрылись и пошли на подъем... И прошло совсем немного времени, как они получили признание, превратились в ни на кого не похожих, своеобразных мастеров пера... И даже, я бы сказал, они стали определять главное направление нашей литературы. (То есть усилилось стремление вместо красивой лжи писать настоящую правду.) Эту тенденцию можно было наблюдать во всей советской литературе».

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

[i] Кулаков В. Поэзия как факт. Статьи о стихах. – М.: Новое литературное обозрение, 1999. – С. 8.

[ii] Еники Ә. Кояш баер алдыннан // Еники Ә. Әсәрләр: 5 томда. Том 5: Публицистик язмалар, мәкаләләр. – Казан: Татар. кит. нәшр., 2004. – 198 б.

Для получения доступа к полному содержанию статьи необходимо приобрести статью либо оформить подписку.
0 руб.
Другие статьи
4 сентября 2018 г. в Государственном комитете Республики Татарстан по архивному делу состоялась передача документов личного архива первого секретаря Татарского обкома КПСС Фикрята
Согласно данным «Казанская Раифская Богородицкая пустынь» была ос-нована в 1613 г. при царе и великом князе Михаиле Феодоровиче монахом Филаретом.
В ноябре 2017 г. в рамках проведения VIII Международных Стахеевских чтений в Елабужском институте Казанского федерального университета Государственный комитет Республики Татарстан
В истории России первая четверть XX века – время серьезных общественно-политических, социально-экономических, культурно-нравственных потрясений, которые повлекли за собой переустро
Произошедшие в последние десятилетия XX в. в нашей стране политические и социально-экономические перемены привели к крушению идеалов советского периода и спаду общественного интере
Обращение к источникам личного характера в данной теме не случайно, поскольку, как отмечала исследовавшая социально-психологический феномен фронтового поколения Е. С. Сенявская, он